Глава 11. Рейс 404. / Обнимая землю / Мёрфи Артём
 

Глава 11. Рейс 404.

0.00
 
Глава 11. Рейс 404.

…«Итак, сегодня 26 марта, эвакуация из близлежащих городов ещё идёт. Честно говоря, странно всё это. Не понятно, толком, что происходит. Ну, попадали эти метеориты, и что с того? Через месяцок всё разгребут и уберут. Люди каждый день умирают, просто на этот раз кому-то помогла природа, естественный отбор. Ну и зачем вся эта суета? Кто-то скажет — предосторожность, а я скажу — уловка», — Ник, сидя на диване в своей комнате, одну за одной аккуратно выводил ручкой свои мысли. Тут в дверь постучали. Медленно внутрь зашла Лина и сказала:

— Ник, ты видел, что происходит на улице?

Отложив блокнот в сторону, он подошёл к окну, отодвинул занавеску, и его окутало светом. Слегка прищурившись, Ник стал всматриваться в то, что она посчитала важным. На улице играли дети, они бегали друг за дружкой, пиная изредка мяч. Старик выгуливал собаку, которой, видимо, хотелось поиграть вместе с детьми. Несколько человек на лавочках читали газеты, издалека можно было даже разглядеть заголовки. Ну да, если не через интернет узнавать о ситуации в стране и мире, так хотя бы через прессу. Остальные просто беседовали или стремились куда-то по делам.

— Что ты хотела показать?

Тем временем девушка подошла сзади и, облокотившись на друга, слегка обвила руками его грудь.

— А ты не видишь? Смотри, хоть нас всех и эвакуировали, заточили здесь, объявили карантин и непонятную ситуацию — жизнь течет дальше. Быт людей не изменился. Они будто растворились в этой проблеме, — продолжала твердить Лина на ухо дальше.

— Да, жизнь продолжается, и надо её ценить. Наслаждаться каждым её моментом.

Лина старше Ника на несколько лет. Довольно странно, что они начали встречаться. Это произошло довольно спонтанно. Два человека только познакомились — и вот уже отношения, как будто с первого взгляда. У неё узкие скулы и губы, большие глаза. Длинные волосы, которые Ника приводили в восторг, и отменная фигура. У Ника же были волосы средней длинны, которые сзади были собраны в хвост с помощью резинки.

— Ты снова делал заметки?!

В этот момент Ник отошёл от окна и вернулся к блокноту. Она смотрела на него молящими глазами, будто вот-вот покатятся слёзы. Ник старался особо не думать обо всём этом, но у него не получалось. Лина хотела бы тоже сказать, что она переживает — за родных, друзей, да вообще за всех, учитывая её характер. Что она тоже не доверяет получаемой свыше информации до конца, чтобы утешить и поддержать Ника. Но она будет стоять на своем.

Ник просто не любит, когда от него что-то скрывают. Поэтому он ведет дневник, в котором записывает всё, что сам думает о ситуации. Да и вообще всякие мысли и события. Лине это не нравится. Она не хочет, чтобы ее парень зацикливался на этом, хочет, чтобы всё отбросил назад.

— Да, делал. Просто я не могу верить СМИ, они не могут всё объяснить, как есть. Начальство, которое нам поставили, тоже не может. Они все молчат! Почему мы не можем жить сейчас в своей квартире в Гродно? А должны торчать в этом лагере, точнее — изолированном городе около границы? Да, ты говоришь, что здесь также. Нет, Лин, не также! А вообще, я хочу уехать назад, в Германию! Я уже три года как не видел семью! А всё из-за этой чертовой службы и командировок.

— Я думаю, вскоре мы вернемся, и ты познакомишь меня с ними, — сказала она задорно и уселась рядом.

— Мда… Ладно, надо надеяться на лучшее, — стал сбавлять тон Ник.

Внутри Ника промелькнул лучик надежды. Слова, хоть на немного, но утешили. Хоть его и манила неразбериха и желание разобраться в происходящем.

— У тебя, как обычно, получилось меня утихомирить, — успокоился Ник и посмотрел на Лину. В ответ она сказала, заигрывая:

— А хочешь, я заставлю тебя думать совсем о другом?...

В это время в лагере было всё, как обычно. Люди не забыли, как себя развлечь и чем занять во время карантина. Без работы, но и без монотонности. Также и бывший коллега Ника Аксель не терял время впустую.

— Таак. Что же здесь у нас? — говорил он, вскрывая очередной контейнер на складе припасов.

После некоторых усилий, он открыл его с помощью ножа и отвертки.

— Итак, …консервы. Опять? Ненавижу рыбу, тьфу! Хоть бы мяса дали. Нет, надо то бобы везти, то консервы.

Ворчал он постоянно.Ладненько шурша по складу, он заметил лестницу на второй этаж. Когда поднялся, увидел несколько холодильников и обрадовался находке.

— Эй!… — крикнул он вниз. — Слышите? Я тут кое-что нашёл!

Вдруг послышались вопросы Бена и Чета:

— Что, где-ты, а что нашёл?

— Поднимайтесь наверх, помощь нужна!

Наверх сию минуту забрались два силуэта.

— Вот, смотрите! Неплохо, да?

— Ну, уж точно лучше бобов, которые ты нам суёшь.

— Честно говоря, я иногда думаю, что вы братья по разуму.

— Дак мы и так братья.

— Проехали, — сказал Аксель и закатил глаза. — Давайте, надо открыть этот холодильник.

Втроем они взялись и слегка отодвинули витрину от стенки.

— А сюда не прибегут сейчас, проверить?

— У них ещё десять минут как обед, успеем.

— Чет, иди на стрёме постой, ладно? Так, а ты режь цепь.

— А ты чем будешь заниматься?

— Чем-чем? Вон, в небо посмотрю, — остановившись около окна, Аксель и вправду посмотрел вверх и задумался. О том, будут ли ещё когда-нибудь командировки. Сможет ли он попутешествовать и в другие страны. «Вот закончится этот кипишь, и поеду с Ником снова», — подумал он вслух.

— Куда это ты поедешь? Тебе же запретили, — с усмешкой сказал Бен. Внизу Чет тоже начал смеяться.

— А ну, цыц! Не смешно! — пригрозил Аксель.

— Обидно, да, когда про тебя забывают? Знакомая ситуация?

Аксель иногда не понимал, зачем он с ними связался. Скорее всего, потому, что с Ником на данный момент не всё гладко. «Вдобавок, у него Лина появилась, а у меня — эти два идиота».

Они оба были как на подбор. Маленького роста, один — лысый, другой — немного заросший, с прической, как у «зверя». Раньше были «слегка» не в форме, пока не связались с Акселем. Он то и преподал им пару уроков. Они были на год младше Акселя, а вот по уму — на все десять. Иногда складывалось ощущение, что они и не учились нигде. А этот вопрос, увы, им никто и не задавал.

— Как там дела? — спросил Аксель.

— Почти готово.

Блуждая глазами по небу, Аксель вдруг заметил какое-то движение. Присмотревшись, сначала ничего не уловил. Спустя несколько секунд тело стало видно отчетливее — это оказался самолёт.

— Эй, давайте, собирайтесь, — выбежал Аксель, жестикулируя руками.

— Я уже почти закончил.

— Да фиг с ней, с этой выпивкой! Заканчиваем и валим, а то сейчас что-то будет!

— Что? Что будет? — суетливо переспросили братья.

— Там самолет садится.

— Так тут поблизости нет аэропорта!

— В этом то и дело!

На улице люди уже стояли и тыкали в небо пальцами. Благо, все были заняты, и на троицу никто не обратил внимания.

«Что происходит?» — подумал Аксель: «Что-то не так». Достав телефон, он включил камеру и решил приблизить. Увиденное повергло в шок. Досконально всё разобрать было сложно, но дымящий след было видно отчетливо.

Самолет медленно, но верно приближался к земле и через минуту исчез из поля зрения. Раздался сильный грохот. Дым стало видно уже и без лишних приспособлений.

— Парни, собирайтесь.

— Зачем?

— Мы пойдем туда, а я пока зайду за Ником. Это не пустяк — значит, выслушает. Собираемся через двадцать минут.

…Пара лежала на кровати, рассуждая о жизни. Играла лёгкая музыка. Всё шло так, как хотел Ник — без суеты, без шумихи, и с любимым человеком наедине. Лина повернулась и спросила:

— Как думаешь, сколько мы ещё тут просидим?

— Если всё будет так же, как и сейчас, хотелось бы вечно, — ответил Ник с небольшой улыбкой на лице.

— Эх ты, засранец, — сказала Лина и слегка шлепнула его, после чего поцеловала.

— Ну, а если серьёзно?

— Если серьёзно, то надеюсь, не особо долго. И мы сможем вернуться назад.

Лина встала с кровати и подошла к окну. Её длинные темные волосы слегка прикрывали обнажённые бёдра. Вся эта ситуация манила подойти к ней и обнять. Облокотившись на подоконник и слегка повернув голову в сторону, она продолжила беседу.

— Просто, мне кажется, что это всё затянется. К сожалению.

— Поживем — увидим. Всё же надо мыслить оптимистично.

— Ладно. Думаю, тебе тоже надо бы вставать уже.

В эту минуту прозвучал стук в дверь. Лина тихо спросила:

— Ты кого-то ждёшь?

За дверью послышался голос Акселя:

— Ник, ты дома? Открывай, это срочно!

— Что ему нужно? — с презрением ухмыльнулась девушка и надела халат.

— Не знаю. Что ты хотел, Аксель? — прокричал Ник.

Когда тот вошёл в комнату, сходу стал что-то твердить:

— Я понимаю, что у нас были разногласия и всё такое, но можешь меня выслушать?

Ник молча кивнул, сделав серьёзный вид.

— Если коротко, то ты слышал, как упал самолет?

— Стоп. Самолет? Упал?

— Толком ничего неизвестно.

— Это ужасно, — сказала Лина.

— Ты сказал — коротко, а если хоть чуть подробнее?

— Я видел, что он горел.

— Так, хорошо. И в чем дело?

— Там уже готовят отряд. Я думаю, они будут там часа так через два, в среднем темпе. Мы же можем быстрее, и попытаться помочь кому-то.

— Как далеко он упал?

— Думаю, километров пятнадцать, может, чуть меньше. За час должны управиться.

— Странно, что ты решил кому-то помочь.

— Времена меняются, Ник, как и люди. У каждого есть второй шанс.

— А может там, на борту, очередной пленник, которого ты хладнокровно застрелишь? Или элитный алкоголь с провизией?

— Я тебя не заставляю. Просто хотел развеяться и твоей помощи.

— Хорошо, пошли. Поможем.

Лина косо посмотрела на Ника.

— Что? — спросил тот и стал потихоньку собираться.

— Ну, просто, может быть, это опасно? И туда же уже отправились специалисты.

— Аксель прав, мы доберёмся раньше. Не бойся, все будет хорошо. Я скоро вернусь.

Вокруг уже началась шумиха. Все вокруг обсуждали этот самолет. Все хотели узнать, что произошло.

— Куда мы идём?

— Надо кое за кем зайти.

— А он или они справятся? Что, вообще, за дружки?

— Я их тренировал, так что можешь не волноваться.

— Придется поверить на слово, — сказал Ник с сарказмом. Аксель, конечно, как солдат не плохой, но не как командир.

Через несколько минут они, наконец, дошли до какого-то гаража. Аксель свистнул, и появились два парня.

— Знакомься, это — Чет и Бен, а это — Ник.

Сразу послышались два мерзких голоса:

— А, это тот самый?

— Даа, — сказал Аксель протяжно и ехидно улыбнулся.

Ник же просто решил отвернуться, дабы не засмеяться. А то ситуация не из простых.

Вчетвером двинулись в путь. Мысль о том, что дорогу более-менее знает только один Аксель, Ника слегка тревожила. Тем более, вся информация очень размыта, не было точно ясно, куда упал самолет, ведь дыма видно уже не было.

Бежали довольно быстро, и, как оказалось, Аксель не соврал на счёт этих двоих. Действительно, тянут нормативы. Атмосфера была сказочная, не смотря на то, что в пункте назначения сейчас, очевидно, кто-то страдает. Весь этот лес завораживал, как ничто другое. Под ногами хрустели ветки. Вокруг было множество деревьев. На самом деле, считается, что это хвойный лес, но дубы, берёзы и не только, все же встречались. Они стояли в ряд, как солдаты, друг за другом. Хотя запах хвои преобладал. Ник вспомнил, как вместе с Линой тут гулял: «Тогда всё было немного иначе. Кажется, что время года каждый раз меняет это место до неузнаваемости. Лина… Она наверняка сейчас сильно переживает. Честно говоря, я волнуюсь не меньше».

На протяжении всего пути не было слышно пения птиц. И это казалось весьма странным. Не встретилось ни одного зверя. Хотя, возможно, их напугало падение самолёта. Пробираясь сквозь толщи деревьев, парни наткнулись на озеро. Солнце на воде играло бликами. Как бы хотелось сейчас попробовать водичку, перевести дух! Или, хотя бы, порыбачить. Пробегая по берегу, Ник решил окликнуть Акселя:

— Может быть, умоемся и обсудим детали?

— Я думаю, это не плохая идея, учитывая, что мы уже близко, — ответил он, взглянув на часы.

— Ты засекал время?

— Да, чтобы примерно понимать обстоятельства, — говорил Аксель, немного запыхавшись.

— Как думаешь, сколько еще бежать? И куда?

— В принципе, можно бы залезть наверх. Убедиться.

— Ладно, я быстро.

— Ник, а может быть, лучше мне?

— Что, думаешь, опять не справлюсь? — возмутился Ник.

— Нет… Просто...

— Что, Аксель?

— Ну, я лучше лазил по деревьям.

— Лучше-не лучше, сейчас это не имеет никакого смысла.

— Ладно… Ладно.

Выбрав самое высокое дерево, Ник начал взбираться. В душе было ощущение недоверия. Или, как тогда, трусость… «Ааа, ладно!» — подумал Ник и полез дальше. Спустя буквально минуты три он уже был наверху и стал осматриваться. Снизу послышались голоса:

— Ну что, видно что-нибудь? Дым?

С высоты лес сразу преобразился, всё было как на ладони. На все четыре стороны расстилалось зеленое покрывало из верхушек деревьев. Нику вспомнился аквариум Лины в Гродно. Эти сосны, ёлки были, как водоросли, колышущиеся от движения воды, между которыми то и дело проплывали рыбки. Ник всегда хотел домашнее животное, но не такое. Да, они красивые, но с ними не поиграть и не погулять. Иногда девушек нельзя переубедить. Опомнившись, вдалеке он всё-таки разглядел след дыма.

— Да, видно. Теперь я знаю, куда нам идти, — и показал направление рукой.

В его голову лезли ностальгические мысли по поводу того, что он опять куда-то идёт вдвоем с Акселем. Но всё это призрачно, и, в конце концов, из головы никуда не выкинешь воспоминания о случившемся...

… «Полтора года назад.

Восемь часов утра. Военный лагерь в Израиле. Я сидел за столом и играл с ножом, как в палатку ворвался наш командир.

— Рядовой! Подъём! У Вас появилось дельце. На сборы десять минут. И друга своего прихвати.

— Есть, сэр.

Мда-уж. И как же меня угораздило согласиться на эту командировку? «Деньги», — отвечал я сам себе. Я — солдат, и, конечно, в свои семнадцать лет ещё не особо хорошо владею всеми необходимыми навыками. Но я быстро учусь. В отличие от Акселя. Но он-то старше. И да, мы с ним тут и познакомились, хороший парень. Ему на вид лет двадцать пять, среднего роста. Так как он много тренировался, чтобы перевестись в эту часть, он довольно крепкий. Это также подчеркивали его широкие плечи. Шатен, с обычной классической причёской, израильские корни подарили ему своеобразные черты лица.

Ладно, пора собираться. В это время я думал, с чем же на этот раз нам угораздит столкнуться? Что такого нам прикажут? Честно говоря, чего мы только уже не делали с Акселем. Поначалу былосложно. Ведь иногда приходилось принимать сложные решения в столь юном возрасте. Да, я уже, конечно, давно не ребёнок — характер хоть отбавляй, настырный и упрямый. Мама говорила, что весь пошёл в отца. Правда, я его видел только на фотографиях. В детстве мне рассказывали, что он тоже был военным и постоянно уезжал. Я не хотел этого же, обстоятельства вынудили. Голову до сих пор терзает наш последний разговор с мамой.

Надев форму, я пошёл за Акселем. Он, вроде бы, должен быть у себя в казарме. Место, где мы пребываем сейчас, похоже на палаточный городок. Но в округе лишь пустыня да заброшки. Друг уже был практически собран — видимо, его тоже оповестили.

— Я смотрю, ты уже во всеоружии.

— Как видишь, осталось совсем немного, — ответил задорно Аксель.

Спустя пару минут мы вышли из здания. На выходе нас уже ждал командир. На его лице можно было прочесть, что произошло что-то серьёзное. Я стал морально готовиться. Жестом показав идти за ним, мы двинулись вслед.

По пути можно было увидеть, как одни тренировались или подготавливались к очередной вылазке. Другие таскали боеприпасы из одной точки в другую, а остальные куда-то шли. Все чем-то занимались. Как хотелось бы один нормальный день, без смертей и стрельбы! Их уже хватало по горло. Хотя я сам подписался на это. Проходя мимо стрельбища, у меня все же всплывали и хорошие воспоминания о том, как нас здесь обучали. Это всё же круто.

Мы уже прошли довольно далеко, когда я решил поинтересоваться:

— Лейтенант, можно узнать, что за дело?

— Меня особо не вводили в подробности. Майор вам все расскажет.

И тут у меня возникло ещё больше вопросов. Но я понял, что не получу на них ответа. Чтобы сам майор что-то нам поручил — это впервые.

Жара только всё усложняла. Мы стремительно отходили по дороге всё дальше и дальше от нашего лагеря. Я изредка прикрывал глаза от летящего из-за ветра песка. Этот-то подготовился — вон, в платок закутался. К этому солнцепёку я уже привык, но бури… — эти огненные метели не давали мне никакого спокойствия. Вдобавок еще и песок — ступишь ногой в полдень, кажется, что прошёлся по горящим углям.

Спустя минут десять мы подошли к дверям штаба. Дальше командир сказал идти самим. В здании на стене висели флаг и герб. Немного дальше находилось что-то вроде пропускного пункта. Нас сразу же остановили.

— Нас вызывает майор.

Мужчина посмотрел куда-то вниз. Видимо, что-то проверял. Потом сказал:

— Всё в порядке, проходите. Вторая дверь налево.

Дальше был небольшой коридор с несколькими кабинетами. Постучав в нужную дверь, мы вошли.

— Товарищ майор, здравствуйте, — сказали оба.

— Здравствуйте, заждался уже вас. Присаживайтесь.

Пока мы усаживались в кресла, можно было разглядеть, что кабинет был очень хорошо обустроен. Фрески на стенах, антикварная мебель и ковёр на полу.

— Итак, — начал майор и достал из стола какие-то бумажки. — Для начала, вот Вы — указав на меня пальцем, — парень семнадцати лет, а уже служите. Среднего роста, брюнет. У Вас слаженное телосложение. Ну, скажем, Вы немного жилистый, — продолжал говорить майор, пересматривая моё досье. — Но самое интересное в Вас — это желание служить и характер. Именно такой, что Вы не сдадите военную тайну. Что можно сказать про второго? Двадцать пять лет, присутствует такое же желание. В принципе, вы похожи. К тому же, ладите вместе, — после этого он закрыл папку так сильно, что она издала хлопок.

— Можно поинтересоваться, а в чем, всё-таки, дело, и что за тайну нам нужно хранить?

— Всему своё время, — ответил майор.

— Ладно, ближе к делу, — продолжал он. — Сейчас в конце коридора вас ожидает человек, который сбежал из Берлина. Нам дали ориентировки и мы недавно всё же поймали его. Выяснилось, что он хотел рассказать миру кое-какую секретную информацию. Он просто сбежал к себе на родину и, вероятнее, здесь и планировал осуществить задуманное.

— Так, понятно. И что нам нужно сделать?

— Вам нужно узнать, успел ли он кому-нибудь что-либо рассказать. Вот и всё.

— Допустим, мы узнаем, расколем его. Что дальше?

— Он — свидетель. Поэтому, дабы его совесть не мучила, устраните.

— А почему мы? Ведь мы можем так же узнать что-то лишнее.

— Я изучил ваши досье и доверяю вам.

— Хорошо, понятно.

— Как всё сделаете, доложите лейтенанту, который вас привёл, и будете свободны.

Не знаю как у Акселя, но у меня точно было чувство недопонимания. Надо вдохнуть поглубже. Подобного задания мы ещё не выполняли. Мы не устраивали допросы с пристрастием. Но на самом деле, было интересно, что тот мужчина хотел рассказать…

— Так, и что делаем? — спросил Аксель.

— Мы просто пойдем в кабинет и допросим его.

— Из твоих уст это звучит просто, как в магазин за хлебом сбегать.

Подойдя к двери, я на секунду замер, выискивая догадки о человеке, который ждет прямо за стеной, обдумывая вопросы и способы, как выведать информацию наилучшим образом.

Комната была похожа на камеру в тюрьме, только вместо кровати — стул. Мрачная и серая, отталкивала всем своим видом. На стуле, склонив голову, сидел мужчина на вид лет сорока. Отчётливо было видно густую бороду и бакенбарды. Он был одет в жёлтую куртку и штаны болотного цвета. Я сказал, чтобы Аксель прикрыл дверь. Мужчина даже не обратил внимания на наше присутствие. Он будто понимал своё будущее, и не показывал признаков жизни. Либо из-за страха, либо из-за особой уверенности.

Подойдя ближе, я увидел наручники. Ясно, конечно, что это для нашей безопасности. Честно сказать, странно, что они доверили это нам. Спустя ещё минуту молчания, беседа всё-таки началась.

— Здравствуйте сэр. Меня зовут Ник. А Вас как?

Мужчина слегка приподнял голову, чтобы разглядеть меня, но ничего не ответил.

— Мы просто хотим узнать кое-что, и я подумал, что лучше начать с имени. Так же по-человечески, правда?

Теперь он ответил дрожащим голосом:

— Правда.

— О, так-то лучше.

— Меня зовут… Бёрд… Херман, — продолжал он медленно говорить.

— Хорошо, мистер Бёрд. Спрошу прямо. Какую информацию Вы скрываете? Или пытались рассказать обществу?

— Они и вас убьют, кхе-кхе, — раскашлялся Бёрд, — если соизволите рассказать кому-нибудь. Или захотите их расспросить по этому поводу. А я вам скажу — захотите! Так что лучше тайна… останется со мной.

— То есть, Вы никому ещё её не рассказывали?

— Не успел… Хотел вылить всё в массы, совесть замучила. Уже больше двух лет прошло, — сказал мужчина, чуть не заплакав.

— Ник, что ты с ним сюсюкаешься! Давай быстрее, или я могу помочь, — вмешался Аксель.

— Подожди пока. Мне интересно.

Ладно. А почему нас убьют, если мы будем спрашивать у начальства про эту информацию?

— Вы же убьёте меня, да?

— Я не знаю. Не знаю… — ответил я, отводя глаза в сторону.

— Ну а зачем мне тогда вам что-то рассказывать?

— Ты всё скажешь! — с этими словами Аксель сильно ударил Бёрда по лицу. Он продолжал наносить ему удары снова и снова.

— Стой, Аксель! Прекрати!

— Нет уж. Эта тварь сейчас нам всё расскажет.

— Я сказал, хватит! — гаркнул я угрожающим тоном.

Аксель посмотрел на меня, держа за шкирку Бёрда. На лице у него была ярость и гнев, будто тот человек забрал у него кого-то родного.

— Ладно, пока хватит, — и отпустил мужчину.

Смотреть на лицо Бёрда было уже не так приятно. Сломанный нос и разорванная губа, с лица стекала алая кровь. Создавалось ощущение, что Аксель повредил ему нервные окончания, потому что его левый глаз никак не мог открыться.

Откашлявшись, Бёрд сказал мне:

— Спасибо. Ладно, я скажу лишь то, что они не хотели сеять панику.

— Панику? Из-за чего?

— Нет, я не стану говорить. Поверьте мне, это будет лучше для вас.

— Ладно, а кто хоть за этим стоит?

— Рудольф Абен. Он просто не хочет в тюрьму.

— Он что, такая большая шишка?

— Не больше, чем вы сможете представить. Он просто очень богатый.

— А почему он себя не откупит?

— От такого не откупишься.

— Это необычно звучит.

— Я могу поспорить, что эту сучару даже совесть не мучала, — Бёрд ухмыльнулся.

— Совесть? За что? Мне кажется, этот Рудольф, сделал что-то подлое, — после этих слов нашу беседу прервал Аксель.

— Мы узнали, что хотели, а теперь надо с этим кончать. Надо выполнить наше поручение, — сказал он и медленно поднял пистолет, прицелившись в голову Бёрда.

— Прекрати, Аксель! Он… Та информация, которую он хотел рассказать — она важна!

— Он несет какую-то чушь, Ник. Чтобы нам затуманить мозг. Почему ты этого не понимаешь? — закричал Аксель.

— Я так не думаю, веришь ты мне или нет. Мне кажется, он не просто так хотел рассказать, его что-то гложет.

— Это просто имитация. Поэтому…

— Ник прав, но я не могу рассказать. Мои дни сочтены, а вот вы ещё молоды. А правда может вас убить, — опомнился Бёрд. — Аксель, дело-то твоё, убивать меня или нет. Но позже, когда правда раскроется, это ноша перейдет к тебе. Потом все будут винить и тебя. А не только нас! Ха-ха! — рассмеялся Бёрд, после чего стал очень громко кашлять.

В эту секунду я услышал выстрел. Будто в замедленной съёмке, я повернулся посмотреть на Акселя. В ушах дико звенело. Он держал в руках пистолет. Вернувшись глазами к Бёрду, я увидел только дырку в его голове.

— Что ты творишь? — закричал я.

— Ты — трус! Вместо того, чтобы закончить дело, строишь из себя детектива.

— Мы… Мы могли его ещё расспросить!

— Мы узнали достаточно…

…Сквозь густые заросли команда напарников продвигалась всё ближе и ближе к самолёту. Ник толком не знал, что за картина их вскоре ждёт, но думал о лучшем — что не придется снова видеть смерть и боль. Как всегда оказался наивным. Спустя минут десять в небе показался след дыма. Раздвигая ветки в разные стороны, молодые люди устремились вперёд, перепрыгивая через все препятствия. Стали слышны крики и стоны. Это было пугающе. Чем ближе приближались к месту назначения, тем отчётливее становилась картина.

За лесом оказалось небольшое поле, где и был самолет. Вернее, то, что от него осталось. Обломки были разбросаны повсюду. Некоторые из них горели. Воздух был пропитан едким запахом гари вперемешку с бензином. Хвостовой части самолёта вообще не было видно. Видимо, она оторвалась раньше. Приближаясь, Ник заметил парня, который тащил за собой какого-то человека, несколько людей, разгребающих завалы, и мужчину, который лежал на земле, прикрывая лицо.

Подбежав к парню, Ник спросил:

— Здравствуйте, чем мы можем помочь?

— Привет, ребят, — ответил он отдышавшись. — Возьмите его, помогите оттащить.

Взяв на плечи полного мужчину, потащили его по траве. У него не было каких-то сильных ранений. Было похоже, что он очень пьян.

— Хорошо. Давайте под дерево.

«Ему надо отдохнуть, — подумал Ник. — Скорее всего, он даже не догадывается, что произошло».

— Спасибо, ребят. Надо бы и другим помочь.

— Что случилось?

— Надо идти помогать, — бормотал он себе под нос.

— Сэр, Вы в порядке?

— А? Даа… Всё хорошо. Всё позади…

— Так что случилось?

— На нас напали какие-то твари.

— Напали?

— Ой, извините, я не представился. Я — Лукас Баер, а это — Руди Абен.

— Рудольф Абен? — переспросил Ник.

— Да… А что, это что-то меняет?

— Да нет, ничего. Это вот Аксель, Бэн и Чет.

— Приятно познакомиться.

— А меня зовут Ник. Ник Хигинс.

  • 36."Снежок" для Евлампии от Арманта, Илинара / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Русалка / Ищенко Геннадий Владимирович
  • Вдохновение / Малютин Виктор
  • Солнце играло на листьях... / Галкина Марина Исгерд
  • Вампир-смотритель. / Стиходром 28 / Скалдин Юрий
  • Иллюзия близости / Анна Михалевская
  • Химера Клары Гитль / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Чёрно-белое - Паллантовна Ника / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Ульяна Гринь
  • Лиза / О странниках, детях и безумцах / Дана Горбатая
  • Бунингит - ШАПИТО / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Кукловод / Пять минут моей жизни... / Black Melody

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль