Саломея. Рецензия на роман Анны Алмазной "Лоза Шерена. Братья"

+16

конкурсный топик романа

 

Герои этой истории мне были хорошо знакомы по первым двум книгам, потому никаких проблем с пониманием того, кто есть кто и что он тут делает не возникло. Я и не заметила, как сильно соскучилась по героям этой истории и миру, в котором они живут. Со временем кто-то из второстепенных позабылся, у некоторых автор поменял имена, но аккуратные намеки в тексте расставили все по местам. Как обычно, читается влет, и книга заканчивается совершенно незаметно.  

Я уже давно влюбилась в стиль автора, и язык, которым написана книга, лично мне доставляет массу удовольствия.

Картинка дивная, яркая, четкая, со звуками, запахами, кинестетикой. Самое натуральное 4D! Читаю и завидую умению автора вплетать описания окружения в эмоции (или наоборот). Сначала читала и чуть ли не через каждый абзац возникала мысля о том, «как здорово, надо запомнить, чтобы потом использовать что-то подобное у себя в тексте». Но когда таких мыслей стал воз и маленькая тележка… Короче. Требую мастер-класс от Мэл про поддержку эмоций описаниями!

А эмоций здесь масса, и они настолько захватывающи и сильны, что от них никуда не деться, приходиться радоваться или страдать вместе с героями и размазывать по лицу самые настоящие слезы.

Про красивые описания и чувства в тексте, порой, говорят: «кружавчики, рюшки», соглашусь. Но в этом тексте кружавчики изысканные, дорогие и очень тонкие. Их ровно столько, сколько необходимо, они всегда и везде к месту, их красота и изящество восхищают, без них эта история была бы другой и вызывала бы совсем иные чувства.

Сюжет непредсказуем и состоит из множества линий. В этой книге, на мой взгляд, три основные линии (Арман, Рэми, Аши) и без счета второстепенных, куда относятся и Алкадий со своей лозой, и Миранис и Лианна со своим женихом, и Бранше и множество других. Большинство тянутся из предыдущих книг. Сюжетные линии (прям как нити судьбы) пересекаются между собой, порой, совершенно неожиданным образом. Некоторые просто висят напоминаем о том, что автор о них не забыл и займется ими позже. И хоть у книги есть логический финал, история все же не закончена. Арман открыл глаза, очередь за Рэми…

При этом, не смотря на обилие персонажей и сюжетных линий, все понятно и логично. Соблюдена тонкая грань между интригой и непредсказуемостью и аккуратными, поданными к месту и почти незаметными намеками и подсказками.

Я не умею препарировать текст, да и не хочу этого делать, просто потому, что препарировать живое и настоящее – убивать его. Текст живой и мир в нем – тоже.

Это мир людей, которые во все времена жестоки, это мир власти и интриг, где ради цели не считаются со средствами, это мир где есть сильные и одаренные арханы и простые люди – рожане. Это мир где есть место преданности и любви, где приходится выбирать между любовью и любовью, а затем нести бремя ответственности за свой выбор. Здесь хариб видит лучше своего архана и готов нести жестокое наказание за неповиновение, а прозревший архан затем стыдится своей несправедливости. Здесь не бросают огненных шаров, но магией пронизано все, она пахнет и одно ее присутствие в умелых руках может придавить к полу и заставить забыть, как дышать. Здесь боль потери и убийственную горечь скорби можно запечатать магией и заставить забыть на целый год. Здесь высший маг, наделенный невероятной мощью, сравнимой с силой богов, может сломаться от одной метко произнесенной фразы. Здесь у богов свои игры, и люди вольно или невольно оказываются втянуты в них. Среди богов есть бунтари, а среди людей есть те, кто ошибается и готов признать это и исправиться…

Я просто обожаю эту историю и всех ее героев, за их настоящесть и живость, за несовершенство и противоречивость, за сложность и непредсказуемость. Здесь нет однозначно хороших и однозначно плохих. Даже Алкадия, наверное, можно понять. Я никогда не знаю, что придумал автор для героев и чем все это закончится, но очень хочу узнать.

А насчет поругать… Встречаются фразы с неверным употреблением слов. Возможно, это опечатки. Арман и Ник после разгона драки на площади: «Настоящему противнику, а не тому сбору (сброду?) который он бил целый день» или «белоснежный, оточенный (отороченный?) мехом» плащ Армана.

Но все это такие мелочи, которые легко прощаются, потому что Мэл, это четвертый автор в моем читательском опыте, с книгами которого хочется сотворить безобразие: пролистнув последнюю страничку перевернуть книгу и начать читать сначала.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль