0.00
 
12

Глава 12

Крейсер с дежурной командой оставили на орбите Луки. В мою обязанность входило, встретить ремонтную группу. Катя осталась со мной, теперь я точно знал, что она тоже не хочет расставаться. Проходя мимо, один из ремонтников кинул презрительный взгляд на мою каши, хохотнул:

— Командор, вы прямо целый зоопарк привезли с собой, кот, вариши, ещё и мутантка.

Я задохнулся от вспышки ярости, готовый выхватить оружие. А моя каши просто ответила:

— Да, нет, похоже, зоопарк только что прибыл чинить крейсер, справитесь ли?

Парень остановился хлопая глазами, не найдя, что ответить.

— Моей каши, лейтенант, не стоит грубить, а ещё не стоит ставить себя выше других обитателей вселенной. Я вынужден доложить о неподобающем поведении вашему начальству.

— Каши? — он перевёл удивлённый взгляд на меня, — так это и есть,… но мутанты не могут…

— Она не мутант, просто другая раса, не усугубляйте своё и так не завидное положение, бестактными вопросами.

Мы прошли в шлюпку, для нас двоих здесь места хватало. Кате было интересно, она ни разу не спускалась на планету в шлюпке. Я специально снизил скорость, когда вынырнули из облаков, что бы моя избранница могла лучше рассмотреть планету. Она прижалась к иллюминатору и во все глаза рассматривала приближающуюся землю.

— Танго, здесь, прямо как на земле небо голубое деревья зелёные. А какие необычные дома! Тан, у тебя такой же дом?

— Да, милая. Все дома на нашей планете выращены по одной технологии.

— Как это, выращены?

— Обычно, разве у вас не так?

— У нас их строят.

— Но ведь при строительстве могут быть допущены ошибки и это опасно. А когда выращивают дома, природа сама помогает, она не ошибается.

На посадочной площадке стояли Зордек, Мио, два офицера тайной службы и старик в балахоне священника.

— Командор Кирим, с прибытием! Рад, что вы целы и невредимы.

— Ломбо, я то же рад видеть вас, — пожал протянутую руку, — с чего такая торжественная встреча?

— Мы получили ваш отчёт, хотел извиниться, за нашего лейтенанта Тодо Бристола, не стоило доверять полностью нашим аналитикам.

— Да, я разделил бы его участь, если бы не Катя, — он обнял меня за талию.

— Я уже в курсе, пока вы общались с ремонтной бригадой, я пообщался с шурхи Мио, должен сказать, нам необходимо пересмотреть своё отношение к малым планетам и их обитателям. Я лично буду ходатольствовать об объявлении планеты Кватиси особой зоной.

— Они достойны защиты и внимания, — Танго улыбнулся.

— Что же касается вашей девушки…

— Она моя каши! Я докладывал.

— Об этом, позвольте судить мне, — священник подошел, заглядывая в глаза Кати, — скажите, милая, что вы чествуете?

Она растерянно посмотрела на меня, потом перевила взгляд на старика:

— Я должна чувствовать, что то особенное?

— Вы выглядите не так как другие женщины, вас это не смущает?

— Если это не смущает моего мужчину, почему это должно смущать меня? А на мнение прочих, извините, мне наплевать.

— Господин священник, к чему эти вопросы?

Я прижал каши ближе.

— У вас прошла инициация, без благословения храма, но с учётам пережитого вами, я готов прямо сейчас благословить вас.

— Что это значит? — прошептала Катя, дёрнув меня за рукав.

— Инициация, — я улыбнулся, — это когда мы с тобой…

Она покраснела и уткнулась носом мне в бок. Священник улыбнулся.

— Я и так всё вижу, но каши, это такая редкость, поэтому пусть всё произойдёт здесь, при большом количестве свидетелей. Танго Кирим, возьми свою Каши за руки.

Я обхватил запястья Кати, но она покачала головой. Мы переплели пальцы, глядя в глаза друг другу. Священник что— то начал бубнить постепенно всё больше растягивая слова.

— Что он говорит? — тихонько спросила Катя.

— Это древняя молитва, — я ответил так же тихо.

Молитва продолжалась, а у меня перехватило дыхание, я чувствовал, что необходимо коснуться губ моей звёздочки. Каши то же тянулась навстречу мне. Мы забыли, что находимся здесь не одни. Здесь сейчас были только я и моя каши, мой свет, моя звёздочка, моя жизнь. Она закрыла глаза, когда я коснулся её губ, а мне пришлось это сделать, вокруг нас образовался столб яркого света. Покашливание священника заставило вспомнить, где мы находимся. Оторвавшись, Катя смущённо уткнулась в мою грудь. Я осмотрелся, вокруг нас было живое кольцо людей. Откуда появилось столько желающих посмотреть на обряд благословения?

— Ой, ой, — раздалось снизу, это моя каши увидела народ.

— Единственный раз я видел нечто подобное, много лет тому назад, когда был ещё мальчиком, — проговорил старик, утирая слёзы, — не думал что доживу до следующего раза.

— А сколько вам лет? — Катя тронула его за руку.

— Уже двести двенадцать, обычно барги столько не живут.

Моя каши, вдруг отпустила меня и двумя руками обхватила кисть священника.

— Вы дали обед жить, пока не возродится древнее благословение. Но вам не стоит покидать сейчас этот мир, — она говорила, так тихо, что слышали только я и священник, — дождитесь моих детей.

Она говорила, так как будто находилась в каком то трансе, только её руки чуть светились, когда она отпустила ладонь священника, она то же едва светилась. Мио тронул меня за плечо, я обернулся «не волнуйся, я же говорил, она — мауми» — услышал у себя в голове.

Тем временем священник качнул головой, разглядывая руку и отошел. Из толпы вышли двое, мои родители. Мама утирала слёзы, у отца то же подозрительно блестели глаза.

— Это мои родители, — шепнул я каши.

Она растерянно смотрела на них. Это была очень красивая пара, даже сейчас я любовался, когда видел их вместе. Оба высокие, стройные и очень любили друг друга. Я никогда не видел, что бы они ссорились. И с детства мечтал то же найти свою любовь. А нашел мою звёздочку, мою каши. Мама подошла, провела пальцами по щеке Кати.

— Ты такая нежная, как утреннее солнце, хорошо, что мой сын нашел тебя.

— Вообще — то это я его нашла, в пыльной буре, — она усмехнулась, а я прижал её к себе.

Мама посмотрела на нас, и обняла обоих. Отец то же обнял меня:

— Твоя каше, похоже, сама за себя может постоять, — он улыбнулся и чуть поклонился Кате.

— Ребята, встретимся через неделю, — приблизился Зордек, — Мио согласился пожить у меня это время, познакомлю его с женой и сыновьями.

Мио подошел, взял Катю за руки и заглянул в глаза, она счастливо улыбнулась и кивнула. Родители с интересом наблюдали за нами.

— Танго, ты нам всё расскажешь?

— Конечно, мама.

Весь вечер мы разговаривали, я рассказал, как мы встретились, об аварии на Кватиси, о том, как моя Каше спасала меня. Катя не хотела, что бы я рассказывал всё, но я не позволил ей остаться в тени. Да и как это возможно, моя звёздочка сама была светом. Рассказал о пиратах. О вариши Широне катя, рассказала сама, я не знал, что у него есть женщины, которых он, по сути, спас. О том, как её увёз глава клана варишей, об азиленах. Видел, что она старается просто констатировать факты, по возможности сухо. Только один раз её голос выдал, те переживания, которые она испытала на Азиле, когда сказала, что её держали, на цепи. Я этого не знал, мои руки сжались в кулаки. Катя заметила, и уже весёлым голосом принялась объяснять, что те боялись, что она свалиться с их высокой башни. Несмотря на её шутки, мне было известно, насколько ей было страшно.

— Значит, ты умеешь петь? Это большая редкость, — сказал отец, когда мы закончили своё повествование, — я никогда не слышал…

— Отец, Кате надо отдохнуть, — я обнял её, — уже поздно.

— Танго, мне не трудно, только жаль, что нет инструмента, — она тепло улыбнулась, встала, подошла к окну. Уже стемнело, небо было чистое и звёздное.

Покроется небо, пылинками звёзд, И выгнуться ветви упруго. Тебя я услышу за тысячу вёрст, Мы эхо, мы эхо, мы долгое эхо друг друга…

Она пропускала, через себя всю нежность, даря её мне. Я чувствовал это. Приблизился, положил руки ей на плечи.

Мы память, мы память, Мы звёздная память друг друга!

Родители сидели, не шевелясь и едва дышали. А моя каши, закончив, смотрела мне в глаза, своими голубыми озёрами. Я не хотел, что бы это когда ни — будь, кончилось. Несколько минут мы так и стояли, просто растворяясь, друг в друге. Краем глаза заметил, как мама, коснувшись папиной руки, поднялась, и они, стараясь не производить звуков тихо вышли.

— Каши, я слышал, всё, что ты пела, не знаю, как это получалось, просто вот здесь, — я положил руку себе на грудь, — я слышал твою песню, даже на другом конце галактики.

— Может, потому, что я пела для тебя…

Её губы так соблазнительно улыбались. Я порывисто обнял. Как раньше мог жить без этих голубых глаз, губ, дыхания.

На следующий день из постели мы выбрались только к обеду, и то только по тому, что мама пригрозила « снести эту дверь, если я сейчас же не приведу кормить свою каше».

— Тан, — Катя смотрела на меня смеющимися глазами, — похоже, я знаю, в кого у тебя привычка выносить двери.

— Я люблю тебя, милая, — не хотел выпускать её из объятий.

— Слушай, а что это было, там, на посадочной площадке? Нас поженили?

— Да, теперь ты моя жена.

— Но ты, по— прежнему называешь меня, каши.

— Каши, это больше, чем просто жена, это воздух которым я дышу, — я улыбнулся, коснувшись её губ, — это песня…

Пять дней я возил мою милую по Луке, мне хотелось показать всю красоту родной планеты. Летающие острова, водопады, старинные храмы. В одним из них, встретились со священником, который проводил обряд. Странно, мне показалось, что он выглядит моложе. Сказал об этом Кате, когда улетали от туда, а она только улыбнулась в ответ. Мы путешествовали, а по ночам дарили друг дугу нежность и ласки, моя девочка была счастлива, о себе я молчу, я как будто парил, не касаясь земли. Зордек узнав о том, что мы путешествуем, предложил встретиться рядом со зданием центра межгалактических отношений. Мы сидели в кофее и ждали их с Мио, когда подошел офицер тайной службы, представился Гирром. Он с интересом посмотрел на Катю. Но я уже знал, что мою каши не так легко смутить, за последние дни она освоилась, и стала чувствовать себя уверенней. И ещё, не смотря на всю нежность в ней чувствовался стержень, такой твёрдый, что иногда мне казалось, она сильнее любого обитателя вселенной.

— Командор Кирим, мы понимаем, что у вас отпуск, но всё же вы найдите время, что бы подойти в комитет, ответить на кое какие вопросы.

— Меня не вызывали в комитет, — я нахмурился.

— Это не срочно, но если это удобно, можно пройти прямо сейчас.

— Сходи, я подожду здесь, сейчас придут Зордек и Мио, — Катя отхлебнула ароматный напиток.

— Не хотелось бы оставлять тебя одну, — что т царапало внутри.

— С вашей каши ничего не случится, командор.

— Хорошо, узнаю, что они там хотят от меня.

Я поднялся, поцеловал Катю, и отправился вслед за офицерам. Что— то мне не понравилось в нём, но он даже не попытался остаться с Катей, и я расслабился. Надо было бы взять её с собой, но вход в здание был не для всех, а делать пропуск, терять кучу времени на пустые формальности не хотелось. Вопреки моим ожиданиям, меня продержали в коридоре больше часа, глупые, ничего не значащие вопрос раздражали. Наконец я вышел из душного помещения, вздохнул полной грудью. Не доброе предчувствие снова царапнуло. Направился в кафе, где оставил Катю. На полпути вдруг передо мной появилась Кадиша, и повисла у меня на шее. Когда то я встречался с ней, тогда я вообще был популярен у женщин. Ещё бы, знаменитый командор Кирим, герой битвы с армадой пиратов. Тот, под чьим командованием удалось распылить силы пиратов и уничтожить их основную мощь.

— Командор, — её медовый голос, от которого раньше сходил в ума, теперь казался приторным, не настоящим, да и сама она была как искусственная кукла, красивая, но холодная, — когда мне сказали, что ты жив, я не поверила, где пропадал мой командор четыре года? — и она прилипла к моим губам.

Меня передёрнуло, как раньше я не замечал этой фальши. В сердце, что то больно кольнуло, я расцепил её руки, и отодвинул от себя.

— Кадиша, я женат.

— Да, я слышала, — она безразлично махнула рукой, — говорят, что прямо настоящую каши встретил, неужели правда?

Внутри свернулось, кольцо колючей проволоки. Что происходит?

— Правда, — я, быстро обогнув Кадишу, и чуть не бегом бросился в кофе. Одновременно со мной туда входил Зордек и Мио. Зордек поддерживал шурха, а тот пошатывался, и шарил по залу взглядом. Кати не было. Что — то сломалось внутри меня, ноги не держали, и я опустился на стул. Прикрыл глаза, потянулся к каши. Но там, где раньше был тёплый пучок света, теперь чувствовал только пустоту.

— Мио, что случилось? — едва смог произнести.

— « Она просто закрылась, сказала, что надо подумать, выстроила стену, я не могу пробиться к ней, там только холодная стена».

— Сейчас всё узнаем, — быстро проговорил Зордек и направился к стойке, вернулся через минуту, — она сидела здесь, потом, кого то увидела, и вышла за пару минут до нашего появления.

 

 

  • Глава 5 / Хранительница Равновесия / Екатерина странствующая
  • Колдунья-ночь / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Уходящий день / Алина / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Парк. Парень идет, о чем-то думает... / Завтра Уйду
  • Русалочий мыс / Грай Станислава
  • Вон... / Неопасные тексты / Ольга Девш
  • Подснежник / По следам лонгмобов-3 / Армант, Илинар
  • Колыбельная. / Ayuki
  • День рождения / LevelUp - 2015 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Старая сказка - 2* / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • Я не поэт - это звучит гордо! / ЧУГУННАЯ ЛИРА / Птицелов Фрагорийский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль