Ариса Вайя. Рецензия на роман Александра Баса "Изгои мира"

+32

Топик романа лежит >здесь<.

Первое, о чем хочу сказать, так это то, что читать вторую книгу без первой — не вариант (разве что для совсем извращенцев). История длинная, мало того, что в прошлом томе она просто взяла и обрубилась (ну типа конец, все, до следующего тома), так она еще и в этом опять обрубилась и to be continued. Мне в этом плане чуточку повезло, я читала первый том на ККП 2017 (рецензия на «Танец с удачей» лежит >здесь<), за несколько глав я вполне вспомнила, что было в прошлом романе, а по прошлой рецензии освежила и впечатления. И вообще, памятник мне — 73 алки в общей сумме… Итак, второй том, чай, вкусные конфеты… поехали…

 

 

Мир.

Фентезийный мир, как полагается, с магией. Маги прилагаются, правда, не совсем привычные — их магия стоит жизни. Несколько минут ради того, чтобы не упасть с трапа, раскачивающегося от ветра, вся жизнь — ради драгоценного алтира, а для некоторых «плетений» и одной жизни — мало. Правда, тут стоит отметить, что живут люди достаточно долго. Есть и обычные люди, крестьяне, короли, бароны, солдаты. Есть и летары — не люди, хоть и занимают человеческие тела; не животные, хоть и являются их воплощением; не подчиняются плетениям магов силт ло; не живут по законам людей; вся жизнь их — служение цели, с которой их призвали в мир людей. Есть и айлеры — дети летаров и людей. И вся эта сборная солянка из людей возится и копошится в своих и чужих жизнях, вершит дела, строит города (да хоть у подножия вулкана), рассекает океан и прочее-прочее.

Герои.

Героев просто тьмущая тьма. И в них запутаться как раз плюнуть. Они все влияют на сюжет, хоть порой это и пять строчек на 70 с лишним алок, а запоминать всех этих «чуть-чуть влияющих» — отдельнаявешалка, особенно с учетом того, что изначально никогда не узнаешь, придется ли вспоминать героя, его имя, внешность, таланты и кучу чего дополнительно еще хотя бы раз… Да-да, это, конечно, замечательно, столько героев, все на сюжет, но блин…

А еще рецензия не резиновая, поэтому я остановлюсь на нескольких персонажах.

Итак, главным героем всего этого действа является некий Силт Ло (этот конкретный с заглавных букв), по силам сравнимый с некими древними Лиэн силт ло, что добавляет ему заносчивости, самомнения и уверенности в своей абсолютной правоте. Как и в прошлом романе, истинные мотивы данного персонажа оговариваются исключительно вскользь, а то и не оговариваются вовсе. Быть может, в следующем это будет освещено в полной мере. А пока что есть его замысел, его дневник, его меч, его посох, добытая им монета и два призванных им летара.

Как и в прошлом романе, главными героями выступают близнецы (по телам) — летары-аларни гепардов и филинов. За прошедшие события они стали лучше друг друга понимать, прекрасно ладить, лучше справляться со своими умениями-вил и с вил друг друга. Различить их не сложно, они разные, и самую понятную грань описывает маленький диалог:

— От тебя пахнет… настороженностью. Не знаю, как это выразить словами. А ещё спокойствием. Сова?

— Да.

— А от тебя, — Бейз повернулся к соседу слева. — Не могу подобрать подходящего слова. Первое, что приходит на ум — готовность действовать.

Никогда не понимала, почему сов считают символами мудрости, сколько я с ними ни сталкивалась — наитупейшие птицы… Однако, вопреки имени, у нас не Сова, а Филин. Данных птичек я видела лишь однажды и, ей-богу, это напоминало скорее бочку с крыльями… Про интеллект судить не берусь. Однако, по традиции, умные мысли приходят в голову именно персонажу Сове. И если не умные, то хотя бы очень здравые. В противовес ему бывает Гепард, импульсивный, скорее делающий, чем думающий.

К кошкам у меня, как известно, отдельная слабость и симпатия. Поэтому Гепарда с его безумием, упрямством и силой, пожалуй, оставим. Чего стоит понятным для людей языком объяснить, что больше никому и никогда в голову не должно прийти призывать летаров-гепардов. Никому. Никогда.

Между собой они хоть и ладят, но весьма специфически. Например, такая ситуация (обращаю внимание на последнюю строчку) вполне типична.

— Поздравляю, ты нашёл себе занятие на всю ночь, — сказал Сова, укладываясь на плащ. — Можешь оставаться на дежурство.

— С чего это вдруг, сегодня твоя очередь, — возмутился Гепард.

— Я этим заниматься не буду, — Сова махнул в сторону книжки, лишившейся уже четырёх страниц. — Ты придумал — тебе и жечь.

— Ну и ладно. Но как закончу — лягу спать. Сам сказал, силы нам пригодятся.

— Дело твоё. Если нас застанут ночью врасплох — будет на твоей совести.

— Переживу как-нибудь, — фыркнул Гепард, вырывая очередную страницу и скармливая ненасытному пламени. К его сожалению, страница почти не издавала никакого звука при вырывании, и помешать спать таким образом Сове не вышло.

Как я говорила, персонажей тьма, но хотелось бы выделить одного весьма симпатичного лично мне. Тромвал. Он же управляющий, заместитель Совы и Гепарда, айлер и просто весьма грамотный интриган в лучшем смысле этого слова. Если всеми действуют эмоции, контракт призыва, просто характер, то его спокойствие, расчет и ум меня приятно поразили.

Сюжет.

Бесконечная многоходовочка… Нет, реально какая-то многоходовочка, 73 алки, и ни конца, ни края не видно… Оно там все разворачивает свои кольца, витки событий, и, оценивая уже развернувшийся масштаб, я вот лично не уверена, что еще хотя бы 50 алок хватит, чтобы это свернуть (а не схлопнуть) обратно. Нитей плетения сюжета куча, они вроде все важны, но зачастую в этом общем гомоне голосов и событий просто тонет всяческое внимание. С другой стороны — здорово.

Вся суть сводится, как обычно, к простому. Одни хотят одного (власти, денег, выбираем любое), другие другого (мира, покоя, родной Летар), третьи просто плетут веревку покрепче, приговаривая, что миру нужен палач.

Язык.

На руку мне было то, что я читала первый роман и, поплевавшись там, привыкла к языку. В этот раз я даже не заметила дискомфорта. Но, пожалуй, об этом стоит упомянуть — некоторым особенным гурманам читать будет затруднительно.

Концовка.

Тащите розги. Опять двадцать пять. Что в прошлом романе концовка — это даже не концовка, а так — завершение одной из линий, что в этом. Чисто условно роман кончается. На самом деле нет. Вообще нет.

Сильные места.

Судьбы. Во многом — именно судьбы. Гепарда. Тромвала. Кетана. Силт Ло. Меркара. Кларда. Дари (но с ней как-то смазано). Где-то изломанные, изувеченные, вымученные и выпытанные. Но просто напросто — непростые.

Паутина многоходовочки. Этот пункт под таким большим вопросом, и говорить пока рановато, но предположим автор вытянет все, что на себя взвалил этими 73 алками — тогда да, тогда это будет просто прекрасно :) замурчательно. вкусно. интересно. и просто здорово. На данный момент паутина недоплетена, и можно только гадать, какой она выйдет, но задел любопытный.

Тактический ум Тромвала. Признаюсь, следить за ним было интересно.

Слабые места.

Это одновременно классный ход, и вместе с тем — косяк косячище просто косячный. Воздушный порт. Нет-нет, тут ничего не летает по воздуху, это такой порт в городе на скале. И так как до моря сверху далековато, корабли приплывают под скалу, а там их тросами поднимают наверх, и на высоте уже разгружают. Красиво? О да! Только вот корабли нельзя изымать из воды… они после этого годятся только на забор… Это может быть не страшно маленькой лодочке бедного рыбака, потому что она и так дырявая, да и ковшик, которым он вычерпывает воду — от ржавчины дырявый тоже, но для корабля это фатально.

Никто так и не додумался волчью лапу хотя бы перебинтовать, чтоб в глаза не бросалась, и это не говоря уже о изобретенных варежках… но бинты-то, бинты!

Непонятки с добычей камня Крелтоном, для меня сцена вообще осталась эдаким пятном «а? что? что вообще сейчас произошло?»

Как будто лишняя сцена с Бейзом — вот он расстается с Совой и Гепардом, вперед на корабль, но нам не получается, и вот он снова с близнецами. Эм… ну и зачем тогда вообще это надо? килознаки потратить?

То, что при чтении дневника часть дней в силу сюжета остаются за кадром романа — это логично. Нелогично, когда с пропуском дней возникает ситуация, будто сюжет там шел себе, шел, а потом автор такой бац! «точно! я же про героев забыл, что там у них?», а у них там плюс 350 дней чтения дневника, откуда-то взялась неведома зверушка и вообще поди разбери, что там было. (кстати, считаем дни… близнецы на пару читают ну в лучшем случае 10 страниц за вечер, итого, автор потерял их на месяц… О_о

Непросто быть айлером-мужиком или летаром-мужиком. Вот живешь человек человеком, штанишки-рубашечка-сапожки. А потом бац! превратился в зверя, а потом бац! обратно в человека… И все. Ни сапожек, ни рубашечки, ни штанишек — одни ошметки. Стой голышом, хочешь — аккуратно прикройся ладошками, не хочешь — не прикрывайся, там от макушки до пят все в кровище, да и вообще. (Интересно, а если одеть во что-то тянущееся и нервущееся… гхм, что-то мы отвлеклись от темы). Хорошо быть летаром-женщиной. Оп! хвостиком взмахнула, в зверюшку превратилась. Оп! обратно в человека обернулась. И… и все. Одетая, штанишки-рубашечка-сапожки на месте, никаких тебе сцен эксгибиционизма. Это что за дискриминация, спрашивается?

Какой у книжки вкус? эта часть вышла как-то посытнее прошлой (и дело вовсе не в объеме), но в ней много разваливающихся кусков, которые технически для общей канвы сюжета многотомника — важны, но в конкретном романе они держатся на честном слове. Интересно, любопытно, однако.

Какое послевкусие? я больше, чем уверена, что часть эпизодов из моей памяти если уже не вывалились (а я и не заметила), то вывалятся в ближайшее время. Между тем, это по-прежнему вкусный тортик.

Цитаты.

— Всем нам приходится служить, генерал. Крестьяне служат лорду, он — королю, а король — крестьянам. Во всяком случае, так принято считать, — коротко усмехнулся Тромвал. — Но мы все служим в первую очередь себе. А если лишился себя, какая разница кому служить?

Времена, когда летар считали чуть ли не богами, давно прошли. А после долгих лет сотрудничества он понял, что ими руководят те же чувства, что и людьми. Единственное отличие — у людей нет возможности вернуться. Одна жизнь, один шанс решить, как тебя запомнят, да и запомнят ли вообще. Особенно сильно это ощущают силт ло, проживая свои короткие, слишком короткие жизни.

— Ты хотел дать свободу Визистоку — вот она. Но свободу мало завоевать, её ещё надо удержать. Любой дурак может уйти в лес и сказать, что он теперь свободен. А долго он в этом лесу протянет? Дикие звери, голод и холод быстро подорвут решимость, и побежит этот дурак обратно в рабство, но в рабство с едой и крышей над головой. Настоящую свободу приходится отстаивать каждый миг. Если тебе это не нравится — собирай пожитки и вали из города, наблюдай со стороны, как его разорвёт на части война. А можешь остаться и попытаться свести жертвы к минимуму. Выбор за тобой. Это тоже часть свободы — делать выбор, за который приходится отвечать.

Хочешь совет? — спросил Сова. — Пожалуйста. Делай то, что считаешь правильным. И не позволяй никому поколебать эту веру.

Когда судьба делает подарок, жди вдвое больше гадости в будущем.

Я слишком занят, чтобы умирать.

— Ты только и твердишь — невозможно, нельзя, не получится. Всё можно сделать, надо лишь придумать, как.

Доселе бывать в церкви ему не приходилось. Даже когда погибла семья, Тромвал искал спасения занимая разум делом, а не верой, и теперь с толикой любопытства разглядывал всё вокруг. И сюда приходили люди искать спасения? И в чём же, интересно, оно заключается?

— Любопытство тебя когда-нибудь погубит, Мирак, — произнёс проводник.

— Очень на это надеюсь, — отозвался летар.

Он медленно потянул перчатку другой рукой. Обнажилось запястье, открывая взгляду седые волоски и вены, отчётливо проступавшие под кожей. Ещё чуть-чуть — показались сухожилия. Они двигались вслед за малейшим шевелением пальцев. Вот они, настоящие нити кукловода. Всё тело — одна большая кукла, подчиняющаяся желанием кукловода, что сидит внутри.

На какое-то мгновение ему захотелось вернуться обратно в камеру. Там по крайне мере известно, что его ждёт. Смерть иногда лучше неизвестности. Совсем чуть-чуть. Пока не постучится в дверь и не сообщит, что ты следующий.

Итоги.

Берясь за второй том, я примерно ожидала, что мне достался жирненький тортик, который мало того, что за один присест не умять, так еще и ни конца, ни края его не видать точно. Итого, автору полагается пару розг за концовку, а точнее ее фактическое отсутствие (попадись мне только), еще парочку за эпизоды, которые в силу весьма условной («а потом пригодится сюжету») привязки просто вываливаются из текста. Пряники за многоходовочку (да, за нее и розги, и пряники), судьбы, героев. По мне, так перевесили пряники, я переварю этот слишком сытный текст (и дело даже не в 40 алках, роман и так насыщен посильнее прошлого), и когда-нибудь смогу добраться до следующей части. Чувствую, переваривать это я буду долго, но и третьей части пока нет.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль