Корин Холод. Рецензия на роман Morgot Eldar "Тень на Солнце"

+28

Ссылка на конкурсный топик

 

NB: Всё ниженаписанное является личным мнением и на великую литературную критику не претендует. Содержит спойлеры.

 

Когда я только начал читать роман, то сразу понял, что «здравствуйте, пан Сапковский». И чем дальше, тем это ощущение круче усиливалось. Причём, сразу уточню: я ни в коем случае не обвиняю автора в плагиате, мир у него свой, и сюжет тоже свой, но атмосфера, общий менталитет, какие-то мелкие детали… В общем, лицезрю я здесь даже не столько подражание, сколько поклон любимому мастеру, и поклон очень даже качественный.

Я читал где-то в комментариях, что автор сначала хотел сделать эту книгу сборником дорожных историй, которые происходят с одним из центральных персонажей Зезвой Ныряльщиком, а потом — заверте… На самом деле, в процессе чтения ясно видно, как постепенно желание написать глубже и шире начинает превалировать. Самой продуманной, логичной и завершённой видится именно первая часть, «Девы али», выдержанная как раз в духе приключений ведьмака. А потом включается политика — да и боги с ней, с той политикой, главное — включается мир, которому уже тесно в узких рамках приключений борца с чудовищами и проклятьями.

Но сперва, в противовес уже сложившейся традиции, скажу не за мир, а за персонажей. Они прописаны великолепно — практически все, от главных до совершенно эпизодических. Они живые, в них веришь, их видишь — со всеми достоинствами и недостатками, яркой и сочной картинкой, даже если это какие-то трактирщики, слуги или торговцы, у которых даже имени-то нет.

Заявленный главным героем Зезва Ныряльщик — отнюдь не ведьмак и даже, осмелюсь сказать, не главный герой. Он — За Грань Ходящий и просто небритый рыцарь, состоящий на службе у сильных мира сего. А ещё — славный, хоть и мрачный и циничный малый, которому везёт на приключения и хороших друзей и приятелей. Ныряльщик — это не просто прозвище: Зезва умеет ходить в иной мир, за Грань, и даже выносить оттуда разные предметы (в том числе, и оружие, хотя это не очень приветствуется по кодексу Ныряльщиков). Вот только эта его способность и Грань в принципе — практически не раскрываются. За всё повествование мы встречаем описание похода за Грань только один раз, а предметами из-за Грани Зезва пользуется трижды. Получается так, что центральные способности персонажа оказались позабыты во имя описания мира. Только иногда всплывает его прозвище, и некоторые герои глубокомысленно заявляют: «А, тот самый, который Ныряльщик… Ну, Ныряльщик — это да!» А почему «это да» — почти никак не раскрывается. Ходит за Грань — ну и что? На сюжет это никак не влияет, кроме уже описанных случаев, но их слишком мало.

  Зезва вообще редко становится в центр внимания. За всю историю именно от него зависело только три ключевых момента: убийство кудиан-ведьмы Миранды, арт-обстрел во время полётов на драконах и спасение Гастона. В остальном героями дня становятся те, кто его окружает. Возможно, если я правильно понял, в этом и состояла задумка автора: показать, что Зезва — это не суперкрутой герой типа Конана-варвара, который прилетит, как волшебник, в голубом вертолёте, и всех спасёт, а обычный человек, который ничем особо не выдаётся среди прочих, кроме чести и совести, просто ему так везёт в жизни. Просто тогда это получаются не его приключения, как автор пишет в предисловии, а нечто гораздо большее, глубокое и обширное.

Рядом с Зезвой — его друзья или просто соратники, которых он потихоньку набирает по дороге. Придворный маг Ваадж, с которым у рыцаря не такие уж и простые отношения, он всегда себе на уме и думает больше о политике, чем просто о помощи ближнему; добрый и отзывчивый отец Кондрат, любитель пива, отменно управляющийся с посохом; простодушный юноша Каспер, чистый сердцем, рыцарь с отцовским мечом. И леди Йиля, сколько достоинства и величия в этой последней из лайимар… Кстати о лайимар — и вообще о расах.

В джуджах на так угадываются гномы (ну, или краснолюды), в ткаэсхелхах (упоминания о которых с десяток раз разбросаны по тексту, а их самих как бы и нет) — эльфы, и я должен сказать, что авторские расы, вроде тех же рвахелов, квешей, виртхов и лайимар, получились гораздо лучше. Конечно, восьмирукие метатели ножей ассоциируются с индийской мифологией, но с ними и прочими видно, что автор не просто взял уже существующую расу и нарёк иным именем, а сделал что-то своё. Хвостатые ведьмы-дедибери вообще умилили несказанно — учитывая казачье поверье, что если плюнуть ведьме на хвост, придётся ей туго)

Теперь о мире. Мир — яркий, неоднозначный, красивый, и мира — много. Так много, что порой даже чересчур, — но не ровно. То не хватает многих деталей, то много лишних. Такое ощущение, что автор видит картинку и пытается описать её всю, до последнего листочка, — но при этом пишет только то, что видит, и ему при этом всё понятно, а читатель местами остаётся в недоумении. Ещё короче говоря — автор пишет для себя то, что видит сам, но не пытается объяснить другому, не знакомому с миром. У меня самого была такая же проблема, на которую мне в какой-то момент указали, и с тех пор я бдительно за этим слежу — поэтому знаю, о чём говорю. Вот, к примеру, когда Зезва видит кортеж королевы Ламиры.

В руках солдаты сжимали короткие дротики. Зезва помнил, что при малейшей опасности Телохранители метнут свои смертоносные снаряды, и любому, кто решится на покушение, придется несладко. Иными словами, он превратится в подобие ежа. За Телохранителями с дротиками шли Телохранители-лучники. Зезва вздрогнул. Рядом восхищенно цокал языком Каспер.

Почему Зезва вздрогнул? Автор для себя знает, и я могу предположить, но для этого мне надо вжиться в шкуру героя: если я прав, Зезва вздрагивает, потому что представляет, что может случиться с недоброжелателем, если в него, утыканного дротиками, ещё и стрелы полетят, ведь лук — это убойное оружие. Но этого в тексте не показано, он мог вздрогнуть по самым разным причинам: узнал кого-то из телохранителей, пришла в голову какая-то мысль, вообще не относящаяся к процессии, или вовсе — комар покусал! Читателю этого не видно. Есть только событие — а причин ему мы не узнаём. Это не всегда правильно.

Или «отправить на соль» — отличное выражение, ещё бы знать его этимологию! Она ведь не объяснена даже в глоссарии. Почему «на соль»? В этом мире мёртвых хоронят на солончаках, засыпают гробы солью, чтобы потом «не встало»? Неясно, но ведь это интересная подробность, которую не одному мне было бы любопытно узнать.

А потом возникает ощущение, что автор сам спохватывается, что повествование у него — скупое и рубленое, и начинаются куски текста, перенасыщенные всем подряд, в том числе — терминологией и деталями. Не буду спорить, я знаю людей, которым нравится, когда через два слово на третье звучит незнакомый термин родом из авторского мира. Но на мой вкус — хорошо бы «перемешать». Вот как ешь гуляш — в принципе, вкусно, местами ровно, местами пресно — а местами пересолено или наперчено. Вот тот же эпизод с багонами — зачем он был? Он же совершенно не влияет на сюжет, просто показывает, что в мире существуют и такие создания. Отца Кондрата можно было ввести в повествование прямо со сцены у телеги.

По-хорошему, можно взять тот же самый текст и, по большому счёту ничего не меняя, ещё перемешать. Где-то убрать подробностей-деталей-терминологии — где-то добавить.

Это касается и речи персонажей. Кто меня покорил сразу, окончательно и бесповоротно, — это Мурман. И схожий с ним Вож Красень. Но я бы советовал автору не забывать о том, что в прямой речи говорят персонажи, а не он сам. Опять же, по собственному опыту знаю, насколько это непросто. Но если уж делать им эту полупьяную речь — так делать её до конца. У меня тоже такой грешок есть, потому что хочется донести мысль — и ты забываешься, начинаешь писать так, как сказал бы ты, а не герой. В том же письме Элана выражение «небритый маг» — ни к чему, это слова автора, им в отчёте не место.

И попытка передать все звуки в речи персонажей — дело неблагодарное, все эти «уф» и «эхм», записанные со скрупулёзной точностью, напоминают комиксы, где вынужденно прописываются все звуки и междометия, потому что нельзя написать «замялся», «крякнул», «запыхтел» и «вздохнул». Междометия — это такая штука, с которой надо бы поаккуратней.

Не всегда в наличии правильная композиция, некоторые куски текста — явно не на своём месте, хотя это и редкое явление. Диалоги порой идут сплошным потоком, а оттого кажутся плоскими, повисшими в воздухе, в них не хватает ремарок — поэтому мы не видим действия. Везде что-то по чуть-чуть не так — и нарушается ритмика текста, из-за этого читать тяжеловато, даже притом, что интересно.

Вообще, у меня сложилось впечатление, что автор или не перечитывал свой текст, или просматривал, но недостаточно внимательно. Хватает и мелких ляпов. Например, Элана Храброго в паре мест называют Эланом Красивым (хотя Красивый — прозвище совершенно другого персонажа), постоянное сбивание с «ты» на «вы», как будто автор не может решить, если в этом мире вообще обращение на «вы». И я понимаю, что с заместительными нужно обращаться аккуратно — но есть места, где они просто необходимы. Например:

Зезва ждал, улыбаясь. Слуги во главе с Аристофаном очень натурально изображали восхищение, хотя, как подозревал Зезва, слушали эту историю не тысячу раз, как Зезва, а, пожалуй, миллион.

Три раза «Зезва» — это перебор.

И при этом — действительно интересный сюжет, когда, казалось бы, на первый взгляд не связанные друг с другом события становятся звеньями одной цепи. И неожиданных «вотэтоповоротов» хватает, и неясно, чья в итоге возьмёт, потому что ошибки допускают «и наши, и ихние» — никто не идеален. И поднятые вопросы весьма актуальны и местами горьки — природа и чувства человеческие, эффект стада и толпы, ксенофобия, фанатизм, ура-патриотизм, вопросы чести и совести и многое другое.

Имхо, по тексту хорошо бы пройтись напильничком. Перечитать его, как чужой. Тогда большинство огрехов исправятся сами. Они не плохи, их просто нужно доработать. И пока на редакцию кому-то другому отдавать не стоит. Я знаю, каково это, когда ты не видишь изъянов. Читаешь — и не видишь, потому что всё кажется идеальным. Но стоит отложить свою книгу на месяц и потом перечитать как «не своё» — и хватаешься за голову, не понимая, как пропустил такие ляпы. И вот уже только тогда, переписав всё так, как видишь сам (а лучше автора всё равно никому этого не сделать), можно вручать своё произведение на растерзание кому-то ещё.

Как по мне, роман и сейчас хорош, а стоит его вот так доработать — и это будет просто конфетка, читать и перечитывать. Опять же где-то в комментах видел, что автор начал уже третью книгу цикла, — и я б зачёл!

Остаётся пожелать удачи автору во всех его начинания и продолжаниях) Глубокий респект.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль