2

0.00
 
2

…В кабинете декана целительского факультета…

 

Магистр указал студентке на кресло, стоявшее около массивного стола, и щедро плеснул в серебряный кубок какого-то незнакомого пойла. По кабинету тут же распространился едковатый приторный запах.

— Пей!

Он всунул в руки Кире питьё, неодобрительно поглядел, как у той трясутся пальцы и стучат зубы.

— Не регулируешь выплеск силы при наложении плетения — это плохо, — Агнус обошёл стол и опустился на своё место. — Тёмная?

Девчонка промолчала, отвернув голову к окну.

— Тёмная, — с едва заметным сожалением в голосе заметил декан. — И что с тобой, недоучкой, делать?

— Я не сталкивалась раньше с лечением некромантов.

Кирсана резко выдохнула, стараясь сконцентрироваться и обрести самообладание, которое сильно сдало, как только исчерпались целительские силы.

— Верю, — согласился глава факультета. — Хайвор — городишко захолустный, примечательный лишь тем, что стоит около главного тракта. А по тракту не только торговые караваны проходят, но и всякие подозрительные личности шляются. От грабителей до опальных магов. Но некроманты там и впрямь появляются крайне редко.

Он подумал, разглядывая съёжившуюся незадачливую студентку, которая только начала учиться и чуть себя не выдала. Почесал внезапно зазудевшее запястье.

— В твоём браслете не хватает ещё одного дерева. Туя скрывает тёмный дар, поглощая излишки силы, яблоня помогает светлому дару, но её мало. Чтобы уравновесить две половинки единого целого, нужна ива, как проводник. Пассивный, но действенный артефакт, которому несложно придумать оправдание, и не диагностирующийся как магический предмет. Собирала сама?

— Да, — Кира оживилась. — Но рядом с Хайвором нет реки, и иву было достать негде.

— Значит, браслет собирала сама, — декан покачал головой. — Молчи об этом, даже под страхом смертной казни, иначе она последует очень быстро.

За теми, кто имел двойной, противоположный по значению, дар всегда следили с особой тщательностью, куда пристальнее, чем за чистыми тёмными. Может быть, он и доложил куда следует, да был кое-чем обязан Тарассе, которая приютила и сама обучала девчонку.

— Я могу идти? — Кирсана умоляюще глянула на главу факультета.

— Пока нет, — Агнус побарабанил пальцами по спискам, лежащим на его столе. Подумал, полез в один из ящиков и вытащил оттуда горсть деревянных шариков с просверленными дырочками. — Держи. Яблоня, ханшисафский кедр и ива. Учись старательно, не избегай дежурств, особо по моргу. Больница тебе нужных знаний не даст, а вот сил повытянет достаточно, а ты ещё не готова, чтобы использовать вторую сторону своей силы. Но практика хороша везде — в этом сомнений нет.

Девушке даже удалось изобразить изумление. Ну, почти удалось, только декан не поверил, слабо помахав ладонью.

— Поймают — отправят в застенок, и ничего не докажешь…

Он указал глазами на дверь, дождался, пока пошатывающаяся студентка выйдет в коридор, и только потом отключил артефакт искажений, вшитый под кожу на левой руке. Сие полезное изобретение, подаренное одним, исключительно одарённым артефактником, не давало прослушивать разговоры, меняя в них тональность и смысл. И разговоры о политике вдруг казались обсуждением цен на пшеницу или масло, а передача тайных сведений выглядела как беседа-сплетня, совершенно невинная и наивная.

Когда-то, ещё лет, м-м-м, много назад, магистр Вервиан влип в нехорошую историю, оказав врачебную помощь раненому стражнику, который присвоил ценное имущество, перевозимое контрабандистами. Гильдия тайных перевозчиков нашла доброхота, ведомого чувством сострадания и наживы, поскольку Агнус не постеснялся обшарить карманы болящего, находящегося в бессознательном состоянии, и забрать ту вещицу, полагая, что это достойное вознаграждение за сохранение жизни. Его припёрли к стенке, вежливо поговорили, помахали зазубренным ножом перед самым носом, не иначе как обмахивали, чтобы не упал в обморок при виде десятка злобных небритых физиономий. Предупредили, что теперь за ним будут тщательно следить, а он будет отрабатывать свой долг, поскольку от шкатулки целитель поспешил избавиться, продав на рынке перекупщику, и ценное имущество кануло в никуда, бесследно исчезнув из города, вместе с покупателем.

Чтобы память целителя всегда была свежей и напоминала ему о долге, Вервиану вырезали на груди странный знак, который никак не хотел заживать, несмотря на самостоятельно применение целительских и алхимических средств. Пойти в департамент и признаться в случившемся, Агнус не рискнул — мало ли как отреагируют на это событие следователи отдела дознаний. Пару лет маялся от тянущей боли, а потом не выдержал и рискнул открыться Тарассе, которая в то время уже ушла с должности декана целительского факультета и собиралась уехать подальше в глушь, чтобы заниматься только непосредственной практикой и помощью нуждающимся.

Бабка долго ругала его нецензурными словами, большинство которых он и не слышал, буквально заставляя багроветь лицом. Потом вылечила, да так, что не осталось шрамов. Урок запомнился на всю жизнь…

В ответ он решил помочь девчонке, в которой плескался тот же дар, что и у Тарассы, только куда мощнее. Сам научить по тёмной части ничему не мог, но вот направить к более сведущему преподавателю, имеющемуся в академии, было в его силах. Ну, а уж там — как сложится. Если студентка окажется достаточно умной, чтобы молчать, и аккуратной, чтобы ускользать от всеведущих глаз департамента, то сможет прожить долго, особенно, если после окончания учёбы уедет в какую-нибудь глушь.

Кирсана еле добрела до комнаты в общежитии и рухнула лицом вниз на постель, ноги уже не держали. Зато отлично работала голова, здесь зелье помогло как нельзя лучше.

Буквально через пару минут в комнату ворвалась Алсия, растрёпанная и взбудораженная.

— Нет, ты видела этот кошмар? — с самого порога начала она. — Понабрали неизвестно кого и всех с напрочь отключённым чувством самосохранения. Ты чего выглядишь тряпочкой?

— Обезболивание накладывала и первичное заживление на открытые раны, — Кира приподняла голову и снова уронила её на подушку, — четыре пациента и я — труп. То есть, полный труп.

— Выплеск не дозировала, — догадалась подруга. — Чего ж перестаралась? Или над душой кто стоял?

— Так декан и стоял, — целительница со стоном перевернулась на спину. — Лично всё проверил и обругал. Ладно, хоть шёпотом, а не на всю столовую, а потом ещё в кабинете прочитал любимую нотацию из серии «ваше призвание — облегчать муки страждущим». Зато зачёт по обезболиванию уже есть.

Врала, но что делать — Тарасса предупреждала, что бывают моменты, когда самые лучшие друзья оказываются куда хуже врагов. Чем меньше народу знает о некоторых скрываемых особенностях, тем лучше.

Алсия немного потопталась около постели, задумчиво поглядывая на распростёртую соседку. Потом нерешительно двинулась в сторону своих полок, на которых стройными рядами выстроились разноцветные пузырьки.

— Перерасход сил, — еле слышно пробурчала она. — Чего б тебе споить-то?

— Ой, да приду в себя, — слабо отмахнулась Кирсана. — Можно подумать в первый раз? Меня целительница на выучке так гоняла, что пластом валялась, не в силах ни руки, ни ноги поднять.

— М-м-м… — донеслось от полок, с которых посыпались зелья, поскольку алхимичка неудачно задела те, что стояли впереди. — На тебе тоник, а то хоть в морге и тихо, но отчёт придётся завтра сдавать. Ваш магистр ждать не любит, нотации читать мастер и нервы трепать тоже.

И она, быстренько накапав зелья из зелёного пузырька, протянула чашку Кире.

— Гадость, — поморщилась целительница, — но кисленькая, хорошо пошла. Это да, магистр Вервиан — то ещё проклятие факультета. На его уроки даже старшекурсники ходят с похоронными физиономиями. Хотя, ваш куратор мэтр Наушвар ничуть не лучше.

Зайритан Наушвар вёл у лекарей занятия по лечебным снадобьям и травам, поэтому сравнить можно было на собственной шкуре и по собственному опыту. Не прощал ни малейшей промашки, что вполне объяснимо, не терпел разгильдяйства и неаккуратного отношения к предмету.

— Двенадцать часов гарантирую, — Алсия гордо покрутила в пальцах пузырёк и убрала его подальше. — Это семейное изобретение, так что повторить не пытайся.

— А что случится через полсуток? — поинтересовалась Кира.

Вот как-то неудачно совпало — и сумасшедшая нагрузка на физподготовке, после которой начинало казаться, что их готовят в армию, и незапланированное лечение. С просчётом по мастерству девушка была согласна, сама не рассчитала — сама и получила.

— Может качать, руки затрясутся, но тебе не оперировать, — алхимичка уселась за свой стол, вытаскивая тетради. Учёбу и повторение уроков никто пока не отменял. — В худшем случае начнёт кружиться голова. Главное, стараться держаться поближе к стенам и подальше от окон, чтобы не выпасть.

Окон в морге не предвиделось, точнее, они там были, но узкими щелями под самым потолком. А основную долю света давали магические лампы, работающие от источника-кристалла, который раз в месяц перезаряжала кафедра артефактников.

— Главное, дежурство отстоять, — пробурчала целительница, с тоской понимая, что её может накрыть вторично — заданием для морга дали наложение сканирующих заклинаний для определения причины смерти. И сдача соответствующего отчёта с указанием трупа, его пола, расовой принадлежности и прочих сведений, по которым проверялось выполнение, — и до утра продержаться.

До вечера она честно листала то учебник, то конспект, пытаясь освежить в памяти нужные плетения. Негоже зависнуть над мёртвым телом с учебником в одной руке и тетрадкой в другой.

 

***

 

Маленькая стрелка на часах ползла к десяти. Кира покосилась в их сторону, с сожалением отложила учебник и с ещё большим сожалением глянула на постель. Оставалась призрачная надежда урвать пару часов где-нибудь в уголке морга.

Мёртвых она не боялась, у Тарассы приходилось не только лечить, но и помогать обмывать и одевать усопших, закрывать глаза отошедшим в иной мир.

Да и старая лекарка частенько повторяла, что куда больше следует бояться живых, а на поднявшихся покойников всегда найдётся управа.

Собрав нужные книги стопкой и положив сверху пару тетрадей, девушка с опаской потянулась. Семейное зелье и впрямь действовало, хотя побочным действием у подобных тоников всегда был неприятный откат.

Соседка уже убежала на своё дежурство, которое и впрямь оказалось в городской лечебнице, в которую уже свезли обгоревших и надышавшихся дымом при пожаре. Противовоспалительные и противоожоговые мази требовались в большом количестве.

— Привет, красотка!

На плечо Кирсаны опустилась чья-то тяжелая рука, и от неожиданного хлопка она едва не выронила свой груз. Шедшая мимо группа некромантов весело загоготала.

— Если я — красотка, то ты — принц на белом… э-э-э, — целительница запнулась, разыскивая глазами отличительный знак факультета. Она училась первый год и далеко не всех успела запомнить в лицо. — Ты — принц в белых тапках из гроба.

Выровнялась, прижала подбородком разлетающиеся учебники и неторопливо побрела дальше.

— К дружку на свидание? — не унимался парень.

— И не к одному, — согласилась Кира, даже и не подумав остановиться или оглянуться.

Некроманты пошептались и выдали следующее:

— Иди-или, мы скоро тоже пожалуем, свечку подержим или дружка поставим…

Спохабничали, развеселив сами себя, но девушка скептически пожала плечами. Не лучшая компания на ночь, репетирующая очередной подъём трупов и попытку их разговорить. Радовало, что студенты этого факультета на отработках и практике появлялись строго после полуночи, а значит у неё ещё было время, чтобы потренироваться самой.

После появления некромантов самым лучшим выходом являлось либо бегство, либо укромный уголок.

Чуть не зацепившись за порог, Кирсана всё-таки умудрилась удержаться на ногах, но в основной зал морга влетела с ускорением. Не останавливаясь, пробежала мимо столов, на которые уже были свалены тела.

Пожар и впрямь случился серьёзным, поскольку от трупов несло свежей ощутимой гарью.

Сгрузив на тумбочку, стоящую в углу зала, учебники, девушка подняла поближе к глазам листок с заданием и с удивлением уставилась на чёткие ровные строчки — «тела раздеть, вымыть, провести первичную диагностику».

Э-э-э, раздеть. Это стояло первым пунктом. Пересчитав количество мертвецов, студентка приуныла. Получалось многовато, и сон отодвигался на неопределённое время. А ещё через пару часов обещались появиться с визитом некроманты…

Хорошо хоть одежды на телах оставалось не так много, полуобгоревшие лохмотья в расчёт не шли, а полностью одетых насчитывалось всего три или четыре. Вот с последних Кира и решила начать.

Итак — подготовить пару тазов с тёплой водой, чтобы не мёрзли руки, лоскуты ветоши, тёмно-коричневое мыло, сваренное с добавлением чабреца и шалфея. Мы ло на самый крайний случай, если гарь не будет отмываться.

Первой на столе с краю лежала молодая женщина в цветастом платье с большим вырезом, украшенным тремя рядами рюшей. Судя по количеству косметики, размазавшейся около глаз и рта, это была работница одного из публичных домов.

Первым делом целителей учили проверять пульс и дыхание, запуская особую сеть. Мало ли, вдруг кто-то в глубоком обмороке, или в летаргическом сне, а его возьмут и закопают? Или отправят в качестве подопытного материала для лекарей, боевиков или некромантов?

Плетение, похожее на рыбью чешую, плотно ложилось на голову и грудь проверяемого и определённым образом меняло цвет, в случае, если предполагаемый труп всё же оказывался жив.

В этот раз бледно-серый узор не шелохнулся.

Неплохо, значит, можно было не мудрствуя лукаво просто срезать платье, а не маяться с выниманием из рукавов негнущихся рук. Вжикнули ножницы, разрезая лёгкую ткань.

Вытащив испорченную одёжку из-под мёртвой, Кирсана бросила её в здоровенную корзину, а сама начала обмывать голову.

— Можешь одновременно запустить заклинание на определение причины смерти, чтобы не терять время…

От шелестящего голоса за спиной девушка вздрогнула, буквально подпрыгнула на месте, чуть не свалив таз, и повернулась. Между стеллажами, прислонившись к стене, стоял призрак. Полупрозрачный балахон с капюшоном, длинные светлые волосы прижаты на лбу узким плетеным ремешком.

— П-простите, — запинаясь, пробормотала студентка.

— Можешь не извиняться, — разрешил странный обитатель морга. Хотя чего удивляться, в таком старом здании, скорее всего, болталось несколько неупокоенных духов.

Он отошёл от стены, именно отошёл, а не отплыл — Кира была готова поклясться, что слышала звук шагов. Подходить ближе не торопился, легко скользил между столами, приглядываясь и чего-то бурча.

— Ой, — целительница сообразила, почему не завизжала и не убежала в первый же момент встречи. Лицо призрака было знакомо по портретам, висящим внизу в огромном вестибюле, — простите, я вас не узнала, магистр Лаундрэ.

— Приятно слышать, что меня ещё можно узнать, — усмехнулся полупрозрачный мужчина. — Твоя ошибка перерасхода энергии в том, что ты выплёскиваешь целую лужу энергии, а потом пытаешься её видоизменить в сеть диагностики, обезболивания или лечения. Сети нужно готовить заранее, подвешивая на якоря, именно для этого служат браслеты с бусинами.

— Первый раз об этом слышу, — девушка поменяла место и теперь занималась мытьём, стоя лицом к гостю, благо размеры каменного стола это позволяли.

— Используется несколько видов дерева, чью текстуру ты можешь определить наощупь, но проще ставить крохотные рунные надписи или другие обозначения, которые облегчают узнавание заклинания, висящего на крючке. Одно касание якоря, слово запуска и в твоём распоряжении готовая диагностическая сеть.

— Меня такому не учили, — Кира сполоснула руки во втором тазу и перешла к следующему трупу.

На губах призрака заиграла хитрая ухмылка.

В этот раз диагностическое плетение не желало ложиться ровно, то и дело, сползая то с одного плеча, то с другого.

— Отчего может возникнуть такой эффект? — вот чего-чего, а бывшие магистры-преподаватели были неисправимы даже после смерти. Желание учить и наставлять сохранялось и у бестелесных призраков.

— Неверное распределение центра силы, слишком тяжёлые края узора, — начала по памяти перечислять целительница. Ещё одна попытка тоже не удалась.

— Сползает сеть, труп свежий, без заразы и видимых кожных повреждений. Что делать? — мэтр Биртанис дожимал студентку, которую его попросили посмотреть по старой дружбе.

— Прощупать пульс вручную, — девушка наклонилась, прикладывая пальцы к шее.

И в этот момент мертвяк шевельнулся.

— Ай! — целительница отскочила от стола.

— Что за демоны? — пробормотал внезапно оживший труп, с кряхтеньем усаживаясь на столе и сжимая руками голову. — Какая тварь била меня по голове?

— Ран на голове нет, — автоматически отчеканила девчонка, впрочем, не торопясь приближаться. — Никто вас не бил и сами не ударялись. Наверное, надышались дымом и потеряли сознание.

— Как не везёт-то? — удивился мужчина, потихоньку слезая со стола. Огляделся, поморщился. — Четвёртый раз в морге. Скоро начну считать это дивное место за дом.

Призрак молчал, прислонившись к стене и сложив руки на груди.

— Э-э-э, ну если вы живы, — Кира отодвинулась на всякий случай в сторону, — то прошу на выход. Не мешайте упокоенным спокойно спать…

Мужчина сделал было несколько неуверенных шагов к двери, но оттуда донёсся шум, и он неожиданно шустро метнулся обратно к столу и занял прежнее место. Никак, некроманты не пожелали ждать полуночи, а решили заняться делом по принципу «раньше начнёшь — раньше спать получится».

— Сейчас развлекаться начнёт, — тихо заметил полупрозрачный магистр. — Уже не в первый раз, неужели в лицо не запомнили?

Он отошёл в угол и практически повторил прежнюю позу, собираясь переждать внеплановый урок.

Студенты ввалились шумно, будто в таверну, не обращая внимания на мертвяков. Вслед за ними вошёл преподаватель тёмных искусств, магистр Харр-Энг с поджатыми губами и недовольным выражением лица.

— Ну-с, господа недоросли, которые умом не выросли, покрасовались нынче в столовой? Судя по остаточной магии вы, второкурсники-недоделки, использовали только что пройденный материал, то есть два вида «Паутины-душителя» и «Хвост краба».

— Фарзис, — студент подскочил на месте от резкого отклика, — правила броска первого заклинания.

— А почему я? — удивился парень, оглядываясь на ту же самую группу, что была в столовой. — Там все кидались.

— Хотите неуд? — с ледяной вежливостью поинтересовался магистр.

— Н-нет, — замялся студент, как раз именно тот, с лечения которого и начала Кира. — «Паутина-душитель» бросается кистью, имеет форму кляксы.

— Чудесно, — восхитился Харр-Энг. — А какое заклинание нанесло тебе рваную рану на бедре? Да-да, то самое, которое чуть не оставило без ноги, поскольку начало разъедать кожу и мышцы?

— «Хвост краба», — выдохнул Фарзис. — Тёмное плетение поражающего действия, предназначено для нанесения повреждения противнику. Как правило, целью выбираются руки и ноги.

— То есть, ты кинул его и не озаботился отменой?

— Я его не кидал, — парень даже замотал головой. — Я, как раз, «Паутину» швырнул и целился точно в горло. Чьё-то чужое срикошетило.

Преподаватель скользнул взглядом по залу, поднял брови, увидев притаившуюся около шкафа целительницу, потом внимательно осмотрел столы и непонятно усмехнулся. Призрака не заметил — не то не хватало дара, не то странный полупрозрачный магистр и впрямь не потерял силы после смерти и неплохо затаился, не то решил не обращать на него внимания.

— Вот лежит некто, — Харр-Энг ткнул на ближайший стол. — Это трупарня, стало быть лишних повреждений нанести не можете и претензий к вам предъявить некому. Сегодня вы отличились с рикошетом, швырнули заклинания, не думая о последствиях. Предлагаю потренироваться на опытном образце — бейте сюда, — он указал не внешнюю сторону голени лежащего, — либо сюда.

Точно такой же жест показал на предплечье.

«Труп» нервно дёрнулся, но второкурсники-некроманты не страдали повышенной внимательностью.

— Что пробовать? — хмуро переспросил будущий маг.

Преподаватель тёмных искусств возвёл глаза к потолку, пожевал губами. Всё-таки тупость студентов временами жутко раздражала.

— Каким заклинанием поражаются конечности? — тихо, но угрожающе переспросил он. — Или я указал на что-то другое?

— «Хвост краба» — боевое заклинание… — парень осёкся, видя, что магистр начинает свирепеть.

Дальше он не раздумывал, наскоро сплёл формулу и швырнул её в указанное место.

Поразить не получилось, плетение отскочило в сторону, угодив во второкурсника, занявшего место около двери.

Тот мешком осел на пол, завывая в голос и прижимая к груди повреждённую руку.

— Действие! — рявкнул Харр-Энг. — Какое действие следует применить?

— Так тут целительница, пусть лечит, — неуверенно загалдели студенты.

— Отмену!

Магистр был вне себя — эти недоумки только что повторили дневную ошибку. Лёгкий жест развеял поражающее заклинание и парень попытался встать, продолжая морщиться.

— Марш в лечебницу, остальные на полигон, тренируетесь всю ночь уворачиваться от собственных проклятий.

Выметались некроманты быстро, даже очень, разъярённый преподаватель одним своим видом придал неплохое ускорение.

Когда зал морга опустел, он подошёл к столу и похлопал «труп» по плечу.

— Уже в третий или четвёртый раз попадаешься, да сколько же можно? А, Гоурхан?

Мужчина приподнялся, сел, на всякий случай пощупал предплечье и голень.

— Ты нарочно указал им место, где у меня спрятаны дополнительные ножи? — хмуро переспросил он, потихоньку сползая на пол. Правда, в этот раз на ноги встал твёрдо.

— Они засыпались на рикошете, с перепугу позабыли заклинание отмены, и всё это по второму кругу. И я на самом деле нарочно указал на место вторых ножен, поскольку знаю, что сталь твоих клинков зачарована и отбивает подобные плетения. Ну не в зеркало же им целиться? А тут… труп… и всё такое.

Гоурхан, кряхтя, присел пару раз, отвечать не стал, а повернулся к целительнице:

— От головы что-нибудь есть? Болит, зар-раза.

— Только пила, — Кира помотала головой. — А… подожди.

Помимо книг и тетрадей она прихватила несколько пузырьков собственноручно приготовленных настоев. Тарасса наставляла, что часть лекарств нужно носить с собой всегда — идёшь ли в лавку или на огород.

— Вот, — студентка зашевелила губами, отсчитывая капли, — лёгкое обезболивающее. Должно помочь.

И протянула бывшему «мертвяку» небольшую стопку с зельем. Гоурхан недоверчиво принюхался к предложенному лекарству, потом одобрительно хмыкнул.

— Неплохо для первокурсницы.

Девушка пожала плечами, снова подхватила нож, ведро с водой и отправилась выполнять дальше своё задание. Некроманты или как, а спросят с неё.

Увлеклась и не заметила, как мужчина ушёл, а призрак и вовсе перестал подавать признаки жизни, пусть и в таком полупрозрачном состоянии. Так и стоял возле шкафа, опёршись на него плечом, и наблюдал.

После третьего трупа Кирсана приноровилась и диагностическую сеть накидывала почти без труда, да и повреждения оказались сходными — задохнулись от дыма или погибли от боли, получив большие и глубокие ожоги.

Поспать так и не удалось, едва закончила к утру, но на ногах пока держалась — то средство, которая дала подруга, действовало безотказно. Лишь только небо начало светлеть, Кира собрала тряпки и вёдра, оставила на столе морга листок с диагностикой, на котором поставила свою подпись и курс, подхватила книги и двинулась к двери.

  • Бармен пьет кофе последним Первая часть / Sova
  • Версификатор - kxmep / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Бабочка / Миры / Beloshevich Avraam
  • Пасха / Последняя тетрадь ученика / Юханан Магрибский
  • О чем ты думаешь ночами? / Отзвук души / Abstractedly Lina
  • Звездная сыпь / Записки юного врача / Булгаков Михаил Афанасьевич
  • Но час придет... / Колесница Аландора. / Алиэнна
  • Писака / Цикл "Страннику" / Потапыч Михайло Михайлович
  • Хореомания или Путь в Европу / Анабазис / Прохожий Влад
  • Обрывки / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Про шляпу / Фомальгаут Мария

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль