Глава 6

0.00
 
Глава 6
Глава 6

 

Утро началось рано. Нет, вы не поняли, оно началось очень рано, можно сказать, еще затемно. Меня разбудили, как говорится, ни свет ни заря. Просыпаться не хотелось категорически. Вероятно, если бы на столе стоял будильник, он показывал бы часа три ночи.

Дальнейшее происходило на автомате. Умыться, одеться, позавтракать, выйти во двор, погрузиться в коляску или бричку и снова заснуть.

Следующий раз проснулся, когда уже было светло. Мы ехали по грунтовой дороге. Ее состояние говорило о том, что дорогой часто пользовались. Вокруг раскинулись поля, засеянные чем‑то полезным. Больше всего меня поразил воздух. Свежий, сладкий, вкусный, надышаться им было невозможно.

Не к месту вспомнился анекдот об отдыхающих из города, которым от чистого воздуха стало настолько плохо, что они начали искать выхлопную трубу автомобиля. Это как‑то неправильно, так реагировать на то, к чему тело привыкло с рождения. Хотя Кевин прожил здесь всю свою жизнь, реакция на воздух у него была такая, будто он до этого дышал воздухом моего мира. Странно все‑таки говорить о себе в третьем лице.

В коляске или бричке ехал в гордом одиночестве. Герцог передвигался верхом на красивом черном коне. Не знаю, как правильно называется эта масть, но конь был идеально черный, такой красавец — просто загляденье.

Хотя после вчерашнего голова была как Дом советов, решил еще раз прокрутить все, что произошло со мной за последнее время. Никак не мог понять некоторых поступков и решений отца. Меня это напрягало и нервировало, но все же укрепился в мысли, что надо продолжать называть герцога отцом. Может, это как‑то повлияет на наши отношения? Не уверен, но главное, чтобы в неподходящей ситуации не обратиться к Артуа по имени, почему‑то мне казалось, что это может иметь последствия. Так, решено! Продолжу называть его отцом, хотя первое время меня это и будет коробить. Тяжело заставить себя обращаться так к чужому человеку. Или он мне не чужой?

Так. Стоп! Это уже крыша начинает шевелить шифером. Нужно на что‑то переключиться.

Начал осматриваться. Нас сопровождало человек двадцать военных. Подозреваю, что это охрана. Ага! Увидел купца, с ним о чем‑то беседовал Учитель. Притом вели они себя так, будто знали друг друга не первый год. Опять вопросы. Что здесь творится? Чего я не знаю или не понимаю? Вопросы. Вопросы. Вот только не было ни одного ответа.

О чем это я? Ах, да! Охрана. Охрана ехала на конях. Хотя это логично, не пешком же им бежать за нами. Оружие — копья, щиты, у некоторых на поясах шпаги. По крайней мере, так все это выглядело для меня. У некоторых воинов к седлам были приторочены арбалеты. Доспех — те же кирасы и шлемы, какие видел на охранниках замка, хотя отличия, наверное, имелись. Они для меня пока как негры. Умом понимал, что все разные, а смотрел и различия не видел. Извините, но описывать их плащи, сапоги и цвет штанов не буду. Хотя плащи или накидки были темно‑синими. Это может оказаться тем, что называют цветом герцога? Не знаю, но разберусь.

Одежда на родителе была такая же, как и в замке. Нечто похожее на костюм серого цвета. На ногах сапоги, или правильнее сказать — ботфорты? Плащ темно‑синего цвета с окантовкой в виде серебристой вышивки. Широкополая шляпа покачивалась в такт шагу лошади. Орудие убийства, прицепленное на боку, наверное, шпага. Ну, не знаю! Не силен в военном деле. Хоть и много читал про попаданцев, это не помогало мне определять, что за оружие передо мной. Для меня что палаш, что меч или шпага — просто острые железяки, только, вероятно, разной ширины.

За коляской, буду так называть экипаж, ехал один из охранников. Думаю, он был приставлен наблюдать за мной. Когда решался посмотреть в его сторону, охранник делал вид, что внимательно за чем‑то наблюдает. Наверное, думал, что не замечаю этого? Так, стоп! Что за детство?

Передвигались медленно, хотя необходимости в этом не видел. Так, наверное, передвигаются высокородные господа, дабы все окружающие успели заметить их, оценить и сделать правильные выводы. Ехали, по моим внутренним курантам, несколько часов, пока на горизонте не появились стены города. За ними виднелись величественно стремящиеся ввысь пики зданий. Возможно, это местные храмы или что тут у них может быть таким высоким? Обратил внимание на то, что дорога стала похожа на бурковку, так в селе моих родственников называли дорогу, выложенную камнем. Однако коляска продолжала катиться все так же мягко, как до этого по грунтовой дороге. Наверняка здесь умели делать рессоры или что‑то, на них похожее.

Мы подъехали к городским воротам. Стражники, стоявшие на въезде, начали уточнять, кто приехал. Интересно, у них тут герцогов навалом или как? Ведь по логике нас должны были узнать. Правда, глядя на наглые ухмыляющиеся рожи, начал подозревать, что охрана ворот в курсе того, кто приехал, но почему‑то устроила этот цирк. Стражники стали рассказывать, что за въезд, согласно уставу города, положено платить. На слова одного из сопровождающих, что благородные господа платить въездную пошлину не обязаны, стражник ответил, мол, все верно, но для подтверждения личности господ нужно привезти документ из городской управы. А чтобы проехать в город, требуется заплатить пошлину.

Наши солдаты начали закипать и схватились за оружие. Герцог остановил их одним жестом. Он вытянул серебряную монету, бросил ее вымогателям и проехал в город. Остальные последовали за ним. Уже за воротами оглянулся на рэкетиров. Они нагло ухмылялись и о чем‑то говорили между собой, бросая взгляды в нашу сторону. Мне это сильно не понравилось. Ну не должны так наглеть служивые по отношению к начальству! Что‑то тут не так. Вроде за пределы герцогства мы не выехали, а на его территории мой родитель самый главный.

Мы ехали по городу, по архитектуре походившему на средневековый, но с улицами, замощенными камнем. Это нормальное состояние для эпохи или здесь не средневековье? Еще в городе не воняло. В некоторых книгах о нашем брате попаданце говорится, что вонь — это нормальное состояние многих городов.

Потихоньку продвигаясь по улицам, подъехали к цели нашего путешествия. Это был банк. Нет! Неправильно! Это была крепость. Нет! Снова не то. Это был куб, выложенный из камня. Входом служила небольшая дверь, обитая железом. Перед дверью, прямо в стене, заметил поднятую решетку. По периметру здания, под крышей, находились окна. Хотя более правильно было бы обозвать их бойницами.

У входа стояло два охранника. Они были небольшого роста, в железных доспехах и с огромными топорами. Сами их фигуры чем‑то напоминали маленькие шкафчики или большие тумбочки на высоких ножках.

Еще при остановке моего транспортного средства заметил спешащего к нам невысокого, одетого в строгий костюм человека. Вы можете себе представить шкаф в костюме? Я тоже не мог, пока не увидел это чудо, но это самое подходящее сравнение для данного типа. Разглядев бороду, заплетенную в косички, я аж присвистнул от удивления. Гномы? Их только для полного комплекта не хватало! Делаем логический вывод о том, что мир, в который меня занесла нелегкая, относится к разряду фэнтезийных.

Представитель банка поклонился и совсем не детским баском произнес:

— Рады видеть ваше сиятельство в банке клана Железной наковальни. Рады помочь вашему сиятельству во всем, что только в наших силах, и даже больше того. — Подхалимаж был заметен за версту, если не дальше, но звучал, как это ни странно, довольно искренне.

В это время все спешились, а я уже выбрался из коляски на ровную землю.

— Рад приветствовать глубокоуважаемого купца Санима, — обратился гном к купцу, но поклон был не настолько глубоким.

После всех расшаркиваний мы последовали за встречающим. Мы, имеется в виду отец, я и проворовавшийся купец.

Когда проходили в двери, обратил внимание на толщину стен. Минимум полтора метра по моим прикидкам. Точно крепость в кубе камня. Хи‑хи, каламбурим! Прошли через зал, в котором находилось несколько гномов (пока буду называть их так) и несколько, судя по виду, представителей человеческой расы, которые сидели в больших креслах, а вокруг них бегали служащие. Видимо, это клиенты, решил для себя. Нас завели в комнату с большим столом, за которым сидел, судя по обстановке кабинета, управляющий. Хотел сказать, что передо мной человек почтенного возраста, но это был очередной гном. Не удивлюсь, если здесь еще имеются и эльфы, рука сама дернулась к дереву, чтобы постучать, еле успел ее удержать, не хватало еще стать суеверным.

Пока мы рассаживались по креслам, начальник кабинета окинул меня пристальным взглядом. Но на этом его интерес к моей персоне закончился.

Купец сообщил, что желает перевести на счета, указанные его сиятельством, сумму в сто двадцать тысяч золотых. На лице гнома не отразилось вообще никаких чувств.

— На какие счета нужно перевести средства? — уточнил служащий у герцога.

— По шестьдесят тысяч золотых на мой счет и на счет моего сына, — сообщил тот.

Управляющий посмотрел на меня внимательнее и констатировал следующее:

— Ваше сиятельство, перевести деньги на ваш счет мы можем сию минуту. Но, насколько я помню, у вашего сына нет открытого счета в нашем банке.

— Тогда нужно открыть счет, — произнес аристократ напыщенным, вальяжным голосом.

— Будет ли удобно вам, ваше сиятельство, подождать полчаса для оформления всех необходимых документов? — спросил гном деловым тоном.

— Оформляйте, — кивнул тот, давая добро на проведение данной операции.

Управляющий нажал на что‑то на столе. Буквально через минуту в зал вошли еще два коротышки, которые занесли с собой какой‑то аппарат. Меня попросили положить на него обе руки. С опаской выполнил странную просьбу. После этого гном обратился к герцогу:

— Ваше сиятельство, привязку будем делать к изделию, предоставленному вами, или нам использовать свою?

— Возьмите это, — сказал Артуа, протягивая кольцо с крупным камнем.

Кольцо поместили в аппарат, управляющий на что‑то нажал. Не было никаких звуков или визуальных эффектов. Секунд десять мы стояли в полнейшей тишине. Потом гном снова на что‑то нажал на приборе, и мне разрешили вернуться в кресло. Кольцо было вынуто из аппарата и положено на плоскую табличку. Над табличкой вспыхнуло голографическое изображение меня любимого. Возле него мерцала зеленая стрелка, указывающая мне в грудь. Кольцо начальник кабинета взял в руки и вопросительно посмотрел на герцога. Тот глазами показал в мою сторону, и кольцо передали мне.

— Теперь это украшение позволит получить доступ к вашему счету в любом банке гномов, — произнес управляющий.

Я не знал, что сказать. Понятно, только что мне оформили дебетовую карточку. Очень даже оперативно, скажу вам. Даже в лучших банках моего мира на эту операцию тратили минимум полчаса. Что еще ввело меня в прострацию, так это голографический проектор с каким‑то навигатором. Или что это было? Умом понимал, что это система опознания владельца счета. Но глазам своим не верил! Не должно здесь быть такой техники!

Взяв протянутое кольцо, надел его на средний палец. Снял, надел на большой палец, бесполезно. В колечко могло влезть два моих пальца вместе, и еще осталось бы место.

Управляющий посмотрел на это представление. Подошел к своему столу и, вытащив один из ящиков, что‑то из него достал. Снова, подойдя ко мне, сказал:

— Ваше сиятельство, так как ваша семья относится к числу самых состоятельных и уважаемых клиентов нашего банка, разрешите сделать вам небольшой подарок.

Он протянул мне длинную коробочку, в которой лежала цепочка. На цвет — вроде золотая. Хотя на вид казалась не очень прочной.

— Она не порвется? — поинтересовался у управляющего.

— А вы попробуйте, — предложил он мне.

С недоверием посмотрел на гнома.

— Пробуйте. Не сомневайтесь, — улыбнулся тот в свою бороду.

Ну, сами напросились! Сначала пытался разорвать руками. Потом подключил и ноги. Цепочка даже не растянулась. После того как сдался, мне поведали, что данную вещь сделали из специального сплава, который не могут разорвать даже два разъяренных быка, рвущихся в разные стороны. Управляющий помог мне продеть цепочку в кольцо и скрепил концы в каком‑то устройстве. После этих манипуляций сообщил, что, когда толщина моего пальца позволит носить кольцо на руке, мне следует зайти к нему, и он освободит меня от этого ошейника. Пока же могу носить кольцо на шее как украшение. Взял кольцо на цепочке и надел его на меня.

После этого гном с купцом подписали какие‑то бумаги, и мы покинули банк. На все про все ушло где‑то полчаса. Теперь на моем личном счете лежало шестьдесят тысяч золотых. Вот только определить, насколько я обогатился, было затруднительно. У меня не имелось адекватной точки отсчета — ценности золотовалютных запасов новой родины.

Вы можете напомнить о ценах в накладных купца, но легко ли определить, насколько состоятелен человек, по тому, что он покупает на рынке? Представьте себе, килограмм рыбы стоит сто монет. Это дорого или не очень? Сопоставим с лошадью, ее стоимость двести монет. Теперь стало легче ориентироваться? Добавим корову, которая оценена в семнадцать монет. Уже стало понятнее? Вот и мне так же. Понятно, что цены привожу не реальные, а только для лучшего понимания ситуации. Для меня пока было непонятно, что в этом мире ценно, а что с точки зрения местных обывателей хлам с барахолки? Правда, такой же разбег цен имелся и в моем мире. Стоимость рыбы, например, была от одного доллара США на базаре до тридцати и более в супермаркетах.

После посещения банка мы отправились в трактир, в котором хорошо перекусили. Во время обеда отец сообщил мне, что кольцо, которое сейчас висит у меня на шее, это не только реликвия семьи де Сента, но и личная печать герцога. И не стоит оставлять ее где ни попадя. Печать сродни личной подписи герцога, и ею скрепляют все важные документы. По прибытии домой мне покажут тайник, где хранятся такие драгоценности, не таскать же все на себе.

Сказать что‑то интересное о трактире не смогу. Во многих фэнтезийных книгах злачные места хорошо описаны, и добавить к этому описанию в принципе нечего. Что‑то типа барной стойки с барменом, который грязной тряпкой старался вытереть то саму стойку, то посуду. Усиленные тяжелые деревянные столы и такие же лавки. Не удивлюсь, если столы накрепко прибиты к полу, дабы их не использовали в трактирных драках в виде холодного оружия. Посуда — по большей части глиняная, но попадалась и деревянная.

На обед подали кашу, по‑моему, ячневую с мясной подливой, мясо какой‑то птицы, на курицу совсем не похоже, салат из разной зелени и серый хлеб. Пить принесли напиток ярко‑желтого цвета, по вкусу похоже на морс.

Знаете, у меня возник еще один вопрос. Что делает аристократ в забегаловке такого типа? Он настолько беден, что не может позволить себе питаться в нормальных заведениях? Например, в ресторанах, или как они здесь зовутся. Ну не верю я, что в таком городе нет заведения классом повыше, чем эта забегаловка. Судя по тому, как косятся на нас бармен и прочие посетители, нахождение столь высокородного посетителя в данном месте для них непривычно и вызывает раздражение, хотя народ предпочитает помалкивать.

Посмотрел на то, как ел Артуа, и это мне что‑то напомнило. Не мог только сообразить что. Где же в своей жизни я встречал людей, которые ели таким образом?

Мы уже собирались уходить из трактира, когда в него вошел разряженный, как павлин, пижон. Почему пижон? Не знаю, но именно это слово всплыло в моем мозгу при виде данной личности. Его напыщенный вид говорил о презрении ко всему миру. За ним в трактир ввалилось трое вооруженных людей. Вероятно, это его охрана? Пижон осмотрел зал, во взгляде читалось такое превосходство, что аж зубы сводило от количества спеси.

Его взгляд остановился на герцоге, и в глазах добавилось изрядное количество презрения.

— Артуа де Сента, полагаю, — процедил он сквозь зубы.

А сколько пренебрежения прозвучало в этих словах!

— Герцог де Сента, — ответил мой отец этому наглецу, продолжая есть и не обращая на вошедшего никакого внимания.

Обещал же себе называть его отцом, так что буду держать слово.

В голосе Артуа звучала сталь вместе с обещанием как минимум убить нахала, и притом больно. Охрана сего индивида потянулась к оружию. Наша охрана, которая тоже сидела в зале, начала проделывать то же самое.

— Герцог де Сента, — процедил напыщенный павлин.

— Внимательно вас слушаю, уважаемый, — произнес отец, оторвавшись от своего блюда.

Притом таким тоном произнес слово «уважаемый», что, как ни странно, зазвучало оно как ругательство, после которого должен был последовать как минимум вызов на дуэль. Интересно, у них здесь практикуются дуэли, хотя… какая мне сейчас разница?

— Вам предписано в недельный срок после получения данного письма, — он бросил на стол конверт, — явиться в семнадцатое отделение Имперской службы безопасности для дачи показаний. В случае неявки вы будете обвинены в измене империи со всеми вытекающими последствиями. Надеюсь, это понятно, милорд?

После произнесения этих слов пижон развернулся и, не прощаясь, покинул помещение.

Герцог был спокоен, как покойник перед казнью. Учитель смотрел на Артуа потерянным взглядом, казалось, он не мог до конца поверить в происшедшее. Солдаты просто побелели от злости. Притом все. Что же это за отдел, если на него такая реакция у окружающих? Прямо НКВД времен Берии. Или это реакция на поведение их сюзерена?

— А что… — начал я, желая уточнить подробности.

— Потом, Кевин! Все потом, — оборвал меня родитель.

Он поднялся и вышел из трактира. Все мы последовали за ним. В полном молчании погрузились на средства передвижения и покинули город. Ворота миновали без проблем. Наша небольшая колонна, передвигавшаяся по дороге в сторону замка, походила на траурную процессию. Все думали о своем, и это свое было явно невеселым.

Какое‑то время ехали в полной тишине. Забыл сказать, что купец с нами не поехал, мы расстались с ним еще возле банка. У купца появились какие‑то дела, которые не терпели отлагательства, но на лице блуждала улыбка, говорящая о том, что он предвкушает что‑то очень приятное. Куда это он собрался? Конечно, мог догадываться, но, по‑моему, это выглядело как‑то неправдоподобно. Или это все же был злорадный взгляд? Жаль, что я мало знаю людей и не могу, как некоторые специалисты, переводить их мимику на язык понятных чувств.

День перевалил на вторую половину. Скоро мы должны были доехать домой, в замок. Интересно, а почему мы никого не посетили, нигде не побывали? Почему‑то всегда казалось, что прибытие высокопоставленной особы в населенный пункт должно хоть кого‑то заинтересовать.

Впереди показалась небольшая роща. У меня неприятно засосало под ложечкой. Что может быть такого в этой роще, если мне неприятно двигаться по направлению к ней? Попросил возницу немного притормозить и не гнать так быстро. На тот свет успеется. И откуда такой черный юмор?

На удивление, рощу мы проехали без проблем. Немного расслабился и подумал, с чего это в мои‑то годы такая паранойя? Постарался поудобней устроиться в своем «кабриолете». Неожиданно коляска попала в ямку, и ее тряхнуло. Я повалился на диванчик и перешел из вертикального положения в горизонтальное. И в это время в то место, где только что находился, впились три стрелы. У меня от такого «подарка» неизвестных глаза полезли на лоб.

«Меня же могли убить! Что делать?»

Паника затопила сознание. Что делать? Что делать?

Сердце забилось как бешеное, будто параличом, сковало тело. Всего меня покрыл холодный липкий пот. Мысли устроили галоп и начали разбегаться в разные стороны. О чем думал в тот момент, даже не могу сказать.

Впереди послышалось ржание испуганных лошадей. Почему тогда решил, что ржание было испуганным, не знаю, но звучало оно именно так. Раздались крики людей. Кто‑то куда‑то бежал. Вокруг меня кипела какая‑то деятельность. Я же лежал в коляске и вовсю боялся. Да, как ни стыдно мне это признавать, именно боялся. Как‑то привык к тому, что жизнь — самое ценное, что есть у человека, и никто не имеет права отнимать ее. А здесь происходили вещи, которые приводили мой разум в шоковое состояние. Я лежал, сжавшись в калачик, а из моих глаз бежали слезы. Начиналась серьезная истерика.

— Кевин, мальчик мой, с тобой все в порядке? — Это ко мне обратился Учитель, по ходу осмотрел меня и прижал к себе. — Успокойся… Все уже нормально… Все уже закончилось… Все позади…

Наверное, такими словами бывалый воин старался остановить мою истерику. Надо сказать, у него это получалось, и довольно неплохо. С трудом, но мне удалось взять себя в руки и немного успокоиться.

К нам подбежал один из охранников и заговорил, запинаясь чуть ли не на каждом слове:

— Там!.. Герцог!.. Он!.. Ранен!..

Истерика и слезы были тут же забыты. Я выскочил из моей коляски, и мы вместе с Учителем побежали к телу его сиятельства, распростертому на земле. В боку у него торчало оперенье стрелы. Одежда была запачкана в крови, и рядом виднелась небольшая лужица. Он был жив, но дышал с трудом, я не врач и не знаю почему, может, от удара о землю, ведь с коня падать высоковато, а может, от стрелы, которая выбила его из этого седла. Но главное, как мне казалось тогда, он еще был жив.

— Идиот! И сколько тебя нужно учить, что нельзя быть таким доверчивым! И кольчугу нужно надевать постоянно, — почти рычал наш наставник. В этот момент он походил на сержанта, который не уберег новобранца и был готов прибить его еще разок в целях профилактики.

Учитель был явно недоволен подобным раскладом дел.

— Так. Вы двое, — он обратился к стражникам, — быстро в село за телегой.

Как бы извиняясь передо мной, старый воин сказал, что мы не сможем нормально довезти раненого в замок. Его нужно положить, а в коляске можно только сидеть.

— Что только что произошло, Учитель? — задал вопрос, который интересовал меня больше всего.

— А это боком доброта вылезает.

— Как это? — Вроде ничего сильно доброго сегодня не делали.

— Ты думал, что купец добровольно расстался с такой суммой и теперь от радости не знает, как отблагодарить своего благодетеля? Ну, так это его благодарность, думаю. Нельзя оставлять такую мразь у себя за спиной!

Дальнейшие слова прозвучали почти тихо, но я их услышал.

— Не понимаю, как он мог так измениться? Как из воина можно стать такой тряпкой? Не понимаю, — возмущался про себя Учитель, перевязывая раны аристократа.

Минут через двадцать вернулись солдаты, посланные за телегой. На телеге сидел невзрачного вида мужчина, одетый в простую одежду. Но когда он посмотрел в мою сторону, у меня сложилось впечатление, что передо мной сидит переодетый в деревенского жителя аристократ. Притом аристократ далеко не в первом поколении. Хотя вряд ли. Наверное, показалось.

Соскочив с телеги, мужчина бросился к раненому.

— Артуа! Как ты? — Голос незнакомца казался очень взволнованным.

Почему он так фамильярно обращался к герцогу? Ведь это неправильно. Мысль промелькнула в голове и исчезла.

— Он ранен. Ранен тяжело, но еще жив, — ответил наставник.

— Что значит еще? — спросил житель села.

Старик не отвечал, он с отчаянием смотрел на наконечник извлеченной из тела герцога стрелы.

— Яд, — наконец произнес Учитель. — Если бы не это, он мог бы выжить, но от этой дряни умирают в течение трех дней. И то, если здоровье лошадиное. А здесь… Даже не знаю.

— За лекарем послали? — спросил деревенский житель.

— Я отправил солдата в замок. Лекарь там. Думаю, он нас уже ждет. — Говоря это, постаревший на глазах наставник с болью смотрел на своего ученика.

Солдаты аккуратно погрузили пострадавшего господина на телегу. Прямо на небольшую кипу сена. Мужчина взял лошадь под уздцы и аккуратно повел по направлению к замку. Ехать предстояло недолго, впереди уже виднелись знакомые башни. Как это ни парадоксально звучит, на нас напали у порога родного дома.

Вскоре телега остановилась у крыльца герцогской резиденции. Отца аккуратно подняли, занесли в дом и положили на кровать. Он заворочался и очнулся. Тихий стон ясно сказал о том, какая боль сейчас терзает раненого. Он заговорил с трудом.

— Кто? — бросил взгляд в сторону Учителя.

— Купец, — ответил тот.

— Сколько мне еще? Только честно, — прозвучал следующий вопрос.

— Максимум три дня, — произнес наставник и сжал кулаки.

— Мне… Нужен… Нотариус… Срочно… Учитель… Распорядитесь… И еще… Я хочу… Поговорить… С Кевином… Наедине…

Было видно, насколько тяжело ему произносить эти слова.

— Но тебе нужно отдохнуть, — возразил мужчина с повозки.

А почему он до сих пор здесь? И кто его пустил в покои герцога?

— Берт… Чувствую… Нет времени… Найди Седа… Будьте здесь… Когда приедет… Нотариус… Пока… Оставьте нас…

  • Сегодня дождь - не абонент / Магниченко Александр
  • Афоризм 410. О рабах. / Фурсин Олег
  • Приоритет - Тучанка. День отдыха. Тревожное ожидание / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Красотка / Фил Серж
  • Пролог / Страж миров / Ткачев Андрей
  • Чёрно-белые сны / Крист Эшли Стефания
  • Игра в жизнь / Шел Алекс
  • Стезя самурая / Аркадьев Олег
  • Жизнь вспоминая... / Поэтическая тетрадь / Ботанова Татьяна
  • Осколок №5 / Калейдоскоп из горьких осколков / Кельта
  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДОМОВЕНКА ЁФИКА / ПРИКЛЮДЧЕНИЯЫ ДОМОВЕНКА ЁФИКА / Бреслава Татьяна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль