Глава 3

0.00
 
Глава 3
Глава 3

 

Когда двери закрылись, герцог и старик повернулись друг к другу, замерли на несколько мгновений, а потом тепло обнялись. Я застыл как громом пораженный. Наверное, можно было понять и объяснить многое, но не эту ситуацию. Герцог с оборванцем стояли, обнявшись, и молчали.

— Рад приветствовать вас, Учитель, в своем доме. Мне очень приятно, что вы вспомнили обо мне и решили заглянуть в гости, — заговорил герцог.

— И я рад за тебя, герцог де Сента, — ответил гость.

— Учитель! Мы же договорились, никаких титулов, — возмутился отец на приветствие.

— Ладно, ладно, уговорил, Артуа, никаких так никаких. Смотрю, у тебя подрастает достойная смена. Орел! Ты бы видел, как он разложил на составные ситуацию на базаре. У меня вряд ли получилось бы лучше. Уже думал, что придется в целях профилактики поломать парочку рук или ног, а паренек буквально за пару минут так все обыграл… Прямо загляденье. Чувствуется голубая кровь де Сента.

— Я подозреваю, что завтрак ты сегодня пропустил, — перешел родитель к более приземленным материям, — так что прошу к столу. — Хозяин замка указал рукой в сторону столовой и по ходу распорядился, чтобы накрыли еще на одну персону.

— Артуа! — прервал его старик. — Я, конечно, голоден, но не до такой степени, чтобы садиться за стол в подобном виде. Ты не будешь возражать, если немного приведу себя в порядок?

— Извините, Учитель, — склонил голову герцог, — ваша комната там же. Одежда и все необходимое — в ней. Воду сейчас организуют.

Герцог отдал распоряжение прислуге, и та со всех ног помчалась исполнять пожелания своего хозяина.

— Через час ожидаю в столовой, Учитель.

— Давай через два, а то не успею отмокнуть, — попросил старик. — Ты посмотри на мой вид! За несколько последних недель я стал похож на лешего.

Он развернулся и пошел наверх по лестнице. Повернувшись к герцогу и стараясь придать себе вид заинтересованного подростка, спросил:

— А кто это?

— Это мой учитель, сынок, — ответил тот.

— Можно поподробнее? Учитель чего? И откуда он пришел в таком не совсем учительском виде? — выдал на‑гора заинтересовавший меня вопрос.

— Пошли присядем и поговорим.

Мы подошли к дивану, который стоял в столовой, и сели на него. Сразу же забрался на диван с ногами, ну имелась у меня такая привычка. Очень мне удобно было так сидеть. Герцог тут же отправил всю прислугу заниматься более важными делами, чем подслушивание разговора отца с сыном.

Его сиятельство посмотрел на меня своим фирменным — долгим, пристальным и изучающим — взглядом. Мне стало не по себе. Почему он так смотрел на меня? Неужели что‑то заподозрил? Но герцог начал говорить спокойным голосом, и я расслабился.

— Когда мне стукнуло двенадцать лет, как тебе сейчас, мой отец, твой дед, нанял для меня учителя. Этот учитель должен был научить меня защищать свою жизнь в любых ситуациях. С оружием в руках или без оного. Один на один или против толпы. Мне не единожды приходилось плакать на тренировках. Еще довелось пережить множество не самых приятных минут в жизни. Но уже не один раз именно благодаря этому умению я выкручивался из самых неприятных ситуаций и до сих пор остался живым. Есть очень много людей, желающих, чтобы трон герцога освободился. Им самим хочется занять его. Когда мне было восемнадцать, учитель сказал, что мое обучение закончено и он не прочь немножко попутешествовать и посмотреть мир. Иногда он заходил к нам в гости, правда, в более презентабельном виде, чем сегодня. Последний раз, если правильно помню, Учитель был у нас в гостях года четыре назад. Сегодня ты его спас и попросил решить, можно ли ему быть твоим наставником. И как ты думаешь, каким будет ответ?

— Да? — спросил не очень уверенно.

Что‑то в тоне герцога мне не понравилось. Я нутром почувствовал какие‑то неприятности, хотя и не мог объяснить этого чувства. Все мое естество кричало, что нужно отсюда бежать, и чем быстрее — тем лучше. Но как далеко в этом мире мог убежать подросток моих лет, даже не представляю. Хотя, наверное, далеко — не очень получилось бы…

— Нет! — Ответ герцога был сухим и строгим. — Я не могу позволить учить того, кого даже не знаю.

У меня непроизвольно открылся рот.

— Но, отец… — хотел возразить ему.

— Извините, но очень сомневаюсь, что я вам отец. Вам объяснить, почему напрашиваются такие выводы?

Меня начал бить озноб. Все книги о попаданцах говорили о том, что эти люди — самые лучшие специалисты по маскировке. А здесь… Меня вычислили буквально за один день. И мне даже страшно было представить, чем для меня мог закончиться этот разговор. Не знаю, как я выглядел, но, наверное, всю гамму чувств и эмоций герцог без труда смог прочитать на моем лице.

Герцог был спокоен. Очень спокоен. Наверное, таким спокойствием отличается палач возле плахи. А чего ему нервничать, не ему ведь голову рубят.

— Да… не мешало бы объяснить, — ответил я, уже мысленно прощаясь с жизнью.

— И поэтому — тоже.

— Не понял, — поднял на вельможу свои глаза.

Руки нервно затряслись, а по всему телу пробежала крупная дрожь.

— Тогда постараюсь изложить все по пунктам, — начал герцог. — Первое. До падения со стены мой сын мало того что говорил плохо, он еще и заикался и не выговаривал некоторые звуки. Второе. Его словарный запас был раз в десять меньше того, которым вы оперируете сегодня. Он представления не имел ни об Уголовном кодексе, ни о фискальных органах герцогства. Третье. Сын сторонился людей, с которыми не был хорошо знаком. Проще говоря, он всегда старался от них убежать. А чтобы заговорить с незнакомцем или подойти к нему… нет, это было из разряда невозможного. Четвертое. Логическое объяснение своих поступков с аргументацией и побуждением других сделать то, что ему необходимо, у сына вообще не присутствовало ни в каком виде. Пятое. Математику, даже в самом примитивном виде, ему еще не преподавали, и он, к моему сожалению, не умел считать. Читать и писать тоже не умел. Его учитель должен был приехать только этой осенью, после того как сыну исполнится двенадцать. И по этой причине законы он еще не учил. Дальше продолжать? Или все же могу услышать ответ на заинтересовавший меня вопрос?

Я был в шоке и ужасе. Житель так называемого средневековья вычислил меня буквально за несколько часов. Это неправильно. По логике жанра я должен был оказаться умнее всех. Вышло же… Ужас! Но, набравшись храбрости, все же спросил:

— А есть еще какие‑то аргументы в пользу данной теории?

— Еще могу привести как минимум пять аргументов. Но думаю, что и этого достаточно. Итак…

Я молчал. А что бы вы сказали на такое? Даже не знаю, что нужно говорить в подобной ситуации. Как отреагирует отец, узнав, что его сын умер? Не знаю. Даже если меня не прибьют на месте или не сожгут… Дальше мне рисовались такие картины, каких и врагу не пожелаешь.

— С чего начинать? — спросил, глядя на герцога.

— С начала!

Голосом герцога можно было заморозить воду.

— Тридцать семь лет назад в мире, называемом Земля, в семье простых рабочих родился ребенок, которого назвали Константином, или по‑простому Костей. Мальчик рос. Ходил в детский сад. Потом пошел в школу. В школе отучился десять лет. После поступил в институт, где обучался по специальности «Электроника и вычислительная техника». Дальше он работал на благо родины и для того, чтобы заработать на хлеб насущный. Несколько дней назад произошел несчастный случай, в результате которого в моем мире я, наверное, погиб. Очнулся здесь, в теле вашего, герцог, сына. Дальше вы все знаете.

— Ты говоришь правду, — сказал герцог более спокойным голосом.

— А почему вы так решили? Вдруг я злодей, который решил воспользоваться телом вашего сына для каких‑то своих грязных делишек. — Нервишки шалили по полной программе.

Герцог улыбнулся.

— Понимаешь, Костя… Разрешишь так тебя называть?

Машинально кивнул.

— Я могу чувствовать ложь, как собака чует добычу. Да, — протянул герцог, — вопросов стало больше, чем ответов. Итак, Кевин все‑таки погиб. Я не ошибся. Вместо этого в теле моего сына находится человек из другого мира, почти мой ровесник. Ты был человеком?

Дурацкий вопрос выбил меня из колеи.

— Ну да, — ответил на автомате.

— И, как это ни странно, я тоже не знаю, как правильно реагировать на эту ситуацию. Поверь мне, даже не представляю, как быть дальше. Попробую объяснить причины, надеюсь, что как разумный человек ты поймешь, почему говорю об этом с тобой. Потеря наследника делает меня вынужденным женихом, ибо герцогство должно иметь наследника. А жениться я как‑то не собираюсь. Я очень любил Катрин, и, кроме нее, мне никто не нужен. Хотя мы были знакомы всего несколько месяцев… — Последнюю фразу герцог произнес почти шепотом. — В случае смерти единственного сына по закону вопрос о свадьбе должен быть решен незамедлительно, ведь нужно родить нового наследника. В результате начнутся политические игры. И вопрос даже о малейшей симпатии перестанет рассматриваться и приниматься во внимание. Самый лучший вариант — это моя смерть, потому что земли герцогства — очень лакомый кусочек. Много здесь есть полезного. Если же я объявлю, что Кевин умер, а его место занял дух кого‑то, пришедшего даже не из нашего мира, есть несколько вариантов развития ситуации. Например, меня могут объявить сумасшедшим и, воспользовавшись этим, упечь в дом для подобных людей. А там, как известно, долго не живут. Над герцогством поставят управляющего, до твоего совершеннолетия. Но ты вряд ли долго так проживешь.

Его сиятельство замолчал, он раздумывал о чем‑то своем.

— Или еще вариант. Тобой займется суд храмовников, тебя признают воплощением зла. Потом, после суда, сожгут на костре — на всякий случай. Но попутно начнут очищать от скверны землю, на которой это произошло. Позволить им жечь людей на моих землях? Да никогда! Меня объявят сообщником вечного зла и, наверное, тоже попытаются сжечь. Сдаваться на их милость я не собираюсь. В результате моего сопротивления появится много жертв, по сути не виновных во всех этих разборках. Это первое, что приходит в голову. А какие гениальные расклады могут созреть в головах тех, кто уже давно имеет на меня зуб, даже страшно представить. И что теперь будем делать?

Я молчал. Что можно было сказать на это? Не набиваться же в сыновья герцогу? Да и потом мы почти ровесники. Да, нелегка судьба попаданца. Это только в книжках главному герою все подносят на блюдечке. А почему бы и не попробовать?..

— Извини, Артуа. Разрешишь обращаться к тебе таким образом? — Герцог кивнул. — …У себя в мире я очень любил читать. Определенной популярностью там пользовались книги, в которых описывалось, как герой попадает в другой мир. Герой попадал туда в своем теле или переселялся в чье‑то. Но в конечном итоге благодаря информации, которой обладал, попаданец делал очень много хорошего для своих друзей и для того мира, в котором оказывался. Ведь мой мир отличается от твоего, как королевский замок от лачуги нищего, которая стоит где‑то на болотах. Мой мир в техническом смысле шагнул далеко вперед… И, кроме того, попав в этот мир, я совсем не хотел ломать чьи‑то жизни и судьбы. Правда, меня и не спрашивали. Если бы я мог вернуться и это помогло бы вернуть твоего сына, я бы не задумался ни на минуту. Но, увы. Я даже не знаю, как сюда попал. И тем более не знаю, как возвратиться в свое тело. Хотя, боюсь, что его уже похоронили и мне некуда возвращаться.

Мы замолчали. Все, что мог, я уже озвучил. Что еще можно было добавить в этой ситуации, не знаю. Обычно в книгах герои сами рассказывали своим доверенным друзьям, кто они и откуда. В этой же ситуации… ну… не знаю. А победить герцога в бою, чтобы спасти свою жизнь, — это смешно или грустно. Мне двенадцать лет. Только двенадцать.

— Знаешь, Константин, у меня есть одно предложение, — наконец сказал его сиятельство. — Не знаю, как ты на это посмотришь, ну да ладно. Хоть это и звучит смешно, но предлагаю тебе стать моим сыном.

Рот раскрылся самопроизвольно, чтобы что‑то сказать, хотя я и сам не знал что.

— Подожди. Не перебивай. Прекрасно понимаю, что Кевина не вернуть. Мне это решение не приносит никакой радости, но долг заставляет думать еще и о жизни тысяч подданных, о их будущем. Единственный вариант, который вижу сейчас, это ничего не менять в той жизни, которая идет своим чередом. Мне придется поставить тебе несколько условий, но думаю, что они разумны. Первое: никто и никогда не должен узнать, кто ты на самом деле. Если такая необходимость возникнет, в чем лично я сомневаюсь, мы будем решать этот вопрос отдельно. Второе: тебя зовут Кевин. Ты наследник герцога де Сента со всеми вытекающими правами и обязанностями. Третье: наверное, самое тяжелое. Хотя бы на людях ты должен будешь называть меня отцом.

Выпадение в осадок оказалось полным. Я уже приготовился ко многому, вплоть до того, что меня выгонят и придется каким‑то образом самому заботиться о себе. Но поставленные условия были более чем шикарными. Хотя из прошлого опыта знал: если тебе предлагают шикарные условия потому, что это также нужно и благодетелю, можно под это что‑то и выторговать. Что мне нужно для полного счастья?

— Герцог, меня более чем устраивает ваше щедрое предложение.

— Но… — велел мне продолжить аристократ.

— Но есть несколько просьб и пожеланий. И очень надеюсь, что они адекватны и выполнимы.

— Ну, давай. Озвучивай, — Артуа еле заметно улыбнулся.

— Первая касается моего пребывания в этом мире. Пока я ничего не знаю о здешней жизни. Моя информация ограничивается знаниями Кевина и тем, что я сегодня увидел. Поэтому мне нужны учителя, которые помогут стать частью этого мира. Ведь нужно будет с высоко поднятой головой нести славу рода де Сента.

— Красиво сказано. Согласен, — кивнул герцог. — Еще что‑то?

— Да. Так как мне далеко не двенадцать, очень не хотелось бы, чтобы меня воспитывали как маленького мальчика или подростка. Также прошу соответственно относиться и уважать мои поступки и решения. Не хочу, чтобы мое мнение игнорировали при принятии тех или иных решений, особенно касающихся моих жизни и будущего. Было бы не очень приятно узнать, что меня уже женили. Хотя согласен на конструктивную критику с предложениями.

Герцог улыбнулся и выдал фразу, которая загнала меня в тупик.

— Разумно. Поздно.

— Не понял, — удивился такому ответу.

— Объясняю. С первым — согласен. Пожелание считаю разумным. А по поводу женитьбы ты опоздал. Решение о ней было принято еще пять лет назад. Так что извини, но с этим не помогу.

Я поперхнулся. Ожидал чего угодно, но не такого. Хотя ладно, мне только за десятку перевалило. Думаю, успею разобраться с данным вопросом. Меня девушками тяжело напугать. Или нет?

— А сколько невесте лет? — задал единственный разумный вопрос в данной ситуации.

— Десять, — глаза герцога смеялись, — и если захочешь, можешь посмотреть на нее. Она живет недалеко. Два дня пути.

— Полагаю, компромиссное решение найдено, — подытожил я. — Если будут возникать вопросы, думаю, мы сможем решить их по ходу дела?

Герцог с удовольствием кивнул. Подал ему руку, и мы скрепили наше соглашение рукопожатием.

— Еще, отец, вопрос по поводу учителя. Мог бы ты пересмотреть свое решение и одобрить кандидатуру учителя?

Герцог уже веселился вовсю.

— Дожил! — притворно вздохнул он. — Родной сын начинает из меня веревки вить. А уверен, что это то, о чем ты мечтал всю жизнь? — Тон его стал серьезным.

— Нет. Даже больше чем уверен, что успею не один раз пожалеть об этом решении.

— Ну тогда зачем он тебе нужен?

— Первое, — начал я, подражая герцогу, — очень хочется жить. Исходя из той информации, которую имею сейчас, некоторые этого не одобряют. Я им нравлюсь явно не живым. Второе: если придется отстаивать честь семьи де Сента, хочу иметь все, необходимое для этого.

— А ты мне нравишься, Ко… Кевин. Хорошо. Но все, что скажет учитель, придется выполнять свято, как указание свыше. И мне можешь не жаловаться. Не поможет.

— Еще вопрос. А как зовут учителя?

Герцог посмотрел на меня внимательно и ответил:

— Учитель. Так его зовут. Никаких других имен он никогда и никому не называл. О, да вот и он сам, легок на помине. Прошу к столу, господа.

Отец поклонился, указал Учителю и мне на стол.

— Обед сейчас подадут.

  • Глава 1 2:00 / Ночь полна тайн / Хара Хашима
  • Лапы и щупальца / Сергей
  • Песенка Ловчего душ / Баллады / Зауэр Ирина
  • Котоада / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Открытая дверь / Олекса Сашко
  • Джон и Светлана в своей квартире в Лосинске. Утро нового послевоенного дня / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Нытику и зануде / Из архивов / StranniK9000
  • Четыре сезона. Shinha / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Солнце над моей головой / Тебелева Наталия
  • То тут, то там / Табакерка
  • 2 / Ноктюрн / Лисовская Виктория

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль