Глава 9

0.00
 
Глава 9

(Джиён)

 

Уже сидя в машине, я неотрывно смотрел на будущую супругу. От одной мысли о том, что уже через час она будет моей законной женой, сердце начинало учащённо биться, а в груди разливалось приятное тепло.

Никогда не думал, что я настолько сентиментален.

Я отвёл от неё взгляд, чтобы не привлекать внимание и усмехнулся. А взъерошив свои волосы, услышал тихий смех.

— Чего? — я посмотрел на Ану. Подняв на меня глаза, она опять рассмеялась. Я же нахмурился.

— Ничего, — ответила девушка с улыбкой на губах. — Не знаю почему, но меня смешит ваше… твоё движение рукой, — она помахала рукой над волосами. — Оно кажется мне мальчишеским. А это никак не вяжется с тобой.

— Это привычка ещё со школьных лет, — ответил я. В машине повисло неловкое молчание.

Ана нервничала. Она теребила кружево на юбке, иногда переводя своё внимание на застёжку клатча. Кстати, его я, раньше, не видел у неё в руках. Неужели я был настолько поражён её внешним видом?

Когда в очередной раз Ана закрыла и открыла сумочку, я не выдержал и положил на её руку свою ладонь и заглянул в глаза.

— Всё хорошо. Не волнуйся. Когда появятся журналисты и тебе станет страшно — возьми меня за руку, — тихо сказал я и улыбнулся. Я сжал её маленькую ладошку, чтобы безмолвно сказать: «Я рядом». И она расслабилась. Даже сжала своими пальчиками мою руку и, хоть и не уверенно, улыбнулась. — Ты сегодня восхитительно выглядишь.

— Спасибо.

— И ты сегодня без линз, — заметил я. Щёки девушки приобрели розоватый оттенок. Она забрала свою руку и отвернулась к окну.

— Я постоянно их ношу, — ответила она, не смотря на меня. — И снимаю, только находясь у себя в комнате. А сегодня я решила дать глазам возможность отдохнуть.

— И правильно сделала, — я сел ровно, и довольная улыбка не сходила с моего лица. «Правильно сделала, — про себя повторил я. — Это делает тебя ещё прекрасней». Случайно мой взгляд привлекло зеркало заднего вида. Водитель, который сегодня нас сопровождал, смотря на нас, улыбался. Но я не предал этому должного внимания. — Как скоро мы будем на месте?

— Уже скоро, мистер Квон, — ответил мужчина. — Через полчаса максимум.

Я удовлетворённо кивнул и отвернулся к своему окну.

— Ана, — окликнул я девушку, вспомнив важную деталь вчерашнего вечера. — Завтра вместе с Жюли ты летишь в Париж.

Услышав мои слова, девушка недоверчиво на меня посмотрела, но не найдя в моём лице и намёка на шутку, удивлённо распахнула глаза.

— Почему так рано?

— Так надо.

— Кому надо?.. Или это из-за вчерашнего переполоха?

— Ана, просто запомни, завтра ты и Жюли летите в Париж. И всё.

— Но… А как же встреча с Александром? — напомнила Ана. Я чертыхнулся. Забыл! Твою мать!

— Он уже звонил?

— Да, — подтвердила мои опасения Ана. — Ещё утром.

— Когда и во сколько? — сразу перешёл я к делу, доставая мобильный.

— Как раз завтра. В два часа дня.

Набрав номер Сынхёна, я приложил мобильный к уху и стал ждать ответа.

— Уже соскучился? — ответил на удивление весёлый друг.

— Аж, сто раз! Спроси у Жюли, во сколько завтрашний рейс.

Послышался шум и тихие голоса.

— В три. А что?

— Нужно перенести, — я посмотрел на Ану, не спускающую с меня глаз. И в уме прикинул, сколько по времени может занять встреча. — Примерно на шесть вечера. Может позже.

— Хорошо, — голос Сынхёна стал серьёзным. — Это всё?

— Частично, — ответил я и ухмыльнулся. — Помнишь наш уговор? Поле того как женюсь я, следующим в очереди будешь ты, — Сынхён чертыхнулся, видимо вспомнив наше студенчество и обещание, данное по пьяни. Но, хоть мы и были не трезвы, все трое привыкли отвечать за свои слова. А Сынхён в особенности. — Я сплю и вижу, как гуляю на твоей свадьбе.

— Надеюсь, ты скоро избавишься от этого кошмара, — едко заметил тот. — И ты сначала со своей свадьбой разберись. Смотри, чтобы невеста не сбежала от такого тирана как ты!

— Не сбежит, не волнуйся, — я снова рассмеялся.

Как и обещал наш водитель: через полчаса машина остановилась возле небольшой часовенки. Её полное название — Маленькая Белая Свадебная Часовня. И оно ему полностью соответствовало: небольшая, белая с аркообразным входом и шпилем над ним. По обе стороны от входа посажены пушистые деревья и кусты. Причём в тени одно из деревьев спряталась небольшая скамеечка.

Поправив воротник рубашки, я выскочил из машины, обошёл её и открыл дверцу со стороны Аны.

Немногочисленное количество гостей уже стояло у входа, ожидая только нас.

Я протянул руку, помогая Ане выйти. Но положив свою ладошку в мою, она замерла.

— Не бойся. Я не кусаюсь. Сегодня я чрезвычайно добрый… Тебе нечего боятся. Пока я с тобой ты в безопасности, — с улыбкой сказал я. Девушка кивнула и вышла.

Со стороны этого, наверное, не было видно, но держа её за руку, я ощущал дрожь. И это понятно. Она всё-таки не добровольно выходит замуж.

— Лия! — она посмотрела в сторону крикнувшего и остолбенела, крепче сжав мою руку. Вероятно, она даже не успела ничего понять, когда ураган по имени «сестра» заключил её в объятия.

Отпустив её руку, я потёр кончик носа и отошёл в сторону, к Сынхёну и Ёнбэ. Стоя рядом с Жюли, они о чём-то спорили, но увидев меня, замолчали, и лица всех троих озарила странная улыбка.

— Что? — спросил я.

— Вы потрясающе смотритесь вместе, — ответила Жюли.

— Согласен, — ответил Ёнбэ. — И где ты только познакомился с такой красавицей? Тебе всегда везло с девушками.

— Долгая история, — ответил я, мельком глядя на Сынхёна.

— Юлиана не говорила, что здесь будут её родные. Это ты их пригласил? — Женщина не сводила с меня своих хитрых глаз.

— Я, — честно ответил. — Она и не знала. Это сюрприз. Как ни как невесту должен вести к алтарю отец. А Генри ей заменил отца.

— Это благородно с твоей стороны, — сказала Жюли.

Далее всё потекло по-обычному сценарию.

Мы зашли в часовню. Гости заняли свои места на скамейках. Я и Сынхён встали справа от алтаря. Сегодня мой старый друг исполнял роль шафера. Священник, проводивший обряд, спросил, готовы ли мы. Я кивнул, и заиграла музыка.

Это фиктивный брак — постоянно повторял про себя я… Раньше… Сейчас же я был другого мнения…

Смотря на Ану, которая шла сейчас по проходу, как в замедленной съёмке, под руку с дядей, я пытался понять, с какого момента эта невероятная девушка стала так много для меня значить. Когда я успел влюбиться в неё? Когда я перестал считать наш брак фиктивным?

Доусен передал мне руку Аны, и та встала рядом со мной. Я встретился с ней взглядом и улыбнулся, стоящей передо мной земной богине.

Кажется, я знаю, когда это случилось… Когда я впервые увидел её глаза… При первой встрече, она меня заинтересовала. Этот маленький ягнёнок с характером тигрицы! Но её глаза поймали меня в ловушку. Я навеки заперт в этой клетке и не уверен, что захочу из неё освободиться…

Хоть я и был погружён в свои мысли, я продолжал внимательно следить за словами священника.

— Теперь повернитесь друг к другу и обменяйтесь клятвами, — сказал священник.

Когда мы повернулись, я взял её за руки и глубоко вздохнул. Взяв маленькое золотое колечко, с протянутой Сынхёном подушечки, я снова посмотрел на опустившую глаза невесту.

— Я, Квон Джиён, беру тебя, Юлиана Адриан, в законные супруги. В присутствии свидетелей и наших близких, я клянусь с этого момента быть вместе в богатстве и в бедности, в болезни и здравии. Клянусь быть рядом с тобой и поддерживать тебя, почитать тебя, дорожить тобой, быть рядом и в горе, и в радости, в хорошие времена, и в плохие, любить и лелеять тебя, всегда, — когда я начал говорить, Ана подняла на меня свой взгляд. Если в самом начале она была зажата, то сейчас она неотрывно смотрела на меня. Будто спрашивала: «Можно ли верить твоим словам, Квон Джиён?» От её пристального взгляда меня пробила дрожь. Я восхищался ею и одновременно боялся. — Я клянусь тебе от всего сердца и до конца моих дней.

Я надел кольцо Ане на безымянный палец, и в часовне повисло молчание. Когда священник занервничал из-за долгой тишины и открыл рот, чтобы напомнить Ане про её клятву, но этого не потребовалось.

— Я принимаю твою клятву и взамен прошу услышать мою, — сказала Ана и улыбнулась. Она взяла пальчиками кольцо и посмотрела на меня. — Я, Юлиана Адриан, беру тебя, Квон Джиён, в законные супруги. В присутствии свидетелей и близких, я клянусь с этого момента быть вместе в богатстве и в бедности, в болезни и здравии, быть рядом и в горе, и в радости, в хорошие времена, и в плохие. Клянусь любить и уважать тебя как своего супруга. Клянусь быть твоей опорой и поддержкой, когда тебе это понадобиться. Я выслушаю тебя, когда тебе нужно будет выговориться. Я буду смеяться с тобой во времена веселья и поддержу, когда тебе будет грустно. Я клянусь тебе от всего сердца и до конца моих дней.

Её руки дрожали, но она надела на мой палец кольцо и мне показалось, что она вздохнула с облегчением. Но после фразы священника: «Жених может поцеловать невесту», Ана снова напряглась. Я что настолько страшен?

Прошептав ей в губы: «Всё в порядке», я дотронулся до её щеки, провёл большим пальцем по нижней губе и прикоснулся своими губами к её губам, очень нежно, почти невесомо. Она не сопротивлялась, хотя я ожидал именно этого. Она прикрыла глаза, я осторожно приобнял её за талию. Такая маленькая, хрупкая девочка, как фарфоровая куколка. Пытаешься казаться храброй, хотя на самом деле ты тоже хочешь любви… За какие заслуги Бог наградил меня тобой, маленький ангелочек?

Я отстранился, когда почувствовал, что её руки опустили на мои плечи и заглянул в её глаза. Её взгляд был растерянным, а на щеках снова появился румянец.

— У тебя как всегда отличная интуиция, Ён, — сказал Сынхён, разбивая образовавшуюся тишину. Я обернулся к нему и прислушался. За закрытыми дверями слышался гул голосов. — И видимо там не один человек.

Я хмыкнул и покрепче обнял Ану за талию. В данной ситуации именно она их жертва.

— У вас чёрного выхода нет? — с надеждой спросил я у протягивающего мне свидетельство о браке священника.

— Н-н-нет, — ответил опешивший мужчина. Я забрал бумажку и, сложив его вдвое, спрятал во внутренний карман пиджака, ближе к сердцу. Там надёжней.

— Дааа~, — протянул Ёнбэ, закидывая руки за голову. — Будем вежливо разбираться с ними или как всегда?

Получив вопросительные взгляды всех присутствующих, кроме Сынхёна, я усмехнулся.

— Вежливо, конечно. Не хочется портить такой день руганью, — ответил я. — Хотя, как получится.

Ана снова разволновалась. Я чувствовал, как она напряглась и, переплетя наши пальцы, сжал её руку.

Все были напряжены и взволнованы, хоть и знали, что так и будет.

Кивнув нам, Сынхён направился к выходу и открыл двери. В ту же минуту его засыпали вопросами по поводу моей внезапной и скрываемой свадьбы. Вспышки фотокамер ослепляли его, но он держался. И откуда, только узнали, проныры!

Я дождался сигнала друга и повёл Ану за собой. В это время, возле Сынхёна уже стояли люди в чёрных костюмах. Этот засранец вызвал службу безопасности! Молодец, я даже не подумал об этом!

— Мистер Квон, почему вы не сообщили о своей предстоящей свадьбе?

— Мистер Квон, как зовут вашу супругу?

— Мистер Квон, не связано ли это с беременностью вашей невесты? — На последнем вопросе к Ане вернулся дар речи, и даже через гул голосов журналистов я услышал её возмущённый возглас.

— Что???

— О, ты, наконец-то очнулась? — едко заметил я, наклонившись к Ане и прошептав ей это на ухо. — Дорогие господа журналисты! Сегодня ни я, ни моя жена, — я сделал ударение на последнем слове и нагло улыбнулся, почувствовав как сильно сжала мою руку девушка, — не намерены комментировать происходящее. У нас сегодня особенный день и мы хотим провести его в кругу друзей и близких. Извините.

В окружении двухметровых мужчин, мы с трудом пробрались до машины. Я помог Ане сесть на заднее сидение, пряча её от вспышек фотоаппаратов и, обойдя авто, сел рядом с ней.

Мы молчали, когда машина отъехала от часовни. Мы молчали, хоть и кидали друг на друга взволнованные взгляды. Но я не выдержал. Я вспоминал удивлённое лицо Аны и улыбался.

— Что тебя больше удивило в этом вопросе? — внезапно задал ей вопрос я. — Отсутствие беременности или всё же беременность, как причина?

Вспыхнувшая Ана была великолепна. Интересно из-за чего она всё-таки покраснела: от возмущения или смутилась?

— Ты!

— Что? — невинно спросил я. — Если хочешь, я в любой момент могу всё устроить. Чтобы слухи не были беспочвенными, — я рассмеялся. А зря! Нет, не рассмеялся. Заикнулся об этом. Лучше бы молчал.

После того как меня огрели по голове клачем и не один раз, я задумался. Что женщины кладут в такую маленькую сумочку, что она такая тяжёлая???

Мы отвернулись каждый к своему окну. В зеркале я снова увидел насмешливый взгляд водителя и сам усмехнулся. Наверное, это сейчас выглядит до ужаса по-детски.

Повернувшись в Ане и встретившись с ней взглядом, мы рассмеялись.

— Я тебя не сильно ударила? — спросила девушка, не прекращая смеяться.

— Не волнуйся. Сотрясения мозга нет, — честно ответил я.

— А что, — глаза девушки удивлённо расширились, и она прикрыла рот ладошкой, — там есть чему сотрясаться? О чудо!

— Язва! — я поджал губы, сдерживая рвущуюся наружу улыбку и смех.

— Кто же тебе виноват-то? — воскликнула девушка. — Я тебя к алтарю не тащила. Ты сам согласился, вот теперь и живи с язвой…

— И стервой, — добавил я.

— … и стервой, — согласилась девушка… Сначала. — Что??? — Девушка снова замахнулась на меня сумочкой, но я выставил перед собой руки. — Идиот!

«Влюблённый идиот!» — про себя добавил я.

Ана замешкалась, а мне хватило времени сграбастать Ану в охапку и прижать к себе.

— Либо ты успокаиваешься, либо мы останавливаемся, я прошу водителя выйти и сам тебя успокаиваю, — я говорил серьёзным голосом, но в душе смеялся. А девушка затихла и, мне даже показалось, что она задержала дыхание. — Так-то лучше. Послушная девочка, — сказал я и поцеловал её в шею.

Я даже не успел сообразить, что случилось, после того как девушка вздрогнула. Она просто выскользнула из моих рук и села ближе к двери, подальше от меня, отвернувшись к окну.

Я удивленно смотрел на девушку, а она как бы и не замечала этого. Что я такого сказал?

— Мы приехали, — оповестил нас водитель, и машина остановилась.

Чтобы избежать подобных казусов, как у часовни, я заранее приказал подготовить лучший номер "Кассиопеи" к нашему приезду.

— Я могу быть свободен? — спросил водитель, когда я подал Ане руку и помог выйти из машины.

— Да, — ответил я, не оборачиваясь. — Я даю вам отпуск на две недели. Оплачиваемый.

— Благодарю.

— Это «Кассиопея»? — Ана подняла на меня свои удивлённые глаза, а я усмехнулся.

— А что? Именно здесь мы познакомились. Символично, ты так не думаешь?

— Неужели, вы настолько сентиментальны, Квон Джиён?

— Можно не так официально, — ответил я. — Можно просто «дорогой».

— Иди к чёрту!

***

Как я и ожидал, мои подчинённые справились со своей задачей на «Ура». Накрытый в просторной столовой номера стол, изысканные блюда, шампанское и вино, официанты. Всё что нужно.

Мужчины помогли дамам сесть за стол. Ана по традиции сидела рядом со мной, но, ни разу за время нашей трапезы на меня не посмотрела. Лишь постоянно разговаривала с сестрой и Жюли.

— Мне кажется или вы действительно чересчур напряжены, мистер Доусен? — спросил я, вертя бокал с вином в руке. Мужчина вздрогнул. Сидевший недалеко от меня, Сынхён внимательно следил за нами двумя.

— Вам показалось, — ответил мужчина.

Я посмотрел на Ану, которая смеялась в обществе Ёнбэ, своей сестры и Жюли и улыбнулся. Видимо, они сдружились.

— Не волнуйтесь, — сказал я, снова обратив внимание на мужчину. — С вашей племянницей ничего не случится, — я крепче сжал ножку бокала. В собственных словах я уверял не Доусена, а самого себя. — Я её не обижу. И никому этого не позволю.

— Не в этом дело, мистер Квон, — мужчина поставил свой бокал на стол и, сцепив руки в замок, облокотился на стол. — Я боюсь другого. После этой шумихи в прессе, её прошлое в любую минуту может дать о себе знать… Не самое приятное прошлое, если честно.

— С прошлым мы тоже сможем справиться. Не волнуйтесь.

Мужчина слабо улыбнулся. Но всё же, его продолжало что-то тревожить. Но это уже было не моё дело.

В течение получаса наши гости начали расходиться, находя не очень убедительные отговорки для этого. Жюли сказала, что ей надо ещё выспаться перед перелётом и собрать вещи, и утащила с собой Ёнбэ… Знаю я их «выспаться» и «собрать вещи» … Близкие Аны сказали, что им обоим завтра на работу и тоже ушли. Да и у Сынхёна подготовка документов. В десять вечера!

В общем, к десяти вечера мы остались одни.

После того, как дверь за Сынхёном закрылась, Ана скрылась в спальне, оставив меня в гостиной одного.

Я посмотрел на дверь спальни, за которой скрылась Ана и вздохнул. Была, не была! Может, не выгонит!

— Что делает моя дорогая супруга? — спросил я, входя в комнату и опираясь рукой о косяк.

Ана стояла у зеркала, когда обернулась на мой голос. Её волосы крупными кудрями струились по плечам, а шпильки лежали вместе с гарнитуром на столе.

— Решила снять всё это, — она указала на стол взглядом. — Не люблю показуху.

— А мне понравилось, — я медленно подошёл к девушке и обвил её талию руками. — Признаюсь честно, ты меня поразила… Я даже не догадывался, что ты настолько прекрасна. — Я поцеловал девушку в оголённое плечо, дотронулся губами до шеи. Коснулся губами зоны за ушком, провёл языком по мочке уха.

— Что ты делаешь? — настороженно спросила девушка.

— А что? Я твой муж, — я подхватил девушку на руки и, не дав ей опомниться, уложил на кровать.

— Вам не кажется, что эта поза двусмысленна? — спросила девушка, намекая на сложившуюся ситуацию.

Нависнув над ней, я покрепче вжался ладонями в подушку, по обе стороны от девушки, перекрывая ей пути отступления.

— Нет, — ехидно ответил я и улыбнулся. Ана напряглась.

— Квон Джиён, что вы творите? — возмутилась блондинка.

— Я? Ничего, — честно ответил я и наклонился ближе к ней, опаляя её губы своим дыханием. — Я твой муж перед законом… и Богом.

— Оставьте меня в покое! — крикнула Ана и толкнула меня в грудь. Я слишком расслабился, наслаждаясь её присутствием и запахом жасмина, исходящим от неё, и не удержавшись, упал на свободную часть кровати. Ана воспользовалась моментом, слезла с кровати и отбежала к окну. — Если ты не помнишь, у нас фиктивный брак! Мы заключили договор!

— Брачный договор, моя дорогая. Брачный, — я поудобней устроился на кровати и закинул руки за голову, не спуская взгляда с жены. Окна в спальне не были зашторены и в этот момент, стоя у окна, Ану снова освещал лунный свет. — И я решил пересмотреть условия нашего договора.

— Что? — удивилась девушка.

— Ты мне симпатична. Скрывать не буду. И я не против перевести наш брак в настоящий.

— Да как… Ты…

— Успокойся, — ответил я, усмехнувшись. — Что в этом страшного? Мы же взрослые люди… Или ты боишься именно меня?

— Иди ты к чёрту, Джиён! — воскликнула она и вылетела за дверь спальни. Я рассмеялся.

— Ты повторяешься, дорогая! — крикнул я ей в след. — Ты повторяешься!

Когда я соизволил выйти из спальни, обеспокоенный местонахождением молодой супруги, я нашёл её спящей в гостиной. Она сидела в мягком кресле, поджав под себя ноги и откинув голову на спинку кресла.

Аккуратно взяв её на руки, я направился обратно в спальню. Сам я могу и в гостиной на диване поспать. Мне не привыкать. Сколько раз в кабинете засыпал!

Осторожно уложив её на кровать, я укрыл одеялом и, нагнувшись, провёл рукой по волосам и дотронулся губами её виска.

— Когда же ты сможешь принять меня, Змейка?

  • Сигнал стабилен / Эл Лекс
  • Мир №117 / Антология других миров / Streng Doni
  • Считалка - Золото / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • Чешуей покрылись птицы... / Линда
  • Звери / Посмотри вокруг... / Мария Вестер
  • Ми / Бука
  • ГУМАННОЕ ОРУЖИЕ. / Проняев Валерий Сергеевич
  • Надежда / Из души / Лешуков Александр
  • Четвертый процент / Аделина Мирт
  • 14. До конечной. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • Пьянка студентов-медиков / Петров Влад

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль