Кира Гофер. Рецензия на роман Ники Веймар, Дарьи Борисенко. «Хранительница равновесия. Часть 1»

+29

  Ссылка на топик: writercenter.ru/blog/final/nika-veymar-v-soavt-s-darey-borisenko-hranitelnica-ravnovesiya-chast-1.html

"— Я это есть, не буду — скривилась я".
«Хранительница равновесия. Часть 1»

Пунктуация авторов сохранена.

 

Считаю своим долгом предупредить сразу: моя рецензия на роман «Хранительница равновесия. Часть 1» будет длинной и ругательной. Мотив к ее написанию — чувство ответственности за то, что своим читательским отзывом ранее я могла распугать читателей этого романа и, похоже, распугала. Значит, мне же читать, мне же разбирать, мне же рецензировать.

Но ответственность это не жалость. И поэтому автору для сбережения нервов, возможно, будет лучше дальше не читать.

Воспользуюсь подсказкой по написанию рецензий. Она очень помогла собрать в какую-то систему все, что хотелось сказать.

 

1. Общее впечатление от книги

 

Скверное. Но роман подарил мне чувство, что я многое могу. Например, могу прочитать этот роман.

 

2. Сюжет

 

Для начала скажу, что описание романа и жанры не соответствуют его наполнению. Заявленный «Юмор» отсутствует, «Приключения» не разворачиваются.

С сюжетом непросто. Завязка есть. Развитие намечается, но потом сворачивается. Сюжет топчется на месте. Кульминации нет. Развязки нет.

Можно сравнить с игрушкой, где персонаж возник в начальной локации, добрался до большого города, а потом много-много игровых часов ходит от дома к дому, разговаривая с ботами, которые ему бухтят, как космические корабли бороздят Большой театр… Я бы не назвала это сюжетом. Разговоров много, действия нет. Персонаж вроде как-то развивается, многое узнает, но не входит в ситуации, когда его качественные приобретения пригождались бы.

Роман обрывается на сцене, которая ничем не отличается от десятков других уже прописанных – героиня ложится спать. О каком-то событии, обещающем виток сюжета, речи нет. Она просто засыпает в своей комнате. И точка.

Почему именно здесь финал?

Я подумала, что, может, роман не полностью выложен в доступ. Но никаких указаний на это нет ни в конкурсном топике романа, ни на странице его самого.

 

3. Повествование

 

Первая глава удивительно длинная. Откровенно говоря, тягомотная, и содержит такое нагромождение лишней информации и блоки неграмотности, что я сломалась на ней в первый подход к «Хранительнице…». Через начало продралась, но дальше не хотелось открывать. Позже проснулась та самая ответственность — и я снова пошла на приступ, уже зная врага в лицо.

В 2-3 главе стиль стал немного полегче, наметился какой-то жуткий Красный Туман, показался какой-то конфликт — стало даже интересно. Как там все закручено-то!

Увы, интерес мой задушили тут же.

Где-то с главы 4 и по 14 (последнюю) тянется довольно скучная цепочка уроков и компанейских тусовок, что в синопсисе вроде бы и честно называется «Дальше начинаются заполненные учёбой будни», однако, почему ж так долго? Утомительнейшее топтание на месте, полное разговоров ни о чем, без событий, без развития, без перипетий и прочих вкусностей. Самым близким аналогом там изложенного будет он-лайн трансляция учебных дней (и выходных), с фиксацией всех речей всех преподавателей, всех разговоров подружек и друзей, всей съеденной еды, всех увиденных снов и всех посещенных мест. «Дом-3. Учись с нами!». 24/7/365.

Проблеск был. Один. В 12-ой главе происходит что-то, похожее на сюжетное событие (поймали того, кто прокрадывался Рине в сны). Но проблеск тут же уничтожен, действие снова вязнет в затянутых разговорах всех со всеми и друг с другом.

 

4. Герои

 

По одной из встречающихся классификаций, для героини подходит определение «Вундер-Фортуна-Сью», где Вундер-Сью – это персонаж, сам по себе ничем не примечательный, но обладающий супер-пупер-мега особенностью (артефактом, качеством), как правило, необоснованным в раздаче, а Фортуна-Сью – это оригинальный, придуманный «с нуля» персонаж, отсутствующие сверхспособности которого с успехом заменяются невозможными реакциями мира на его поведение.

В «Хранительнице…» Сью, суммирующая все взятое с потолка – и мега-способности (пусть внезапно будут), и невозможные реакции мира (пусть все внимание — ей). Правда, такое положение один раз готово нарушиться – в 10-ой главе появляется женский персонаж, который показывает, что добиться от героини чего-то толкового можно, только крепко ее отдубасив и попинав.

Все прочие персонажи заняты тем, что хотят героиню он-лайн, 24/7/365, и ходят вокруг нее кругами, всячески ее поддерживая, угождая, веселя и оказывая внимание. Симпатичными или вызывающими сопереживание не показались.

 

5. Язык и стилистика

 

Пойдем по порядку.

Язык.

Тут сложно. Потому что это, скорее, альтернативный русский:

— запятая между подлежащим и сказуемым: «Воздушный щит, не давал мне чувства защиты» или «— Я это есть, не буду — скривилась я»,

— запятая между двумя сказуемыми: «выругался, и создал всё сам»,

— запятая перед дополнением: «Напомнил крокоптиц, черному существу»,

— нет запятых там, где очень-очень надо: «Весь беспредел закончился со смертью Оуениеррра его нашли бездыханным в собственной кровати».

— «не» с прилагательными почти всегда раздельно: «Много голосов говорили не внятные слова, которые я урывками слышала и пыталась понять. Туман начинает быстро рассеиваться. Я вижу не большую комнату, посередине которой стоит стол, на столе лежала огромная карта»,

— очень свободная пунктуация при оформлении прямой речи. Очень свободная. «Успокоившись, девушка встала с кровати — Я подышать воздухом — сказала она и вышла из дома». Но тут еще как-то понятно, о чем. А вот тут: «— Тебе нравится — восторженно поинтересовался он.»? Как это – утвердительной интонацией поинтересовался?

Нередко используются странные конструкции: «Я ему естественно за родителей начала говорить, что они не крали ничего». Так и хотелось добавить «За родителей! – прекрасный тост». Можно было бы подумать, что это особенности речи конкретного персонажа, однако уж больно по неграмотности это похоже на речь героини, иногда выражающейся вот так: «Он сделал воздушный заслон, об который чудовище врезалось, словно об непробиваемое стекло».

Есть проблемы с родом существительных: «в небо поднималась длинная черная щупальца и, хватая живое существо, она стремительно уносила его в низ».

Есть проблемы путаницы слов: «Так как он будет именоваться войном Алого солнца».

Есть проблемы с предлогами: упомянутый «в низ», «По мико видно, что та в не себя от ярости» или «А наследующий день...».

Проблема с мягким знаком: «истошный ор женщин, плачь детей…»

И т.д.

Описания…

… богаты на отсутствие описаний:

«Я краем глаза наблюдала, как он входит в воду. Его тело было великолепным. И все же, мое сердце дало мне знать, что кроме любопытства и братских чувств, я к нему ничего не испытываю».

Что прячется за «великолепным», читатель должен вообразить сам.

Или еще:

«Поедая приторно сладкие лепешки, я рассматривала картины, которые весели на нежно — сиреневых стенах столовой. На одной из них был изображен пегас и сидящий на нем ерел с драконьей головой. Он держал в руке ярко-зеленый огненный шар. На другой картине была изображена Мико мирно спящая возле серебряной пещеры, которая очень была похожа на пещеру из моего сна. На третьей картине был изображен маг, на руке которого было расположено море красного цвета. Множество вихрей бушующих на воде, закручивали ее в разные стороны. Еще была странная картина, на которой были изображены руки держащие нити из песка. Мой взгляд медленно перешел на потолок, который сам оказался огромной картиной. На ней были изображены арре на большом снежном поле возле гор».

Остался неохваченным еще средний род – Было изображено. Для коллекции пригодился бы.

Что касается стиля, приведу, пожалуй, самый яркий, на мой взгляд, пример:

«А если проголодались, то на том же этаже в конце средней дороги у нас пищевальня. Можете погулять посмотреть наш город. Если слишком задержитесь, то в городе есть два хостела».

Пищевальня и Хостел – дивное соседство! «Подают ли в вашей забулдыжне маршмеллоу?»

 

6. Достоверность

 

Не верю постоянно.

Например, не верю в жителей четвертого отражения, которые хранят книги Пастернака, говорят «селяви» и нередко переводят героине свои понятия на ее язык («— Вон та дверь ведёт в эммм… как это в вашем мире… о, вспомнил — санузел, — сообщил Мак»), пользуются в речи словами «дьявольщина» или «враг народа», чем показывают плотное знакомство с нашим отражением. Но при этом не знают, что такое слон. Тут не веришь или во врага народа, или в слона.

Или же у героини проходит тренировка, после нее она лежит с больным телом, но на второй день ей почему-то становится легче. Кто занимался хоть каким-то спортом, знает, что на второй день после тренировок становится хуже, а на третий — еще хуже.

Героиня вообще выглядит там неестественно, в ее мгновенную вписываемость в мир с иными формами жизни не веришь. Из мегаполиса выедешь, к другой воде доберешься – и все, сразу на коже изменения, волосы мягче/жестче; из страны выедешь – на все другое, быстро сменившееся, организм тоже реагирует. А тут скакнула в мир, где фиолетовое небо и синяя пшеница, — и даже не почесалась. Верю в это и все дальнейшее? Нет.

 

7. Фантдопущение

 

Представьте себе груду множества мелких предметов. Например, высыпанные из пяти коробок пазлы-тысячники, с разными картинками, разумеется. Что можно из груды изъять, чтобы она перестала быть грудой? Вот и там примерно так же. Даже если изъять только детали одной картинки, останутся четыре в том же сваленном виде.

Хотя, возможно, таким допущением можно считать факт, что, при иных формах жизни (и крокоптицы, и разные гуманоидные расы то с четырьмя руками, то еще с чем-то), тамошние существа дают потомство в любых комбинациях, потому что все со всеми без особых преград.

 

8. Психология отношений

 

Секс – это все, что формирует и контролирует все отношения.

Героиня попадает в совершенно другой мир. Ее сразу интересует только, что из себя представляет тип, которому ей предлагают отдаться. В дальнейшем тоже много интереса к сексу, на том все и стоит.

Героиня не думает о любви. О сексе думает, о своей девственности думает. А о любви – нет. Нет у нее потребности в любви. Скажу смелое – у героини вообще нет чувств. Если и есть, то страх или возмущение. Дальше ее эмоционального диапазона не хватает. Пьяные признания в любви ко всему, что движется и что мужчина, не могу считать чувством. Проблемы героини «хочу секса, ребенка не хочу» не вызывают глубокого сопереживания.

 

9. Основная мысль текста

 

Не обнаружена.

 

10. Отображение

 

Я не поняла, что хотел этим романом сказать автор, поэтому, насколько реализован его замысел, тоже сказать не могу. Это примерно как ответить, о чем стена в профиле пользователя соцсети?

 

11. Оригинальность

 

Знаю ресурс, где такой текст является распространенным до банальности. Тысячи их! Где-то небо покрашено в зеленый, где-то в красный, где-то героиню зовут русским именем, где-то нет. Но то, что автор не начал роман словами «Я — Маша, мне 17 лет» — уже хороший задел.

 

12. Ошибки и ляпы

 

Тысячи их – 2!

К пункту о языке.

Иногда непонятно – это ошибка или авторская фишка? «— Она торочит в земле, наверняка ее шипы, которые на спине, хорошо ее зафиксировали изнутри» или «Мак мечом срубил четыре огромные палки, из двух сделал что-то вроде держателей и воткнул их глубоко в землю по бокам костра, а на две другие занизил тушки и положил их на «держатели»», или «В конце второго дня брождения по пустыне, мы, наконец, ее пересекли». А иногда так: «Я встала рядом с ним и опиревшись руками о свои коленки стала приводить дыхание в порядок» или даже так: «— Было бы не плохо. — Проговорила я, сквозь дрожащие зубы».

Иногда автор будто забывает, о ком и о чем он пишет. «И зачем меня только понесло в ту проклятую дверь? Это не моя сцена, но по прихоти судьбы мне придётся играть главную роль в чужом спектакле. И боюсь, рассчитывать на суфлёра не приходится...» — это сказано при условии, что вокруг героини суфлеров палкой не разгонишь. Каждый встречный-поперечный выпрыгивает из… жизни, чтобы побольше рассказать и разъяснить, как у них тут все устроено. Однако же Рина, почему-то, страдает из-за отсутствия помощи и подсказок. Интересно даже, а куда уж больше помощи суфлеров?

Но основная ошибка автора не в таких деталях, а в том, что выбрано для повествования первое лицо.

Во-первых, оно не всегда удерживается: «— Извини, я забыла, как тебя зовут — залившись красной краской, я протянула книги».

В-вторых, героиня там не в характере, располагающем к симпатиям. Приведу пример, чтобы показать, из чего собирается Рина (в моменты, когда не участвует в разговорах о сексе, но это отдельно). Заодно покажу еще одну ошибку автора — бессодержательные диалоги:

— Зартек — я снова перебила его — все в порядке! Давай забудем о том случае.

— Я когда пришел сюда, сразу рассказал отцу про тебя, он был уверен, что ты не пропадешь. Но если что, ерелы бы тебя спасли!

— Охотно верю. Не проводишь меня до того здания, которое перемещает.

— Провожу, конечно

— Тебе, наверно, сильно досталось за побег из дома?

— Ага, очень. А потом ко мне на первое время пристроили одного ерела, следить за мной и не разрешали далеко уходить от дома. Но, у меня больше нет желания уходить из дома!

— Еще бы! — рассмеялась я.

— Ничего смешного… — буркнул юный маг.

— Ладно, мы еще успеем наговориться. Я сейчас в гостевой дом отдыхать. Я так устала, что сейчас прям здесь усну.

— Хорошо. До встречи, Рина.

— Зайди завтра ко мне в гостевой дом, моя комната на втором этаже первая справа. Только не с самого утра заходи, я еще спать буду.

— Конечно, зайду.

— До завтра! — попрощавшись с Зартеком, я прошла в здание.

И у нас остаются: «Давай забудем», «мы еще успеем», «Только не утром, я еще буду спать». Что имеем с гуся? Невежливость с глупостью, прокрастинацию, лень с наглостью. Поскольку таких диалогов там очень и очень много, то образ формируется очень и очень жестко.

Можно взять внутренний монолог, не тщательно подбирая, все равно основные посылы повсюду, мимо не пройдешь:

Перед сном решила почитать одну из книг Айкелля, но, прочитав лишь полглавы, задумалась. Странные они все какие-то, маги этого мира. Только Мак нормальный. Ну, почти нормальный. Помешанный на девушках. Пожалуй, мне повезло, что он испытывает ко мне исключительно братские чувства. Иначе мне пришлось бы тяжело… Ксюха бы на моём месте не растерялась точно, уже начала бы кого-то окручивать. Я вспомнила Лестиара, его хрипловатый голос и завораживающие кошачьи движения. Так, успокойся, Рина, таких как ты — у него пару десятков. Или даже сотен. Хотя он не похож на ловеласа, почти такой же холодный как Айкелль. Интересно, а у Айка есть девушка? Мак что-то говорил о том, что он приверженец свободных отношений… Не удивлюсь, если у него даже секс по расписанию, скажем, по вторникам и пятницам с 5 до 8. Я фыркнула, представив мага, неспешно ставящего в ежедневник галочку напротив пункта «Личные отношения». Интересно, он такой же холодный и сдержанный даже во время… ой, какого чёрта я вообще об этом думаю? Тьфу ты… Придёт же в голову перед сном всякая ерунда! Всё, точно пора спать! Почитаю с утра.

Что имеем? Мысли о сексе и потенциальных сексуальных партнерах полностью задвигают попытку умственной деятельности.

Первое лицо располагает к тому, чтобы стать максимально близко к герою, разделить его мотивы, почувствовать себя им. И выходит, что чтобы приблизиться, разделить и почувствовать себя сексуально озабоченной, ленивой и претенциозной героиней, надо быть сексуально озабоченным, ленивым, претенциозным читателем. Иначе не зайдет или зайдет не полностью. Лично мне такое приглашение не понравилось.

 

13. Общественное значение

 

Я бы сказала, что это сигнал тревоги.

Про грамотность уже говорила. Добавлю еще кое-то — автор довольно строго показывает отношения «учитель-ученик», которые продвигает Рина. Ученик выше учителя. Вот что тут может быть с общественным значением?

Придя на поле, первым делом я сделала шар из жатого воздуха и пустила его лететь вперед.

— Останови его. — Попросил учитель.

— Что?

— Останови его. — Он вновь повторил свою просьбу.

— Зачем? Как? — растерялась я от неожиданной просьбы. Я попыталась мысленно замедлить летящий шар, но у меня не получалось.

Маг, вытянув руку ладонью вниз, сжал кулак. Шар остановился и завис в воздухе.

— Ты должна не только уметь атаковать, но так же останавливать атаку. Над этим тебе стоит поработать и еще над управлением созданных тобой шаров. Еще что умеешь?

— Ну, ставить воздушный щит.

— Поставь.

Я выполнила просьбу ерела, поставив воздушный щит между собой и им.

Помнится, учителя давали задания, могли приказать, но вот чтобы просили и просили…

Кто захочет проникнуться такой иерархией между педагогом и ученицей, тому предлагаю еще кусочек, с показательными этапами общения:

1 — наезд на учителя:

Я думала с чего начать разговор с необщительным магом. — Ты наверно был бы рад, если бы я тогда отказалась от обучения? — Не выдержав, я начала разговор. — Мне кажется, что мое обучение тебя тяготит, и ты хочешь побыстрее меня всему научить, чтоб скорее от меня отделаться. Поэтому слишком многого требуешь от меня! — продолжала я вызывающе агрессивным тоном

2 – попытка торговаться с учеником, требующим чего-то своего:

— Давай, на все твои вопросы я отвечу после занятий, чтоб разные мысли не мешали тебе усвоить урок. — Невозмутимым голосом ответил он.

— Нет. Я хочу сейчас получить ответы на мои вопросы и предположения. — Настаивала я

3 – победа ученика:

— Хорошо. — Маг снова присел на стул. — Рина, я очень рад, что имею честь обучать тебя.

Однако же аналогичная ситуация, когда другой женский персонаж, тоже ученица, повышает на своего учителя голос и выдвигает какие-то требования, уже подается осуждающе. Такое поведение героине не нравится в исполнении других, но совершенно естественно в своем собственном.

Я не нашла, что взять из романа. Разве только пищевальню с хостелом. Они навсегда в моем сердце. Рядом с «ибо воистину да будет так».

 

14. Внелитературные достоинства

 

Поскольку основную массу текста занимают разного рода объяснения, то можно было бы посчитать «Хранительницу…» ценной для интересующихся, например, техникой фехтования. Там есть довольно подробные разъяснения вроде:

Положив меч на стол, ерел вновь сел рядом со мной.

— Высокая стойка — это агрессивная провокация. Из неё легко ударить в любом направлении, а сила удара — максимальна. Все остальные стойки являются её разновидностями. Средняя стойка — выжидание. Из неё удобно защищаться, хотя на первый взгляд она кажется крайне непрактичной. Она удобна в бою против нескольких противников. Задняя стойка — контратака. Направление ударов меча: снизу и вкруговую. Из неё легко перехватить удар противника, использовать его силу против него. Все эти стойки могут плавно и быстро перетекать одна в другую.

Дальше маг подробно рассказал о положении меча в каждой из стоек, об основных ударах, о том, какие удары и почему удобнее наносить из той или иной позиции, а затем предложил немного попрактиковаться…

Однако мне показалось, что эта и подобные вставки не соответствуют ни обычной авторской грамотности, ни общему наполнению текста. Конкретно эта вставка слишком похожа на сжатое описание стоек из главы «Меч и щит» книги Джона Клеменса «Средневековое фехтование»:

1. Высокая стойка — <…> представляет из себя агрессивную провокацию. Боец может нанести мощный удар мечом вертикально, диагонально, или горизонтально с почти одинаковой легкостью. Это наиболее практично и полезно в большинстве ситуаций. Легко доказать, что Высокая стойка является фундаментальной для боя мечом и щитом. Все другие разновидности — только формы этой простейшей боевой позиции.

Я не против познавательных вставок в художественный текст, даже за. Плюсик автору за благородное намерение, старание и трудолюбие. Минусик за излишек разъяснялок и за грубоватое исполнение. Больше верится в копипаст, чем в то, что автор сам хорошо знает предмет, о котором дает информацию.

 

15. Востребованность

 

Роман может быть принят теми, кто живет в социальных сетях. Очень уж хорошо прописан повторяющийся механизм общения: прийти куда-то, встретить там кого-то, прицениться к нему, просканировать (обычно на предмет секса и сексуальности — да, не да), перекинуться шуточками ниже пояса, передоговориться о встрече или пойти дальше вместе, встретить там кого-то, прицениться к нему и т.д. Комфортно его будет читать людям, не испытывающим негатива перед неграмотностью и отсутствием развернутого действия.

Но предложу не открывать роман людям старше 20-ти лет, максимум – 25-ти. В противном случае не исключаю сильный конфликт мышлений, с моральными травмами и прочими повреждениями.

 

16. Свои ощущения

 

Первое ощущение неприятное. Автор сходу выдвинул неудобные условия чтения, запретив скачивание. При этом текст на сайте внешне корявый, строки поломаны, форматирование через раз. Автору указывали на эту ошибку, однако комментарии с указанием и советами читатель видит, а исправленный текст — нет.

Все последующие впечатления только усугубляют первое. В одной из параллельных рецензий было метко сказано «унылый глоссарий» про роман, который удачно, что не такой. А вот это — такой. Какие впечатления могут быть от унылого глоссария, заявленного, как сюжетный художественный текст? Какие впечатления могут быть от плохо и неграмотно написанного текста, когда автор даже собственные оригинальные слова путает? Где-то «углусс-арх», где-то «углусс-арзх», где-то с одним «с». Или имена собственные: то «Оуениеррр», то «Оуниеррр». Решается проблема новых слов просто – добавляется в словарь редактора, любая опечатка потом подчеркивается. Но нет. Автором выдвинуты условия – читайте как есть, с ошибками, без скачивания, с перекошенным текстом, с отталкивающей, а не завлекающей первой главой, с отсутствием глав и несистемной разбивкой, с цифрами в тексте и прочими «прелестями». Все это довольно неопрятно.

Какие ощущения вызывает неопрятность?

 

Бонус. Короткий и хвалительный

Текст большой. Автор упорный, умеет много времени и сил уделять своему творчеству. Это несомненный жирный плюс. Но только таким микроскопом жалко колоть банальные орехи.

Фантазия у автора генерит много интересных штук. Синяя пшеница, как бы я в ней ни сомневалась, все-таки занятна. Вообще, в романе можно откопать кое-что впечатляющее. Например, Рине снится, как идет дождь из крови и человеческих сердец. Трэшачок, конечно, яркий. Удачно разбавляет общую унылость. Пока там героиня спала, я тут даже как-то проснулась на этом эпизоде.

Так что потенциал в авторе вижу. Можно ли что-то сделать конкретно с «Хранительницей…» относительно ее нынешнего состояния?.. Не знаю. Но, как говорится «Нет ничего невозможного для человека с интеллектом». Мне кажется, что мог бы получиться интересный учебник.

Автору предлагаю присмотреться к жанру обучающей литературы и попробовать себя в ней. Например, упомянутые в романе «Атмосфера четвёртого отражения» и «Элементаль. Огненная стихия», от составителя Ники Веймар, были бы интересней, чем затянутый рассказ о том, как проводит время очередная Мэри-Сью в мире, где все ее хотят. Именно «проводит время», потому что напечатать слово «приключения» у меня не поднялись руки.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль