Глава 12. Надежда. / Обнимая землю / Мёрфи Артём
 

Глава 12. Надежда.

0.00
 
Глава 12. Надежда.

Кэтрин сидела на кровати, опершись двумя руками и опустив голову вниз. Её светлые волосы из-за каре немного прикрывали лицо. Они были прямыми, как будто их только что расчесали, хоть девушка и пролежала на койке почти три месяца. Подробно её лица было не разглядеть, в профиль был виден лишь кончик носа. Одета она была в белый больничный халат, чем-то напоминающий обычную простынь. Невысокого роста, слаженного телосложения, в целом, было понятно, почему Гюстаф боялся с ней заговорить, учитывая его робость и скромность. Да, она была симпатичной, но для меня все же не сравнится с … Ладно, хватит пока думать о Мирцелле, сейчас есть задачи поважнее. Я и Гюстаф сидели в комнате напротив и размышляли — как быть дальше, что есть, как выбираться? Теперь нас трое, и, наконец, в городе ничего не держит. Пора.

Кэтрин с виду до конца ещё не осознавала всего, что мы ей рассказали. Мне казалось, что отчасти она не хотела просыпаться. По крайней мере, в таком вот новом мире. Ей наверняка казалось, что мы оба спятили, что два ботаника её похитили и теперь здесь держат для чего-то. Это вполне нормальная реакция. Думаю любому, кому расскажешь подобное, подумает, что это сказка или сценарий для очередного фильма.

— Скажи ей!

— А? Что? — очнулся Гюстаф и посмотрел по сторонам.

— Признайся, что любишь её! Вдруг это последний день и момент!

— В смысле, Мэврин? Ты думаешь …?

— Нет, я просто мыслю рационально. Надо, конечно, оптимистично, но… мы не знаем, что нас ждёт.

— Я боюсь. Боюсь, что она отвергнет меня. Сколько раз пытался, хотел себя преодолеть, но никак. Не могу перейти эту грань, стать более… более храбрым, что ли. Понимаешь?

— Помнишь, когда ты застрелил ту псину. Ты перешёл грань и спас мне жизнь! Да, ты был пьян, конечно, но всё же. И нет, я не хочу, чтобы ты снова напивался, — после сказанного оба ухмыльнулись.

— Даа, помню. Ну не знаю, Мэв. Ничего, если я тебя буду так называть?

— Естественно, ты не первый. Просто знаешь, — продолжал Мэврин, — мне четыре года нравится одна девушка, мы учимся вместе. Ну, точнее, учились. И мы, как бы, просто дружим. И сколько мне друг не говорил: «Признайся ей. Наберись смелости и подойди к ней, поговори», я так и не затронул эту тему. А теперь я остался в Котбусе, во время начала какого-то безумия. И я не знаю, где она и как, с кем, как добралась. Хотя мог быть сейчас рядом с ней.

— Ну, а если бы она отвергла тебя?

— То я хотя бы попытался. Если что-то хочешь — делай, не упускай момент. А то, как я уже говорил, может стать поздно. Просто мы понимаем, что нам действительно было нужно, только тогда, когда мы этого лишаемся.

— Ладно. И спасибо тебе, Мэв, — сказал Гюстаф, хлопнул меня по плечу и встал с дивана. — Знаешь, а я признаюсь ей, сегодня, — и вышел из комнаты.

— Эй, подожди! Ты куда?

— Ты мне помог, теперь мне надо помочь тебе разобраться с тем сейфом.

— Хорошо.

Гюстаф ушел в квартиру Санты. А мне предстоял ещё один разговор с Кэтрин, хотя я этого ещё не знал. Она стояла в спальне около окна. Спустя мгновение я решил её окликнуть, дабы узнать, всё ли в порядке:

— Кэтрин, ты как?

— Прости, как там тебя?

— Мэврин, — сказал я неуверенно.

— Ах да, точно! Странное непонятное имя. Я в порядке, — сказала она, немного ухмыляясь.

— Видно там что-нибудь?

— Да — серые и мрачные улочки Котбуса.

Чем больше я продолжал общаться, тем меньше она мне нравилась.

— Допустим, упал метеорит, всех эвакуировали, вы остались. Один — защитить меня, потому что никто не захотел возиться с калекой в коме. А второй — потому что мечтал побыть один.

— Не совсем чтобы один, а просто наедине с природой.

— Бла, бла. Понятно. Но вот поверить в то, что за вами гонялись зомби-псы, это уже слишком. А уж, тем более, что второй ботан смог одну застрелить! — последнюю фразу Кэтрин отметила кавычками из пальцев, ехидно улыбнувшись.

— Я тебя понимаю, это действительно звучит как полный бред. И эти псы — не сказал бы, что зомби, как выразился твой спаситель. Это больше похоже на обычное бешенство.

В прихожей послышался звук. Это был Гюстаф. Снова поздоровавшись, он позвал меня.

— Общаетесь?

— Трудно сказать. Странно, что ты в ней нашел? Она такая стерва.

— Эй, полегче. Я, вообще-то, что-то нашёл, — показал в руках ключ.

— От сейфа?

— Ага, размечтался! От чердака. Пошли.

— Вы далеко? — крикнула Кэтрин из соседней комнаты.

— В квартиру на этаж выше.

— Ладно, я схожу в магазин пока. Найду, во что переодеться.

— Слушай, нельзя её одну на улицу выпускать, хоть она нам и не верит.

— Я скажу ей, а ты пока подожди.

— Кэт, прошу, поищи одежду, не выходя на улицу.

— Да-да, а то нападут не-до-псы.

— Ну, нам просто не хочется потом ждать твоего следующего выхода из комы, — с иронией в голосе Гюстаф направился к выходу.

Мы двинулись в ту самую квартиру. Каждый был в ожидании того, что он там увидит. Мэврин хотел найти что-нибудь, что поможет им убраться из города — что угодно, что сможет им помочь. Он просто хотел уже, наконец, встретиться с близкими. Поговорить и попросить прощения, что соврал, заставил их переживать. Они же по-любому узнали. Ну, а Гюстаф просто хотел выполнить обещание.

— Как думаешь, что мы там найдем? — поинтересовался Гюстаф.

— Не знаю. Какие-нибудь припасы.

— У тебя такая мания открыть его.

— Просто хочу, чтобы всё закончилось.

— А если там ничего нет?

Я промолчал. И постарался об этом не думать. Меня терзала та сцена на парковке. Собаки, или как их ещё назвать? Военные с разорванными телами…

— Где ты нашёл ключ?

— Я попытался передвинуть несколько шкафов, за одним из них и завалялся.

— Не тяжело было? Позвал бы.

— Нее, в порядке. Ты зато с Кэтрин побеседовал.

— Да уж — ответил я и отвел взгляд.

Войдя в квартиру, мы устремились к чердаку. Поднявшись по небольшой лестнице, Гюстаф открыл замок и полез вверх. Недолго думая, я последовал за ним.

Это было довольно большое помещение. Тут был полный погром — такое чувство, что не убирались несколько месяцев. Было очень пыльно, повсюду разбросаны различные вещи — старые игрушки и мебель, уже не пригодная, тряпки, сломанный детский велосипед, лыжи. И, что показалось странным — запечатанные коробки. Нам обоим сразу захотелось узнать, что внутри. Гюстаф подошел к одной, достал ножик и стал вскрывать. Сказать, что меня это удивило — ничего не сказать. Предусмотрительный.

— О, смотри! — обрадовался Гюстаф.

— Что там?

В эту минуту он достал банку консервы из коробки.

— Ну, с голодом проблем точно пока не будет.

— Серьёзно?! — пробежавшись глазами, я пересчитал коробки. — Тут семь коробок, забитых консервами?!

— Походу, дед к чему-то готовился.

— Ага, развозить подарки! Или же он просто запасливый.

— А что ты хотел здесь увидеть? Машину, кучу денег — что?

— Ладно, не психуй.

— Ты хотел, чтобы я помог. Вот, держи! — Гюстаф вручил мне банку, спустился вниз и ушёл.

Он, все же, не понял, что я не со зла. Я думал, что эта находка нам поможет. Но с едой у нас пока нет проблем. Да и тащить это все с собой нет никакого смысла. Я верил, что тут будет что-то, да ценное. Ещё тот сейф снизу. Эх, ладно!

Шурша по чердаку, я наткнулся на кубок. Подняв его и смахнув пыль, разглядел надпись: «Эль Фант — лучший стрелок».

«Так…» — подумал я. — «Это уже интересно. Раз ты — лучший стрелок, то у тебя должно быть ружьё. Если, конечно, ты его не забрал с собой. Хотя, было разрешено взять с собой всего две сумки. Оно точно где-то здесь!» Я начал обыскивать каждый сантиметр этого места и, спустя около полчаса, наткнулся на какой-то чехол. Открыв, я увидел старенькую винтовку. Она была немного в пыли. Смотрелась, вроде бы, как рабочая. Взяв в руки, я рассмотрел какие-то цифры сбоку. Они были словно выцарапаны. Меня окутала идея, и решил ее сразу проверить. Спустившись по лестнице, направился прямиком к сейфу. Положив винтовку на стол, я стал вводить код, не зная, в какой последовательности и в какую сторону их крутить. Видел только, как это в фильмах делали. И подумать не мог, что когда-нибудь буду взламывать чужой сейф.

Из трёх двухзначных чисел и двух направлений выходит не так уж и много вариантов. Я всё же человек упрямый и настойчивый. Поэтому сидел и пытался подобрать эту чертову комбинацию. В какой-то момент мне показалось, что я запутался, и уже хотелось всё оставить. Прошло около двух часов. Перебрав уже практически все варианты, я просто вводил наобум. В голове стояла картина, как мы едем на машине и покидаем Котбус. А затем я встречаю маму, сестру и всех остальных, говорю им, как мне жаль, и что я не хотел, признаю свою вину, нетерпение, прихоти… Щелчок возвратил меня к действительности. Медленно я открыл дверцу сейфа. Там меня ждала пачка патронов, несколько похожих кубков и очередная фотография Эля с его внуками. Но эта была в хорошем состоянии и в рамке. На обороте была дата «27 мая 2017 года» и надпись «Поездка в Израиль». Скорее всего, она была для него дорога, и он не успел ее захватить во время эвакуации.

Положив фото в карман и ухватив патроны с винтовкой, я вернулся в квартиру к друзьям. Они вдвоем о чем-то беседовали, я толком не расслышал, понял только вопрос:

— Ты нашёл пушку? — с удивлением спросила Кэтрин.

— Да, пришлось порыскать.

— Неплохо, Мэв, твоя чуйка не подвела.

— Как всегда, Гюстаф. Конечно, пришлось повозиться — и вот! — я положил коробку с патронами на стол. — У нас около тридцати патронов.

— Нормально. Надеюсь, они нам не пригодятся.

— Даа, — продолжительно ответил я. — Пора собираться. Я заметил, ты переоделась?

Кэтрин была в леггинсах серого цвета спортивного типа, которые не могли не подчеркнуть её бёдра, и в зелёной кофте, более напоминающей лёгкую куртку.

— Да надоело уже таскаться в халате! Как будто сбежала из психушки.

— Тебе идёт, — решился сказать, дабы улучшить как-нибудь отношение.

— И куда мы пойдём, если и тут хорошо? — с недовольством заметила Кэтрин.

— В лагерь, куда отвезли мою маму, сестру и должны были… меня, — я облокотился на спинку дивана рукой и опустил глаза вниз.

— Что такое? — девушка взмахнула руками.

— Да так.

— Что? — настаивала она.

Я решил просто выйти из комнаты. Она лезет, куда не надо. Разве не понятно, что я не хочу пока об этом говорить. Так сложно это определить по моей физиономии? Мда-уж, нашел Гюстаф себе «проблему», угораздило же.

Я решил начать собирать вещи. Нам нужно будет найти машину. Оружие у нас есть. Думаю, хватит на первое время. Надо бы, конечно, найти что-нибудь ещё, не только огнестрел. А то хрен знаешь, как себя поведет та винтовка, в нужный момент может же и заклинить. Да, у Гюстафа есть пистолет, но не думаю, что там осталось много патронов. Собираясь, я слышал, что мои приятели там о чем-то болтают, но я не слышал о чём. Да и, наверное, не хотел. Не хотел больше слышать её голос. Не люблю, когда мне перечат, заставляют что-то делать наперекор желанию. Это всё пошло ещё со школы. Но тогда, да впрочем, и сейчас, я не мог за себя постоять. Отвесить тому типу, который не давал мне тогда спокойно жить. До чего я дошёл — сравниваю какую-то незнакомую девку с самым ненавистным мною человеком?! Отчасти испортившим мне детство и школьные годы. Да, Джаред, не думал, что вспомню тебя именно сейчас. И надеюсь, мы с тобой больше никогда не увидимся…

Гюстаф сидел в кресле и бросал о стену теннисный мяч. Кэтрин валялась на кровати.

— Пойми, Кэтрин, у него сейчас такой трудный момент. Не то, чтобы шок, просто потрясение.

— Потрясение от чего? Что решил соврать?

— Думаю, не только от этого.

— Ну, мы все врём. Бывают такие моменты в жизни, когда нельзя иначе.

— И что же ты соврала?

— Тебя это не касается. И тебе обязательно это делать?

— Что делать?

Она показала пальцем на мячик.

— Ну, нет. Просто скучно.

— Ладно, не врала. Всё, что я тебе рассказывала, правда.

— Даже на практике?

— А что там?

— Про парней всяких.

— А ты что, ревнуешь? — она посмотрела на Гюстафа и рассмеялась.

После чего мячик ударился о стену и отскочил в сторону, словно не захотев возвращаться в руки парня.

— Знаешь, мне, конечно, приятно, что ты меня не бросил и заботился, пока я была в плохом, так сказать, состоянии. Спасибо.

— Я не мог тебя бросить…

Возникла небольшая пауза, и Кэтрин всё-таки продолжила беседу:

— Что это за тип? И имя не понятное у него.

— Он забежал в этот дом, когда спасался от псов. Если бы я тогда не открыл окно, его бы наверняка загрызли.

— Да ты, получается, герой! Жизни спасаешь!

— Можно и так сказать, — посмеялись оба.

— Знаешь, я всё равно не верю пока во всё это.

— У меня было также.

— Он пошёл собирать вещи — зачем?

— Надо уезжать из города. Его семью увезли в лагерь. Там кров, пища и медпункт. Меня тоже бы увезли туда.

— Но ты решил повозиться со мной.

Тут зашёл Мэврин с пакетами и коробками:

— А вы не хотите помочь?

— Как ты собрался всё это тащить? — поинтересовался Гюстаф.

— Мы найдем машину, заедем сюда и всё заберём. А потом двинемся в лагерь.

— Мы? — спросила Кэтрин.

— Да, МЫ! Поднимайтесь, пора идти.

Посоветовавшись с Гюстафом, было решено вновь пойти через крышу. Только на этот раз аккуратнее. Я уже буквально представлял в голове наш маршрут — то место, куда мы должны в итоге попасть, хоть я его никогда и не видел. Как будут знакомиться между собой мои друзья. Ну, Кэтрин, конечно, такой себе друг, прям подбешивает. Хотя, может она ничего не скрывает, показывает себя, как открытая книга. Чтобы не возникало дальше никаких сюрпризов, и ты всегда знал, что от неё ожидать. Странный ход и мысли. Ладно, это всё очень интересно, только вот надо опуститься на Землю и жить здесь и сейчас. Лучше не засорять пока этим голову. Есть две проблемы: первая — где достать машину, ну и вторая — нам нужно еще какое-нибудь оружие, что угодно, чем можно будет защищаться.

На этот раз все благополучно спрыгнули с крыши и шли за мной. Мои спутники, скорее всего, не понимали, куда их ведут, особенно Кэтрин. Эти двое сзади о чем-то общались, походу это стало уже обыденным. Достав телефон из кармана, глянул на часы. Было без пятнадцати четыре, надо бы всё успеть дотемна. Телефон скоро сядет. Надеюсь, в лагере есть электричество. Мы шли около получаса, наконец, Кэтрин решила задать вопрос, сделав умный вид:

— Эй, серьёзный человек, а куда мы идём?

— К месту, где я видел патруль.

— Стоп, патруль? Вы об этом ничего не рассказывали.

— Ну уж, извините, что не оповестил.

— Я сейчас серьёзно спросила.

— Теперь ты меня понимаешь.

— Ты хоть стрелять-то умеешь? А то тянешь за собой эту винтовку.

— В детстве пробовал, в тире с братом. У него, правда, как-то лучше получалось.

— А сейчас он где? В том лагере?

— Нет, не там уж точно. Он три года назад улетел в Израиль по контракту.

— Старший? — с интересом продолжала Кэтрин.

— Не-а, ошибочка.

— А сколько ему?

— Скоро девятнадцать.

— Что? Ты серьёзно? — удивилась она. — Это что же получается, он улетел служить где-то в шестнадцать?

— Да, у него боевой характер. Не то, что у меня.

— Это сильно.

— Ну а ты, Кэтрин…?

— Можно просто Кэт, — перебила она. — И что ты хотел спросить?

— Ну, Кэт. Ты же не просто так затеяла разговор про винтовку? А ты умеешь стрелять?

— Ты прав, — сделав небольшую паузу, она продолжила. — Отец брал меня на охоту в юном возрасте. Мы жили в деревне, и он любил пойти в лес, подышать воздухом, полюбоваться пейзажами.

— Ну, и поохотиться, — приободрил я.

— Да, — улыбнулась Кэт. — Иногда он брал меня с собой и учил держать винтовку, целиться, даже как правильно дышать. Для него это дело было нечто большим, чем просто хобби и добыча к ужину.

— А где он сейчас?

— Давай не будем об этом.

Я снял винтовку с плеча и протянул её в руки Кэтрин:

— Держи. Ты точно лучше справишься.

Я, конечно, был впечатлён её добротой и такой быстрой сменой отношения ко мне. Либо это просто удивительная актёрская игра, либо же она говорит правду и её действительно стало что-то беспокоить.

Гюстаф чуть отстал и сейчас, именно в этот момент, считал себя третьим лишним, слабым звеном. Ведь он не такой, как Мэврин, который может вообразить себе друзей, девушку, да что угодно. Он считал себя одиноким. Столько лет в одном классе, а она не обращала на него внимания. «Я просто тряпка. Мог сам подойти и давно уже всё сказать. Ведь мы так хорошо ладим. Так, надо ей всё сказать», — говорил он про себя.

— Кээт! Ой — Кэтрин! — закричал Гюстаф и побежал, дабы догнать друзей.

— Не ори — сказал я. — Что ты задумал? Забыл, что ли, что было в прошлый раз?

— Прости, — ответил он виновато. — Что случилось?

— У тебя пистолет с собой?

— Нет, там закончились патроны. Я его и оставил.

— Ааа, Гюстаф! Патроны проще найти! А теперь нам не хватает две пушки.

Мы дошли до того самого дома, где я впервые увидел бешеного пса. Правда, сейчас это место было намного светлее. Задержав дыхание, я вновь высунулся из-за угла. В голове была всё та же картина — это уродливое существо, которое поедало человека. Его взгляд, полный злости и ярости. Все эти куски мяса, вываливающиеся изо рта вперемешку с кровью и слюнями. Я словно замер в потайном мире и никак не мог найти из него выход.

— Эй, ты как? — спросил Гюстаф и положил руку мне на плечо.

Я, вздрогнув и одернув руку, посмотрел на него и ответил:

— Там чисто, можно идти.

Место расправы было не лучше, чем в моей голове. Вдобавок, вокруг стоял невыносимо жуткий запах. Подойдя ближе, я заметил выпавший пистолет.

— Боже! — вскрикнула Кэтрин и стала прикрывать лицо, а потом и нос. Через несколько секунд, когда она осознала все произошедшее, стала будто прыгать на одном месте и что-то говорить. Понять досконально было сложно, но в целом её просто очень сильно возмутила данная ситуация. Это если выражаться цензурно.

— Да уж, Мэв. Помню, ты рассказывал, но и не думал, что это так противно. Погоди, я щас. Мне плохо, — после этих слов Гюстаф отлучился в сторону травы и скамейки.

— Так, что мы тут забыли, мать твою? — возмутилась Кэт, потихоньку приходя в себя.

— Во-первых, хотел, что бы ты нам поверила. Ну, а во-вторых — вот за этим, — я присел на корточки около растерзанного трупа дозорного, взял в руки пистолет и пробормотал: — Что-ж, офицер, Вы нам помогли.

— Ради пушки?

— Да, нам пригодится. Здесь неподалёку должен быть ещё один.

Кэтрин подошла ближе ко мне и сразу же пожалела об этом со словами:

— Фу, господи… Какая мерзость!

— Нам нужен второй пистолет. Чтобы каждый был вооружён.

— Дак ты толком не стрелял.

— С настоящего да, а так в тире постоянно выигрывал призы. С этим уж смогу разобраться.

Пройдя буквально метров сто дальше по улице, заметил второй труп. Обыскав, я не нашёл того, за чем шёл. Встал вопрос: «Кто стащил?» Неужто здесь есть и другие люди, кроме дозорных и учёных? Хотя, конечно, может его взял какой-то бродяга из бункера. Это, в принципе, можно проверить.

— Эй, ребят, идите-ка сюда! — позвал я Кэтрин с Гюстафом, взмахнув рукой.

— Что такое?

— К сожалению, тебе не хватило пушки, Гюстаф. Не бойся, мы сможем тебя прикрыть.

— Ты хочешь сказать, что у него ты ничего не нашёл? — Кэт показала пальцем на труп.

— Именно. Ладно, я думаю, надо бы навестить бункер. Давно хотел.

— Ты какой-то дерзкий стал, когда у тебя появилось оружие.

— Когда я шёл с винтовкой, было так?

— Вроде, нет.

— Так почему сейчас должно быть из-за этого? — взмахнул я руками.

Кэтрин промолчала. Она всё же видела некие изменения в характере. Контроль над ситуацией, власть, лидерство. Это всё ей было знакомо.

— Ладно, проехали. Но у меня опять вопрос.

— Да-да, Кэт. Я слушаю.

— Что ещё за бункер?

— Его создали после катастрофы для исследований. Думаю, там можно что-нибудь найти. По минимуму, там должна быть машина.

Знаете, кто-кто, а я заметил эти нотки недоверия в мою сторону. Причем от обоих. Не знаю, уж действительно ли я стал так вспыльчив? И из-за оружия ли это? Ответ на данный вопрос не мог дать даже я. Благо, я сам пока себя не возводил на пьедестал плохих людей. Да, возможно, я хочу стать лидером, но как? Точно не насилием или угрозами. Я просто веду себя настойчиво.

Мы проходили улицу за улицей. Шли прямо по дороге, ведь тротуар был уже не нужен. Дома́ без людей стали казаться жуткими и тёмными. Странно не слышать детский смех и шум двигателей. Хоть и прошло всего чуть больше двух недель, но город уже начал слегка зеленеть. Смотря по сторонам, я заметил фотостудию, где работала Мия. Такое большое красивое здание, напоминавшее мне обычный офис, но по-дизайнерски оформленный. Помню, сестра говорила, что у неё бывали необычные клиенты. Например, Билл. Да он мне и сам рассказывал. Правда, уже не помню, зачем ему нужна была фотосессия. Хотя всё же чаще работа у Мии была на корпоративах и свадьбах. Дальше был парк. Над входом возвышалась белая арка, как будто из мрамора, на которой ажурными буквами было выведено название «Шиллер». Вдоль аллеи просматривались скамейки, на которых раньше отдыхали молодые пары с колясками. Но на этот раз я решил обойти это умиротворенное место, ведь сейчас оно не казалось уже таким спокойным и безопасным. К тому же, еще со школы мне друзья рассказывали страшилки, что якобы его возвели на старом кладбище. Понарассказывали всякого, а теперь это вышло в страх этого места. Возможно, это всё были сказки, вымысел, дабы напугать, но они сделали свое дело.

Эти двое, как обычно, шли сзади. Честно говоря, зная Гюстафа и всё, что он мне рассказывал, это неожиданно. Ну, учитывая его робкий характер. Странно, что они вечно вместе. Я, конечно, рад за него, хоть мы и знакомы всего несколько дней. Почему он до сих пор не сказал ей? Или, может быть, сказал, и она ответила взаимностью? Мда… ничего не понятно. В глубине души я понимал, что это ревность. То, что я иду в полном одиночестве. Даже этих тварей нет. Я хотел так же, как у него, чтобы всё срослось с Мирцеллой. Да хотя бы увидеть и обнять Мию с Патриком! Извиниться перед мамой за всё. Да и не только перед ней.

Наконец, я увидел бункер. Ну как — бункер, просто несколько палаток, окружённых колючей проволокой. Посты охраны, на которых никого не было, и внутри неизвестно что. Особо не заглядывал за забор. Смеркалось. Свет в палатках не горел. Чутьё подсказывало, что там никого нет. Тихо мы прошли через ворота. Гюстаф сразу обратил внимание на внедорожник справа, припаркованный прямо на траве. На земле виднелись переплетенные между собой следы шин.

— Походу, они уехали, — сказала Кэт.

— Но почему одна машина осталась?

— Думаю, это не важно. Главное, что она есть, — подчеркнул я.

— Это верно. Надеюсь, ключи где-то здесь.

— Ладно, займитесь машиной, а я осмотрю палатки.

Отодвинув штору, я зашёл внутрь ближайшей. Она была довольно здоровой. Вдоль стен располагались несколько столов с компьютерами и шкафы с униформой. Повсюду были разбросаны какие-то вещи, книги, блокноты с ручками. В целом, ничего путевого. Бродя, я рассматривал блокноты. Видимо, писали врачи, потому что почерк было сложно разобрать. Включив свет, я сел на стул и стал перебирать книги. Все они были на разные темы — космос, полезные ископаемые, медицина и так далее. Но одна из них вызвала у меня более обширный интерес. Называлась она «Генетические мутации». Ещё я нашел несколько документов о воздействии радиации на организм. Неужели хоть что-то, проясняющее ситуацию? Вдобавок была ещё целая гора документов, в записях которых я практически ничего не понимал. Интересно, что всё-таки узнали ученые? Эта информация заставила меня переживать и думать о том, что это только начало. Появились новые вопросы. Вдруг послышался какой-то стук. Он стал повторяться снова и снова. Я медленно встал и пошёл в сторону звука, достав пистолет. За поворотом была какая-то комната, прикрытая занавеской, за которой дергался темный силуэт. Это выглядело словно игра теней. Сердце колотилось в предвкушении новых событий. Меня охватила страсть и желание открыть, не смотря на опасность. Одернув ткань, едва успел отскочить назад, как на меня накинулись две массивные лапы, усиленно бьющие в толстые стеклянные стены. В прозрачной камере находилась собака. На шее виднелся ошейник — видимо, пёс был служебный. Его глаза были красного цвета, будто налитые кровью. Жуткая до ужаса пасть выглядела очень угрожающе, а наискось торчащие клыки вызывали отторжение и тошноту. Это было уродливо.

Сзади до меня кто-то дотронулся. В момент развернувшись, уже чуть ли не выстрелив, увидел Гюстафа.

— Эй, полегче! Убери пушку!

— Фух, — сказал я и протёр взмокший лоб.

— Что здесь творится? — спросила подошедшая Кэт. — Боже мой! Эта одна из них? Они ставили опыты? — возмущалась девушка дальше.

— Даа, онаа… Но что с ней делали, не понятно.

— Может, хотели выяснить причину, почему они жрут людей? — продолжил Гюстаф.

В эту минуту я сказал, что нашел документы и записи исследований, и передал некоторые из них в надежде, что мои спутники что-нибудь поймут.

— Вот, возьмите, вы же, вроде, тоже медики.

После небольшой паузы Кэт произнесла:

— Кажется, здесь пытались разобраться в причине мутации собак.

— И?… И что?

— Здесь часть текста на латыни, какие-то понятия. Я… Я не очень точно понимаю. Что-то вроде — метеорит, который упал — это осколки большого астероида.

— Так-так. Что дальше, понятно ещё что-нибудь? — Кэтрин настойчиво и взволнованно подгоняли.

— Не мешай ты! Вот чёрт! Тут говорится, что эти мутации проявляются не только у собак, а у всех представителей фауны. Но у кого-то выражается сильнее. Видимо, это как вирус, который меняет структуру тела. Якобы подготавливает его к той среде, откуда прилетел астероид.

— Получается, что такой облик в той галактике, скажем так, норма?

— Выходит, что так.

— А почему мы тогда не изменяемся? — встрял в разговор Гюстаф.

— К сожалению, об этом тут ничего не сказано.

— А может, ты именно это недопоняла?

Бросив взгляд на пленника, стало очевидно, что это существо не из нашего мира. По крайней мере, теперь.

— Вы разобрались с джипом? — отвлекся я от находки.

— Да, мы нашли ключи. Только…

— Что?

— Только мы подумали — а кто умеет водить?

— И как успехи? — спросил я, скрестив руки.

— Выяснили, что из нас никто, и хотели узнать у тебя. Но ведь ты бы не затевал поиски машины, если бы сам не умел?

— Быстро соображаете. Ладно, валим отсюда. Пора увидеть родных.

Гюстаф с Кэт вышли из палатки, я же решил попутно захватить несколько блокнотов на латыни. Вдруг услышал, что меня кто-то осторожно и очень тихо зовёт:

— Мэээв!!!

— Что случи…лось? — выглянул я с опаской.

Передо мной открылась устрашающая картина — около ворот шли две псины. Справа была ещё одна. Они явно искали пищу. Стуки о стекло запертого зверя стали еще сильнее и громче — видимо, кто-то пытался выбраться на волю…

— Так, слушайте меня, вы — ближе к машине. Медленно переставляйте ноги и идите в её сторону.

— Как крабы?

— Именно. А я — сразу за вами. Давайте, нам не нужно привлекать внимание.

Потихоньку мы стали двигаться к джипу. До него было каких-то десять метров, но они казались невероятно длинными. Кадры из фильмов ужасов воплотились в жизнь, отразив на лицах друзей желание исчезнуть.

— Сколько же их здесь? — шептала испуганно Кэтрин.

— Я уже насчитал около шести, — отозвался Гюстаф.

— Прошу, идите молча, хотя бы сейчас.

— Ааарошо…

Гюстаф приблизился к внедорожнику, тихо надавил на ручку двери и оглянулся по сторонам — разглядеть что-либо было уже намного тяжелее, на улице становилось всё темнее. Псы бродили по территории, вынюхивая наше присутствие. На открытие дверцы машина отреагировала неожиданным и противным звуком сигнализации. Я заорал:

— Внутрь, живо!!!

Гюстаф среагировал и успел залезть, дальше наблюдал за происходящим из окна внедорожника. Вой машины никак не привлёк псов — они продолжали рыскать по территории.

Я и Кэт замерли, держа оружие наготове. Поведение собак было весьма странным. Создавалось ощущение, что они не слышат звук. Я махнул Гюстафу, чтобы тот выключил сигналку — слава Богу, он меня понял. После вместе с Кэтрин медленно боком стали продвигаться дальше. Атмосфера была жуткая, псов уже практически нельзя было разглядеть — лишь очертания силуэтов. Спустя ещё несколько удачных шагов вдоль палатки, и мы тоже залезли в машину.

Вдруг лай стал приближаться. Уезжать в такой ситуации было рискованно, и мы решили немного повременить.

— Их число только растёт. Сколько мы ещё будем ждать? — переживал Гюстаф.

— Опасно пока выдавать себя, — ответила Кэт.

— И что, будем сидеть, пока не умрём с голода?

— От обезвоживания ты умрёшь раньше, — сказал я, пытаясь разглядеть периметр.

— Ну, спасибо, Мэв, обнадёжил.

— Это лишь факты. Ты первый начал.

— Заткнулись, оба! Что делать будем? Мы и вправду тут долго не просидим.

— Думаешь, что они не уйдут? Им же нужно что-то есть? — рассуждал я.

— Не высовывайтесь особо — они, вроде как, глухие, но не слепые.

— Дак темно же. Нас не видно. Вот, смотри! — Гюстаф поднялся с кресла и стал упорно пялиться в окно. Затем вовсе начал по нему стучать.

— Эй, прекрати! — закричали мы и развернулись к этому сумасшедшему.

— Ты совсем тупой? Мы с тобой, вроде, многое обсуждали, и это тоже.

— Я не тупой, просто хотел вам доказать.

— Что доказать? Что ты не боишься смерти?

— Нет, вовсе нет, — виновато ответил парень.

— Это было очень глупо!

Начался дождь. Обсуждая с Кэт выходку друга, мы совсем отвлеклись от происходящего. Тут Гюстаф опять нас прервал.

— Да что такое?

С удивлённым лицом, полным страха, он показывал на лобовое стекло — сквозь мокрое окно было видно, как сначала две, и вот уже четыре лапы медленно передвигаются по капоту. Мы смогли разглядеть эту отвратительную морду! Не шевелясь и не издавая звуков, мы вжались в кресла. Тварь стала обнюхивать стекло. Гюстаф начал что-то шептать — он был взмокший от пота и весь дрожал.

— Не волнуйся, она нас не видит. Надо держать себя в руках, — стиснув зубы, я пытался показать другу пример, чтобы он очередной раз не наделал глупостей. Моя боязнь собак не подступила, потому что это были не псы, это уже что-то иное. Страшно было по-другому, но, сквозь трепет и тревогу внутри, я понимал, что паника не поможет, и изо всех сил пытался сохранять спокойствие. Оставалось надеяться на лучшее, здесь и сейчас была моя самая большая ставка в мире. Ставка на жизнь. Кэт… Совсем недавно она и представить себе не могла, что заснет в нормальном мире, а проснется в аду…

Гюстаф показал в сторону палатки — со стороны Кэт было небольшое освещение, и я заметил, как три собаки медленно крадутся в нашу сторону. Одна из них внезапно накинулась передними лапами на дверь автомобиля. Сердце сжалось и отдало дрожью в пятки. Гюстаф в панике стал бить в моё кресло руками и истошно орать:

— Гони! Гониии!

— Тише! — взмолился я, но, видимо, было поздно.

Зверь стал лаять и пытаться соскрести когтями стекло, издавая непомерно мерзкий скрежет. Секундой позже уже вся свора пыталась всячески попасть внутрь.

— Надо валить! — кричала Кэт. — Давай, заводи!

И я вставил ключ в зажигание.

К окну Кэтрин прилипла одна из тварей, и, достав ружьё, она выстрелила через стекло.

— Что ты делаешь!? — закричал я.

— Я, я не знаю! — полностью растерянная, девушка смотрела на меня, не осознавая толком, что сделала.

— Ладно, к чёрту, — сказал я и выстрелил несколько раз из пистолета в тварь на капоте. Она свалилась на асфальт. Перед собой я видел несколько дырок от пуль и паутинки, исходящие от них. Повернув ключ и дав газу, сбил ещё пару псов по пути. За нами понеслись с десяток озверевших созданий.

— Они гонятся за нами!

— На, держи, — я протянул Гюстафу пистолет. — Отстреливайся пока.

— Ладно, — ответил он дрожащим голосом.

— Кэт, ты тоже.

Подстрелив ещё несколько псов, мы виляли по улицам города, как змейка.

— Здесь особо не разгонишься, — говорил я.

— Куда едем? Домой?

— Боюсь, к тебе в квартиру уже никак. Придётся бросить пожитки.

— И что тогда?

Через полчаса езды мы полностью оторвались от этих надоедливых монстров. И уже были на полпути к цели.

— У нас же есть на окраине гипермаркет. Может, туда? Закупимся перед дорогой?

— Читаете мои мысли. Туда мы и направимся, — в попытке улыбнуться сказал я.

— О, смотри, мы опять весёлые?! — заметила Кэтрин в своей ехидной манере.

— Да, к счастью, этот маленький кошмар позади.

— И не говори. Особенно Гюстафу досталось.

— Это не смешно. И вправду же, страшно!

— Н-да. Таак, еще нам нужно заправиться.

Дождь только усиливался. Дворники ходили ходуном, смахивая и разбрызгивая по сторонам прозрачные струи. Разноцветные под светом фар потоки воды всё больше и больше заливали улицы. Это выглядело красиво. Как бы сейчас хотелось, как в детстве, забыв обо всем, просто побегать, ощущая эту мокрую прохладу, ощущая, что ты живой, что ты — единое целое со всем окружающим миром...

Мы подъезжали к магазину — этого гиганта можно было разглядеть издалека. Громадное синее здание под стеклянным фасадом со светящейся ранее вывеской сверху. Припарковав джип поближе ко входу, мы пошли внутрь. Двери были открыты. Света здесь так же не было, как и, впрочем, во всем городе, который мы практически покинули. Это означало, что большинство продуктов уже испортились, и мы снова будем брать тушёнку. До эвакуации это был довольно дорогой маркет, хотя очередь всегда была сумасшедшей, поэтому я здесь бывал редко. Помню, рассуждали с Биллом, что его построили, чтобы шопиться перед концом света. Видимо, мы это предугадали. По крайней мере, в нашем случае.

— Что брать-то будем? — поинтересовалась Кэт.

— То, что долго хранится без холодильников.

— То есть, консервы какие-нибудь? — нехотя переспросила девушка.

На что я промычал и ответил:

— Ладно, возьмите по корзине и наберите туда всё, что считаете необходимым. Только САМОЕ необходимое, поняли?

— Так точно, сэр!

— А ты что будешь делать? — спросил Гюстаф.

— Пойду, поищу нам бензин. А то мы почти на нуле. Не отходите далеко друг от друга — мало ли что здесь есть.

Подъехать к станции и просто заправиться у меня скорее всего не выйдет, так как нет электричества. Поэтому я решил поискать канистры или что-то на их подобии. В этом месте было собранно, наверное, всё. От техники и продуктов до мебели и цветов. Побродив с полчаса, я нашёл отдел для обслуживания машин и взял с собой две канистры.

На улице была жуткая темень. Даже в нескольких метрах ничего не было видно. Сев в машину, сориентировавшись по памяти, я отправился на заправку. Она была не далеко от парковки. Надеялся, что в мое отсутствие ничего не произойдет. Я ведь ему даже оружие отдал — справится! На месте стал сливать бензин со стоящей на территории цистерны. Слава Богу, она была не пустая! Иногда осматриваясь по сторонам, ничего особенного не замечал и молился, чтобы все прошло гладко. Терпеть не мог такие ситуации в фильмах, подобный поступок в них казался мне безрассудным. А теперь сам принимаю участие в сценарии. Налив одну канистру дополна, принялся за вторую. Было подозрение, что двадцати литров может не хватить до лагеря в Польше. Успеть бы залить еще и полный бак! Вдруг стали слышны какие-то звуки — понять с точностью, что это, было тяжело. Либо это вообще уже паранойя, либо я и вправду слышал какие-то шорохи вокруг. Закончив с бензином, я погрузил канистры и вернулся назад. Прошло уже около часа. Я думал, друзья уже будут ждать меня на пороге в полной «боевой» готовности. Но около входа никого не было. Внезапно я услышал выстрел, затем ещё один, и ещё. Недолго думая, я устремился в магазин. Бежал отдел за отделом, но ничего и никого не было видно. По дороге сумел захватить кухонный нож. Вскрывая зубами упаковку, услышал ещё пару выстрелов — уже более мощных, по звуку точно винтовка. В отчаянии стал звать со всей силы: «Кэтрин! Гюстаф! Где вы, черт возьми!» Держа нож в руке, я всё бежал, как вдруг услышал чей-то крик, голос был женский — это точно была она. Я в ответ стал орать еще сильнее, чтобы меня услышали — и Кэтрин откликнулась.

— Эй, Кэээт!!! Где выы?!!! Что случилось?!!!

— Зде-есь! — рыдающий голос отозвался уже совсем близко.

Завернув за очередной из многочисленных прилавков, увидел направленное на меня ружье. От неожиданности поднял руки: «Свои, свои! Спокойно!» Кэт продолжала целиться. Она очень интенсивно дышала, лицо было красное, одежда немного испачкана кровью. Медленно я пошёл вперед. На полу лежал Гюстаф и громко стонал. Было очевидно, что от боли. Лицо его было искривлено, зубы стиснуты. Немного дальше, около лотка со сладостями, на полу, я увидел две туши каких-то животных. Из-за за угла виднелась ещё одна. Кэтрин подошла к Гюстафу и начала его осматривать, я же рассматривал трупы. Присев, дабы увидеть подробнее. Существа были похожи на обычных кошек. Лысых, неухоженных кошек. Из пастей торчали изогнутые клыки. Их кожа была более жёсткая, чем у привычных нам котов — чем-то напоминала панцирь, как будто для защиты. На кончике хвоста присутствовал небольшой нарост из еще более прочной кожи. Когти были выпущены и имели внушительные размеры.

— Мэврин?! Мэврин, ты слышишь меня?! — кричала Кэт. — Ему нужна помощь! Ты можешь принести мне…?

…Я сидел и смотрел на тело. Я был в своём мирке, в котором оценивал всё увиденное ранее и прочитанное там, в бункере. Постепенно, издалека, словно приглушённо, в мои уши поступал какой-то звук. С каждой секундой он становился всё громче, ближе, и я услышал свое имя.

— Мэврин, блин. Очнись! — пыталась достучаться Кэтрин.

— А, что? Что такое?

— Смотри сюда, болван!

Кэт прикрывала руками рану на ноге Гюстафа, чуть ниже колена. Но кровь всё равно не останавливалась.

— Чёрт, — сказал я в панике. — Что делать?

— С корзины, там, — девушка показала пальцем направление, — принеси бинты и жгут.

— Да, сейчас, я бегом.

Гюстаф потерял сознание от боли. В эту минуту я бегло искал в корзине все необходимое. Хорошо, что она была не полная, и я справился быстро.

— Вот. Все, что ты просила.

— Спасибо, зажми рану, — приказала она.

Кэтрин стала делать перевязку. У парня была огромная дыра, будто вырвали кусок ноги. Со всех сил я сжал обеими руками, и Кэт закричала:

— Стоой! Спирт! — и полила мои руки каким-то алкоголем.

Через секунду она обвила бинтом больную ногу и прижала жгутом. Кровотечение слегка приостановилось.

— Он истечет кровью, если ничего не сделаем, — встревоженно твердила Кэт.

— Нам главное без паники, поняла? И что нам делать?

— Тут же есть плиты? Надо прижечь.

— Стоп! Ты думаешь, это можно прижечь? — кричал я, показывая окровавленный бинт — там почти была видна кость. — Да, даже если и можно, мы просто не зажжём, газа нет. И электрические ничем нам не помогут.

— Прости. Да, ты прав. Я просто растеряна, Мэв! — Кэтрин расплакалась.

— Не унывай, Кэт. Не нужно сдаваться, мы справимся! Подожди немного, у меня есть идея.

Я побежал к машине. Усевшись на сидение, отрезал небольшой клочок своих джинсов около обуви, облил его бензином и рванул назад.

— Вот, — сказал я, показав кусок ткани, с которого стекала горючая смесь.

— А чем поджечь? — девушка не успокаивалась, но моя идея дала ей шанс помочь.

Я достал из кармана зажигалку. Кэтрин разместила по краям раны лоскут и подожгла.

— Фух. Как думаешь, это поможет?

— Возможно, но он всё равно потерял много крови.

— Ладно, пошли, Кэт. Надо перенести его в машину. Мы можем успеть, дабы ему оказали помощь.

Положив товарища на заднее сидение и погрузив продукты и вещи из корзин, мы устремились в путь. Вся эта ситуация стала шоком для всех. Я боялся себе представить, что бы было, если бы мы сейчас его потеряли. Вскоре мы увидели знак: «Вы покидаете Котбус». Оба сидели с каменными лицами, до конца не осознавая пережитое. На протяжении всей дороги меня не покидал вопрос, и спустя пару часов я все же решился спросить:

— Можно узнать, что произошло?

Немного помолчав, Кэт начала говорить:

— Мы веселились, как обычно, болтали, обсуждали, что взять. Как вдруг услышали странные звуки в мясном отделе. Решили проверить и увидели … существо, похожее на кошку. Она напала, напала на него! Гюстаф выстрелил, попал, но не убил. Она пыталась его схватить, и тут подоспели другие. Я боялась стрелять, дабы не задеть его, он сопротивлялся, держал эту зверюгу руками, как вдруг другая вцепилась ему в ногу, я сразу же выстрелила. А потом ещё, и ещё, и ещё. Я продолжала, пока все три не легли, без намека на жизнь.

— Я сочувствую.

— Если бы я сделала всё сразу, не медлила, всё бы могло быть иначе.

— Тебе было страшно, ты сделала всё, что могла.

— Нет, не всё.

Сзади послышался звук. У Гюстафа начались конвульсии.

— Что с ним?

— Не знаю, останови машину!

Кэт перелезла назад.

— У него температура. И довольно высокая. Пульс завышен.

— Это плохо? Может, организм борется?

— Он-то борется, но не только от раны.

— А что тогда?

— Это может означать… Возможно, у него заражение крови.

— Ты серьёзно? — я схватился за голову. — И? И что теперь делать? Ты знаешь, как это лечить?

— Особо нет. Но знаю, как можно облегчить симптомы. Достань антибиотики.

— И сколько у нас будет времени?

— Не знаю. Несколько часов…

— Давай, садись быстрей! Я думаю, в лагере ему помогут.

— Я надеюсь на это.

— У нас только она и осталась, надежда.

  • Полет Валькирии (Алина) / Лонгмоб "Байки из склепа" / Вашутин Олег
  • Перекресток / Эмио Л.
  • Мастер по антеннам / По следам лонгмобов-3 / Армант, Илинар
  • Баллада о выборе / Колесница Аландора. / Е. Абрамова
  • Так от чего же вымерли динозавры?! / Фил Серж
  • Доктор Клоун - Герасимова Ирина / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Новогоднее созвездие - Романова Леона / «Новогодний Хоровод» / Лита
  • Гвоздь - Железнов Валерий / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Молчание / В ста словах / StranniK9000
  • Упыри. Шоколад с кровью / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Даты-столбы / Магурнийская мозаика / Магура Цукерман

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль