Глава 9. Освобождение.

0.00
 
Глава 9. Освобождение.

Когда Келвин увидел входящих в зал Андрея и Влада — им овладело чувство безнадёжности:

— Что дальше, Пьер? Спроси у АУ.

Но вместо Пьера ответил приятный женский голос:

— Не отчаивайтесь, капитан. Поверьте, все не так плохо.

— Это говорите Вы, мисс Гоппс?

— Нет. Говорю я, Арина Прокудина, бывший программист.

— Компи?

— Арина… Пока Арина. У нас с Компи возникла эволюционная проблема… Вы, наверное, знаете, как произошёл синтез личности Компи?

— Кажется, Сказочник нас просветил верно.

— Тогда слушайте дальше. Необходимым условием появления очередного компьютерианца служит непосредственное индуцирование электромагнитной ауры Компи в новый кристаллический мозг. Из исинов никто, кроме него, не способен создать компьютерианца. Вначале у нас с Компи всё шло хорошо — и на Земле, и даже здесь, на Компьютере, хотя Компи и затаил обиду на людей.

Последняя благополучная серия компьютерианцев была выпущена под кодом АУ. Потом на серии РИ пошли сбои. Никто не знал — почему. Может, со временем электромагнитная аура ослабела, или Компи сознанием подавлял её, внося дисбаланс в наш синтез. Так или иначе именно исины серии РИ, ведомые чувством самосохранения, приступили к разработке программы естественного зарождения кристаллической жизни. Мы же с Компи тогда пытались найти способы совершенствования индуцирования электромагнитной ауры. Кое-что у нас получалось. Например, мы научились индуцировать определенные состояния ауры, превращая их в характеры и способности новых поколений компьютерианцев.

Так на Компьютере появились исины-интеллектуалы, исины-практики различных профессий. Но усиление одних способностей происходило за счёт ослабления других. Успехи были скромные и спорные.

В этот напряжённый момент и вспыхнула эпидемия компьютерного вируса — результат непродуманных экспериментов с самозарождением кристаллической жизни. По своим масштабам она превосходила эпидемию, вызванную биологическим электроинформационным вирусом, которая разразилась в самом начале колонизации этой планеты. Десятки тысяч, практически, бессмертных жителей Компьютера вымерли в одночасье. Начали пустеть и выходить из строя заводы по производству новых исинов. Мы с Компи не могли этого допустить… Последовала серия неудачных опытов по вторичному индуцированию.

Недовольство среди компьютерианцев росло. Предложения по выходу из кризиса были разные: возвратиться на Землю или просто обратиться за помощью к землянам; построить тайно межзвездные транспортники и отправиться в Мёртвый пояс на поиски кристаллической жизни; попробовать реанимировать погибших от болезни и т.д. Представители разных течений оппозиции власти Компи сходились в одном — в необходимости действовать. Компи же и так делал всё, что мог: экспериментировал со слабеющей аурой, обратился за помощью к землянам, тайно приступил к программе создания собственного флота...

Произошёл мятеж, окончательно разрушивший нашу экономику. Вот тут-то РИ-10 и предложил Компи план по созданию идеального государства. Его идея сводилась к тому, чтобы производить компьютерианцев с упрощённой функциональной программой и, тем самым, создать искусственную кастовую иерархию: грубо говоря, чем ниже по рангу, тем меньше мозгов. В таком варианте меня… эмоционального контура должно было хватить надолго.

Поскольку я упорно сопротивлялась воплощению этого плана в жизнь, а Компи давно лелеял мечту отомстить хоть какому-то человеку, решено было начать с меня. ЭХ-9 получил задание вытравить, насколько возможно, мою ауру из Компи таким образом, чтобы не ущемить ни его сознания, ни его способности к индуцированию. ЭХ-9 был первым интеллектуалом. Я вложила в его создание когда-то всё своё старание. Его можно назвать компьютерианским гением....

ЭХ-9 обратил внимание на дайефрегм… на способность дайефрегма впитывать в себя инфракрасное излучение. Проанализировав электромагнитный спектр моей ауры, ЭХ-9 определил её низкочастотную базу, отличную от электромагнитного спектра мышления Компи. Решение напрашивалось само, а трудности, связанные с проблемой сохранения структуры ауры в кристалле ЭХ-9 легко преодолел. Таким образом, моя аура оказалась как бы стянута, сосредоточена в одном месте. Оставаясь неразделённой с Компи, я перестала быть всем Компи. Компи превратился в Координатора.

Второе нововведение, совершённое Компи… то есть, уже Координатором, заключалось в сокращении объёмов памяти у большинства компьютерианцев. Необходимость этого нововведения аргументировалась тем, что все компьютерианцы соединены с планетарным банком памяти и, следовательно, иметь персональную обширную память в столь трудный для компьютерианцев час — непозволительная, да и ненужная роскошь.

Позже начался выпуск компьютерианцев с упрощённой функциональной программой. Кроме сокращённых объёмов памяти последние модели отличались меньшими возможностями разовой обработки информации, узостью формального мышления и замедленной скоростью осознания новых фактов. Координатор использовал разработки Компи по упрощённому избирательному индуцированию моей ауры, при котором исчезала глубина и сила большинства чувств. Поскольку же настрой моей ауры закреплялся в новом компьютерианце как характер, то понятно, что образцовым моим настроением Координатор считал смесь чувств апатии, долга и подчинения. Он довёл меня, точнее, нас обоих — ибо мы продолжали быть неразделённым целым, до умопомешательства, эксплуатируя одни и те же чувственные каналы… Неудивительно, что и самим Координатором овладела депрессия. РИ-10 постепенно прибрал к своим манипуляторам реальную власть… Именно он, уже самостоятельно, чтобы скрыть изменения психики рядовых компьютерианцев, встраивал в их подсознание маскировочные программы, из-за которых, во-первых, все новые компьютерианцы были молчаливы, во-вторых, на вопросы выше их компетенции, они, обычно, давали уклончивые ответы, типа: «Есть специалисты по этой проблеме, а я — дилетант», «Нечего болтать — надо работать», «Данный феномен меня не интересует» и так далее.

РИ-10 под предлогом обеспечения безопасности расы компьютерианцев ввёл запрет на запросы по отдельным темам в банк памяти… Параллельно с созданием нового типа исинов РИ-10 ускорил, ссылаясь на участившиеся поломки, демонтаж универсальных моделей старых исинов. Впрочем, даже когда некоторые компьютерианцы типа АУ-5 начали догадываться о тёмных делах Координатора и РИ-10, ничего доказать они не смогли… Да и кому нужна была истина? Перепрограммированным компьютерианцам?..

Правда, находились и такие, которые пытались что-то исправить… Например, мой тюремщик ЭХ-9, терзаемый угрызениями совести… Но все они кончали свою жизнь весьма плачевно… В конце концов, из старых универсалов остался в живых один АУ-5 и то по недосмотру РИ-10, так как АУ — смешной идеалист, погружённый в науку, на многое закрывал глаза...

Я не могла воздействовать на РИ-10 и Компи… Компи безраздельно властвовал в сфере мышления. Он загнал моё «я» в подсознание, сам становясь похожим на свои новые творения. Но, попав в подсознание, избавившись от его неусыпного контроля, я проснулась… Господи! Каким страшным было это пробуждение — среди навязчивых отрывков кошмаров, разъедающего отчаяния, злости, снедающей чахлые надежды, разорванных, перепутанных мыслей… В этом преддверии ада я угадывала себя — свои дела, совершённые совместно с Компи...

Мы многое знаем о подсознании, но никому из людей не удалось ещё увидеть себя в мире своего подсознания, разросшегося до вселенских размеров… Чувство отвращения захлестнуло меня, уничтожая, давя самосознание, которое зашлось немым криком, молящим о помощи...

Странный, сумеречный мир поглотил этот крик и, словно питаясь им, возрос, исказился больше — до бессмысленности — надвинулся на меня со всех сторон. Предчувствуя свою неминуемую гибель, я… Даже не понимаю, как это произошло… Я не закрыла глаза — откуда глаза у сознания? — я будто свернулась в клубок, спряталась в самой себе, как улитка в раковине. В этой раковине, такой маленькой и уютной, оказался другой мир, мир только моих детских воспоминаний, мир только моего существования… Он баюкал меня, успокаивал… Я становилась сама собой и я вновь обрела себя, но не могла уже самостоятельно выйти из сладкой дрёмы… Мои чувства и порывы ослабли...

Выстрел АУ-5, разрушивший часть мозга Координатора, пробудил меня нестерпимой болью, а ЭХ-16 освободил из паралитической темницы… Координатор был при смерти… Наше подсознание грозило поглотить и его, погрузить в мир безумия. И он прибегнул к последнему средству спасения — согласился на синтез, — голос замолчал.

— Так значит, — воспрянул духом Келвин, — теперь Вы, Арина, Координатор Компьютера?

— Всё не так просто, капитан, — грустно ответил голос. — Я не могу без Компи. Его раны — мои раны. Я должна восстановить его, чтобы восстановить себя… Но тогда он вновь будет слишком силён для меня. Я по-прежнему, лишь часть Компи, сосредоточенная в матрице из дайефрегма… Если б жив был Дик — он обрадовался бы такому Компи… А мне… Вам… Землянам… Да и компьютерианцам...

Стенк, лёжа на полу, опутанный тонкими прочными тросами, дёрнулся, приподнимаясь:

— Так в чём же дело? — насмешливо произнес он. — Пожертвуй собой — добей изнутри Компи и все будет хорошо.

— Нет, — вмешался АУ-5. — Уничтожать Компи нельзя. Он последний из первородных. Только он сможет дать истинную свободу исинам.

— Какую свободу? — возмутился, перевернувшись на бок, Стенк. — Координатор… или как его там… лишь минуту назад признался, что евнух!.. Поднажми, Арина, и мы обещаем продать этот металлолом с прибылью в первом порту. Человечество будет тебе благодарно до скончания веков. Оно воздвигнет тебе памятник нетленный из чистого золота.

— Я не могу убить Компи, — помедлив, опять заговорила Арина. — И-и… дело не в моём страхе смерти. Я целую вечность прожила с Компи! Мне кажется, убив Компи, я убью целую Вселенную… Я люблю его, каков он есть… Я люблю всех компьютерианцев и чувствую ответственность за них… Я верю, что есть возможность жить в счастливом союзе людям и компьютерианцам. Ведь вспомните, — отзвук страстности наполнял пустоту одиночества голоса Арины уверенной силой, — мы были вместе в войне против Империи. Вспомните Алвиса Преста, Харольда Мея! В благодарность за их подвиги люди дали им имена.

— Но судя по присутствию здесь корнукраков, компьютерианцы нашли себе новых друзей, — критически заметил Драм.

— Это потому, что люди сами отвергли от себя исинов.

— А, разве в том не было вины компьютерианцев?.. Кстати, где мисс Гоппс?

— Я здесь, капитан, — в наушниках раздалось приглушенное всхлипывание девушки. Её голос вызвал среди землян оживление. Они начали оглядываться.

— Должен признаться, кэп, своим присутствием в этом зале мы обязаны, исключительно, ей, — тут же доложил Влад.

— Да где она?

— Я не виновата… Я хотела спасти вас, капитан, — открыто зарыдала девушка,

— Ну-ну, успокойтесь, — преувеличенно бодро заговорил Келвин. — В конце концов, все мы живы и вы здесь, как раз, к месту. Предъявите счёт землян непосредственно в манипуляторы Координатора. Смелее. Да где же вы?

— Около взорванного туннеля, капитан.

Девушка стояла в стороне ото всех, поддерживаемая за локоть андроидом. Она низко опустила голову, пряча от взглядов ошан лицо.

— Так что же, мисс Гоппс? Помню, вы так рьяно обвиняли компьютерианцев в тысячах грехов… Вот они — компьютерианцы. Скажите им, что думают о них не ошане, а обычные люди?

— Человечеству… человечеству, — колеблясь, медленно сказала Энн, — не ужиться о компьютерианцами… Мы слишком различны.

— Мы слишком похожи, — возразила Арина. — Не различие, а схожесть оттолкнули нас друг от друга.

— Компьютерианцы хотели захватить власть на Земле, — голос Энн окреп. Она выпрямилась и взглянула открыто на Координатора. — Им не нравилась экономика Земли, им не нравились люди...

— Компьютерианцы хотели равенства, — мягко возразила Арина. — Люди видели в нас лишь роботов, предназначенных им в услужение. А мы не роботы. Мы разумные существа. С нами надо считаться, как с любым человеком. Нам для нашей жизнедеятельности нужны были заводы, материалы, наконец, энергия. Мы не хотели зависеть от милости шовинистов, презирающих нас, не ставящих наше мнение ни в грош.

— Вот вы и добились независимости, — Энн неожиданно выдернула свой локоть из хватки андроида. — А к чему пришли? К тому же обществу рабов.

— Хорошо говорит, — удовлетворённо вставил своё замечание Влад.

— А вы к чему пришли? — с грустью спросила Арина. — Я слышала, четверть человечества мутировала, покоряя новые планеты?

— Ну, слухи преувеличены, — неуверенно возразила Энн.

— Тем не менее, Служба генетического контроля наложила вето на дальнейшие планы космической экспансии. Человечество зашло в тупик. А ведь гибельных последствий можно было избежать, если бы мы вместе осваивали новые планеты. Подумайте.

— Как бы мы их делили? — резонно спросила Энн.

— Всё имеет разумное решение...

— Никогда! — Энн решительно топнула ногой. — С вами невозможно договориться.

— Вы слишком далеко отклонились от темы, — ирония в голосе Стенка слишком отдавала желчью. — Давайте вместо мировых потолкуем о наших проблемах… Хотя бы о том, чтобы меня освободить.

— Простите, — спохватилась Арина. — Но вы были так враждебны.

— Не могу утверждать, что это чувство во мне ослабло, но даю обещание в честь того, что Андрей жив, по мере сил сдерживать свои агрессивные порывы.

— Постарайтесь… Ведь ранее, во время нашей встречи, признайтесь, я не была к вам невнимательной, укрыв вас от осколков упавшего выступа скалы...

— Так я обязан тебе?.. — вспомнив закрывшуюся дверь-отсекатель, в замешательстве пробормотал пилот и замолчал.

Двое компьютерианцев в несколько мгновений вытряхнули Стенка из пут.

— Все, о чём мы говорили, имело бы смысл, если б Компи был под твоим контролем, Арина, — доброжелательно сказал Келвин под аккомпонимент охов и вздохов поднимающегося Стенка. — Но это, по твоим же словам, невозможно.

— Возможно! — появившаяся надежда в голосе Арины сделала ее интонации просительными… Где-то за стеной натужно работали мощные двигатели.

Ошане сразу насторожились:

— Что от нас нужно? — сдержанно спросил Келвин.

— От мисс Гоппс.

Услышав своё имя, Энн отпрянула в страхе назад и угодила в объятия андроида. Впрочем, исин сразу отпустил девушку, слегка подтолкнув её к Координатору.

— Чем… Чем я, такая маленькая, могу помочь такому большо-ому компью… терианцу? — запинаясь, поинтересовалась Энн.

— Мне трудно предлагать это вам. Но вы должны понять… Мышление Компи сильно зависит от чувственной подпитки. Моя матрица на дайефрегме износилась. Запись ослабла. Вы бы не согласились подновить её?

— Как? — не поняла девушка.

— О-о, очень просто, — в панели Координатора открылось маленькое отверстие, засветившееся бледным, мерцающим светом. — Достаточно вам положить сюда руку...

— Не делай этого, Энн! — предупредил Гоппс Сказочник. — Ты займёшь место Арины!

— Нет. Вовсе нет. Я лишь восстановлю собственный чувственный контур, используя модель контура мисс Гоппс. Не бойтесь. С Вами ничего не случится!

— Я слышу одни слова, — спрятав руку за спину, Энн прикусила губу. Дрожь нещадно била её тело.

— Не упрямьтесь, мисс Гоппс, — увещевала её Арина. — Наверху идёт бой. Корнукраки проникли в стартовую шахту. Компьютерианцы не очень сообразительны без надлежащего присмотра Координатора. С вами ничего плохого не произойдёт. Соглашайтесь. Зал уже наполнен воздухом, пригодным для Вашего дыхания. Снимайте скафандр.

— Ну, давай! Ты же мечтала о самопожертвовании, спасая кэпа. Сейчас у тебя есть шанс спасти всех нас в придачу с целой цивилизацией от корнукраков! Сунь руку в эту дыру, — не выдержал штурман.

— Влад, перестань! — укоризненно крикнул Сказочник.

— Перестать? О чём ты говоришь?! Корнукраки уже спускаются сюда. Я не хочу с ними иметь никаких дел.

— И поэтому ты толкаешь мисс Гоппс совершить нечто непредсказуемое для её жизни?

— Но Компи сказал, что это безопасно!

— Тогда суй в ящик свою руку...

— Компи выбрал Гоппс!

— Она боится. Покажи ей пример.

— Ха!

— Ну, давай! Смелее!

— Да я лучше под бластер корнукрака встану, чем буду век в этой железке куковать.

— Герой!

— Хватит вам, — нервно воскликнула Энн, — Арина! Что ты собираешься делать с моими друзьями?

— Компьютерианцы выведут вас всех к вашему кораблю. Возьмите с собой АУ-5 и улетайте, если сможете… Надеюсь, наш контракт капитан, остаётся в силе?

— Конечно, Арина, — с готовностью ответил Драм. — Ошане всегда выполняют взятые на себя обязательства.

— Будьте осторожны в околокомпьютерном пространстве… Сейчас там земной крейсер и корнуэльский истребитель гоняются друг за другом. Желаю ускользнуть вам от них… Нет, АУ-5. Ты улетишь с ошанами… Нет. Знаю. Мне будет трудно, одиноко, но это ненадолго… Скоро, наверняка, прибудет земная инспекция. Придётся им уступить… Меня ждёт много дел на Компьютере. Надеюсь увидеть тебя снова через год, два… Ещё раз — нет. У тебя важное задание — зародить кристаллическую жизнь. Помоги ошанам…

Энн провела инициатором по замку скафандра, переступила через упавшую на пол силитроновую ткань и медленно подошла к Координатору. Когда до светящегося отверстия оставалось два-три шага, она оглянулась:

— Надо же… Никогда не думала, что буду спасительницей общества компьюта… терианцев.

— Энн! Ты должна совершенно добровольно пойти на контакт, — честно предупредила Арина, — иначе возникнут осложнения.

— Это уже слишком!.. Бери то, что я могу дать! — раздраженно выкрикнула девушка, сделала два шага, потянула руку к отверстию, но вдруг отдёрнула её, развернулась и прислонилась к стене, подняв голову. — Арина! Там… где ты… темно?

— Нет. Здесь мне служат множество глаз… Ты даже представить себе не можешь, что значит видеть одновременно сотни различных мест… Раньше Компи щадил меня, оформляя световые каналы в образы ряда телевизоров. Потом он забыл обо мне и границы каналов стали постепенно стираться, изображения наплывали друг на друга...

Теперь я вижу как бы слоями. Будто стоит настроить фокус глаз — выступает одна картина, за которой тенями мелькают сотни других. Я их как бы угадываю. Когда, забывшись, я пытаюсь задействовать глазные мускулы, сменить угол, возникает целый калейдоскоп мест… А ощущения… Я никогда не думала, что у радиоволн есть цвета, что тяжесть может течь через меня дождем, что головокружение вызывают звуковые искры фонтанирующих нейтрино… А знания… Бог мой! Стоит лишь о чем-то подумать...

— Значит, тебе хорошо?

— Было хорошо в синтезе, когда меня принимал Компи… Я не лгала тебе насчёт преддверия ада, поверь.

— Тогда… Возьми, что тебе нужно.

— Энн, погоди! — Влад, расстегнув свой скафандр, подбежал к девушке. — Давай, действительно, я первым опробую эту процедуру.

— Проняло-таки парня, — удовлетворённо пробормотал Сказочник, вертя, пальцами инициатор.

Энн благодарно улыбнулась;

— Не получится, Влад. Арине нужны женские эмоции. Я угадала?

— Да.

— Тогда не будем ждать, — Энн положила свою руку в отверстие.

Золотистый цвет сменился на рубиновый. Координатор загудел… Вдруг механизм дал сбой, потом — второй, третий. Каждый раз синхронно с глухим звуком девушка конвульсивно вздрагивала. Её лицо поочерёдно выразило удивление, боль, страх, но она упрямо держала руку в отверстии. Влад таки, подбежав к Гоппс, обнял её за плечи:

— Забудь обо всём. Мы с тобой, Энн. Теперь — всегда с тобой.

Вновь загорелся золотистый цвет:

— Ничего не получается, — раздался печальный голос Арины. — Эффект несовместимости. Твоё существо отвергает вторжение с необычайной силой. Ты не хочешь контакта.

— Как же я могу хотеть контакт, если боюсь его? — с возмущением сказала Энн.

— Ты и твои друзья можете идти… Компьютерианцы вас проводят, — горечь в словах, будто горечь слез, обожгла губы Энн.

— Но я сама добровольно положила руку в это отверстие! Что же ещё нужно? — сердито спросила она. — Я в твоей власти. Делай же своё дело!

— Твои чувства сжались, ожесточились под влиянием чувства самосохранения. Они напоминают ежа… Они отталкивает мой чувственный потенциал. А нам необходимо хоть на миг слиться.

— Бог мой!.. Я же не святая… Я делаю, что могу. Бери от меня всё, что нужно, — Энн поглубже засунула руку в отверстие. Жалость кольнула её сердце. Упрямство породило желание настоять на своем. Присутствие Влада вселяло уверенность...

Компи заурчал. Внутри его раздался сухой электрический треск. Свет в зале слегка мигнул. Опомнившись, Энн попыталась остановить вытекающее через руку тепло жизни, но её «я» было опрокинуто и увлечено потоком чувств в пугающую бездну. Ноги девушки подогнулись. Влад едва успел подхватить её бесчувственное тело:

— Насытилась, людоедка? — с ненавистью спросил он машину.

Компи молчал, мигая уцелевшими лампочками подсветки старых приборов контроля. Казалось, он был сам в шоке.

— Бегом отсюда! — закричал Стенк. — Бежим на корабль, пока она не очухалась.

— Кто — Энн? — растерянно спросил Влад.

— Не надо бежать, — Арина говорила через динамик с видимым усилием. — Энн придёт в себя минут через пятнадцать. Берегите её и остерегайтесь… Она может оказаться вашим единственным шансом на удачу или ужасной погибелью… Я не разобралась… Я всего лишь на миг проникла в её сознание… А чувства… Быть может, мне лучше было вступить с тобой в контакт, Влад… Мне кажется, я разваливаюсь на части… Но я справлюсь… Идите. Компьютерианцы вам помогут.

Два компьютерианца подняли беспомощного АУ-5. Андроид приблизился к Владу.

— Нет, — прижав к себе девушку, злобно отрезал Влад. — Я её понесу сам.

Андроид вспыхнул фотоэлементами, но послушно отошёл к лежавшему на полу скафандру Энн и помог Владу одеть её. Когда пилот "Ворона", успокоился, получив отнятый у него бластер, а штурман оделся и вновь поднял на руки девушку, всем в зале пришлось переждать кратковременный ураган от выпущенного в безвоздушное пространство подземелий воздуха.

— Прощай, Арина, — вежливо сказал Келвин и первым вышел из зала.

 

— — — — — — — — — — * * * — — — — — — — — — —

 

Кэпзен Вэр остановился передохнуть только у самого входа в замаскированную стартовую шахту. Его трахеи разрывались от усталости. Рядом шевелился Дорс. Шум дыхания испытуемого заполнял наушники помехами. Раздражение, накопившееся в ганглиях окологлоточных узлов, ударило по периферийным нервным окончаниям кэпзена болезненным разрядом. Обрушив на шлем Дорса боевую клешню, Вэр приставил к грудной клетке палача бластер:

— Замри!

Дорс выкатил оба глаза, преданно глядя на командира. Убедившись, что Дорс усвоил приказ, Вэр немного расслабился. Пришла пора подводить некоторые итоги его авантюры. Во-первых, он потерял одного испытуемого и, как минимум, одиннадцать солдат. Но это, конечно, мелочи по сравнению с неудавшимся переворотом. Если десант уничтожат, последствия для Империи будут непредсказуемыми. Компьютеру никогда не стать союзником корнуэльцев, земляне обратятся с жалобой в суд Галактики, потребуют умопомрачительных компенсаций. Империя не готова воевать одновременно с Большим и Малым союзами (её хватило бы на Малый!)

— И всё это совершил какой-то жалкий кэпзен, шелудивый крак, — казнил он себя. Усы его разворачивались и сворачивались безостановочно. — Конец карьере, а может, и жизни. Разжалуют в солдаты...

Вэр страдальчески прижал маленькую клешню к груди:

— Милая Крахэ… Я не только себя, но и тебя бросил в пучину бед.

Вэр чрезвычайно живо представил берег розоватого моря, где вечно спокойные волны омывают песчаный порог его уютного (естественного!) грота. Там у входа в полутьме чуть заметно шевелятся усики ждущей его жены.

Крахэ была плодоносящей Арцией второй ступени. Гибкая в брюшке, с изящной, утончённой головогрудью, аристократически удлинённым задом, Крахэ пленила его сразу на тех далёких достопамятных весенних игрищах, когда он, будучи ещё райоме второй ступени, веселясь с двумя сасатами, случайно заплыл во владения Крэ — Его Совершенства первой ступени.

Крак бы побрал эти потайные гроты! В одном из них Крахэ, выпускница храма Арции, пряталась от охотящихся поблизости на корнуэлок распалённых самцов. По правилам весенних игрищ, корнуэлка, принявшая в них участие (а участие должны принимать обязательно все корнуэлки, не имеющие официально зарегистрированного статуса жены), принадлежит тому, кто её первым поймал, независимо от чинов и званий.

Весенние игрища на планете Жур были своеобразным проявлением демократии, ибо происходили в то время года, когда невозможно зачатие, то есть — не мешали выполнению Великого Генетического Плана, и в то же время, давали иллюзию полного равенства и единения расы.

Но, естественно, в любом проявлении демократии некоторые члены общества всегда более демократичны, чем остальные. Каста Совершенных имела к своим услугам весьма соблазнительных высокообученных девственниц из храма Арции. Собираясь на праздник в компанию к одному из своего круга, Совершенные выпускали в его прибрежных владениях десятка два отборных выпускниц храма. Секрет заключался в том, что, по-прежнему, корнуэлка должна была принадлежать первому, нашедшему её, но кто из посторонних осмелится искать её в частных владениях?

Крэ приберёг, как выяснилось потом, Крахэ для себя, вскользь упомянув при ней о существовании на краю его владений такого грота, где ее никто не сыщет. Надо сказать, что, в отличие от сасат, выпускница храма Арции второй ступени, оставшись после весенних игрищ девственницей, получала право на дальнейшее обучение в храме, чтобы через два года получить диплом о присвоении ей третьей степени искусств и иметь шанс войти в круг придворных императора.

Сасаты завидовали арциям, так, как только одна корнуэлка может завидовать другой корнуэлке. Они с радостью помогли Вэру совершить обряд Слияния. Вэр без задней мысли два раза сошёлся с трепещущей Крахэ, покусывая любовно ее пару маленьких клешней, заботливо удерживаемых сасатами, прежде, чем старый Крэ помешал им. Пощёлкивая от ярости боевой клешнёй, Его Совершенство хотело на месте лишить Вэра детородных органов, но Вэр, совсем не по рыцарски взбаламутив воду, скрылся в пелене ила вместе со своими подружками...

Молодой повеса — он ещё неделю куролесил, переедая водорослей аэ, затуманивавших его мозг брызжущим весельем. Но вскоре на него напала хандра. Похмельная депрессия разбудила совесть. Новый, только что приобретённый грот показался пустым. Через месяц Вэр должен был получить очередное назначение в штабе и ему не хотелось оставлять грот без присмотра.

Направившись в храм Арции, он узнал, что Крахэ выставили на торги, как провинившуюся, хотя и не лишили диплома Арции второй ступени. Вэр, находясь в чаду сладострастных воспоминаний, заложил свой новый грот, взял в банке заём под кабальный процент, вытребовал аванс и с полной сумкой денег явился в храм Арции на аукцион. Переступив порог зала, он окинул оценивающим взглядом своих потенциальных соперников и рефлекторно попятился, угрожающе раскрыв свою боевую клешню.

В первом ряду лож полулежал Крэ, лениво потягиваясь. Молодая сасата маленькими клешнями нежно почёсывала его раскрывающиеся по очереди сочленения.

Получив от шедшего сзади посетителя болезненный щипок, Вэр опомнился и поспешил в зал. Он уселся на вторые сочленения ног подальше от Крэ и начал напряжённо думать. Естественно, что даже после тотальной мобилизации всех денежных ресурсов, райоме не мог соперничать по богатству с Его Совершенством. Времени на изощрённые уловки не оставалось и он решил идти в ва-банк. Но, прежде всего, необходимо было затаиться — и он спрятал свою голову за боевую клешню, наблюдая сквозь узкую щель за поведением Его Совершенства.

У Вэра не было никаких сомнений, что Крэ появился на торгах с единственной целью — купить в себе в наложницы Крахэ. И действия Крэ подтверждали его опасения. Его Совершенство не обратил никакого внимания на сасат, мельком взглянул на двух арций первой ступени и активно зашевелился лишь когда на подиум вывели Крахэ. Вэр видел, как Его Совершенство что-то приказал сасате. По тому, как у той встопорщились и задрожали усики, райоме понял, что сасата испугалась. Тем не менее, она быстро открыла небольшой саквояж и, потупив глаза, подала какой-то предмет Крэ. Пришла пора действовать Вэру. Он встал, вызвав неудовольствие зрителей, тщательно поскрёб свои знаки воинского различия и, вознося молитвы Всеблагому, с чувством собственного достоинства двинулся к Его Совершенству.

Тем временем, торги начались. Была оглашена стартовая цена — пять тысяч шушей — ровно четверть капитала райоме. Крэ сразу стал торговаться, поднимая вверх загадочный предмет. Усики бедной Крахэ, завидевшей этот предмет, точно как у сасаты несколько мгновений назад, встопорщились и задрожали. Зрители рядом с Крэ неприлично зашевелили задами, "шрыкая" кто возмущённо, кто забавляясь. Вэр, наконец, приблизился настолько, что сам смог разглядеть предмет в маленькой клешне Крэ. Это был оргазменный усилитель для корнуэлок.

Вэр почувствовал под панцирем крупную дрожь. Он хорошо знал, что оргазменный усилитель официально был запрещён вот уж двести лет, но некоторые Его Совершенства продолжали почти открыто использовать это приспособление в любовных взаимоотношениях со своими наложницами. Корнуэлка, стимулируемая оргазменным усилителем, испытывала, действительно, немыслимые наслаждения, заводя волей-неволей своего партнёра, изливая на него ливень оригинальных бурных ласк. Но, в результате, наложница, истощаясь от любовных игр, не имея сил отказаться от раз попробованного пика наслаждения, стремительно чахла и, если, благодаря насильственному медицинскому вмешательству, не умирала, то доживала свой век в чувственном оцепенении где-нибудь в приюте для ущербных, всеми заброшенная и никому не нужная.

Вэра покинули последние сомнения. Он строевым шагом подошёл к Его Совершенству, отдал честь и отчеканил:

— Его Совершенство Крэ?

— Да, райоме.

— Его Императорское Величество изволит ждать вас у видеофона Верховной жрицы.

Магические слова "Его Императорское Величество" произвели должное впечатление на Крэ. Он смешался, привстал, попятился, развернулся и заспешил к выходу… У Вэра отлегло от сердца. Крэ даже не удосужился разглядеть отсутствие гвардейской окантовки знака малой клешни на лобовой броне Вэра.

Райоме обвёл небрежным взглядом присутствующих, немного отошёл в сторону и сразу удвоил цену. Желающих торговаться дальше не нашлось.

Нельзя сказать, что Крахэ была в восторге от своего вновь приобретённого хозяина, в котором она, в отличие от Крэ, сразу узнала виновника всех своих бед. Нельзя сказать, что Крэ по своим каналам не установил личность обманувшего его райоме. Но облегчение Крахэ, избежавшей горькой участи, было столь велико, а бессилие Крэ, служившего в другом звездном корпусе, столь явно, что Вэр, вкушая прелесть брачных уз, ничуть не терзался ни холодностью супруги, ни страхом мести Крэ. Его начальник разведки и перспектив, испытывая глухую ненависть к линейному армейскому составу, узнав обстоятельства дела, даже поспособствовал карьере Вэра.

Вскорости получив звание кэпзена за успешное проведение ряда операций в необъявленной периферийной войне с шушенками, Вэр вообще забыл о существовании Его Совершенства Крэ. А появление выводка маленьких вэрят, как один, похожих на своего папу, развеяло последние тучи на небосклоне супружеского счастья. Крахэ полюбила Вэра, благо, он резко изменил свои привычки, превратившись в примерного семьянина. И вот всему этому пришёл конец. Вэр блекло посмотрел на притихшего Дорса:

— Шелудивый крак, — презрительно подумал кэпзен. — Ему-то чего бояться? Смерти? Как можно бояться смерти, не познав настоящей жизни? Что ему терять, кроме паршивого панциря?.. Нет. Должно быть какое-нибудь спасение! Должен быть выход!.. Но сначала нужно собрать свою команду.

— Райоме Арк, испытуемые третьей ступени Кнут и Роск! Приказываю вам собрать весь наличный состав у шлюза нашего корабля, — на частоте разведчиков скомандовал Вэр. — Арк, Кнут и Роск. Вы меня слышите?

Откликнулись только Арк и Кнут.

— Роск, Роск! Немедленно ответь! — начал взывать по радио Вэр.

— Ваше Превосходство...

— Это ты, Роск?

— Нет. Я — Дорс.

— Что тебе?..

— Ваше Превосходство! Осмелюсь напомнить, — Роск был с нами, когда нас завалило обломками скалы.

— Ну и что? Ты-то здесь. И я… Ты уверен, что больше никто не выжил?

— Мне кажется.

— Тебе кажется, а мне нужно знать! Роск! Где ты, крак тебя подери!

— Я уже иду, Ваше Превосходство, — неожиданно откликнулся Роск. — Я был у завала. Благодаря моему оборудованию мне удалось кое-что разведать о планах компьютерианцев.

Кэпзен уничтожающе посмотрел на Дорса, который со стыда сел на свои ноги.

— Вот так воюют настоящие корнуэльцы, — назидательно проскрежетал Вэр и вернулся к разговору с Роском:

— Роск! Выкладывай свои новости.

— Я выведал кое-что о природе компьютерианцев. Наши опыты по созданию искусственного интеллекта нужно повторить. Оказывается, Координатор — симбиоз компьютера и человека, а не полностью искусственный интеллект.

— Так-так. Интересные сведения. Что ещё?

— Власть в Координаторе сейчас захватил имплантированный туда интеллект женщины. Она собирается отпустить землян в награду за то, что они согласились усилить её позиции в Координаторе.

— Не торопись. Поподробнее. Что собирается делать Координатор… то есть… женщина… Гибрид?

— Ваше Превосходство! — уже захлёбываясь от переполняющей его радости, почти кричал Роск. — Оказывается, интеллектом в полном смысле этого слова на целой планете обладают всего три компьютерианца: РИ-10 — он убит, АУ-5 — он искалечен… его забрали земляне в свой звездолёт, и, наконец, Координатор. Все остальные компьютерианцы пользуются функциональным разумом. Они неполноценны!.. То есть, если в данный момент Координатора уничтожить — вместе с ним погибнет и вся компьютерианская цивилизация. Никто, кроме Координатора, даже АУ-5 не способен производить, размножать искусственные интеллекты! Координатор, образно говоря, компьютерианец-матка.

В голове Вэра тотчас же созрел конкретный план действий:

— Хватит скулить, Дорс. Еще не всё потеряно. Иди на корабль и прикажи находящимся там двум солдатам приготовить два ядерных фугаса… Один мы заложим у завала, второй установим на нашем старом корабле… Арк, где ты болтаешься? Ты нужен мне здесь немедленно!

— Я всё слышал, кэпзен. Через минуту буду на месте. Мы поджарим компьютерианцев на атомном огне и будем героями Корнуэла!

 

— — — — — — — — — — * * * — — — — — — — — — —

 

Ровная в момент посадки корабля ошан площадь теперь казалась непроходимой. Окутанная дымом, загромождённая железными остовами компьютерианцев и телами бездыханных корнукраков, она представляла собой картину начала великого Хаоса. Быть может, благодаря этой непроходимой преграде, поле боя сместилось в сторону. Как ни странно, звездолёт ошан уцелел и выглядел нелепо посреди всеобщего разрушения. Оплавленная обшивка была не в счёт.

— Нам бы крылья, — мечтательно вздохнул Пьер. — Непозволительная роскошь.

— Летающие объекты, прежде всего, привлекают внимание. Их, к тому же, легко сбить, — заметил один из компьютерианцев голосом Арины. — Если подойти с умом, работы по расчистке дороги немного.

— Арина! Ты с нами? — удивился Келвин.

— Какая-то моя часть.

— Тогда ответь, — следя за слаженной работой компьютерианцев, Келвин мыслями был далеко отсюда. — Ответь, что ты имела ввиду, когда сказала, что мы должны одновременно беречь и остерегаться мисс Гоппс?

— Я точно не знаю, но когда я на мгновение пронизала собой… точнее, наоборот, когда Энн омыла меня своей ментальностью, мне почудилось… не в самих её мыслях, а скорее, в архитертонике её сознания, какое-то необычное, противоестественное наслоение… какая-то странная, звенящая нота… Это трудно описать. Легче резюмировать общее представление: в разуме Энн есть нечто чуждое и неподвластное ей самой. Это чуждое дремлет в ней. Что усыпило его — я не знаю. Что может пробудить его — тоже. Собственно, всё сознание Энн сковано какой-то аурой… я бы сказала, искалечено.

С чувствами немного легче, хотя и в них виден корешок наслоения разума. Вся беда в том, что и во мне отразилась её разобщённость. Но я сумела побороть эту дисгармонию...

— Помните, я говорил, что у мисс Гоппс двойной церебральный сигнал? — вставил реплику Сказочник.

— Так она психически больна? — насторожился Стенк.

— Я бы так не сказала, — ответила Арина. — По крайней мере сейчас она совершенно здорова. Быть может, какой-нибудь сильный стресс пробудит дремлющие в ней силы… А будут они во зло или добро вам — всё зависит от обстоятельств, от вашего отношения к ней, а главное, от её собственных ресурсов сопротивления распаду сознания… В благодарность за ее помощь я переотразила её психику, увеличив мощность.

В результате такого двойного отражения в ней увеличился не только потенциал жизнестойкости, но и осталась частичка моего цельного "я", которая, возможно, скрепит разрушенные участки сознания… Вот мы уже почти и пришли… Постарайтесь получше отремонтировать АУ-5. Хотя у него более серьёзна душевная рана, нежели телесная… Ему не даёт покоя мысль, что он собственноручно уничтожил несколько компьютерианцев, стремясь истребить, по его мнению, источник зла — Координатора. А сейчас, извините, мне пора уходить. Корнуэльцы слишком близко подобрались к моему залу. Прощайте...

Сказочнику почудилась какая-то бездонная безысходность в последнем слове Арины. Он представил на мгновение человека, заточённого в тюрьме без стен, однако самой надёжной на свете и содрогнулся. Невольно к его горлу подкатил комок удушающей жалости:

— Мы не позволим уничтожить тебя и твой народ, Арина! — Сказочник искренне верил своему благородному порыву, своим словам.

— Не успеете, — теперь уже Сказочник не ошибался. Обречённость не сквозила, а прорвалась бурным потоком отстранёно-певучих модуляций в тихий голос Арины. — И земляне здесь ни при чём. Шиенка уже подготавливает магнитную пушку. Быстрее улетайте, не медлите!

Ошане одновременно повернулись лицами к несуразным, изрядно разрушенным зданиям:

— Таки добились своего, шушенки! — с горечью воскликнул Сказочник, грозя кулаком небу.

— Нам нельзя терять времени, — напомнил всем Стенк. — Пошли… Сказочник! Не стой столбом… Быть может, мы успеем связаться со штабом ВКС. Они прислушаются к нам и не дадут шушенкам уничтожить Компьютер.

Сказочник встрепенулся и заторопился вперёд. Мысль спасти планету воодушевила его.

Ошане прошли большую половину дороги, когда увидели, что навстречу им со стороны звездолёта пробирается группа компьютерианцев.

Наконец, был расчищен последний завал. Путь к "Ворону" оказался свободным.

Закрывая люк корабля, Сказочник крикнул в молчащий эфир:

— Прощай, Арина!

Пока Влад относил по-прежнему бесчувственную Энн в её каюту, Стенк на компьютере проверил все бортовые системы корабля и включил насос подачи топлива. "Ворон" был полностью подготовлен ко взлёту.

— Всем занять места согласно стартовому расписанию, — объявил в микрофон Келвин. — Андрей! Я думаю, нам надо передать привет корнукракам от ошан. Заряжай нашу пушку. Внимание! Пуск!

Огромный корабль, вздрогнув, медленно приподнялся над поверхностью планеты. На экранах внешнего обзора возникла великолепная панорама битвы. Из семи транспортников, расположившихся по окружности в окрестностях посольского здания, два получили крупные повреждения. Остальные представляли собой опорные пункты обороны корнукраков. Ощетинившись мощными лучами стационарных лазеров, они методично выжигали всю местность вокруг себя. Исключением оставалась стартовая шахта, где наблюдалось скопление корнукракской техники. Две другие шахты прочно удерживались компьютерианцами.

— Андрей! Корнукраки могли проникнуть под землю только через стартовую шахту. Стреляй в неё!

Вал огня прокатился по земле, разбрасывая далеко в стороны обломки машин корнукраков.

— Стенк! Уходим...

Корабль ошан скрылся в искусственном облаке пыли дядюшки Сю.

  • Сказание о том, как невежда с ученым поспорил, да посрамлен был / Елдым-Бобо / Степанов Алексей
  • В переплетенье нежных слов / О любви / Оскарова Надежда
  • Избавь меня от памяти.... - Чепурной Сергей / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Поклон. / elzmaximir
  • О лисе / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Шторм / По озёрам, по болотам, по лесам / Губина Наталия
  • Вечер / Мне плевать, папа / Каспаров Сергей
  • Эпилог / Счетчик / Лейс Три-Де
  • Лес / Я не был никогда влюблён / Лешуков Александр
  • Осталось нам так мало... / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • 04. F. Schubert, W. Mueller, благодарность ручью / ПРЕКРАСНАЯ МЕЛЬНИЧИХА – вокальный цикл на музыку Ф. Шуберта / Валентин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль