Тадер Орди. Рецензия на роман Анны Рожковой "Мотылек"

+22

Рожкова Анна. Мотылек

 

Осторожно, в тексте рецензии много спойлеров!

 

Википедия утверждает, что в центре произведений жанра «любовный роман» находятся отношения и романтическая любовь между двумя людьми. А также предполагается «эмоционально удовлетворительный и оптимистичный финал».

Так вот, «Мотылек» – не любовный роман. Это глубоко психологичная современная проза, трагичное сплетение пестрых разнообразных судеб. Реалистичное, местами доходящее до откровенного эротического натурализма повествование.

 

В центре романа – Ева, недаром названная в честь прародительницы человеческого рода. Ева давно и безнадежно мертва к моменту действия, но её имя во сне шепчет не только бывший муж, но и взрослый уже сын – и это, правда, довольно жутко. Автор сумела подать Еву прекрасно – уже несуществующую, но постоянно сопровождающую героев тень, в которую немножко влюблены были почти все вокруг. Изящную, летящую, в черном платье с люрексом – неуместную на фоне советской гостиной.

Центральные мужчины – Максим и Сергей, немножко похожи, как часто бывает в жизни с избранниками одной женщины. Ведь каждая ценит свой типаж. Робкая, привыкшая к постоянным запретам в детстве Наталья выбирает волевых, решительных внешне мужчин, способных принести шквал эмоций. Но при этом — с отсутствующей внутренней цельностью, каждый снедаемый своей проблемой.

Главная героиня, Наталья, мне понравилась. Интеллигентная, не яркая, но привлекательная женщина. Немного милая и робкая, чрезмерно доверчивая ипо-человечески любопытная.

Второстепенные герои тоже рельефные. Мне запомнилась няня, ангел-хранитель семьи с её морщинистой и тонкой, как пергамент, кожей. Интересным контрастом выступает дружба главной героини и девушки Лики. Лика отчаянно мечтает о свадьбе, а сама уже добрый десяток лет с попеременным успехом встречается с женатым. Наталья же замужем и мужу верит, пока тот гуляет напропалую. Не с Ликой, впрочем.

В этой дружбе чувствуется горькая авторская ирония над избирательной женской слепотой:

— И где он был?

— Говорит, что дома, — ответила Наталья.

Лика комментировать не стала, подумав, что Наташа до тридцати пяти прожила, а так дурой и осталась.

(…)

— Дай Бог, рада за вас, — произнесла Наталья, подумав про себя — сколько еще Лика будет верить этим бредням. Он уже сто раз от мымры уходил и столько же раз возвращался. – До тридцати четырех лет дожила, а так дурой и осталась, — сделала вывод Наталья.

Вообще у автора довольно интересный стиль подачи второстепенных героев. Появляется новое имя – и автор дает новую историю, а потом заплетает её в ткань рассказа. «Мы родом из детства», — сказал Антуан де Сент-Экзюпери, и автор с удивительной и подчас жестокой реалистичностью показывает, откуда растут корни у текущих проблем и комплексов героев. Первая детская влюбленность, вылившаяся в изнасилование у няни; героиня-антагонист нежеланный ребенок, жертва неудавшегося аборта у пьющей матери. На другой стороне — строгая мать, ограничивающая свободу главной героине и, конечно, прекрасная Ева.

Немножко слабее на этом фоне выглядят герои третьего плана: женщина-гинеколог, грубо сообщившая Наталье о бесплодии; девушка-продавщица из ювелирного магазина, завидующая избраннице богатого покупателя. Мне они показались несколько шаблонными и однозначными. Герои одной реплики.

Особенно же мощно автор прописала отрицательную героиню. Хороша, чертовка! Страстная, нахальная, беспринципная и не знающая никаких границ – она будто живая. Вызывает искренние же и тоже живые, хоть и неприятные, чувства. Блестящий антагонист. Не оставила равнодушной.

В книге много бытовых конфликтов – потеря ребенка, взаимная непереносимость тестя и зятя, супружеские измены. Я боялась начинать, редко читаю произведения такого жанра. Но автор преподносит все стремительно, на бегу – яркие сцены, мимолетные события, после которых все снова возвращается к равновесию. Автор не бьет на жалость и абсолютно не страдает сентиментальностью.

В книге прекрасный Мюнхен.

Сочные баварские сосиски

, ароматы из торговых палаток и две с половиной тысячи свечей на тридцатиметровой пушистой ели. Образы яркие, вкусные и задействующие сферу кинестетики – так и заставляют вглядываться, принюхиваться и истекать слюной. Здесь искренний комплимент, но и претензия тоже. Это моё личное мнение, но мне не понравился контраст яркого Мюнхена и серой России. Влюбленности при описании немецкого города, и тяжелого сарказма при создании образа родной страны, начиная с аэропорта. Не то, чтобы я упертый патриот, но читать почему-то было неприятно…

Композиционно роман построен прекрасно. Динамичное, эротичное и яркое вступление. (На мой вкус, впрочем, слишком динамичное – мне показалось, что первые три главы – не роман, а сценарий – так все сумбурно, стремительно и почти без описаний разворачивается. И немного стереотипно – решительный мужчина, алые розы, дорогие бриллианты и машина — джип). Но после этих трех глав автор ловит баланс и уже постепенно манит читателя мистической интригой, развлекает яркими сценами и неизбежными межчеловеческими конфликтами, заставляет задуматься о психологической подоплеке.

Повествование в целом логичное и, на мой взгляд, очень психологически достоверное. Герои действуют в рамках заданного типа личности, и события разворачиваются в неизбежной последовательности. Наталья на все закрывает глаза, потому что ей так проще. Максим уже в сотый раз повторяет «больше не пойду к Машеньке», но в очередной раз решает – «я заслужил утешение!» Лика сублимирует свои несбывшиеся мечты за счет оформления роскошной свадьбы брату и затягивает всех в организованную сутолоку.

Мне, правда, показалась неубедительной самая последняя сцена, разыгранная Иваном – врачом-гинекологом. Я его видела более уравновешенным, и мне до последнего казалось, что он играет. Только не могла понять – зачем? И удивили два эпизода с украинским родственником, Владимиром: как он мог узнать Максима в переполненном зале, в совершенно другой стране, если в их последнюю встречу Максиму было не больше двенадцати лет? Впрочем, Максим популярный артист, хоть и в узких академических кругах, может быть, Владимир видел передачи с участием родственника. Второй эпизод удивил с точки зрения психологической достоверности – почему Владимир так буднично спрашивает о детях, если знает о семейном проклятии? Впрочем, это всего два эпизода на целый роман живых и убийственно убедительных судеб.

Лично мне не хватило мистического элемента. Он присутствует, но мало-мало-мало!!! Такая затравка блестящая! Но тут меня не нужно слушать. Это мнение даже не претендует на объективность. Я преимущественно читаю фэнтези и фантастику, а в заданном жанре я жуткий дилетант. Здесь и мистика скорее используется для глубокого психологического анализа главных героев.

Финал жестокий. Как сама жизнь. Не побеждает добро, никто не читает мораль, героиня не мучается тяжелым выбором – все обрывается резко, грубо, и проигрывают все. И добрая, наивная Наталья и беспринципная, расчетливая Машенька. И только Ева – бессмертная и прекрасная Ева — возродилась вновь.

Рассчитан роман, я полагаю, на женскую аудиторию. Причем уже в цинично-прагматичном возрасте. Здесь мало хрупкой романтики, и присутствует извлеченное на свет «грязное белье» в виде семейных ссор, тяжелых откровений и корежащих скелетов в темных шкафах.

Язык у автора простой, веский, и доходчивый. Читается легко, отягощающих витиеватостей не замечено.

Роман написан грамотно, но технические замечания присутствуют. На мой вкус, автор злоупотребляет скобками, которые разрывают ритм повествования. И часто теряются тире перед диалоговыми репликами.

В целом – очень сильный, честный, психологичный, и по-бытовому, по-женски жестокий роман.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль