Глава III / Кто хочет жить вечно / Добрый
 

Глава III

0.00
 
Глава III

Драккар медленно продвигался по водной глади. Сигурд, опираясь на шест, всё время боролся с желанием потрогать разбитый нос и всё равно трогал, из-за чего потом корчил физиономию от неприятных ощущений. Освобождённый обычно сидел подальше от всех викингов и лишь с младшим сыном ярла мог переброситься парой фраз, но и те были с колким подтекстом в адрес северных воинов. Первоначально викинги Сигурда никак не могли понять, зачем им на драккаре чужак, да ещё и поносящий их, но потом перестали обращать на бывшего пленника Свена внимание.

К младшему брату Хакона, всматривающемуся вдаль, приблизился Хельги

– Мы уже приблизились к ензкирским землям. Может, стоит убрать дракона?[1]предложил он.

– Делай.

– Что, боитесь навлечь на себя гнев ваших демонов? – тут же раздался голос.

– Нет, мы вежливо указываем, что идём с миром – нехотя ответил хёвдинг викингов.

– Да кто вам поверит?

– Не знаю – Сигурд пошёл к свободной скамье в хвосте драккара, где сидел бывший пленник Свена.

– Куда это запропастилась твоя уверенность, викинг?

– Слушай, не надоедай мне, ензкир.

– Как ты меня обозвал?! Ензкиром?! Англом[2]?! Я сын Шотландии и ненавижу англов!

– Слушай, ты хоть кого-нибудь не ненавидишь?

– Я...

– Так я и думал.

– Что ты думал?! Ты убийца и грабитель! Ты не сможешь понять меня!

– Смелое заявление. Как можешь ты утверждать, что я не пойму тебя, если ты не знаешь меня?

– Как викинг может понять скотта[3]? Как разбойник может понять пахаря?

– А ты попытайся объяснить.

– Ну хорошо – после минутного размышления произнёс бывший пленник Свена – Ещё совсем недавно я был сыном тана[4] Стречклайда[5]. Но мой отец, каким бы умным он не был, не разглядел заговора своего младшего брата, погубившего его. Этот ублюдок схватил меня ночью, связал и продал в рабство такому же ублюдку как он сам, твоему дружку, когда тот вздумал пограбить мои земли.

– Угу. Получается, что ты считаешь свой случай просто неимоверно исключительным? Нигде в мире такого не происходит? – усмехнулся Сигурд, но сразу же прекратил из-за боли в носу.

– Смейся, смейся, викинг, а только я верну себе Стречклайд и отомщу за смерть отца.

– Хочешь, я тебе в этом помогу? – вдруг спросил младший сын ярла Торберга, заставив своего собеседника удивлённо вытаращить на него глаза и чуть ли не с открытым ртом сидеть.

– Ты?! Мне?! Это в честь какого праздника?

– Можешь считать это блажью сумасшедшего викинга, однако, я действительно предлагаю свою помощь в возвращении твоих земель и трона.

– Но… но в чём подвох? Зачем это тебе?

– Ну, предположим, я хочу изменить твоё мнение о себе.

– Чушь.

– Может быть, я хочу найти друзей в новом для себя краю.

– Это маловероятно.

– Что ж, значит я, понимая твоё жалкое положение изгнанника, проданного в рабство, посчитал в уме все те выгоды, что я могу получить в случае моей помощи тебе. Сложив все «за» и «против» я решил, что это определённо выгодно.

– Это уже больше походит на правду.

– Ну так что, каков ответ?

– Ответь мне, викинг, только честно – бывший пленник Свена нервно вскочил на ноги и стал расхаживать по палубе драккара, но потом остановился и посмотрел младшему сыну Гуннхильд в глаза – Какой из этих вариантов настоящий?

Сигурд внимательно смотрел в глаза своего собеседника, изучая его. Вся эта ситуация забавляла его.

– По-своему – все три.

– Что ж, наверно я за это буду расплачиваться всю свою грешную жизнь, но, пожалуй, у меня и выбора-то нет. Я… – скотт мысленно рыскал в себе, пытаясь найти хоть какие-нибудь обоснованные доводы, которые бы позволили ему не согласиться на предложение этого викинга. Младший брат Хакона с лёгкостью считывал внутреннюю борьбу своего собеседника с его лица и прекрасно понимал, что он победил – … Я соглашаюсь на твоё предложение. Ты же, в свою очередь, поклянись хоть своими демонами, хоть самим сатаной, но поклянись, что не станешь злоупотреблять моим положением, не будешь грабить мой дом и мои земли, и будешь довольствоваться тем, что я тебе дам после того, как ты поможешь мне вернуть Стречклайд.

В этот момент Сигурду даже стало как-то жалко своего собеседника, который просто душу себе разрывал, соглашаясь на предложенную ему помощь.

– Послушай… скажи своё имя, а то как-то мы даже не представились друг другу. Я – Сигурд, сын Виглафа.

– Арчибальд. Арчибальд из рода Каннингемов.

– Послушай, Арчи, я тебе вот что скажу. Я может быть и викинг по рождению, но всё же человек. Мы с тобой под одним небом ходим, одним воздухом дышим, сейчас даже на одном корабле плывём. Да, ты веришь в своего Христа, а я в своего Одина, ты из Стречклайда, я из Торберга. Но сейчас произошло так, что наши пути соединились в один, общий путь. Мы можем плыть поодаль, а можем помочь друг другу. Понимаешь? Сейчас я помогу тебе, а потом наступит время, когда ты поможешь мне. Ты уж извини, что я так много говорю, просто пытаюсь доходчиво объяснить свои мысли.

– Всё нормально, Сигурд, я понимаю тебя. Это нормально… Знаешь что, я пока обдумаю всё это хорошенько. Всё это… как-то всё, что произошло со мной в последнее время, требует осмысления.

– Хорошо. Я тогда пойду.

****************************************************************

– Интересно, о чём говорил Сигурд с этим ензкиром? – задал вопрос друзьям Лейв, передвигая маленькую фигурку воина по шахматной доске, лежащей на скамье между ним и Дагфинном.

– Видимо о чём-то договаривался. Может быть скоро мы найдём себе пристанище – ответил Хравн, оценивая ход своего противника.

– Думаешь, он предложил ензкиру помощь? – Хельги внимательно следил за беседой младшего сына ярла Торберга и бывшего пленника второго мужа Ингрид.

– Скорей всего да. Зная нашего Сигурда такое нетрудно предположить – сказал Дагфинн.

– Ох и наведём мы шороху – ухмыльнулся Эрик, почёсывая рыжую гриву волос.

– Слушай, ты ходить вообще собираешься? – не выдержал Лейв, наблюдая за раздумывающим Хравном.

– Пожалуй, я готов. Вот. Ты проиграл – хитрый викинг передвинул фигурку и бочком сбил конунга своего оппонента. Георренд сначала, недоумевая, пытался понять, как так вышло, что он проиграл, но потом с руганью вскочил на ноги и пнул скамью, на которой сидел.

– Троллячий выродок, как ты смог? Ты что-то изменил, пока я не видел! Да?!

– Умей проигрывать… – попытался осадить брата Эрик.

– Да пошёл ты в Хель! Как же так?! Я же внимательно следил за твоими ходами! – Лейв стал усердно честь затылок.

– Нашёл с кем сесть за доску. Даги даже Сигурда обыгрывает, а ты-то явно не мастер – подколол друга Трор.

– Нда, хельский Хравн. Вот гад – Георренд, расстроенный поражением, ушёл подальше, чтобы погоревать в одиночестве.

– Как будто на меч играл – покачал головой Эрик, не понимая такой реакции брата.

– Ну это же Лейв – такое животное – произнёс Трор и друзья заулыбались.

Тем временем Сигурд подошёл к Торкелю, рядом с которым постоянно находился Бьёрн, ожидая указаний. Также тут был Хенрик, дожидавшийся младшего брата Хакона.

– Наш новый друг готов принять нашу помощь – произнёс викинг, прислонившись к фальшборту.

– Он же не дал точного ответа – уточнил фриз, зная излишнюю самоуверенность друга.

– Поверь мне, он согласиться, только для себя самого упорствует – ответил младший сын Гуннхильд.

– И куда нам плыть? – спросил Торкель, голубоглазый пепельно-русый воин, единственный, если не считать Эгиля, кто имел в Торберге семью.

– В Стречклайд – улыбнулся Сигурд, радуясь тому, что наконец-то его мечты начинают сбываться.

****************************************************************

Драккары, не используя вёсел, скользили по поверхности Германского моря, приближаясь к берегам своих постоянных жертв – саксонских соседей[6]. На борту каждого корабля царила тишина, никто не разговаривал. Ярл Торберга напряжённо всматривался в приближающуюся землю, выискивая засаду. Он прекрасно знал хозяина этих земель, ненавистного всем викингам ярла Льёдвика[7]. Ярлы были старыми врагами, взаимно желающими друг другу долгих мучений и смерти. Кто первым на кого напал, сейчас никто не вспомнит, но каждый год ярл Виглаф истребляет карлов и бондов ярла Льёдвика, а ярл Льёдвик в ответ сжигает любой снеккер[8], драккар и кнорр[9], принадлежащий викингам. В своей фанатичной ненависти этот саксонский ярл готов был уничтожить всех скандинавов, но его амбициозным планам мешала разрозненность германских ярлов и конунгов, а также маленькие угодья, которые не могли дать нужное количество доходов и воинов.

Драккары поочерёдно врезались в прибрежный песок. Первым на германскую землю спрыгнул ярл Виглаф, затем его команда. С другого драккара вёл своих викингов Ангус. Третьим командовал Хакон, отказавшийся жить в Торберге, но регулярно там появляющийся.

Викинги соединились в один большой отряд и стали продвигаться вглубь владений ярла Льёдвика. Хакон и Ангус поочерёдно отправляли кого-нибудь из своих людей вперёд, чтобы те проверяли наличие воинов противника поблизости. Но, на удивление, тех нигде не было видно.

Наконец, впереди показалась небольшая деревенька, поставляющая в бург[10] ярла Льёдвика рыбу и всё, что море выбрасывало на саксонский берег.

Ярл Виглаф приказал воинам остановиться и позвал Ангуса и Хакона на военный совет.

– Что-то наш друг пока не появляется – ярл Торберга всматривался в деревеньку.

– Он явно где-то там. Это самое лучшее место для засады – проследив за взглядом отца высказался его старший сын, опередив своего наставника. Тот лишь слегка нахмурил брови, недовольный излишней поспешностью Хакона в принятии решений.

– Скорей наоборот, в деревне Льёдвика нет, это лишь приманка и стоит нам туда зайти, как по нам ударят его люди, прячущиеся где-то поблизости – произнёс Ангус.

Ярл Виглаф недовольно почесал подбородок и вырвал пару седых волос из бороды.

– Тролль с этим Льёдвиком. Идём в деревню. Ангус – отвечаешь за прикрытие тылов. Всё – отец Хакона и Сигурда никогда не любил долго обдумывать свои поступки.

Викинги снова выдвинулись по направлению к деревеньке. В глазах их начинал загораться нехороший огонёк предстоящей резни. Ни один воин ярла Торберга не был трусом и легко мог бы выйти против десятерых противников, но ощущение своей всесильности, когда от тебя в страхе бегут те же самые десятки, было настолько желанным, что викинги желали ощущать снова и снова.

Не прошло и пары минут, как скандинавы стали врываться в дома, где спали жители деревеньки. Но там их ждало разочарование – внутри было пусто. Понося деревню и её жителей на чём свет стоит, викинги ярла Виглафа вскоре услышали звуки рога Ангуса, сообщающего о приближении врага. Как он и предполагал, ярл Льёдвик лишь ждал момента, когда викинги окажутся в деревне.

Ярл Виглаф тут же собрал вокруг себя викингов. Передние воины, вооружившись копьями, опустились на одно колено, окружив остальных опасным для всадников кольцом. Второй ряд воинов также взяли копья, и встали над первым.

Конные саксонцы налетели на выставленные копья, не успев увести коней в стороны. Ярл Льёдвик судорожно дёргал в руках поводья и приказал лучникам стрелять по викингам, даже не смотря на то, что под обстрел могли попасть ещё живые всадники. Этот сероглазый светловолосый германец готов был положить всех своих воинов ради уничтожения ненавистных скандинавов.

Стрелы взвились в начинающем алеть небе и обрушились смертельным дождём на воинов ярла Виглафа. Даже несмотря на выставленные щиты, эти хищные жала находили своих жертв. Недолго думая, ярл Торберга повёл своих викингов на врага.

****************************************************************

Дозорный старательно чесался, тёр себе глаза, бил по щекам и разминался, в общем, делал всё возможное, чтобы не уснуть на своём посту. Его редко брали непосредственно в хирд из-за его задумчивости и лени. Помимо всего, дозорный был мужем старшей дочери Ингрид и к нему относились несколько отстранёно, как к серой мыши, к очередному орудию старшей сестры ярла Торберга.

Мелкий всплеск заставил дозорного вздрогнуть и сбросить с себя состояние полудрёмы. Он очень не любил эти звуки, мешающие думать и спать. Дозорный недовольно передёрнул плечами и пошёл к фальшборту драккара. Перегнувшись через него, викинг увидел корку хлеба, которую пытались съесть мелкие рыбёшки.

Дозорный озадаченно всматривался в этот кусок хлеба, пытаясь понять, что он может здесь делать, но сильный удар сзади по голове прервал его размышления.

****************************************************************

Викинги, ведомые своим ярлом, врезались в первые ряды встречающих их саксонцев. Вошедшие в раж воины ярла Льёдвика, ослушавшись его приказа, стали окружать отряд Виглафа, когда на них с двух сторон обрушились отряды Ангуса и Хакона, успевшие расправиться с теми отрядами саксонцев, что были посланы против них.

Началась настоящая бойня. Германцы видели вокруг себя только оскалённые лица викингов, и в их души закрался страх. Никто уже и не думал о победе.

Кто побежал первым, было уже не важно – вскоре бежали все. Ярл Льёдвик сам был вынужден спасать свою жизнь, иначе бы его просто смяли обезумевшие саксонцы.

Викинги долго гнали убегающего противника, пока не упёрлись в стены бурга, встретившие их залпом стрел. Теперь вся округа принадлежала налётчикам с севера, любая деревня в скором времени могла быть беспрепятственно разграблена.

****************************************************************

Викинг с огромным усилием разомкнул веки и попытался понять, где он и как здесь оказался. Дозорный был в небольшой, освещённой двумя факелами и костром пещере. Где-то в противоположной от него стороне протекал ручей. Воздух был наполнен дымом от костра.

Дозорный попытался пошевелить руками, но ему это не удалось – его похититель связал викинга по рукам и ногам крепкими верёвками, причём руки дозорного были заведены за сталагмит[11], спиной к которому он сидел.

Муж старшей дочери Ингрид стал выискивать своего похитителя, но никого не обнаружил.

Но это не означало, что в пещере он был один. Как только викинг стал осматривать узлы на ногах, рядом с ним оказался неимоверно высокий человек, ростом превышавший дозорного как минимум на две головы. Он как будто состоял из одних только жил, дающих своему обладателю ловкость и скорость. Нельзя было точно сказать, что этот человек худой, но и до плотного телосложения ему было далеко.

Лицо похитителя было вымазано глиной, убирая черты, которые могли бы указать на его принадлежность к какой-либо народности. Самым выдающимся в лице человека были его глаза серого цвета, в которых викинг видел лишь смерть и ничего кроме неё. Это был взгляд матёрого волка, подступающего к своей добыче.

Единственным, что могло натолкнуть викинга на принадлежность его похитителя к какой-либо народности, были длинные грязные волосы, заплетённые в косы. Обычно так делали венды. Но дозорный не стал бы утверждать, что его похититель именно венд, так как тот мог специально заплести волосы, дабы сбить с толку тех, кто его видел.

Мужчина внимательно наблюдал за реакциями своей жертвы. Как только он удовлетворился своими наблюдениями, похититель достал длинный обоюдоострый нож.

– Тты чего? Что тебе нужно? – содрогнулся перепуганный до смерти пленник.

Похититель в ответ сделал, вспоров штанину, неглубокий надрез по всей длине бедра до низа голени. Дозорный дрыгался, из-за чего сам себе сделал хуже.

– Какого тролля? Что тебе надо?! – завопил викинг.

Похититель приблизил окровавленный кончик ножа к глазу своего пленника. Тот вмиг замер, с ужасом глядя на капли крови, стекающие на его рубаху. В следующий момент мужчина стал выковыривать правый глаз викинга.

Сначала дозорный кричал, потом осип, следом отключился. Когда он пришёл в себя и открыл теперь единственный свой глаз, его мучитель сидел к пленнику спиной и что-то делал у костра. Когда мужчина обернулся, его глаза уже были не серыми, а горели жёлтым волчьим огнём. Или же викингу показалось и это были лишь отсветы костра. Правда, проще от этого не было. Муж Брунхильд уже успел обмочиться. Разглядев предмет, который держал над огнём его похититель, викинг вообще потерял последние остатки мужества.

– Да что тебе надо от меня?! Что?! Я всё скажу!!! – дозорный уже рыдал.

Его мучитель совершенно бесшумно приблизился и прислонил раскалённый нож к щеке мужа старшей дочери Ингрид. В воздухе тут же появился запах горелого мяса.

– Ззза что? Ккакого тролля тебе надо?

Мужчина вонзил нож в нетронутое бедро викинга, после чего внимательно посмотрел на своего пленника, белого от боли. Неожиданно похититель достал кусок телячьей кожи, на котором рунами было написано имя. Муж Брунхильд не сразу обратил на это внимание, и его мучителю пришлось крутануть ручку ножа, привлекая внимание пленника.

– Чччто это?! Что? Тебе нужен Сигурд? Но он исчез! Его нет в Торберге!

Похититель внимательно посмотрел в глаза своей жертвы, после чего свернул ему шею.

[1] Убрать дракона – корабли викингов внешне походили на змеев и драконов – у них спереди была голова, а сзади хвост. Головы можно было снять. Это делалось для того, чтобы не тревожить местных духов, показать, что викинги идут с миром.

[2] Англы – германское племя, изначально жившее на полуострове Ютландия (на территории современных Дании и Германии). Начиная с III века англы вместе с саксами, ютами и фризами начинают переселение на остров Великобритания, где в то время живут кельтские племена, также в своё время приплывшие сюда (800-700 гг до н.э.). Англы и саксы теснят местных жителей и захватывают их земли, где создают своё англо-саксонское королевство.

[3] Скотт – древнее название шотландца. Скотты относятся к кельтским племенам, перебравшимся на остров Ирландию не раньше 400 года до н.э., где смешиваются с древними иберийскими племенами. Около 500 года н.э. часть скоттов переселяется на территорию современной Шотландии, где создаёт своё королевство Даль Риаду. Постепенно, ассемелировавшись с пиктами, населявшими те края, создают Шотландию (843 г.). С V века официально христиане.

[4] Тан – титул у племён, населявших остров Великобритания.

[5] Стречклайд – другие названия: Стратклайд, Алт Клут, Камбрия и т.д. Местность на юге современной Шотландии. Сие королевство просуществовало с V по XI вв.

[6] Саксонские соседи – саксы, северо-восточные германцы, живущие на территории современных Восточных Нидерландов, германских Вестфалии, Нижней Саксонии, Хольштейна, Мекленбурга, Саксонии-Анхальт. С III века часть саксов перебирается на остров Великобритания. Континентальные саксы были покорены Карлом Великим, императором франков, а после разделения его империи вошли в состав Священной Римской Империи (современные Германия, Австрия, Швейцария, Чехия, Италия, Нидерланды).

[7] Льёдвик – Людвиг (Людовик, Луи).

[8] Снеккер – боевой корабль викингов, размерами уступающий драккару.

[9] Кнорр – торговый корабль викингов, отличающийся вместительностью.

[10] Бург – деревянная крепость.

[11] Сталагмит – натёчные минеральные образования (большей частью известковые, реже гипсовые, соляные), растущие в виде конусов, столбов со дна пещер и других подземных карстовых полостей навстречу сталактитам и нередко сливающиеся с ними, образуя сталагнат.

  • В который раз / Одержимость / Фиал
  • На прощание / Ибрагимов Камал
  • Засыпающий город / Магура Цукерман
  • Ноги / Сборник миниатюр №2 / Белка Елена
  • Пора! / Мои Стихотворения / Law Alice
  • Баба Маша / Рожкова Анна
  • МЭРИ / Фурсин Олег
  • ДОЛИНЫ / Настоящему индейцу / Уна Ирина
  • Драконы и джаз / Музыкальное / Зауэр Ирина
  • ГЛОССАРИЙ / МИФОЛОГИЯ - ЗАВЕРШЕННЫЙ  ЛОНГМОБ / Чернова Карина
  • Преданность мечте / Песни / Магура Цукерман

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль