Бородец. Рецензия "По осколкам" Киры Гофер

+25

Ссылка на конкурсный топик

 

“По осколкам” — роман-настроение, роман-размышление. Не ждите от него погонь, драк и пылких чувств героинь (да, все главные героини — женщины). Первый, явный, слой сюжета — это приключения Основателя Инэн (Основателем является человек, который видит “как должно быть правильно” и “знает путь”).  

Мир, в котором нужна такая профессия сильно отличается от привычных сеттингов. Был Мир, были люди, люди решили, что они самые умные и могут командовать звездами и построили звездные ловушки, чтоб повелевать Большой и Малой. Естественно, как же без этого, без этого роман не выйдет, порядок рухнул, но не просто, а очень упорядоченно рухнул, на пирамидки развалился, и летают теперь эти пирамидки вокруг и вместе с Первым осколком, где нашлись уникумы, которые могли ходить по этим мирам. Для похода нужна пара, один (или одна) смотрит куда, второй поддерживает защиту от космических искажений, чтоб не отправились путешественники прямиком в бездну.

Кроме людей между мирами могут ходить крысы и тараканы. Забегая вперед, скажу, что крыс автор показал, а про тараканов только намекал. Но для животных и насекомых поход заканчивается иначе. Они или погибают в дороге или искажаются, и тогда в новый осколок выпадает чудовище огромных размеров и соответствующим аппетитом.

Но всё это лирика и для понимания самого романа ничего не дает, мало ли как и кто в этом крутится и по каким законам. Что главное в романе? Правильно, персонажи. Действующие лица — это не только люди, крысы, тараканы, но и общество, в котором живут люди, крысы, тараканы, и разрушенный мир, который и способствовал тому, что люди выстроились в такие общества, где живут люди, крысы, тараканы. Хорошая такая иерархия, прямо как мир, гладкий, четкий, сбалансированный. Пирамиды вообще, самая устойчивая фигура, но что случится, если в этой системе что-либо выдернуть? Начнется неустойчивость и поиск нового равновесия.

Теме поиска вообще уделено очень много внимания в романе. Общество ищет мессию, который “сделает так как раньше”. При этом акцент с результата поиска плавно переходит на процесс и правила общества выстраиваются так, чтоб никогда не найти, потому что обществом руководят люди, которые не будут руководить, если не приведи Заратустра, Мессия найдется. Вот и мечутся хаотично люди, отправленные на поиск всего необычного, и чтоб им веселей было, даже цель придумали. Поддерживать мир во всем мире, спасать разум, то есть людей, все те маленькие сообщества, которые живут на разрозненных осколках и выживают без помощи извне, кто-то приспосабливается, кто-то вымирает. Причем фактор выживания не стопроцентно зависит от усердия и грамотности самих обитателей, а подвластен воле случая. Не столкнется ли осколок с чем-нибудь, не попадет ли на него иноосколочная зараза, не замерзнет ли внезапно, столько всяких “не” может быть, а сбегать некуда. Сиди себе на маленьком пятачке и передавай легенды о Ходящих, которые могут поколениями не появляться.

Построенное общество, вообще, грустно похоже на человеческое. Маленькие обособленные мирки со своими укладами и неумением принимать новое. По ходу прочтения несколько раз обозначали мысль, что человек заражается мыслями окружающих. Следовательно, выходит, что чем больше человек меняет окружающее, тем больше меняется сам. Система Старших изначально была построена на идее вернуть осколки в единое целое, и для этого начала менять жизни на осколках. Ну и как же быть у огня и не погреться? Изменяя мир, начни с себя, так говорил классик, но люди несколько своеобразно трактуют этот очень хороший посыл и получается, что изменяют они себе уровень благосостояния. Понемногу, с курительных палочек, со свежих курочек, с чувства удовлетворенности, с осознания исключительности, вырастает желание оставить всё как есть, ведь это не просто так, а во имя равновесия, потому что те, кто так не считают, приведут мир к гибели, потому что они правильно родину любить не умеют.

И этот сложный коктейль явных мотивов и неявных причин транслируется на исполнителей воли, Ходящих. Для этого создана школа, где тонкой манипуляцией в учениках воспитываются нужные качества. Стремление не задавать себе вопросы, особенно вопрос “зачем”, подчинение Старшим, так как они лучше знают, догмы мира, чтоб случайно не забрести туда куда не надо. Но люди — такие люди, даже такие простые вещи они могут не усвоить должным образом, и получается, что необходимо менять систему, иначе неотвеченные вопросы заставят задуматься о том, что же творят Старшие, если в итоге сокращается количество обитаемых осколков и шансов достичь цели становится всё меньше и меньше.

Закономерным итогом любой жесткой системы является бунт, когда общество перестает осознавать себя единым, несмотря на нахождение вместе.

Но мы, люди, не только живем в обществе, но и перенимаем самые яркие черты. Внутренняя разобщенность передается не хуже, а может быть лучше заявленных лозунгов и порождает незнакомые чувства, что приводит к желанию выйти из состояния непонимания. Главная героиня, Инэн, тоже сталкивается с кризисом внутреннего мира, являющимся отражением общественного. Если коротко, то Мир разлетается. Можете спросить меня, какой из миров? Отвечаю. Оба. Чтоб собрать конструктор, нужно разбросать по полу детали, поменять положение гаечек, винтиков и плоскостей, и только так можно получить нечто новое. Если эти детальки находятся в человеческой душе, то здоровой реакцией разума будет сделать так, чтоб внутренний мир не трясли и не рушили привычную систему. И только потом начинают появляться вопросы, кто трясет, зачем трясет, что делать. Ответа, единственно правильного, найти не удалось, хотя многие века шарлатаны от руководства выдавали за такой ответ нечто, что помогало бы. Не обязательно помогало человеку, но должно было помочь коллективу. От того, насколько подходили эти установки под изменяющиеся реалии зависело процветание той или иной группы.

Противопоставление человека и общества, парадоксы правильного руководителя и роль эмоций для владеющих силой имеются на каждой странице, чтоб в итоге так и не дать единственного ответа, кто же самый правильный в романе. Все герои по разному неприятны. Мастера поголовно склочные и капризные, Смотрящие эгоистичные, Старшие аморальны. Только Вождь принимает ответственность за свой народ и принимает на себя всё до чего он доруководил. Хотя тут автор немного лукавит и дает ему в помощь нескольких старичков, на которых читатель может переложить вину за происходящее. Все герои пытаются “причинять добро” по мере сил, хотя Старшие (самый отрицательный класс по словам Киры) кроме этого еще и ласкам подвергают. Умение тонко воздействовать на разум окружающих выведено на высокий уровень, когда жертва сама готова себя высечь, если скажут.

В общем, гаденький такой мир получился, в лучших традициях Стругацких и философии активного невмешательства в жизнь аборигенов. Причем если у Стругацких это невмешательство реальное, то в мире Осколков, всего лишь номинальное, когда центр империи совершенно безнаказанно поглощает ресурсы периферии, при этом ничего не дает взамен. Всего-то для этого пришлось создать культ божественности Ходящих, благо условия позволили: всеобщий развал и тень надежды на лучшее будущее. За такой морковкой человечество готово пойти в любое время.

Роль автора в построении неоднозначного мира сложно переоценить. Она смогла наделить чувствами и разумом даже крыс, все борются за собственные интересы, а автор вкладывает в уста героев интереснейшие вопросы, позволяющие дать читателю присоединиться к поиску ответа на них.

Умение подбирать слова, чтоб они давали простор для додумывания, козырь Киры. “Кэтчфразы” разбросаны по всему тексту, цепляют читателя и обращают внимание тех, кто хочет зацепиться.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль