Дикари / "День Футурантропа" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
 

Дикари

0.00
 
Дикари

Поль сидел за откидным столиком и следил за изменениями диаграмм и цифр на мониторе. Раз в пять минут заносил показания в электронный лабораторный журнал. Строго говоря, маялся бездельем. Экспресс-лаборатория через компьютер модуля сама делала необходимые расчеты и сохраняла результаты в папку ежедневных отчетов, которые, так же автоматически, раз в трое суток, передавались на Землю. Просто Поль, как настоящий инженер, привык не доверять технике и все контролировать лично, а еще ему не спалось. Сто шестнадцать дней на Марсе, не считая нудного полета, заполненного экспериментами, придуманными учеными с одной целью — не дать экипажу сойти с ума от безделья. Поль машинально посмотрел налево. Серая стена, все пространство которой, рационально использовалось под полочки, ящички, датчики и прочие, начинающие надоедать мелочи. А дома, по левую руку от рабочего стола — окно в сад.

Полю подумалось, что будь у модуля окно, тут не было бы так нудно и однообразно. Но первая экспедиция собиралась, исключительно, из рационально-прагматичного подхода, надувной модуль, имей он окна, занял бы больше места да и вес имеет значение. Впрочем, что там снаружи можно увидеть? Пустыня — камни и песок. Кэри, правда, месяц назад соорудила из них сад. Теперь каждый рабочий день брала импровизированные грабли и шла восстанавливать в нем то, что успел перекроить на свой вкус ветер.

— Бездельное однообразие, — пробурчал себе под нос Поль, — однообразное безделье.

В дверь постучали.

— Не заперто… — бросил Поль, продолжая стучат по клавишам. Рука остановилась на третьем параметре, и Поль удивленно посмотрел на шлюзовую камеру.

— Показалось, — пробормотал он, закрывая журнал. — Надо ложиться спать.

В дверь постучали. Отчетливо. Три раза.

Поль замер и перестал дышать. Модуль заполнился разнообразными звуками: вот гудит кислородный генератор, чем-то пощелкивает лаборатория, мирно сопит спящая Кэри — все это естественный фон, на который он давно перестал обращать внимания. В висках застучало, и Поль, поспешно втянув ртом порцию воздуха, поперхнулся слюной и закашлялся.

— Да, нервы у тебя, дружище, расшалились, — сказал он себе, утирая рот тыльной стороной ладони, — ветер что-то оторвал снаружи и теперь колотит этим по модулю, а когда попадает по пластику шлюза «стучится». Спать, срочно спать.

Забравшись в спальный мешок, честно попытался уснуть, но не получилось. Лежа с закрытыми глазами, представил, что именно можно оторвать от модуля с наружи. Конструкция жилища, рассчитанная на сильные песчаные бури, практически не давала ветру шансов, разве что какой из проводов метеорологической станции, которые он так и не удосужился заложить камнями? Очень на то похоже. «Не критично, завтра во всем разберемся», — успокоился Поль, засыпая.

* * *

— С тобой все в порядке? — спросила Кэри за завтраком у вяло жующего Поля.

— Не выспался, — признался он, решив не рассказывать о своих ночных приключениях дипломированному психологу. Мало ли что она себе напридумывает в условиях профессионального «голода».

— Бессонница или засиделся за работой? — спросила Кэри, старательно пряча интерес за скучным выражением лица.

— Засиделся, — кивнул Поль, а про себя подумал: «Знаю я ваши штучки, не проведешь».

— И как результаты? — продолжала атаку Кэри.

— Как обычно, ничего такого о чем не сообщали в свое время роботы, — не особо кривя душой, ответил Поль — за все время исследований не удалось сделать ни одного мало-мальски интересного открытия.

— Думаешь, зря мы сюда прилетели? — спросила Кэри, пристально смотря Полю в глаза.

— Стоп, — Поль отодвинул стакан с витаминным напитком. — Кэри, я доброволец, который прошел серьезный отбор, психологически устойчив и я не считаю что мы зря сюда прилетели. Но мне кажется, было бы правильнее сначала послать сюда не один грузовик, а хотя бы десяток. И сейчас мы бы, не считали дни до прибытия второй экспедиции, не придумывали бы себе работу, а занимались тем, о чем мечтали многие годы. У нас же ничего нет, все что входит в комплект грузовика и нашего корабля, рассчитано только на выживание нас с тобой, где оборудование для серьезных исследований?

— Налаживание быта и тестирование модуля в реальных условиях ты за серьезную работу не считаешь?

— Ты права, но я же не о том говорю, — отмахнулся Поль, — все это важно, но оставляет слишком много свободного времени…

— Посмотри новости, — пожала плечами Кэри.

— Ладно, извини, если что сказал не так, не выспался.

— Проехали, сегодня же моя очередь идти на плантацию? — получив кивок Поля, Кэри начала втискиваться в скафандр.

Поль стал возиться со своим. Кэри удивленно посмотрела на наего.

— Я сама справлюсь.

— Мне надо осмотреть оборудование, — ответил Поль, не вдаваясь в подробности, на что Кэри лишь пожала плечами.

Скафандры были неудобными, вакуумными. Для работы на поверхности планеты подошли бы более легкие, но в целях безопасности на период длительного полета в комплект входили только такие. Адаптированные костюмы должна были доставить в будущем. «Если оно будет, это будущее» — вдруг подумал Поль, но тут же прогнал эту мысль, сосредоточившись на проверке параметров скафандра: заряд аккумуляторов, баллонов, средства связи и системы жизнеобеспечения. Кэри, никогда не занимающаяся такими делами, уже оделась и заперлась в шлюзовой камере.

— Когда-нибудь это тебе аукнется, — проворчал Поль, опуская стекло шлема, — как можно так доверять технике?

Когда он вышел на поверхность, Кэри уже скрылась в куполе оранжереи. Не сложная в теории задача — наладить самостоятельное производство простейших растительных продуктов (водоросли), на практике обернулась настоящей головной болью для колонистов. Уже три раза урожай погибал от сбоев систем и несовершенства технологии. Все что на Земле работало идеально, в условиях пониженной гравитации и ряда, пока мало понятных факторов, ломалось или откровенно «глючило». Впрочем, Поль не очень волновался по данному поводу, любое железо можно отладить, нужно только время, а вот что тут с проводами?

А с проводами, вернее оптико-волоконными кабелями, в броневой оплетке, все было в полном порядке, ни одного обрыва. Да, даже, если бы ветру и удалось совладать с каким из них, к модулю они подключались через контактную группу под днищем, и «стучать» свисая с «крыши» не могли в принципе.

— Значит, приснилось, — сказал Поль кабелям и принялся закладывать их камнями.

— Что приснилось? — громыхнуло в шлеме, от неожиданности Поль едва не выронил себе на ногу очередной камень, совсем забыл, что рация скафандра активируется на голос и не отключается в целях безопасности.

— Я с утра был уверен, что обрыв канала на метеостанцию, — признался Поль.

— Бывает. А у меня аккумуляторы наполовине, ты бы, раз вышел, проверил батареи.

— Хорошо, проверю.

Поль хотел закончить с кабелями, но решил, что состояние аккумуляторов важнее, если за день не зарядятся, очередной урожай пойдет коту под хвост. Освободив из зажимов на боку ровера баллон со сжатым воздухом, Поль, кряхтя начал подниматься на холм, вершину которого покрывали пластины солнечных батарей. Причину поломки искать не приходилось, вездесущая пыль так и липла к элементам. Поль пустил струю воздуха на ближайшую из них чем вызвал локальную пылевую бурю.

— Пошел заряд, — отчиталась Кэри.

— Ок, — отозвался Поль, сдувая пыль со следующей пластины.

* * *

Вечером Поль решил последовать совету Кэри и отвлечься телевизором. Сжатые пакеты файлов с фильмами и целыми суточными трансляциями телеканалов, заявленных участниками экспедиции, поступали с Земли регулярно. По замыслу организаторов проекта это должно было исключить чувство изолированности колонии от метрополии. На практике, они с Кэри лишь пару раз смотрели данные передачи, отдавая предпочтение заголовкам новостных сайтов.

Ничего нового на родине не происходило, фильмы оказались скучными, и Поль отключил монитор.

— «Снег»? — спросила Кэри из спального мешка.

— Абсолютный, — кивнул Поль, — лучше лягу спать.

Сон не шел. Поль лежал, разглядывая в тусклом полумраке дежурного освещения купол модуля.

В дверь постучали.

Поль не удивился, лишь посмотрел на часы — половина первого ночи, практически, в то же самое время, сейчас постучат еще раз. Тук-тук-тук. Раздалось со стороны шлюза. Поль выбрался из мешка и растолкал Кэри.

— Не сочти меня за чокнутого, но кто-то стучится в дверь, — сказал он сонной напарнице.

— Тебе приснилось.

— Нет, я не спал, как и вчера.

— Вчера? — сон моментально сошел с Кэри. — А почему ты ничего не сказал?

— Да чтобы ты не решила, что я спятил. И потом, я думал — ветер оборвал какой-нибудь кабель и им стучит в обшивку, но они все целые. А только что опять постучали, так же как и вчера — два раза по три.

— Надо выйти, посмотреть — решила Кэри, расстегивая мешок.

— Там ночь.

— И что? — удивилась Кэри. — Боишься темноты?

— Минус восемьдесят, — уточнил свою мысль Поль, — вернемся, час придется сидеть в шлюзе, иначе выстудим модуль.

— И что ты предлагаешь?

Поль лишь пожал плечами, он не знал что делать, даже не знал зачем разбудил Кэри. Та, тем временем, уже проверяла зарядку скафандра:

— Поль, если тебе не показалось, надо выйти, мало ли.

— Что там может быть? — спросил Поль.

— Деформация модуля от перепада температур, например, — ответила Кэри, — посмотрим, пока нас тут не заклинило.

О таком варианте Поль не подумал, хотя считал себя отличным инженером, сказалось место пребывания вдали от людей и огромный багаж фантастического мусора в виде рассказов о колонизации чужих планет. «Деформация это плохо, — подумал повеселевший Поль, — но лучше чем аборигены-дикари».

Спустя четверть часа тщательного осмотра модуля, Поль, как специалист, сделал вывод о полной исправности оборудования и самой конструкции. Шлюзовая дверь открывалась и закрывалась, электроника фиксировала герметичность и никаких перекосов в стенах или опорах, снаружи даже ветер стих, лишь сверкали в лучах фонариков снежинки углеводорода, моментально испаряясь коснувшись поверхности планеты.

— Нечему тут стучать, — сделала свой вывод Кэри, — может тебе показалось…

— Нет! — чересчур резко ответил Поль перебивая напарницу, впрочем, она не смутившись, продолжила:

— Показалось, что стук шел от двери? Может где в другом месте стучало?

— Не знаю, где? В оранжерее?

— А что? Она в той же стороне, может просто от нее звук пришел? Посмотрим?

— Давай, только с наружи — поморозим урожай.

Обследование второго модуля так же никаких объяснений происшествию не дал, и Поль с Кэри решили возвращаться. Поль отжал ручку двери, но та отказалась открываться, Поль дернул еще раз с тем же результатом.

— Не открывается, — сказал он, не узнав своего голоса.

— Спокойно Поль, — ответила Кэри, отстраняя его от двери, — мы пять раз ее проверили, работала отлично.

Но дверь не открылась.

Две фигуры в скафандрах стояли и смотрели на дверь ведущую к теплу, воздуху и свету — к жизни.

— Знаешь чего мне сейчас больше всего хочется? — подала голос Кэри.

— Чего? — спросил Поль, на которого накатила волна апатии.

— Почесать затылок.

— Почесать затылок?! — переспросил ошарашенный Поль и сорвался. — Тебе хочется почесать затылок! Да мы тут через двенадцать часов замерзнем или задохнемся, а тебе хочется почесаться?! Ты спятила?!

— А знаешь какое самое лучшее средство от истерики? — спокойно спросила Кэри.

— Да мне плевать! — орал Поль. — Зачем мы вышли?! Зачем?

— Эх дать бы тебе по морде, — вздохнула Кэри, — но в скафандре не получится, как и почесаться. Успокойся, мы можем пойти в оранжерею.

— Оранжерею?!.. — Поль осекся, в самом деле, оранжерея представляла из себя точную копию жилого модуля, приспособленную для иных целей, но жить в ней вполне можно, покрайней мере до тех пор, пока не удастся вернуться в основной, — Постой, чего мы стоим перед этой дверью?

— Не поняла?

— У нас же второй шлюз для межмодульного перехода есть.

— Он законсервирован.

— Главное попасть в камеру, а там пока будет прогреваться я, все разблокирую, — заверил ее Поль и первым направился к обратной стороне купола.

* * *

К вечеру, невыспавшийся, уставший и очень злой Поль выбрался из скафандра и не озаботившись поставить последний на зарядку, упал на кровать.

— Разобрался? — спросила Кэри, сидя у монитора компьютера.

— Не поверишь, дверь просто примерзла.

— Как это? — повернулась к нему напарница.

— Просчет конструкторов. Когда мы выходим, мы не откачиваем воздух из модуля, как при возвращении делаем с марсианской атмосферой, а в нашем воздухе много воды, вот дверь и прихватило на морозе.

— Но раньше такого не было, — усомнилась Кэри.

— Раньше мы ночью не выходили, — вздохнул Поль, — надо сообщить в центр, пусть подумают как избежать повторения истории и второй шлюз предлагаю больше не консервировать. Все я спать.

Этой ночью Поль спал как убитый, совершенно не волнуясь, повторятся загадочные стуки или нет.

* * *

— Поль, надо поговорить, — начала Кэри за завтраком.

— Говори, — согласился Поль, понимая о чем пойдет речь.

— Мне не понравилась твоя… Реакция на нештатную ситуацию, как специалист могу предложить курс успокоительных средств.

— Брось, я просто устал, недосып, нервы, но это не повод пить таблетки.

— Они как раз от нервов, — не согласилась Кэри, — и спать лучше станешь.

— Наркоманом я от них стану, — возразил Поль, — нет.

— При соблюдении дозы…

— Я сказал нет. Запрашивай приказ из центра.

— Думаешь, стоит им об этом сообщать?

— Думаю, да, и про стуки тоже, пускай ищут причину.

— Как скажешь, — согласилась Кэри, — сегодня твоя очередь идти в оранжерею.

* * *

— Ты чего не ложишься? — спросила Кэри.

— И тебе не советую, — ответил Поль, расхаживая по помещению. — В прошлый раз стучало в половине первого ночи, предлагаю вместе послушать и постараться определить откуда этот звук.

— Давай послушаем, — согласилась напарница, выбираясь из мешка, — только не маячь, сядь, ты похож на параноика.

Поль счел просьбу разумной и сел на свою кровать. Впрочем, ждать еще было часа полтора, поэтому предложил:

— В шахматы? Давно не играли.

— На очередь в оранжерею? — спросила Кэри доставая доску.

— Можно и на очередь, — не очень охотно согласился Поль, который играл заметно хуже напарницы.

Несмотря на многочисленные ошибки Полю, удалось свести партию к пату.

— График остается в силе, — заключил он.

— Согласна, но время почти два и никаких стуков.

— Слышал, — мрачно кивнул Поль, — может погодные условия другие?

— Или их не выпустили из дома хулиганить?

— Кого?

— Детей марсиан.

— Ты шутишь? — тихо спросил Поль.

— А ты серьезно? — прищурилась Кэри, — Поль, я верю тебе, что ты что-то слышал, но это не значит что это должно повторяться. Пошли спать.

Кэри уснула сразу, Поль уже хорошо изучил ее дыхание во сне, а вот самому ему не спалось. А еще через десять минут в дверь постучали.

— Кэри! Кэри! — закричал, Поль забившись в мешке, — Стучат! Скорее!

Наконец, выпутавшись из мешка в одних трусах, кинулся к скафандру.

— Поль, ты чего?!

— Стучат! Надо быстро выйти, посмотреть! — объяснил Поль, барахтаясь в плохо подготовленном скафандре.

— Поль, успокойся…

— Я спокоен! Надо выйти, посмотреть, сейчас постучат второй раз!

— Поль нельзя выходить ночью, мы это установили на собственной шкуре.

— Плевать, я быстро…

— Поль, через сколько стучало второй раз?

— Через пару минут, сейчас сама услышишь!

— Поль! Прошло уже десять, ничего не стучит.

— Надо посмотреть, — настаивал Поль, пытаясь соединить швы скафандра, но из за лихорадочности движений у него никак это не получалось.

— Поль, посмотри на меня! — приказала Кэри.

Поль повернул голову на голос и получил звучную пощечину. В голове зашумело, а спешить куда либо расхотелось.

— Снимай скафандр, — велела Кэри, и Поль послушно стал разоблачаться. — К тому же, он у тебя незаправлен.

— Да? — Поль посмотрел на датчики. — В самом деле, почти пустой. Извини и, это, спасибо тебе.

— Не за что, выпей, — протянула Полю стакан с мутным раствором.

— Что это?

— Успокоительное с седативным эффектом, ничего вызывающего привыкания, пей!

Поль послушно выпил и сел на стул у стола. Кэри, тем временем, подключала его скафандр к заправочным шлангам и гнездам. Поль с ужасом представил себе, чем мог закончиться его необдуманный выход наружу.

— Спасибо, — поблагодарил он еще раз.

— Забудь, ложись спать.

— Что-то твое зелье не действует, — признался Поль, спать совершенно не хотелось.

— Ложись и подействует, — уверила Кэри, направляясь к своему мешку.

Поль послушно лег и действительно очень быстро заснул. Он редко видел сны и еще реже их запоминал, но этот сон остался в сознании ярким видеорядом. Зеленые человечки подбегали к модулю, стучали в дверь и, подло хихикая, убегали, заметая за собой следы хворостяным веником.

— Откуда у них хворостяной веник? — пробормотал Поль, протирая заспанные глаза.

— У кого? — настороженно посмотрела на напарника Кэри.

— У марсиан, — пояснил Поль, опомнился и добавил. — Сон приснился, как марсиане стучатся к нам в дверь и, заметая следы веником, убегают. Еще и хихикают так подленько.

— Поль… — начала Кэри, но он ее перебил.

— Я не буду пить…

— Да, черт с ней, этой химией, — неожиданно ответила Кэри, вставая, — думаю, тебе надо увеличить физические нагрузки, я разработаю тебе новую программу реабилитации.

И разработала — вместо положенных двух с половиной часов на тренажерах, призванных в условиях пониженной гравитации поддерживать мышцы в тонусе, Кэри гоняла его все четыре. И Поль понял, что устал, впервые за несколько месяцев, по-настоящему, устал.

«Может, она и права, — подумал он, стоя в душе. — Впрочем, скоро мы это выясним, главное не уснуть».

— Поработаю, — обронил он Кэри, садясь за стол, — есть идея как устранить образование конденсата в шлюзе.

Напарница ничего не ответила и застегнула спальный мешок, Поль, в самом деле, за время экспедиции успел разработать с дюжину рекомендаций и рационализаторских предложений по оборудованию и снаряжению экспедиции.

В половине первого Поль, воровато оглядываясь на кровать напарницы, подкрался к внутренней двери шлюза и, приложив к ней ухо, замер.

— Ты чего?

От неожиданности Поль вздрогнул и словно его застали за каким-то непотребством, засуетился невнятно оправдываясь:

— Так тут… Если воздух замерзает… Ну ты понимаешь, искажения звуков…

— Завтра пять часов на тренажерах, — вздохнула Кэри, поварачиваясь на другой бок.

Поль тоже счел за благо, отправиться спать. Лежа в мешке, он невольно посматривал в сторону шлюзовой камеры, Кэри не спала, все ворочалась и даже бормотала что-то себе под нос. «Не спи, сейчас ты все сама услышишь и забудешь обо мне» — подумал Поль, но время шло, а ничего не происходило.

Лишь в третьем часу, когда Кэри успокоившись заснула, да и сам Поль уже был на грани яви и сна, в дверь постучали. Он не дернулся, не удивился и даже не пытался встать, он просто смотрел в потолок. Через две минуты постучали еще раз.

«Интересно, — подумал Поль, — почему в дверь стучат только тогда, когда Кэри спит? Кто-то хочет вступить в контакт лично со мной? А откуда он знает кто из нас бодрствует, а кто нет? Телепат? Зачем же тогда стучаться? Спокойно Поль, на Марсе никого кроме нас нет, а в инопланетян ты не веришь. Думай, Поль, ты же умный. Если я слышу стук в дверь, когда Кэри не может его слышать, а стучать некому, то этот стук у меня в голове. Значит она права, я начал сходить с ума. Или некто хочет чтобы я так думал. А кто может этого желать, если на планете только два живых существа?»

Поль аккуратно расстегнул мешок и подошел к дежурной аптечке. Организаторы экспедиции заботились о взаимозаменяемости членами экспедиции и, хотя врачом была Кэри, Поль неплохо знал список и действие, имеющихся у экспедиции препаратов. В аптечке не хватало нескольких таблеток психотропной группы.

— Вот ведь… — выругался Поль, но спохватился и притих. Аккуратно убрал таблетки на место. — Решила свести меня с ума? Посмотрим, посмотрим.

* * *

Не взирая на бессонную ночь, Поль был возбужден и не мог сидеть на месте. И, дабы напарница, готовившая завтрак, не заподозрила неладное, Поль затеял уборку. Жужжа портативным пылесосом, он метался по модулю, стараясь угадать, в какое из блюд она подмешает препарат. Удобней всего это сделать с обязательным витаминным коктейлем, он и без того на вкус не очень и легкая горчинка будет совершенно незаметна. Впрочем, ничего подозрительного подглядеть не удалось.

— Закругляйся, пошли завтракать.

Поль не заставил себя просить дважды, швырнул пылесос себе на кровать и сел за стол.

— А давай разнообразим наш завтрак, — предложил он, — поменяемся тарелками.

— Зачем? — нахмурилась Кэри.

— Надоело, у меня синенькая тарелочка, у тебя зеленая, хочу сегодня зеленую — каприз.

Кэри пристально посмотрела Полю в глаза и, молча поменяла тарелки.

— И коктейли, — добавил Поль.

— Зачем? Стаканы одинаковые.

— Меняться так всем.

— Поль, а больше ничем не хочешь поменяться? Может нижним бельем? — обозлилась Кэри.

— Так вот в чем дело, — зло прищурился Поль, — уязвленное женское самолюбие.

— Я не понимаю тебя.

— Да все ты понимаешь! Я ничего не скрывал от медицинской комиссии, психологи ошиблись, и мы просто не подходим друг другу! Я обычный, гетеросексуальный мужчина!

— Поль, ты…

— Заткнись! То, что у меня на тебя не «стоит» — не дает тебе права пичкать меня отравой!

— Поль! Что ты несешь?!

— А почему ты не хочешь поменяться коктейлями? Потому что намешала туда всякой дряни?!

— Потому что, когда у человека не в порядке с головой, нельзя ему в этом потворствовать! — крикнула Кэри, собираясь встать из-за стола.

Поль был крепким, отобранным из нескольких тысяч претиндетов, мужчиной, а хуком с левой, он мог гордиться. Кэри, весившая на марсе не больше подростка, вскрикнув, отлетела к противоположенной стене модуля, попыталась встать, но Поль уже сел на нее сверху:

— Сейчас ты сама выпьешь эту отраву, — сказал он хватая ее за волосы и пытаясь силой напоить коктейлем.

Кэри сопротивлялась как могла, уже половина напитка была на ее рубашке, губы, разбитые о стакан кровоточили, высвободив одну руку, ей удалось вцепиться ногтями Полю в лицо.

— Мразь! — взвыл Поль и наотмашь ударил кулаком Кэри в висок.

Женщина больше не сопротивлялась, а Поль все молотил ее по голове кулаками, с каждым ударом понимая, что именно этого ему всегда и хотелось, лишь почувствовав, что возбудился, прекратил избиение. Встал и подойдя к столу жадно выпил Кэрин стакан.

— Это будет тебе уроком, — сказал он, вернувшись к телу, запомни его!

Но Кэри не ответила, тело ее тряслось в судорогах, а кожа шеи и рук побледнела.

— Кэри? — Поль кинулся к ней рухнув на колени. — Кэри!

Тело женщины дернулось и расслабленно распласталось по полу, в районе таза расползлась небольшая лужица.

Поля зазнобило, разорвав рубашку на груди напарницы, припал к ней ухом, ничего не услышав, принялся делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание.

— Не ври, ты не можешь умереть, — бормотал он, обливаясь потом, — ты не можешь умереть, тебе нельзя умирать…

Сквозь одышку и путаницу мыслей, Поль пытался вспомнить, сколько нужно проводить реанимационные мероприятия и каковы признаки биологической смерти.

— Реанимируемый приходит в себя при подобных мероприятиях, — забормотал Поль, цитируя по памяти инструктора, — лишь в фильмах, в жизни Вам придется выполнять их вплоть до приезда скорой помощи… Здесь нет скорой… Да очнись ты, сука… Признаки, какие там признаки — «кошачий» глаз.

Поль поднял Кэри веко и попытался сдавить глазное яблоко, но глаз выскальзывал из окровавленных пальцев, запачкался и зрачка стало не видать, впрочем, из без того до него дошло, что Кэри мертва.

— Они прилетят, а я ее убил, — бормотал он, сидя рядом с трупом. — Как я докажу, что она хотела меня отравить? Никак. А что они сделают? Отправить меня обратно не смогут, тюрем тут нет. Они просто убьют меня. Да, это точно, никто не захочет провести остаток жизни с убийцей в замкнутом пространстве. Точно убьют, вернее — казнят. Если только они узнают, что я ее убил. Это же Марс, всякое может произойти. Да, да, несчастный случай.

Поль решительно встал. Все происходящее в модуле, фиксировалось на уровне биометрических параметров, в своеобразный «черный ящик», который передавал данные в центр, но до ближайшего сеанса связи еще десять часов, файлы можно удалить, Поль как инженер мог это сделать, оставалось инсценировать несчастный случай.

Упаковаться в скафандр — дело непростое для живого человека, а поместить туда труп оказалось почти невозможным, лишь через пару часов Поль справился с этим и выволок скафандр с телом в шлюзовую камеру. Затем оделся сам.

— Где же это произошло? — спросил Поль, оглядывая местность снаружи. Провалов или скал рядом со станцией не было, единственная возвышенность — холм с солнечными батареями. — Подойдет. Сейчас мы тебя отнесем туда и все будет хорошо.

Поднеся скафандр к крайнему элементу, поставил его на колени и что было сил ударил стеклом шлема о металлический угол. Элемент пошел трещинами и погнулся, но забрало выдержало.

— И пусть, кто там разберется, — проворчал он, переворачивая тело на спину, — а теперь камушком, камушком.

С пятого удара стекло покрылось сеткой а сквозь маленькое отверстие в Поля ударила струя парящего воздуха.

— Вот и все, — сказал он, распрямляясь, — через два года никто не разберется что тут произошло.

Поль уже хотел уйти, но вовремя сообразил, что на холм ему ходить довольно часто, и соседство с трупом — не лучший вариант, да и почему он должен оставлять место происшествия нетронутым? Поврежденной батареи достаточно, а тело лучше отнести в сторону и временно захоронить, хотя бы просто завалить камнями.

* * *

С вечера Поль не находил себе места меряя шагами модуль. «Сколько действуют лекарства? Что делать если постучат?» — размышлял он. Тем временем время шло, а ничего необычного не происходило, ближе к утру Поль успокоился, выставил будильник на полдень и лег спать.

— Господи, — потянулся Поль, выключая будильник, — как хорошо когда никого нет!

Настроение было отличным. Поль не сомневался, что спокойно дождется второй группы, скучать без помощника будет некогда, а значит и переживать не о чем…

В дверь постучали.

Поль споткнулся на ровном месте и замер. В дверь вновь постучали, настойчиво, несколько раз.

— Сейчас же день, — пробормотал Поль, бледнея, — и таблетки уже точно не действуют. Что происходит?

А в дверь барабанили настырно, не переставая.

— Сейчас, сейчас, оденусь только, — крикнул Поль застегивая скафандр, слабо соображая, что он делает.

Тем временем, стучать перестали, и Поль помедлив минутку отворил дверь. Он всегда смеялся над выражением — волосы встали дыбом, но тут у самого на затылке, что-то пришло в движение, а глаза залил холодный пот.

В пяти метрах от порога шлюза стояла Кэри. Лица сквозь сетку разбитого стекла не разобрать, а вот оттопыренный средний палец Поль разглядел отчетливо и быстро захлопнув дверь, ввел блокирующий код на замке, не проходя положенных дезактивирующих мероприятий, ввалился в модуль.

— Значит, дело обстоит следующим образом, — выдал он глядя в зеркало, — Кэри была права, а вы, голубчик неправы, а теперь вы и подавно просто сумасшедший убийца. И что мы будем с этим делать?

Поль задумчиво посмотрел на потолок…

* * *

Зелёный огонек на экране монитора замигал, порозовел и вспыхнул устойчивым красным.

— Прекрасно, — потянулся Сидх, — клиент спекся, теперь можно и в отпуск.

— Все равно не понимаю, нафиг было столько сидеть в этой дыре, когда можно просто грохнуть их при посадке или во время полета. Нужен несчастный случай? Получите встречу с метеором, — буркнул Фарк.

— Беда в том, — начал Сидх, разбирая оборудование, — что ты Фарк недавно в нашем отделе. А значит плохо знаешь психологию дикарей.

— И? — спросил Фарк, помогая собираться.

— Вот тебе и «и». Ошибки инженеров или несчастные случае их не испугают, они к этому готовы. А вот когда сюда прибудет вторая экспедиция и обнаружит загаженный висельником модуль — это будет удар. Затем найдут мумию второй. Сообщат на Землю и потратят уйму времени, разбираясь в произошедшем, а потом и они не выйдут на связь. Третьей экспедиции, скорее всего, уже не будет.

— А если будет?

— Значит они чуть крепче, чем нам кажется, но уж она, точно окажется последней. Циклов на двести, а за это время наши ребята окончательно привьют им индивидуалистичные животно-потребительские нормы поведения, и Мировой Совет, наконец-то, понизит рейтинг землян с предразумных до животных. Ты только представь: семь миллиардов биологически чистых, генетически неизмененных особей, добычу можно вести циклов семьсот, восемьсот без квот и ограничений!

— Да уж, — кивнул Фарк, — а за этих премию дадут? Как думаешь?

— Должны, по идее, — кивнул Сидх.

  • Двое / More Sunni
  • Афоризм 507. О мере. / Фурсин Олег
  • ТРАНСПЛАНТАЦИЯ. / Проняев Валерий Сергеевич
  • О русском языке / Васильков Михаил
  • Соседи / Кавсехорнак Георгий
  • Заврался (Вербовая Ольга) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Рок поцелуй / Mrs Jane
  • Смертельное вдохновение / Мескалито
  • Рояль Шопена (Вербовая Ольга) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • Речь Куриона / Ижевчанин Юрий
  • Слова. / ромашка не забудь меня пчела

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль