Осень Нея. Рецензия на роман Анны Рожковой "Мотылек"

+18

Анна Рожкова «Мотылек»

 

Оговорюсь сразу – это мое субъективное мнение, на истину не претендующее.

 

Привлекло меня начало аннотации:

«Мотылек» — это книга о любви и предательстве, о подлости и чести, о самопожертвовании и эгоизме. Наличие мистики тоже заинтересовало.  

В романе есть и предательство, и эгоизм и подлость, а вот остальное под большим вопросом. Потому что любви я тут так и не увидела, пожалуй, она была между Евой и Максимом – матерью и сыном. Остальные герои не любят, а играют в любовь. Она у них какая угодно – корыстная, удобная, вынужденная, эгоистичная, игривая и взбалмошная, но только не настоящая.

Реализм тут на бытовом уровне – неприглядный, жестокий, безыскусный и банальный. И таким же тривиальным оказался язык и стиль повествования. Чтение не вызывает трудностей, но голые диалоги, много повторов, избитые фразы, частые пояснения в скобках выдают неопытность автора.

— Наташа, о чем ты? Ты здесь совершенно ни при чем, мы ни минуты не можем прожить, чтобы не поссориться, — печально произнес он. — Лучше скажи, тебе лучше?

— Ну, ничего, успокойся, — шептал он, пытаясь привести себя в чувство. — Сегодня у любимой жены юбилей и я, как преданный муж (усмехнулся Максим) просто обязан ее поздравить со столь знаменательной датой.

Доведя Наталью до дома, Сергей заглянул в ее бездонные глаза, и, загипнотизировав ее пристальным взором медовых глаз, наклонился к приоткрытым губам….

Сергей затуманившимся взглядом посмотрел на Наталью и, не сводя с нее глаз, прошептал:

Вездесущий фокал автора, который иногда скачет от одного героя к другому, тоже не прибавляет тексту удобоваримости. Все повествование ведется через авторский взгляд и не показывает, что и как чувствуют и думают герои, а просто автор делает это за них. Такое чувство, что люди в романе – марионетки кукловода, что мне очень помешало прочувствовать героев и ни один из них не вызвал ни сочувствия, ни сопереживания.

Ровно в девять раздался звонок. Наталья с бьющимся сердцем распахнула дверь. На пороге стоял Сергей в черном строгом костюме, протягивая ей букет алых роз (ее любимые цветы).

Болтали в основном Машенька с Максимом. Иван с Натальей были более сдержаны, да и видно было, что они чувствовали себя не совсем комфортно.

— Выглядишь неважно, — заметила Наталья, вглядываясь в покрытое двухдневной щетиной лицо мужа.

Максим промолчал, голова раскалывалась.

— Явно перепил, а теперь злится, — подумала Наталья.

Достигнув согласия с несговорчивым продавцом, Машенька поворачивалась к откровенно скучающему Максиму и он со вздохом лез в свой бумажник. Закончив покупки (Максим думал, что это никогда не закончится), Машенька схватила своего спутника под руку и ласково заглянула ему в глаза

Неприятно откровенное пренебрежение и неприязнь автора к так называемым российским реалиям, постоянное противопоставление Москвы и Мюнхена, России и Запада. «Там» — все прекрасно, а у нас и люди грубы и неотесанны и везде грязь, серость, убогость, заброшенность и невежество.

Автор явно постарался, привлекательно описывая немецкий город и сравнивая его с Москвой.

В воздухе, дурманя голову, разливался необыкновенный аромат корицы вперемешку с запахом жареных сосисок. На Мариенплатц высыпал народ, оглашая площадь непередаваемым гулом от смешения всех мыслимые языков мира. От обилия света, украшений и галдежа голова шла кругом. К тому же с самого утра беспрестанно валил снег, придавая и без того сказочной атмосфере города какую-то иллюзорность.

За окном хулиганил бродяга-ветер, забираясь под зеленые юбки смущенных деревьев, заставляя надменных кокеток-петуний целовать землю и пугая мюнхенцев завываньем и уханьем в старых печных трубах. Маленький уютный ресторанчик был по-европейски спокоен и сдержан. Ни тебе русской помпезности и вычурной, безвкусной роскоши «элитных» заведений, ни открывающих рот под оглушающий грохот «музыки» полураздетых певичек в кабаках.

Предпраздничный ажиотаж охватил многомиллионный город — люди часами простаивали на холоде, чтобы попасть в магазины, где ломившиеся от товара полки пустели на глазах, возле касс начиналась давка.

Наталья с Максимом, уже почти час мариновавшиеся в эпицентре людского безумия, стали невольными свидетелями хамства и нахальства, буйным цветом процветавшими в нашей стране.

Мысли главной героини:

Несмотря на всю окружающую красоту, сердце сжималось от боли за родину-мать, за наших стариков, считающих копейки до следующей пенсии, за наших сирот, оставленных без жилья и средств к существованию, за нашу русскую глубинку, некогда воспеваемую поэтами и прозаиками, а теперь содрогающуюся в пароксизме боли, за наших врачей и учителей, превратившихся из уважаемых людей в объект насмешек, за наших деградирующих в погоне за Западом детей.

Женские образы удались автору гораздо лучше мужских. Из героев мне показались убедительными Ева. И не потому, что это самый яркий образ в романе, окутанный мистикой – она хотя бы честна и естественна во всех своих проявлениях. И еще Машенька — беспринципная, изворотливая, подлая и безжалостная – ее поведение вполне логично.

Максим – талантливый музыкант, увлеченный, любящий свое дело. Автор несколькими мазками показал это вначале. Но потом описание его жизни ограничивается бытом и взаимоотношениями с женой и любовницами. Ожидалось увидеть пусть эгоистичную, безвольную и хамоватую, но все же творческую натуру, но увы. И только в самом конце, «вдохновленный» смертью жены, он вдруг написал шедевр.

Наталья – в моем понимании никакая. То она Максима любит, то не любит. То она действует решительно, то боится и идет на поводу у других. То она добрая и нежная, а в душе язвительно насмехается над подругой, испытывает жалость к родителям, относится к ним снисходительно. А реакция на откровения умирающей матери?

— Мама, неужели ты не понимаешь, что поступаешь эгоистично, вешая на меня этот груз, — еле сдерживалась Наталья, чтобы не наорать на мать, учитывая ее тяжелое состояние.

Она уходит от мужа и принимает его снова. И выбор у нее есть. Единственное, над чем она не властна – это так называемое семейное проклятье и злые козни Машеньки.

В романе есть много нелицеприятной реальности – убийства, изнасилования, проституция, пьянство. Герои лгут, изменяют, лицемерят, предают и жульничают. Они не меняются, ничему не учатся, не переоценивают себя и окружающих. Ни одной цельной, сильной, глубоко психологичной личности. И это полная безысходность – без просвета.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль