Глава 9 / Разум главного калибра / Шумей Илья
 

Глава 9

0.00
 
Глава 9

Майор выглянул из-за плеча Кехшавада, наблюдая за суетящимися вокруг Сильвии врачами, и озабоченно поджал губы.

— Я все же полагаю, — заметил он осторожно, — что мы с этой девчонкой несколько, м-м-м… выходим за рамки дозволенного.

— Ценю Вашу заботу, — буркнул адмирал, — но я вполне могу обойтись без посторонних советов.

— Но если в сенате или министерстве об этом прознают…

— Держите язык за зубами, и все будет в порядке. В конце концов, если уж дело дойдет до суда, то я обязательно упомяну, что Вы выступали против, — Кехшавад обернулся и смерил адъютанта насмешливым взглядом, — ну что, полегчало?

— Не особо, — майор отступил к стене, чтобы хоть таким образом обозначить дистанцию между собой и происходящим в комнате.

По приказу командующего Сильвию доставили в корабельную операционную. К ее приходу на столах разложили целую коллекцию изделий из сверкающей хирургической стали, от одного устрашающего вида которых даже майору сделалось дурно. Он старательно убеждал себя, что адмирал блефует, и никогда не решится применить методы «интенсивного допроса» к ребенку, но всякий раз, когда майор бросал взгляд на лицо Кехшавада с плотно сжатыми губами, от его уверенности оставалась лишь жалкая тень, и процедуру успокоительного самовнушения приходилось начинать по новой.

За годы войны адмирал накопил богатый опыт вытрясания информации из самых упрямых и подготовленных агентов противника. Злые языки поговаривали даже, что он получает извращенное удовольствие от раскалывания таких крепких орешков. И маленькая девочка, оказавшаяся в его руках, выглядела хрупкой елочной игрушкой, попавшей под безжалостный гидравлический пресс.

Сильвию усадили в огромное кресло, установленное посередине помещения, и надежно зафиксировали, притянув ремнями ее руки и ноги. Осознавая полную бессмысленность сопротивления, девочка даже не пыталась вырываться или кричать, и только взгляд ее глаз, с ненавистью буравивших адмирала, давал понять, что она о нем думает.

Закончив с ее размещением, медики приступили к установке электродов, которых они налепили на Сильвию десятка с два, не меньше. На лоб, шею, запястья и щиколотки — в итоге малышка оказалась буквально опутана проводами как мотылек, угодивший в паутину. Один из санитаров запер тяжелую входную дверь, чтобы ни один звук не просочился наружу, и кивнул Кехшаваду, сообщая, что все готово и можно приступать.

Адмирал подошел ближе, встав так, чтобы стол с инструментами располагался между ним и полулежащей в кресле Сильвией и принялся с задумчивым видом рассматривать орудия для истязания плоти, словно выбирая блюда из меню. Краем глаза он наблюдал за девочкой, которая к его досаде упорно отказывалась опускать взгляд к скальпелям и ланцетам, продолжая сверлить глазами его лицо.

— Ну-с, с чего начнем? — поинтересовался он с наигранным весельем, — ногти, зубы, коленные чашечки?

— Да-да, сделайте мне маникюр! — в тон ему отозвалась Сильвия, — и укладку, а то этот унылый горшок на голове меня уже утомил. Отцу всегда было наплевать на мой внешний вид.

— Все хорохоришься, — Кехшавад неодобрительно покачал головой, — а я ведь не шучу.

— Так я и не смеюсь вроде бы.

— В соответствии с канонами жанра примерно сейчас ты должна заявить, что я не посмею, что с рук мне это не сойдет или еще что-то в таком роде. Ну?

— А это поможет?

— М-м-м… нет.

— Тогда какой прок? — Сильвия попыталась пожать плечами, но из-за тугих ремней она смогла лишь чуть шевельнуться.

— Ну, мне интересна твоя точка зрения на то, чем мы тут занимаемся.

Отсутствие хоть какой-то внятной реакции с ее стороны и впрямь здорово раздражало Кехшавада. Если ты пытаешься запугать человека, то требуется обратная связь, чтобы знать, что твои угрозы достигают цели. А если подопечный никак не реагирует, то затея теряет смысл. Какой резон в устрашении бесчувственного манекена?

— Моя точка зрения? — малышка ухмыльнулась, — что ж, вот она: в соответствии с «Договором о взаимном доверии» Ваш крейсер в любой момент может быть подвергнут инспекции, отказать которой Вы не имеете права. А после его визита на Серену-2 оснований для проведения такой проверки более чем достаточно. Так что запрос может поступить в любой момент. А находящаяся на борту маленькая девочка, да еще со следами пыток на теле, вызовет немало вопросов. А поэтому все, чем мы тут с Вами занимаемся — дешевый спектакль с бездарными актерами. Так что да, Вы не посмеете, потому как с рук Вам это не сойдет.

— Девчонка права, — поддакнул майор, — с нас шкуру спустят, если узнают.

Кехшавад сделал себе мысленную пометку как можно скорее подобрать себе нового адъютанта. Нынешний годился только для мирной штабной работы, а в ситуации, требующей решительных и жестких действий, начинал беспомощно мямлить и звать маму.

— Твое пребывание на борту объясняется тем, что на Серене-2 мы вызволили тебя из лап похитителей и теперь собираемся вернуть родителям, — командующий перешел от стола с хирургическими инструментами к небольшому пульту и положил на него руку, — кроме того, с чего ты взяла, что на теле обязательно должны оставаться какие-то следы?

Он нажал на одну из кнопок, и Сильвия пронзительно закричала, до звона натянув удерживающие ее ремни.

— …а твой изможденный вид объясняется тем, что похитители содержали тебя в нечеловеческих условиях и обходились с тобой крайне неласково, — Кехшвавад отступил назад и сложил руки на груди, точно художник, оценивающий свежий мазок на своем полотне.

— Адмирал, — создавалось впечатление, что заряд прошел мимо цели и угодил в майора, который был бледен как мел, а его голос превратился в дрожащий шепот, — это же всего лишь ребенок!

— Внешность обманчива, молодой человек.

— Сукин сын! — Сильвия сплюнула кровь на пол, — гнида!

— Вот видишь! — командующий довольно осклабился, — я же говорил! Под этим невинным детским личиком скрывается самый настоящий дьявол! Только маленький.

— Осталось объяснить это инспекционной комиссии, — майор оставался преисполнен пессимизма.

— Не волнуйся, если эта чертовка продолжит упрямиться, то мы переместимся в более укромное местечко, где нас никто не побеспокоит. Там у нас будет гораздо больше возможностей, чтобы найти общий язык, и мы его обязательно найдем! Верно, Сильвия?

Адмирал подмигнул девочке, но та вместо ответа лишь снова плюнула.

— Слушай, детка, — он постучал пальцем по пульту, — у меня тут еще много кнопочек. Они разных веселеньких цветов и под некоторыми из них есть весьма занятные подписи.

Кехшавад наклонился, рассматривая панель управления и что-то мурлыча себе под нос.

— Вот, например — «Морозное утро»!

Он нажал другую кнопку, и Сильвия по-змеиному зашипела, сотрясаемая мелкой дрожью от которой даже зазвенели скальпели на столах. На ее губах проступила розовая пена. Майор промычал что-то нечленораздельное и отвернулся, зажимая ладонями рот.

— …так что забавляться мы с тобой можем еще долго и разнообразно, — адмирал склонился над своей подопытной, — но результат один — тебе придется стать хорошей девочкой.

— Так Вы… ничего… не добьетесь! — прохрипела Сильвия, не открывая глаз, — я не буду… играть в Ваши… игры.

— Мой богатый личный опыт с тобой не согласен, — по знаку Кехшавада один из медиков протер салфеткой ее испачканный в крови подбородок.

— Вы — болван! — устало вздохнула девочка, — дело не в моем нежелании или упрямстве. Просто я не могу сосредоточиться на том, что мне неинтересно. И Ваши… забавы тут ничего не изменят. Невозможно человека чем-то увлечь насильно.

— Ну, не все сразу, конечно, но, думаю, мы найдем выход из положения. Будем действовать поэтапно. Начать мы вполне можем с задач, которые вряд ли оставят тебя равнодушной, а дальше — посмотрим.

— Вот уж не думаю, что в Вашем репертуаре найдется что-то, способное меня заинтриговать.

— Тогда у меня для тебя сюрприз! А вот приятный он или нет — решать тебе.

— Что еще за сюрприз?

— Давеча, не Серене-2 ты приложила немало усилий, чтобы отправить в лучший мир своего отца и… как там его… дядю Чака, — Кехшавад подошел к ее креслу, — так вот, среди того разгрома, что ты учинила на «Оси неба», их тел так и не нашли. Только несколько небольших пятен крови — предположительно, речь идет о незначительной царапине. Ну как, уже лучше?

Сильвия приоткрыла один покрасневший глаз и искоса взглянула на командующего, но ничего не сказала.

— Похоже, я все-таки сумел завладеть твоим драгоценным вниманием, — адмирал удовлетворенно кивнул, — так вот, есть подозрение, что этот твой «дядя Чак» — вовсе не тот, за кого он себя выдает.

— Спасибо, я и сама догадалась.

— Просто чудесно! Тогда ты должна понимать, что человек столь специфических талантов вполне способен причинить нам с тобой массу совершенно ненужных хлопот. Ты ведь неспроста пыталась от него избавиться.

— Кто бы он ни был, сейчас ему до нас не добраться, — лицо майора вновь обрело нормальный цвет, а голос — привычную самоуверенность, — мы же на крейсере, как-никак.

— И все же, чтобы обезопасить себя от любых неожиданностей, я хотел бы прояснить этот вопрос до конца. И ты, Сильвия, мне в этом поможешь.

— Что Вы хотите знать?

— Чем больше — тем лучше. Этот персонаж меня здорово нервирует, сам не знаю, почему. Так что я хочу знать о нем все — кто он, где сейчас находится и что замышляет.

— По-моему, Вы хотите от нее слишком многого, — скептически заметил адъютант, — она же не оракул какой-нибудь, чтобы знать обо всем на свете!

— Это мы еще посмотрим, — Кехшавад наклонился над Сильвией, — ну что, детка, поработаем?

Сильвия открыла глаза и угрюмо посмотрела на него исподлобья.

— Мне понадобится дополнительная информация, — буркнула она недовольно.

 

* * *

 

— Это должно быть где-то здесь, — Чак, следуя указаниям навигатора, свернул в узкий проход между ангарами.

Артур последовал за ним, хотя все его нутро яростно протестовало, требуя как можно быстрее покинуть эти закоулки. Складской квартал старой заброшенной промзоны — не то место, где стоит прогуливаться ученому с мировым именем.

После того, как власти Серены-2 сосредоточили усилия на превращении планеты в первоклассный курорт для обеспеченных граждан, они принялись всеми правдами неправдами вытеснять отсюда всяческую промышленность, дабы коптящие трубы и коробки заводских цехов не уродовали пасторальные пейзажи. Как водится, реальность вскоре пошла вразрез с грандиозными планами — начавшаяся война вообще безо всякого стеснения перекраивала судьбы целых планетных систем. В итоге Серена-2 превратилась в эдакий заповедник разрухи и недостроя — над заброшенными промышленными районами топорщились обгрызенные железобетонные остовы небоскребов, которым так и не суждено было стать элитными апартаментами. И, точно в подстилке старого гниющего леса, вокруг подножия этих каменных трупов сформировалась собственная «экосистема» из нищих, бродяг и сопутствующего им криминального соуса.

Артур, понуро бредущий следом за техником, и сам не мог толком объяснить, что больше его гнетет — громады проржавевших и обветшалых корпусов, скрипящих и вздыхающих при каждом дуновении ветерка, горы мусора и хлюпающая жижа под ногами или перспектива повстречать кого-нибудь из местных обитателей. В здешних джунглях из бетона и ржавчины всецело правил бал закон сильного, а цивилизация в лице представителей полиции в последний раз заглядывала сюда еще в прошлом веке.

Впрочем, бодро вышагивающий впереди Чак выглядел вполне спокойным и расслабленным. Уж он-то в таких дебрях наверняка чувствовал себя как дома. Кроме того, висящий в небе над ними дрон регулярно докладывал, что в радиусе полукилометра вокруг нет ни одной живой души. Разве что несколько бродячих кошек. И все равно Артуру было несколько не по себе.

Он опрометчиво доверился этому человеку, которого едва знал, и чья репутация буквально вопила о том, что от таких типов необходимо держаться как можно дальше. Сидящий у Артура внутри параноик, чей голос ранее заглушался колоколом отчаяния, взял слово и теперь, не жалея красок, рисовал жуткие картины открывающихся впереди перспектив. Случись что, его хладный труп тут даже искать никто не станет.

Артур сунул руку в карман и нащупал рифленую рукоять пистолета. Ее холодная массивность успокаивала, хотя он по-прежнему сомневался, что сможет выстрелить в человека. Скорей всего, Чак также прекрасно это понимал, поскольку спокойно оставил ему оружие и теперь шагал впереди, подставив Артуру свою незащищенную спину и ничуть не переживая по этому поводу.

— Ну, вот мы и на месте! — довольный возглас техника оторвал его от тревожных мыслей.

Артур остановился, едва не налетев на него, и вскинул голову, осматривая еще один обшарпанный ангар, ничем особо не выделяющийся на фоне прочих. Листы ржавой жести тихонько потрескивали, раскалившись на полуденном солнце, и, если прислушаться, еще можно было различить протяжный звон, издаваемый винтами зависшего в небе патрульного дрона.

— Что здесь находится? — казалось абсурдным, что посреди окружающего запустения и разрухи могло найтись что-то реально ценное. Хотя, если подумать, то это оказывалось, возможно, наилучшей маскировкой.

— Кой-какая заначка на черный день, — Чак отогнул один из листов и набрал код на спрятанной под ним панели кодового замка.

— А вы не беспокоитесь насчет сохранности своих вещей в таком неспокойном месте?

— У местной публики очень хорошо развит инстинкт самосохранения, и она прекрасно понимает, в какие кварталы лучше не соваться, — техник прошел вдоль стены и толкнул неприметную облупленную дверь.

Артур вошел внутрь следом за ним, обнаружив себя в простенке между ветхой и дырявой внешней стеной ангара и уходящей куда-то вверх в темноту монолитной панелью матового бронепластика. Вся полусгнившая оболочка бывшего склада служила лишь укрытием для таящегося внутри надежно защищенного хранилища.

— Ни к чему не прикасайтесь, — предупредил его Чак, подходя к массивной двери в бронированной стене, и ученый запоздало сообразил, что такого рода тайники наверняка комплектуются еще и полным набором прочих средств для отваживания незваных гостей. Вполне возможно, что прямо сейчас из темноты под потолком за ними внимательно следили бесстрастные электронные глаза, готовые при любом их подозрительном движении обрушить на нарушителей шквал огня.

Артур зябко поежился и решил, что лучше пока вообще не будет двигаться с места.

Над второй дверью техник колдовал существенно дольше, что-то подсчитывая и время от времени чертыхаясь, но вскоре и она ему поддалась.

— Все, можно выдыхать, — усмехнулся он и поманил Артура за собой.

Тот перешагнул порог, отметив про себя солидную толщину дверного полотна, которое даже не всякий снаряд пробьет, и очутился в кромешной тьме. Полоска бледного света, протянувшаяся от дверного проема, бесследно таяла уже через несколько метров, а дальше властвовала бездонная чернота. Гулкое эхо их шагов говорило о немалых размерах помещения, являвшегося, по сути, огромным сейфом, ловко притворяющимся старым складским ангаром.

— Та-а-ак, сейчас прибавим огонька, — Чак пошарил по стене рядом с дверью и щелкнул выключателем.

Откуда-то из дальнего угла донеслось нарастающее гудение запустившегося генератора, и через несколько секунд под потолком вспыхнули ряды ярких ламп, заливших зал белым светом.

Однако перед глазами Артура по-прежнему царила тьма, лишенная формы и глубины, и изливающиеся сверху потоки люменов ничего не могли с ней поделать, бесследно исчезая в ее бездне. Ученый недоуменно поморгал и огляделся по сторонам, выяснив, что у раскинувшейся перед ним черноты все же имеются четко очерченные ломаные границы, словно неизвестный хулиган расколотил брошенным камнем окно реальности, оставив в нем угловатую дыру, открывающуюся в окружающее Ничто.

— Что… — он нервно сглотнул, — что это такое?

— Наш «Уголек»! — не без гордости отозвался Чак, подойдя к нему и встав рядом, — диверсионный катер для проведения спецопераций. Не особо большой и почти безоружный, но зато чертовски быстрый и невероятно скрытный! С непривычки, согласен, он производит неизгладимое впечатление. Я и сам до сих пор не могу привыкнуть к этому зрелищу.

Он осторожно двинулся вперед, выставив перед собой руку, и Артур зашагал следом, внутренне приготовившись к любым неожиданностям. По мере того, как они подходили к середине ангара, зависшее в воздухе пятно тьмы разрасталось, меняя форму, скрывая одни грани и отращивая новые. Невозможность определить расстояние до него заставляла мозг в панике строить самые разные догадки насчет размеров объекта — от игрушки метровых размеров до громады, раскинувшейся по всей дальней стене.

— Оп! — Чак остановился, обшаривая ладонью внезапно материализовавшийся мрак, — голову берегите!

Артур поднял руку, и его пальцы вдруг наткнулись на твердую шероховатую поверхность. Он провел по ней из стороны в сторону, нащупав швы между панелями обшивки и чувствуя, как в его голове вступившие в противоречие зрение и осязание устроили самую натуральную драку.

Чак тем временем отыскал нужный рычаг, и черную стену вспорол светящийся разлом, обернувшийся погрузочной аппарелью, с негромким гудением опустившейся к их ногам. В проеме виднелись вполне обычные внутренности корабля, выглядевшие удивительно банально на фоне окружающей их бесформенной темноты.

— Проклятье! — прорвало, наконец, Артура, поднимавшегося за Чаком по трапу, — но почему он такой… черный!?

— «Ультранеро» — специальное покрытие, поглощающее абсолютно все падающее на него излучение, — пояснил техник, — это, правда, делает его чрезвычайно уязвимым перед любым лучевым оружием, но катер сначала надо обнаружить, а это практически невозможно, если только по собственной глупости не подставишься на фоне освещенной планеты или яркого созвездия.

— Никогда не слышал ни о чем подобном!

— Еще бы! Таких малышек построили всего несколько штук уже на самом излете войны, но воспользоваться ими так и не пришлось.

— Как же вам удалось этот катер раздобыть?

— Надеюсь, Вы не ждете, что я отвечу на Ваш вопрос, — Чак обернулся и насмешливо посмотрел на Артура, — иначе потом мне придется Вас убить.

Техник затопал дальше по аппарели, оставив Артура теряться в догадках, говорил ли он серьезно, или это была лишь еще одна из его своеобразных шуток.

В просторном грузовом отсеке их поджидали контейнеры со снаряжением, о назначении большей части которого ученому оставалось лишь гадать. Присутствовало здесь и оружие, но, вопреки ожиданиям Артура, арсенал оказался на удивление скромным и исчерпывался парой компактных штурмовых винтовок и россыпью светошумовых и газовых гранат. Да и в самом деле, если речь идет о диверсионных операциях, то стрельба из всех стволов — явный признак того, что задание провалено. В такого рода миссиях главные козыри — скрытность и внезапность, а не скорострельность и калибр.

Именно поэтому львиная доля экипировки предназначалась как раз для обеспечения незаметности, и центральное место в ассортименте занимали скафандры, хранящиеся в стенных нишах. На вид, правда, они воспринимались как большие черные кляксы, но Артур уже был готов к такому повороту, и, исходя из наличия у этих клякс рукавов и штанин, сразу сообразил, что к чему.

— «Макинтош Малевича», — пояснил Чак, проследив за его взглядом, — незаменим для абордажных операций.

— Щедрые у Вас покровители, — заключил Артур, обведя рукой доставшиеся им богатства.

— Строго говоря, это все отнюдь не бесплатно, и мне потом еще предстоит расстаться с изрядной суммой. А потому для меня теперь путь к отступлению отрезан. Я просто обязан добраться до Вашей дочери, чтобы вернуть свое добро.

— И как Вы предполагаете решать эту задачу? — Артур присел на краешек одного из ящиков, — пока вояки держат Сильвию на крейсере, нам до нее не добраться.

— Как раз наоборот, — возразил Чак, — именно сейчас они наиболее уязвимы! А вот если они запрутся с ней на одной из своих баз — тогда все, пиши пропало.

— Но не собираетесь же Вы в одиночку брать приступом флагман Республиканского флота!

— Почему нет?

Артур открыл рот, чтобы сказать какую-то очевидную банальность, да так и остался сидеть, словно его выключили. Сама абсурдность мысли о том, что вот этот невзрачный человечек всерьез намерен голыми руками штурмовать тяжелый крейсер, способный играючи испепелить гарнизон целой планеты, начисто выбила его из колеи. Оставалась, правда, еще надежда, что Чак просто в очередной раз пошутил, и Артур немедленно за эту мысль ухватился.

— А если серьезно? Что Вы намерены дальше делать?

— Дальше, — техник в очередной раз изучающее смерил его взглядом, прикидывая, насколько мелко надо разжевывать информацию, прежде чем сидящий перед ним недотепа сумеет ее усвоить, — после неожиданного появления «Трои» в небе над Сереной-2 конфедераты непременно захотят наведаться на крейсер с внеочередной проверкой. И Кехшавад не сможет им отказать — таковы условия мирного договора. Он обязательно как-нибудь отбоярится, и никаких серьезных последствий ждать не стоит, но на время их визита на крейсере будут отключены некоторые системы безопасности. Чем я и планирую воспользоваться.

— Вы что, реально намереваетесь взять «Трою» на абордаж!? — Артур почувствовал, как его челюсть вновь собирается выйти из-под контроля.

— Проникнуть на борт, подключиться к внутренней управляющей сети, заблокировать все, что только можно, добраться до Сильвии и сбежать с ней на эвакуационной капсуле… снова. Ну, и получить заслуженный гонорар, в конце концов.

— Безумие какое-то!

— Разве не Вы говорили мне намедни, что единственный способ обскакать вашу дочку — совершить феерическую и непредсказуемую глупость?

— Ну да, самоубийство — тоже глупость.

— Что Вы так разволновались? — Чак отвернулся и продолжил копаться в ящике, — ведь это уже мои проблемы, что да как. Вы-то в любом случае ничем не рискуете.

— Как это — не рискую!? Я же иду с Вами!

— Ну уж нет, обойдетесь! Это Вам не увеселительная прогулка, а сложная и рискованная диверсионная операция, в которой нет места для праздных зевак.

— Праздный зевака, говорите? — Артур демонстративно закинул ногу на ногу, — тогда всего один вопрос — как Вы собираетесь поступить, если вытащить Сильвию Вам не удастся?

— Вы о своей… особой просьбе? — голос техника звучал спокойно, но, судя по напряженной спине, данный аспект немало его беспокоил. Мало кого воодушевляет перспектива хладнокровного детоубийства.

— Да. При таком исходе ни мне, ни Вам уже никогда не видать своих денег. Я же предлагаю снизить риски.

— Каким же образом?

— Доставьте меня к дочери, и я буду считать Вашу задачу выполненной. Вы даже можете эвакуироваться один, оставив нас на крейсере. Я же постараюсь договориться с Сильвией и убедить ее разблокировать все счета. Если у меня выгорит — Вы немедленно получите свой гонорар.

— А если нет?

— Значит, затея была бессмысленной с самого начала, — ученый вздохнул, но тут же спохватился и торопливо добавил, — по крайней мере, Вы сможете уйти спокойно. Поскольку Сильвия останется в руках у военных, они вряд ли бросятся за Вами в погоню.

— А еще в их руках останетесь Вы. Вам так не терпится познакомиться с армейским гостеприимством?

— Это не имеет значения. Мне все равно уже нечего терять. А у Вас, как минимум, будет шанс отыграть все обратно.

— А хотелось бы максимума.

— Я сделаю все, что смогу.

— Ладно, уговорили, — Чак достал из футляра винтовку и начал ее разбирать, придирчиво осматривая каждую деталь, — как говаривал мой папаша, каждый человек — сам кузнец своих проблем. Я Вас за язык не тянул, так что потом не жалуйтесь.

— Разумеется.

— Вы нормально переносите невесомость?

— Никогда проблем не испытывал.

— Очень хорошо! Но нам стоит поторопиться — на подготовку у нас всего два дня. Проверка прибудет на «Трою» уже послезавтра.

— Откуда Вам это известно?

— У меня остались кой-какие связи… на той стороне, — Чак взмахнул рукой, закрывая этот вопрос, — за оставшееся время я должен преподать Вам краткий курс молодого бойца. А времени — в обрез.

— Я буду стараться! — Артур вскочил на ноги, демонстрируя готовность приступить к подготовке немедленно, — хотя, если честно, у меня до сих пор мысль о том, что один человек может вот так запросто захватить целый крейсер, вызывает легкую оторопь.

— Вот уж не сказал бы, что это «запросто»! Но уж очень они меня разозлили.

Чак закончил собирать винтовку и передернул затвор, сухой лязг которого эхом разнесся по пустому ангару.

— И да узрят они меня во гневе!

  • *  *  * / На всех парусах / Shinha
  • Сюрприз / Зверь Александр
  • Жуть / В ста словах / StranniK9000
  • Но все же небо звездно / Одержимость / Фиал
  • Пока Тени Пляшут / Мертвец Старый
  • Патрасский залив - Стамбул / Полумесяц над морем / Токтаев Евгений
  • Песнь о Колобке / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Вода / Аарон Макдауэлл
  • Жених. / Ситчихина Валентина Владимировна
  • 1. Цена жизни. / Хранитель / Четвериков Ярослав
  • О чуди, манси, эвенках / Стихи о народах / Хрипков Николай Иванович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль