Несвятая инквизиция / Сволочи начинают и выигрывают / Алова Ника
 

Несвятая инквизиция

0.00
 
Несвятая инквизиция

Город спал. Те, кому завтра предстояло идти на работу, уснули давно, даже прежде, чем окончательно стемнело. Те, кого ожидал день отдыха, частью доползли из питейных домой, частью заснули по дороге. Домочадцы отдыхающих шахтеров тоже спали — темнота, тишина и долгожданная ночная прохлада угомонили всех. Бодрствовала, пожалуй, только охрана на складах шахты, да несколько дозорных, по долгу службы обходивших безмолвные улицы. Лардан втянул носом воздух, наслаждаясь дразнящим ароматом сотен теплых тел, запахом самой жизни.

Затем он оглянулся на своих спутников. Они чувствовали то же, что и он — легкое возбуждение и все усиливающуюся жажду. Угощение было подано, пришло время приступать к трапезе.

Лардан сорвал покрывало с большой клетки, которую они привезли с собой. Невнятное ворчание тут же перешло в нетерпеливое поскуливание. Ранара прикрыла лицо платком, рассерженная усилившимся зловонием и упрямством любовника. Да, он снова притащил на Охоту мертвых вампиров.

Гончие были слабостью и страстью Лардана. С тех пор, как он научился их создавать, без них не обходилось ни одной его Охоты. Наверное, они давали ему именно ту власть, о которой он мечтал — полную, безраздельную и безусловную. Ведь сначала они были его последователями, заглядывали ему в рот, внимая каждому слову. Так хотели стать вампирами, избранными, властителями ночи и ужаса. А потом отдавали ему всю свою энергию, саму свою жизнь, становясь его рабами. Дикими, тупыми, бессмысленными. Мертвыми, но даже в смерти покорными воле господина.

Может быть, ему просто нравилась сама возможность решать, кто будет с ним рядом, станет таким же как он, а кому суждено сделаться всего лишь марионеткой. Кто достаточно силен, а в ком лишь тень силы, открывающей путь Охоты — вечную дорогу кровавых наслаждений.

Такими были и те, кто сейчас сидел в клетке, чуя кровь и упрашивая дать им свободу. Ранара уже и не помнила, где они их подобрали. Возможно, на Макри, но девушка, почти ребенок, была, вроде бы, землянкой. Кажется, не подошла заказчику, оказалась слишком взрослой. Впрочем, все это уже совершенно не имело значения.

Теперь эти пятеро существ тянули между прутьями свои покрытые трупными пятнами руки. Некогда они были живыми людьми, но сейчас их и без того не слишком чистые тела уже начали разлагаться, делая вонь почти невыносимой. Лардан никогда не был щедр на кровь для этого скота, так что их ничто не подпитывало с самого момента смерти.

— Зачем ты их притащил? — чуть слышно шепнула Ранара.

— Они отвлекут охрану, — так же тихо отозвался Лардан. — Может быть, все удастся свалить на них.

Женщина подавила вздох. Он по-прежнему был безнадежно туп, если полагал, что местное начальство перепутает этих макрийцев с местными. Разве что беспокойные покойники сгорят на утреннем солнышке, но подобная перспектива не представлялась реалистичной. До рассвета не меньше пяти часов, они не задержатся здесь больше, чем на час, а охрана без труда прикончит рабов, и уж тогда не поленится их внимательно рассмотреть.

Но… Лардан обожал поднимать панику, заставлять жертв метаться в ужасе, а уж потом преследовать их. С этим ничего нельзя было поделать. Он лишь улыбался, и говорил, что только так получается настоящая Охота, а бесшумные нападения больше похожи на воровство. Остальные горячо его в этом поддерживали. Ранара не спорила.

Лардан открыл клетку, и мертвецы рванули к городу. Вампиры застыли в ожидании первого крика — сигнала, что вечеринка началась, и им пора присоединяться. Долго ждать не пришлось. Голодные покойники очень спешили.

Наконец ночь разорвал истошный женский визг, далекий и быстро оборвавшийся. Но чутким ушам вампиров большего не требовалось. Теперь им следовало поспешить, если она хотели поживиться как следует. Едва касаясь земли носками сапог, все четверо рванули по следу гончих.

К их прибытию городок уже проснулся. По улицам бегали перепуганные полуодетые люди. Еще теплые со сна, силящиеся понять, что же творится, они то и дело спотыкались, натыкались друг на друга, падали и кричали, кричали, кричали. Отовсюду слышались бессвязные вопли, рыдания, ругань. Кто-то звал своих детей, кто-то — родителей. И повсюду властвовал густой до сладости запах адреналина, наркотически притягательного для вампиров.

Ранара тенью скользнула по улице, преследуя выбежавшую из дома женщину, за пару секунд настигла ее, почти нежно обняла сзади и запустила клыки в шею. Наслаждение длилось несколько мгновений, потом кровь стала словно бы чуть холоднее. Вампирша сердито отшвырнула обескровленное тело, давшее ей так отвратительно мало, и побежала дальше, почуяв следующую жертву.

Мальчишка надеялся спрятаться под скамейкой. Его кровь оказалась пьянящей и душистой, буквально переполненной энергией. Ранара довольно усмехнулась, сильноэнергетические вампиры последнее время попадались ей нечасто, тем более приятным было такое… вливание. Теперь она могла все, даже летать.

Взмыв над домами, она увидела Лардана, распивающего какую-то девушку, Рикке, вонзающего клыки в шею здоровяка, Арраса, летящего вслед за парочкой ребятишек. И подумала, что у только что выпитого мальчишки наверняка есть семья, а кто-то из его родителей непременно тоже сильноэнергетический.

Ранара разглядела внизу скамейку, под которой прятался ребенок. Навряд ли он убежал особенно далеко от дома. Радовало и то, что до этой улицы не добрались мертвецы, было бы весьма обидно отдать им такой лакомый кусок.

Она легко опустилась вниз и пошла по улице, толкая двери домов, пока не обнаружила запертую. От резкого удара ногой прочный пластик треснул и раскололся. В доме определенно кто-то был.

Но оглядеться и даже принюхаться толком не удалось. Мужчина накинулся на нее сзади, пытаясь душить. Вампирша даже не сразу сообразила, что напавший выкачивает из нее энергию, а тут спереди накинулась еще и женщина, избивая и отнимая силы. Они были вампирами, и они были сильнее. Но Ранара превосходила их за счет тренировок.

Сначала она ударила женщину ногой в живот, так, что та со стоном отлетела в сторону. Потом настала очередь мужчины. Ему удалось располосовать руку острыми ногтями и пнуть по колену. А когда от неожиданной и резкой боли хватка разжалась, Ранара моментально перетекла к нему за спину и вонзила клыки в горло. После его смерти женщина уже не представляла никакого интереса, кроме гастрономического.

Довольная и сытая, вампирша направилась к выходу. Время Охоты истекало, пора было убираться. Наверняка охранники с шахты и завода уже попросыпались, и на всех парах несутся в город. Да и многие горожане успели отойти от паники и похватать оружие.

Ожидания оправдались немедленно. Прямо на пороге на нее набросился парень с деревянным колом наперевес, и даже ухитрился немного оцарапать ей плечо. Впрочем, это оказалось последним значимым достижением в его жизни. Сытая вампирша немного ленивым движением ноги отправила парнишку в нокдаун, и грубо вцепилась в горло. Кровь потоком хлынула на землю, заливая по пути тела убийцы и жертвы.

Когда Ранара распрямилась, готовясь улетать, ее белая рубашка спереди была уже полностью красной, тонкая мокрая ткань липла к коже. Увидевший ее в этот момент мужчина мог бы несколько мгновений полюбоваться всеми соблазнительными линиями роскошного тела женщины.

Вероятно, в этой влажно алой груди, кровавых губах и белоснежных клыках, все еще обнаженных в смертельном оскале, была некая специфическая эстетика. Не зря же у Ранары имелась масса поклонников не только среди вампиров, но и среди обычных людей, добровольно отдававших ей свою кровь. Но шансов пополнить их число за счет Альберта Римана у вампирши не было. Никаких.

Заметив давнего врага, женщина резко крутанулась на каблуках, предпочитая стоять к нему лицом, и, одновременно с этим движением, попыталась телепатически позвать Лардана. Через мгновение красивое лицо Ранары исказилось отвратительной гримасой ненависти.

— Зря стараешься, — усмехнулся Риман, удовлетворенно пронаблюдав эту метаморфозу. — Мы уже прикончили твоего дружка. Никак не пойму, почему ты вечно...

Договорить ему не удалось. Вампирша черной тенью метнулась в атаку. Если бы она успела, у инквизитора не было бы ни единого шанса остаться в живых. Но не замеченный ею в спешке и волнении снайпер оказался быстрее.

Обычный человек ни за что бы не успел выстрелить. Сытая вампирша, переполненная чужой энергией, двигалась слишком быстро, ее трудно было даже толком рассмотреть. Но их снайпер был биоэнергетиком, а значит, не уступал вампирам в скорости. Не зря в примитивных мирах таких, как он, называли магами, а то и богами. Этот конкретный был если не богом, то, во всяком случае, его первым заместителем по части снайперского дела.

Ранара упала лицом вниз, не долетев до Римана буквально двух шагов. Пуля превратила ее затылок в месиво из крови, мозга и густых иссиня черных волос.

— Никак не пойму, почему ты вечно связываешься со всякими психами? — договорил Альберт, глядя на вытянувшееся у его ног тело.

— Связывалась, — поправил подошедший парень с винтовкой.

— Да. Связывалась.

— Это ведь сама Ранара Бинэр?

Риман толкнул труп ногой, переворачивая его на спину. Лицо убитой почти сплошь покрывала кровавая грязь, но перед ними, несомненно, лежала сама Ранара. Эти черты лица и узор татуировки возле бровей могли принадлежать только принцессе из рода Бинэр, бывшей при жизни наследницей всего Хайта.

— Тело сжечь?

— Нет. Упаковать и отправить на родину.

Альберт отвернулся и пошел к машине. Он не стал смотреть на то, как его подчиненные упаковывали тело убитой вампирши, и уж тем более не хотел видеть того, как снайпер, присев на одно колено, принялся вытащенным из ножен на поясе длинным кинжалом вырезать на прикладе своей винтовки очередную зарубку. Почему-то этот обычай вызывал у него чувство гадливости. Словно то, чем они занимались, было не важной миссией по защите невинных, а такой же охотой, как и та, на которую выходили вампиры.

Давным-давно, когда ему только еще исполнилось восемнадцать лет, Риман окончил старшую школу и задумался о своем будущем. Университеты родного Донеона и многих других планет охотно принимали ребят, преуспевших в естественных науках. Технологии развивались стремительно, поэтому технические специалисты были в остром дефиците, и корпорации не жадничали, финансируя обучение таких студентов. Но и конкурс на эти места был весьма велик. Можно было, конечно, попытаться прыгнуть выше головы и отлично сдать экзамены, но инженерное поприще Римана не влекло.

Ему всегда нравились науки социальные. Изучать поведение окружающих — вот чего Альберту хотелось на самом деле. Но бесплатных мест на соответствующих факультетах не выделялось, а оплачивать обучение его родители были не в состоянии. Без диплома же нечего было и думать добиться в этой области чего-то серьезного.

Поэтому пришлось взглянуть в другую сторону. Всевозможные службы безопасности постоянно набирали молодых, здоровых ребят в свои ряды, а еще в школьные годы Альберт узнал, что всякая корпорация помимо собственно охранников имеет и свою следственную службу. Туда-то он и нацелился со временем попасть.

Однако на практике не все оказалось так уж просто. Общаясь с вербовщиками, он выяснил, что в следователи попадают обыкновенно не выходцы из простых оперативных сотрудников, а выпускники собственных учебных заведений при корпорациях. То есть, его шансы оказаться в этих рядах ничтожно малы, и должность руководителя оперативной группы вполне может стать вершиной его карьеры.

Поговорив с десятком вербовщиков, и обнаружив, что все они предлагают перспективы весьма сомнительные, Альберт уже практически отчаялся и смирился с перспективой стать простым рабочим, как и его отец. Но все же решил навестить вербовочный пункт Инквизиции.

Жители Донеона не особо рвались в ряды борцов с кровососами, то ли в силу редкости вампирских налетов и привычки к цереанам, то ли из-за нелюбви ко всякого рода неоднозначным идеологиям, поэтому скучающий вербовщик обрадовался Риману, как родному. И сразу же заявил, что молодой человек со светлой головой всегда может рассчитывать на повышение по службе, а толковых следователей у них хронически недостает.

О причинах этого дефицита Альберт догадался сразу. Те, кто обладал умом и образованием, достаточным для того, чтобы стать толковым следователем, как правило, разбирались в вампирском вопросе, а потому не слишком-то рвались в Инквизицию. Но карьеру надо было с чего-то начинать, и Риман подписал контракт.

Вербовщик не обманул. В оперативной группе Альберт задержался меньше чем на год, после чего был повышен до помощника следователя. Он только успел толком разобраться и вникнуть в текущие дела, как начальник объявил о своем уходе на заслуженный отдых, и через три дня оставил Римана одного в кресле следователя. Мечта начала сбываться.

Но, несмотря на новую должность, серьезную работу ему не доверяли еще полгода. А потом начальник вызвал его к себе в кабинет и отдал дело о вампирской секте на Хайте. И двадцатилетний Альберт Риман взялся за своё первое самостоятельное расследование. Разобравшись в обстоятельствах, он понял, почему выбрали именно его. Нет, выдающиеся таланты были совершенно ни при чем. Просто возглавляла секту кровососов, по предварительным данным, сама дочка короля Хайта, принцесса Ранара Бинэр.

Король поставил перед Инквизицией вполне четкую задачу — найти вампиров и прекратить убийства. И, как успел убедиться Альберт, изучая останки жертв секты, прекратить их, просто пригрозив принцессе разоблачением, было едва ли возможно. Ранара с подельниками убивала целенаправленно, жестоко и с удовольствием, и добровольно останавливаться на шестнадцати трупах определенно не собиралась. Значит, остановить ее предстояло силой.

Решение далось нелегко. Альберт прекрасно понимал, что дело это или сделает его знаменитым, или станет для него последним. Когда сектанты расправились с семнадцатой жертвой, молодой девушкой, он все же решился, прихватил все собранные факты и улики, и отправился прямиком к королю, сознавая, что, вполне вероятно, это его последний вечер на свободе. Или в жизни.

Но король не приказал казнить его, и даже не отослал обратно. Он велел ему схватить Ранару и разобраться с ней как подобает. Увы, они не успели этого сделать. Девицу кто-то предупредил, и она вместе с одним из своих подельников сбежала в неизвестном направлении. С тех пор беглая принцесса стала первоочередной целью теперь уже старшего следователя Инквизиции Альберта Римана.

С того дня прошло пять лет, и для Альберта многое переменилось в этой жизни. Он повидал всякое и всяких, и среди этих всяких было очень и очень много вампиров. Достаточно, чтобы понять о них кое-что.

Вампиры были живыми существами, обладавшими некоторыми необычными способностями. Они могли пережить прямое попадание пули в сердце, видеть сквозь стены, порой бывали способны к телекинезу и даже к левитации. Но обретались эти способности дорогой ценой — ценой крови, энергии. Ценой чужой жизни.

Кто-то из них наслаждался этим, кто-то приберегал свои таланты на крайний случай, а кто-то и вовсе отказывался от них. Каждый делал свой личный выбор. Как любой может выбрать путь честного гражданина или же путь вора и убийцы.

Но вампир не может решать, быть ли ему вампиром. Он таким рождается и всегда остается таким. И никто не может знать, даже он сам, придется ли ему однажды применить то, что некоторые называют даром, а многие предпочитают именовать проклятием.

Любой способен на убийство. Эту истину Альберт Риман принял для себя еще будучи подростком, глядя в глаза человека, убившего его сестру. Тот негодяй не был вампиром, просто парнем с их улицы, влюбленным в девушку, но не снискавшим взаимности. Любой способен на бессмысленную жестокость, таковы люди, таковы и другие расы.

Но любой вампир не просто способен убить, он рожден для того, чтобы жить, убивая. Он — ошибка природы, не имеющая права на существование, угрожающая любому и каждому в этом мире, даже себе подобным.

Именно поэтому по истечении оговоренного в контракте срока Альберт Риман остался служить в Инквизиции.

 

* * *

Уезжая прочь из городка, от смрада нескольких десятков сжигаемых прямо на площади тел, Риман чувствовал некоторое опустошение. На преследовании Ранары он сделал карьеру. Если бы пять лет назад его, молодого и перспективного следователя, не направили на Хайт, он сидел бы за перекладыванием бумажек по сей день.

В тот раз хитрой девчонке удалось унести ноги, ее следы пропали на целый год. Потом, в новом имидже черноволосой вамп, она объявилась на Райена, но вновь сбежала, прежде чем инквизиторы добрались до места. Она со своими дружками возникала на Земле, Макри, Донеоне, однажды наглецов занесло даже на Веледа. Единственным местом, где Ранара появиться так и не рискнула, был ее родной Хайт.

И каждый раз Риман опаздывал. Порой они успевали засечь вампиршу, иногда даже заметить ее, но никогда — застать на месте преступления. Они бы и сегодня не успели, если бы прибыли по сигналу городского начальства. Но их вызвал кто-то другой.

Теперь следователь усиленно пытался понять, кто бы это мог быть. Точнее, больше всего его волновало то, вычислил ли этот таинственный доброжелатель Ранару первым, или же попросту предал ее.

Сведения о готовящейся Охоте Риману передал распорядитель Рикон собственноручно. Обычно от него приходили только жалобы населения или информация от работавших на Инквизицию шпионов. Но данные не походили на шпионские, просто кто-то знал все о планах Ранары и ее дружков — точное место и даже примерное время Охоты. Неужели один из убитых вампиров решил покончить с собой столь изысканным способом? Или кто-то просто захотел чужими руками избавиться от конкурентов? В любом случае, горевать было не о чем. Несколькими убийцами на свете стало меньше.

— Куда направимся? — подал голос с задних сидений кто-то из ребят, вклиниваясь в эти напряженные размышления.

Альберт молча пожал плечами. В принципе, он бы не отказался сейчас выпить в каком-нибудь тихом заведении. Не хотелось только ломать голову над выбором.

— Можно задержаться в Ардии, распробовать местную выпивку, — предложил после паузы второй голос.

Все глаза разом уставились в спину начальника в ожидании одобрения идеи. Риман снова пожал плечами, и заметил:

— Местные фруктовые вина, как я слышал, весьма неплохи.

Ребята довольно загалдели, обсуждая между собой важнейший вопрос наличия в Ардии хорошеньких представительниц женского пола, без которых никакие вина не бывают по-настоящему хороши.

В баре Риман присел у стойки в самом темном углу. Компанию ему составила только бутылка вина, отрекомендованная официантом едва ли не как главная местная достопримечательность. С этого места он мог видеть практически весь зал, и, что главное, всех своих подчиненных, сдвинувших пару столиков в центре, и радостно выпивавших в компании местных дам облегченного поведения.

Альберт готовился морально. К тому, что через пару часов ему придется принимать крайне непопулярное решение. Ребята выпьют, захотят приватного продолжения общения с милыми дамами… но ночевка на планете рабочим графиком не предусматривалась. Группу ожидали еще почти сутки дежурства.

Задумавшись, он пропустил момент появления в зале нового посетителя. А когда опомнился, ситуация уже накалилась до предела. В эпицентре оказались только что вошедший цереанин и трое его ребят.

Само по себе появление цереанина в ардийском баре ранним утром удивления не вызывало. После Восстания множество врачей и энергетиков перебрались с обретшей свободу родины в другие миры. И, судя по кейсу в руке, посетитель был именно врачом, зашедшим в бар позавтракать перед началом рабочего дня.

Проблема заключалась в том, что цереанин был вампиром, как и все его соплеменники, и явно не принимал в расчет возможность встречи с подвыпившими инквизиторами. Будь ребята трезвы, дело ограничилось бы проверкой регистрации и миграционной карты. Судя по всему, на это он и надеялся, из последних сил пытаясь сохранить спокойствие и уговаривая все-таки взглянуть на его документы, зажатые в могучем кулаке Инсара. Но момент для воззваний к здравому смыслу выдался исключительно неподходящий.

Инсар раздраженно отшвырнул документы подальше, невнятно прорычав, чтобы вампирская морда прекратила указывать ему, что и как делать. Обеспокоенный таким поворотом событий, Риман начал подниматься с места, и уже открыл рот, чтобы окрикнуть потерявших над собой контроль подчиненных. Но было поздно.

Цереанин двинулся подобрать свои выброшенные документы, и по пути наступил Инсару на ногу. Инквизитор тихо охнул, вампир от неожиданности отшатнулся, толкнув Ранда и Байли. Ранд со вскриком осел на пол, обхватив плечо ладонью, и в ту же секунду грохнул выстрел.

Цереанин упал, звучно ударившись об пол всем телом. Через несколько долгих мгновений вокруг его головы начало расплываться темное пятно.

— Туда тебе и дорога, падаль, — мрачно процедил сквозь зубы Инсар.

 

* * *

Распорядитель Рикон не просто возмущался. Он кипел от бешенства, бегая вокруг собственного стола и выкрикивая по пути маловнятные проклятия. Риману, однако, было ясно, что происходит.

Администрация Ардии, как и следовало ожидать, совершенно не обрадовалась убийству лучшего в городе хирурга, и подала официальную жалобу, причем не только руководству Инквизиции, но и в Совет Круга.

— Шеф, — вставил Альберт, дождавшись неизбежной паузы для передышки, — Но разве можно судить инквизитора за убийство вампира?

— За необоснованное…

— Оно обосновано уже тем, что убитый — вампир. Все вампиры представляют угрозу, иначе Инквизиция была бы не нужна, можно было бы обойтись миграционными ограничениями, — выдохнул Риман.

— Такое объяснение ты предлагаешь дать Совету Круга? — снова начал распаляться поутихший было начальник. — Так я тебе скажу — уже пробовали! И заканчиваются эти пробы раз за разом все хуже!

— Не вижу смысла вообще давать им объяснения. Все просто: ребята пытались проверить документы, вампир напал на них и был застрелен при попытке бегства.

— А свидетели?

— Найду я свидетелей. Это ведь Клайя, вампиры охотятся там постоянно, каждый второй житель планеты на нашей стороне. Главное — не отдавать им Инсара. Иначе мы потеряем лицо, да и как тогда ребятам делать свою работу?

Через пару дней дело было закрыто. Инсар отделался устным выговором, городская администрация удовлетворилась денежной компенсацией и новым хирургом.

 

* * *

Аррас с удовольствием пригубил дорогой земной коньяк. У него были причины быть собой довольным — весомый гонорар и удовлетворение от блестяще сделанной работы, не считая исполнения давней мечты распить кровь придурка Лардана.

Он не любил таких дешевых наемников, готовых за сходную плату делать любую работу, не особенно задумываясь о последствиях. Более того, без всякого намека на творческий подход. Вообще, в этой компании единственной, кого ему было даже немного жаль, была маньячка Ранара. Хотя, какая она маньячка? Так, избалованная девчонка, которой задурили голову сказками о всемогуществе и вечной жизни, не забывая при этом ежеминутно напоминать, что она — высшее существо, которому не писаны законы низших.

Вампир залпом допил первый бокал и наполнил второй, невольно поморщившись. Он вспомнил про Девьена, застреленного придурком инквизитором. Казалось бы, все прошло гладко, работа сделана в лучшем виде, но напрасно он решил, что группа сразу же покинет планету, и не предупредил друга. Впрочем, какова была вероятность того, что они решат отметить успешное дело именно в баре, соседствующем с домом Девьена?

Аррас одним глотком осушил бокал, и с силой швырнул его в стену. Какова бы ни была эта вероятность, предупредить следовало. Но он забыл, не подумал, пренебрег мелькнувшей было мыслью. И друга, столько раз штопавшего его шкуру, больше нет. Одним настоящим врачом, никогда не отказывавшим в помощи, стало меньше. И никто не ответит за эту тупую, бессмысленную жестокость.

— Ты чем-то недоволен?

Вампир скривился, но быстро изобразил на лице беспечное равнодушие, и повернулся на голос. Память не подвела, поздравлять его с успехом заявился сам Дамир Рахметов, хозяин Инквизиции и много чего еще. Просто Хозяин.

— Если тебя не устраивает твоя работа, ты всегда вправе от нее отказаться.

— Меня все устраивает, — пожал плечами Аррас. — Даже более чем.

Дамир усмехнулся. Еще бы. Арраса всегда все устраивало, даже более чем, потому что в противном случае жалкая колония цереан на Ириелле немедленно прекратила бы свое существование.

— Ты получил оговоренный гонорар?

— Да, полностью, — коротко отозвался Аррас, выжидательно глядя на работодателя.

— Я заплачу еще столько же, если ты прямо сейчас отправишься на Хайт и убьешь первого советника, — буднично проговорил Дамир. — Методом Ранары.

Вампир не выдержал, на долю секунды его лицо мучительно исказилось. Но к тому моменту, когда хозяин испытующе уставился на него, к нему вернулось спокойствие.

— Согласен. Но деньги вперед. Я отправлюсь на Хайт через два дня, сначала мне нужно навестить семью.

Дамир дернул щекой, но тоже быстро успокоился, пожал плечами, произнес короткое «хорошо» и покинул комнату.

Вновь оставшись в одиночестве, Аррас не удержался, налил-таки третий стакан. История с Ранарой для него окончательно прояснилась. Все эти годы он оберегал ее от Инквизиции и других вампиров потому, что для Дамира она была ценной заложницей. Теперь же, когда ее отец решил пересмотреть и разорвать прежние соглашения, и передать управление энергетикой планеты извечному конкуренту Рахметова, Спутнику, ее потребовалось срочно убить.

Ведь, несмотря на изгнание, Ранара оставалась принцессой, и в случае ее смерти на всем Хайте объявлялся двухнедельный траур, во время которого не проводилось никаких деловых переговоров. Это давало Дамиру отсрочку, так необходимую для переубеждения правителя и его окружения.

Что ж, судя по всему, он не терял даром времени, и уже узнал, кто выступает на стороне Спутника. Смерть первого советника отобьет у остальных охоту продолжать в том же духе. А уж если это будет смерть от рук, точнее, от клыков вампира, то ни о каком разрыве отношений с покровителем Инквизиции не будет и речи.

Аррас грустно усмехнулся этой мысли. Его последнее дело будет несложным, но, надо признать, весьма изящным.

  • Знатная Жемчужина - Дракон, выйди вон / Незадачник простых ответов / Зауэр Ирина
  • Женщины и кошки / Лешуков Александр
  • Так устал... / Кто сказал?.. / Маруся
  • Не птичье. / За левым плечом - ветер / Йора Ксения
  • Настоящий джигит (Алина) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Звёзды / По озёрам, по болотам, по лесам / Губина Наталия
  • Афоризм 924 (аФурсизм). О Морзе. / Фурсин Олег
  • Звёздная система Ellis. Орбита планеты-курорта Green. / Звёздная система Ellis. / Born Mike
  • Валентинка № 77 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Память / Оглянись! / Фэнтези Лара
  • Боль / Аркадьев Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль