--5-- / Круг замкнулся / Фиал
 

--5--

0.00
 
--5--
Рокот

Глаза, круглые с перепугу, смотрели точно на Рокота. Чернели громадные зрачки с зеленоватой каймой, блестели слезы.

— Ты что здесь делаешь? — в этот раз Рокот рявкнул тише: он вовсе не хотел издеваться над подростком — коротко стриженный оболтус в суконной робе с вышитой на плече ласточкой был едва ли старше Лилу.

Сирота из храмового приюта?

Паренёк втянул голову в плечи и поспешно отошел в сторону. Такой же страх и ядовитую зелень во взгляде Рокот уже видел не так давно, видел… в канун Долгой ночи.

Должно быть, он всю жизнь будет помнить Ларта — оруженосца, который не дожил до своего рыцарства всего лишь день. Ларт был одним из лучших, Рокот пророчил ему большое будущее, представлял своей правой рукой.

А вместо этого — убил.

Накануне праздника прибежали дружки Ларта, такие же сопливые мальчишки, и донесли, что он спутался с безродной посудомойкой и прямо сейчас они развлекаются у неё в каморке. Такой подлый и старый ход, чтобы выслужиться — когда-то Рокот и сам был настолько соплив, чтобы позорно использовать Кодекс против соперников. Но в этот раз все оказалось правдой. Мало того, в крале, которая совратила Ларта, один из дольных узнал девку небезызвестного в Ерихеме вора, которую в своё время отпустили под честное слово, когда разогнали крупное гнездо. А теперь она перекинулась на чистенького оруженосца! С какой бы радостью Рокот вместо Ларта убил её! Это было бы справедливо. Но Кодекс — есть Кодекс. В своё правление Рокот не допустит, чтобы рыцари спивались и путались с безродными девками, которые потом бросают родных детей.

Ларт умер мгновенно. Он не мучился. А вот посудомойка осталась жить. Обритая наголо, выжженная чёрным багульником, чтобы не плодила бастардов, она осталась жить. И это её жгучий зелёный взгляд вспомнился теперь Рокоту.

— Простите, что помешала, — нежно пропела сиротка, праведно потупила глазки и подняла над макушкой сложенные ладони. — Да прибудет с нами мир и покой.

Рокот не сразу вернулся из воспоминаний.

Так этот оболтус — девчонка? На казарменном дворе? На миг Рокот уставился перед собой, будто увидел привидение. Нет. Однозначно, это не могла быть та шлюха. Эта сиротка младше и совершенно на неё не похожа, просто глаза такого же цвета… и всё же, что она делает на казарменном дворе?!

— Иди сюда, — зашептали из-за угла.

Девочка дёрнулась, но Рокот первым обогнул конюшню и увидел целую толпу детей в сиротских робах с чёрными ласточками на плечах. Позади возвышался Слассен с тремя учениками. Ритуальные шёлковые хламиды струились по ветру, натёртые лысины блестели весенним солнышком. Заливались птички. Красота. Идиллия. Храмовый приют, а не рыцарские казармы!

— Что здесь происходит?! — уже не сдерживаясь, рявкнул Рокот.

Слассен вздрогнул и стремительно к нему подошёл. Ещё мгновение назад храмовник стоял позади сирот, и вот уже рядом, доверительно похлопывает Рокота по плечу и нашёптывает со своим любимым присвистом:

— Это сироты, они идут с нами, чтобы строить храмы, при которых они и останутся, будут помогать служителям и молиться.

— Никаких девочек-сироток в моём отряде, — отрезал Рокот. — С любой работой по строительству храмов справятся рыцари, а вы с учениками поясните детали.

Храмовник растёкся снисходительной улыбкой:

— Рокот Рэй, я уважаю рыцарей Меча и Света, ваши руки и помыслы действительно чисты, как того и требует Кодекс, и все же вы проливаете кровь. Вы и должны её проливать во имя защиты веры, но потому не можете строить храмы. Строители храмов — светлые создания, выращенные в мире и покое. В любви Сарима.

Рокот пожевал нижнюю губу и потёр подбородок. О таких тонкостях он и вправду не задумался, когда получил приказ. Что ж.

— Твоя правда, Слассен, — примирительно кивнул он. — За ежедневной рутиной и житейскими мелочами, порой мы упускаем суть. — Храмовник просиял, но Рокот не дал ему и слова вставить, сурово закончив: — И всё же в моём отряде не будет девушек-сироток. Парней бери сколько хочешь. Но терять своих рыцарей я не намерен. А все мы люди, и далеко не все — святые.

Рокот вовсе не считал святыми самих храмовников, но рассуждения на эту тему уж точно стоило оставить при себе.

Слассен осторожно кивнул:

— Я понял, будут только парни, — и добавил: — С чёрного хода мы подвезли всё, что нужно для храмов: особое цветное стекло, сложные детали шпилей… боюсь, нам потребуется пара фургонов — в одном поедем мы, а в другой сложим груз.

Два фургона вместо одного, пара десятков лишних ртов в виде сирот, и все в последний день, как же иначе...

— Будут вам фургоны, к вечеру получите дорожные мешки, палатки и прочее, — пообещал Рокот и направился в оружейную, не слушая витиеватых речей Слассена — сегодня нет времени для любезностей.

Сборы проходили споро, без суеты. Рокот шёл через казарменный двор и с удовольствием отмечал, как по ровным дорожкам снуют оруженосцы с поклажей, перекидываются командами — система работает, каждый человек знает своё место.

А это что? Рокот замедлил шаг и развернулся.

Среди небелёных льняных рубах оруженосцев ярко синели одежды мага — Мерг наконец-то сподобился прислать человека? Самое время. Хорошо хоть не к завтрашнему утру.

Натянув улыбку, Рокот пошёл к нему.

Не Мастер, те рядятся в тяжёлые васильковые мантии и несут себя гордо, с налётом презрения к «простым смертным». Мастера Мерг для похода, видимо, пожалел. Это учитель, труженик Школы, вроде простого рыцаря. Ладно, спасибо, не подмастерье. Может, с ним будет проще договориться.

Маг переминался с ноги на ногу, озирался по сторонам. Голубая накидка просвечивалась солнцем. Её гордо именуют «плащ», но, по сути, это скорее халат: прямой рукав чуть ниже локтя, без воротника, без пояса, никаких знаков отличия. Даже у храмовых сироток на робах и то ласточки пришиты.

А ведь Рокот мог бы сейчас носить такое же позорище! Когда-то Мирта всерьёз предлагала ему сдаться в Школу...

«Ты понимаешь, что меня никто не мог вылечить? Ни Мастера Школы, ни знахарки, но этот степняк научил тебя, и вот — у нас родилась малышка. Он тебе что-то такое дал, чего в городах не знают! Иди к магам, поделись этим», — говорила она.

Иди к магам, откажись от поста главнокомандующего, похорони рыцарство и стань книжным червём. Ради этого Рокот столько лет служил, пробивался из простого оруженосца, рвал жилы? Чтобы пожертвовать всем во имя грязной магии? Нет. Он вмешался в замыслы Сарима, запятнал свою веру, излечив Мирту от бесплодия — да, но… две новые жизни того стоили. Это его личные счёты с богом, и о них вовсе не обязательно кому-то знать.

— Мир и покой, — склонился маг, наконец-то заметив его, и тут же протянул запечатанный свиток. — Главнокомандующий Рокот Рей?

— Он самый, — кивнул Рокот, изучая гостя.

Волосы ёжиком, нос с горбинкой, глаза карие. Такие знакомые карие глаза. Что за день? Повсюду знакомые глаза...

— Стел Вирт, — тонкие губы мага скривились улыбкой. — Назначен Мергом сопровождать твой отряд в лесном походе.

«Стел Вирт» синели каллиграфические буквы на свитке.

Хорошая шутка. Сын Грета Вирта. Во всей Школе другого мага не нашлось, что ли? Только не хватало нянчиться с сыном Грета. Что, если он весь в отца? Так же бездарно умрёт во имя невесть чего, а Рокоту потом отвечать. Нет. Исключено.

Но вслух он процедил:

— Рад знакомству. Поедешь в фургоне со служителями, твой дорожный мешок будет готов к вечеру.

И про себя добавил: «Если Мерг подыщет замену, тебе сообщат».

— Я бы предпочёл поехать верхом, — заявил Стел.

Грет так же смело задирал нос на тренировках, так же криво улыбался и смело подмигивал. А в конце боя молил о пощаде. Правда, не каждый раз: Грет был достойным соперником, чего не скажешь о Стеле. Рокот снисходительно посмотрел на его бледную кожу, не знавшую ветра, на тонкие пальцы с парой чернильных пятен и усмехнулся:

— Тогда на конюшнях тебе помогут подобрать лошадь.

— У меня есть своя, но я хотел бы взять в поход ученика. Ему потребуется лошадь и второй дорожный мешок со снаряжением. — Стел потёр бровь и спрятал руки за спину.

Врёт? Рокот нахмурился:

— В приказе ни слова про ученика.

Стел передёрнул плечами:

— У каждого рыцаря есть оруженосец, я не думал, что нужно обговаривать это отдельно. В поход я иду со своими поручениями от Школы, которые не касаются рыцарей: я должен доставить ценный груз в Каменку, собрать материал для работы. Ученик мне совершенно необходим.

— Достаточно, — Рокот поднял руку, будто сдерживая поток его слов. — У меня нет времени на подробности. Вас обеспечат всем необходимым, в случае недоразумений сошлись на меня. Ночуем сегодня в казармах, выступаем за час до рассвета.

— Но я хотел обсудить планы, детали маршрута. Поход оказался для меня большой неожиданностью, но тем не менее у меня есть свои соображения. Рыцарям следует выглядеть более… мирными, потому что...

Только не это! Грет никогда не был настолько занудным, но тоже все время хотел отыскать «бескровный выход», за что и поплатился. Похоже, сынок и вправду пошёл в отца.

— Обсудим по дороге, — отрезал Рокот, резко развернулся и поспешил прочь.

Может, стоит попросить вовсе никого не посылать с отрядом? Со степняками справились как-то без вездесущих книжных червей. Чем уж лесники такие особенные?

 

В кабинете Мерга удушливо пахло розами. Чистые занавески, свет из арочных окон на дорогущем саримском ковре — светлица придворной дамы, а не кабинет главного мага Городов.

— Мир и покой, — вежливо кашлянул Рокот.

Мерг оторвался от бумаг и улыбнулся, будто только теперь заметил посетителя, хотя посыльный умчался наверх, как только Рокот представился и переступил порог школы.

— Рокот Рэй, очень рад, что ты выкроил для меня время в столь напряжённый день… — Мерг встал из-за стола, на ходу оправляя высокий воротник мантии, и указал рукой на дверь в дальней стене. — Выпьем по бокалу горячего сидра? Там и поговорим.

Всё-таки посыльный забегал, и даже сидр успели подогреть. Похвально.

Когда они вошли в крохотную круглую комнату, Мерг плотно закрыл дверь и указал на низкое кресло. Сам он сел в такое же кресло напротив только после того, как Рокот последовал приглашению. Больше в комнате ничего не было, кроме круглого стола с двумя непрозрачными бокалами.

Рокот выдержал подобающую моменту паузу — с должным уважением изучил ажурную роспись стен, мраморные плиты под ногами — и вновь вежливо прокашлялся.

— Ты совершенно прав, сегодня не тот день, когда я могу безмятежно распивать пряный сидр, пусть у тебя он и приправлен особыми травами.

— Саримскими травами, — Мерг глубоко вдохнул ароматный пар, расплылся плоской бесцветной ухмылкой и довольно сощурился, отчего стал ещё сильнее походить на древесную жабу — не догадаешься, что когда-то он был как две капли похож на красавца Ериха! — Недавно пришёл караван. Уж как мы его ждали! Ведь я перепробовал всё… всё! И что ты думаешь? Оказывается, нам не хватало сурьмы для завершения ключей. Пока я это понял, пока дождался каравана...

Так говорит, будто они уже много раз обсуждали вот так за чашкой сидра эти треклятые ключи! А между тем Слассен только вчера передал их под видом величайшей государственной тайны — Мерг должен быть в курсе. Что это? Уловка? Проверка?

— Ключей? — осторожно переспросил Рокот, готовый в любой момент достать из-за пазухи шёлковый свёрток с видом «Ах ты про эти раструбы!»

— Да, я изначально хотел тебя сам посвятить во все тонкости, но Ерих и Слассен долго сомневались… — Мерг замялся, подбирая нужное слово.

— … сомневались, можно ли мне доверять? — подсказал Рокот. — Сказать честно, мне было бы спокойнее, если бы вы предпочли оставить меня в неведении.

— И всё же Ерих убеждён: если ты будешь осознавать истинную значимость похода, ты сделаешь всё возможное, — радостно заявил Мерг и таинственно добавил: — И невозможное.

— Я знаю лишь то, что цена ошибки высока, — Рокот пожал плечами. — Многочисленные секреты не прибавили мне понимания.

— Мы доверили тебе свой секрет, мы знаем твой — мы в одной связке, ведь так? — Мерг выразительно вытаращил глаза с белёсыми ресницами.

Рокот шумно отхлебнул обжигающий сидр. Это уже не туманные намёки Слассена — сильные мира сего и вправду в курсе, что Рокот маг. Но им удобно держать его на месте главнокомандующего, особенно когда он не задаёт лишних вопросов и не копается в праведности методов, которыми они действуют и ставит приказы монарха превыше всего.

— Я клялся династии Рон, я остаюсь верен клятве, — отчеканил Рокот. — Я могу задать вопрос?

Мерг одобрительно кивнул и поднял бокал, не скрывая детского удовольствия от напитка.

— Караван прибыл недавно. Значит, ключи созданы лишь недавно. Значит, вы… не успели проверить их в действии. К чему такая спешка с походом?

Светлые глаза Мерга блеснули медью.

— Мы как раз и хотим их проверить в действии — в полноценном действии.

— И сделать это лучше...

— … подальше от Городов, — закончил Мерг.

Повисла гнетущая тишина.

Что же это за ключи такие? Если бы Рокот лично не увидел за завтраком румяную Лилу...

— Какой вывод мне следует из этого сделать? — уточнил он.

— С ключами нужно обращаться предельно осторожно. Они дороги, до конца не изучены и невероятно важны.

— И я бы не узнал этого, если бы не зашёл сам?

— Я бы за тобой послал. Потому что за ключи должен был отвечать Эман Рон, мой двоюродный племянник. И эта ноша осталась бы на его плечах. Он участвовал в создании ключей и изучал лес. Но мальчик взбунтовался, и вместо него идёт Стел Вирт.

— Не лучшая кандидатура, — тут же среагировал Рокот. — Я потому и пришёл...

— Я догадался, — мягко улыбнулся Мерг — и на этот раз его лицо действительно выглядело мягко, не отталкивало, можно было даже различить следы былой красоты. — Но Стел лучше всех знает лес. Мастер Норк стар и не выдержит поход, а Стел — на самом деле готовый Мастер, просто мы не спешим принимать его работу и давать васильковую мантию. Но он из тех, у кого по любому вопросу есть своё мнение...

— Он ничего не знает о ключах?

— Схватываешь на лету, — кивнул Мерг. — И он не должен знать. Он не приносил клятвы верности Ериху, не понимает, что значит «хранить тайну» и что мир часто не такой, каким кажется на первый взгляд.

— Зачем он тогда нужен в отряде? — нахмурился Рокот.

— Он много знает о лесе, у него открытое наивное сердце. Лесные ему поверят. Если кто-то из школы и может помочь вам договориться с местными — это Стел.

— Но если он не захочет подчиняться?

— Покажешь ему это, — Мерг протянул свиток.

Приказ об увольнении Стела Вирта и запрет на въезд в Города, действителен только с личной подписью и печатью Рокота Рэя.

Мерг тихо добавил:

— Если Стел будет послушным мальчиком, ты уничтожишь приказ.

Рокот осторожно свернул свиток и спрятал в футляр для ценных бумаг.

— Я надеялся, что мы найдём взаимопонимание, — Мерг поднялся и отечески похлопал его по плечу. — В благодарность я обещаю не оставлять твою семью без присмотра.

— Благодарю за заботу, — Рокот с трудом выдавил любезность в ответ на вежливую угрозу.

  • Дом без тепла / Из души / Лешуков Александр
  • Рука / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Теттикорем - Ирэдзуми / Летний вернисаж 2018 / Художники Мастерской
  • Пришествие / Парус Мечты / Михайлова Наталья
  • В сЕти зЕркала попался солнца луч... / Обо всем и ни о чем сразу / Ню Людмила
  • Эй, на башне! Тону! Спасите! / Лонгмобы "Смех продлевает жизнь" / Армант, Илинар
  • Матильда (Армант, Илинар) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Голосовалка / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Рукой подать / Берман Евгений
  • Тебя уже нету (Argentum Agata) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Улыбаться после... / Плохо мне! Плохо... / Лебедь Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль