Глава 8

0.00
 
Глава 8

(Джиён)

 

После ухода Сынхёна я провалялся в кровати до полудня. Одна из горничных, заходившая спросить, спущусь ли я к завтраку, любезно сообщила мне, что «мисс Юлиана вместе со своей гостьей уже уехали». Значит, всё-таки послушала…

Звонок мобильного отдался неприятной болью в голове.

— Слушаю, — ответил я.

— Хватит валяться, Ён! Спускайся к нам, — весело заявил Ёнбэ. Бодрый, гад! Будто и не пил вчера вместе со мной.

— Сейчас приду, — нехотя ответил я. А ведь хотел выспаться!

Сходив в душ и переодевшись в простые штаны и футболку, я спустился на первый этаж в бильярдную. Место, где чаще всего мы собирались вместе.

Поздоровавшись с увлечёнными игрой друзьями, я сел в кресло и налил себе кофе.

— Брат, — сказал внезапно Ёнбэ. А я удивлённо на него посмотрел. Да, давненько он меня так не называл, — мне тут кое-что интересное рассказали…

— И что же именно? — вкрадчиво поинтересовался я, усмехаясь.

— Да вот, — Ёнбэ поставил кий на пол и облокотился на него. Он взъерошил волосы и улыбкой посмотрел на меня. — Говорят, ты вчера дебош по приходу домой устроил.

— Я? — Я искренне удивился. Интересно, какая зараза распустила эти слухи. — Врут! А ты, — я указал на Ёнбэ, — если бы так не напился, знал бы всё из первых уст, а не собирал сплетни.

— Я же тебе говорил, а ты мне не верил, — вставил своё слово Сынхён. — Он просто успокаивал Юлиану. У неё началась небольшая истерика, — он глянул на меня и усмехнулся. — Довёл бедную девочку!

— Я её даже пальцем не трогал! — возмущённо воскликнул я. Хотя, нет, вру… Было дело… И вчера, и в день нашей первой встречи.

— Ещё бы ты её трогал! Вы ещё не женаты! После свадьбы хоть каждый день трогай! А сейчас ни-ни! — Сынхён рассмеялся, увидев моё ошарашенное лицо. А я, придя в себя, кинул в него подушку с соседнего кресла, но тот увернулся. Из-за чего подушка впечаталась в стену и упала на пол.

— И отец мне постоянно ставил тебя мне в пример! Пошляк ты, Чхве!

— Попрошу без оскорблений, — ответил Сынхён. — У кого хочешь, спроси, все ответят, что я самый честный и светлый человек. А твои слова настоящая клевета!

— Это они просто тебя плохо знают, — пробубнил я.

Мы не сводили с друг другу насмешливого взгляда. Ёнбэ переводил свой взгляд с меня на Сынхёна и не понимал, что мы скрываем.

— Эй! Может, сыграем? — Ёнбэ замахал руками, чтобы обратить на себя внимание.

Я согласился. Сынхён передал мне кий, а сам отошёл к окну. Солнце в это время уже было в зените, но окна в комнате всё ещё были плотно закрыты шторами.

По прошествию определённого времени в нашей с Ёнбэ игре, я выигрывал. В дверь постучали. После моего разрешения в комнату вошёл Мэйсон. Протянув мне мой мобильный, он сообщил о пропущенных звонках и удалился.

Отложив кий в сторону, я выбрал пропущенный звонок и нажал кнопку «Вызов».

— Я вас слушаю, — раздался мужской голос на той стороне.

— Здравствуйте. Вы мне звонили, — я опёрся спиной и рукой на бильярдный стол. Ёнбэ, как обычно, суетился у бара, предлагая Сынхёну составить ему компанию, но тот отказался.

— Квон Джиён? Гендиректор компании Kwon Corporation и хозяин Бугатти Вэйрон, 2009 года выпуска? — спросил мужчина.

— Да, это моя машина. Что-то случилось?

— Где сейчас находится ваш автомобиль?

— Возле клуба «Алая маска», — я потёр переносицу. Сынхён подошёл ближе и вопросительно на меня посмотрел. — Я вчера был слишком пьян и уехал вместе с другом.

— Вы уверенны, что ваша машина именно там? — уточнил мужчина.

— После вашего вопроса не уверен, — я встрепенулся. — А вы собственно кто?

— Простите, я забыл представиться. Майлз Рейн, следователь. Сегодня в десять часов дня наружные камеры вашей компании зафиксировали, как ваша машина остановилась на противоположной стороне улицы, постояла десять минут без движения, а позже из машины вышел человек в куртке с накинутым капюшоном и скрылся в неизвестном направлении. Ваши сотрудники узнали машину, и один из членов службы безопасности решил проверить, в чём дело, — мужчина замолчал, а я занервничал. — Он вышел на улицу, подошёл к вашей машине, решил открыть её, но при открытии дверцы машина взорвалась. Мужчина погиб на месте. Пострадало ещё несколько прохожих, но не серьёзно. Вы сможете подъехать? Мне нужно с вами поговорить? Завтра, например.

— Послезавтра можно? — потерянным голосом спросил я. — У меня завтра свадьба.

— Извините. Да. Буду ждать вас, — назвав время и место встречи, мужчина отключился. А я спрятал телефон в карман и задумался.

— Что? — спросил Сынхён.

— Моя машина взорвалась возле здания компании, — ответил я. Сынхён хотел что-то сказать, но передумал. И правильно. Я тоже об этом подумал. Кто-то украл машину со стоянки клуба и подложил туда бомбу. Только зачем? Только если...

— Хм… От угроз к действиям? — задал риторический вопрос тот. Видно наши мысли сошлись. Одно дело, когда они угрожали мне. Я посчитал это шуткой. Не каждый может убить. Но сейчас… Погиб человек! Они, возможно, не хотели моей смерти. Я видная птица. Если со мной что-то случится, этого просто так не оставят. Будет большая шумиха… Решили меня припугнуть…

Снова раздался стук. Я вздрогнул. Не нравится мне этот проходной двор!

На этот раз это была Кристина. Она передала мне большой толстый конверт и ушла. Я с интересом вскрыл его и случайно выронил сложенный листок бумаги. Передав конверт Сынхёну, как доверенному лицу, я поднял листок с пола и развернул его.

На небольшом прямоугольном куске бумаги крупными буквами было написано послание, повергшее меня в ужас:

"МАШИНА — ЭТО ТОЛЬКО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. ОТСТУПИСЬ! ЕСЛИ, КОНЕЧНО, ТЕБЕ ДОРОГА ЕЁ ЖИЗНЬ"

— Ён, — окликнули меня. Я обернулся в сторону Сынхёна, сжав ладони в кулаки. Он протянул мне конверт поменьше. Взяв его, я спрятал записку в карман и дрожащими руками извлёк содержимое. Как я и думал, там были фотографии с изображённой на них Аной.

Мне нечем было дышать. Чувство ужаса полностью сковало моё тело, и я был бессилен.

Наверное, именно в этот момент я осознал, точнее, признался сам себе, что Ана действительно мне не безразлична. Я не могу пока сказать, что люблю её, но она дорога мне...

Представив себе, что эти неизвестные могут что-то ей сделать, мне стало плохо.

Кинув фото на стол, я достал мобильный и набрал номер Аны. Но она не отвечала.

Я продолжал ей звонить, но это было бесполезно. Она не отвечала…

«А если они уже добрались до неё?» — мелькнула неприятная мысль. Но я тут же отогнал её. Тогда бы трубку наоборот взяли. Ведь так же?

— Чёрт! — я швырнул телефон на пол, и тот разлетелся на мелкие детали.

— Джиён! — сердито крикнул Сынхён. — Ты с ума сошёл???

— Они угрожают мне жизнью Аны! Думаешь, я не имею право сойти с ума?! — я вручил Сынхёну записку с угрозой, а сам стал нервно ходить по комнате, обдумывая план действий.

— Что происходит? — непонимающе уставился на нас Ёнбэ.

Мы не отвечали. Я продолжал мерить шагами комнату. Сынхён стоял у стола и о чём-то думал. Я не знаю, сколько времени прошло. Я звонил Ане со стационарного, но и так она тоже не отвечала. За это время могло случиться всё что угодно! Чёрт!!!

— Ёнбэ, позвони ты ей, — вдруг сказал Сынхён. — Хоть кому-то, но должно повезти.

Сколько времени мы продолжали её звонить? Час? Два? А может даже и больше…

Я несколько раз порывался связаться со службой безопасности и вычислить по GPS, её местонахождения, но Сынхён меня останавливал. «Подожди» — было единственным ответом.

— Привет, ты сейчас где? — наконец раздалась спасительная фраза. Она ответила! Слава Богу! — Вы должны вернуться домой… Ничего…

Ясно. Ана пытается узнать из-за чего весь сыр-бор.

Я подошёл к другу, забрал у него телефон и сам решил разобраться с Аной.

Но меня слушать она тоже не захотела. Только спрашивала, что случилось и всё… Послышались лишь приглушённые голоса и шорох.

— Здравствуйте, мистер Квон. Меня зовут Жюли. Я подруга Аны, — внезапно в телефонной трубке раздался женский голос, говоривший по-французски.

— Здравствуйте. Наслышан о вас, — ответил я ей также по-французски и посмотрел на Ёнбэ. — От нашего общего знакомого.

— Рада. Что произошло? Ана очень волнуется. Хоть и не говорит этого, но я то вижу.

— Жюли, послушайте меня, — начал я. Ёнбэ заинтересовался разговором, услышав знакомое имя, а я слегка улыбнулся. — Уговорите Ану вернуться домой. Это ради её же блага. — Я потёр висок, обдумывая дальнейшие слова. — Я вас умоляю. Ей угрожает опасность. Я выслал машину, — я кивнул Сынхёну и он меня понял. — Они будут вас сопровождать. На всякий случай. Пожалуйста.

— Всё настолько серьёзно? — испугано спросила она.

— Да.

— Хорошо, — ответила женщина со вздохом. — Сейчас я передам её трубку.

Снова послышался шум и тишина. Она молчит? Зачем? Боится говорить?

— Да, — наконец-то я услышал её голос.

— Ана, послушай меня внимательно, — мне было тяжело говорить, но я был спокоен. — Я уже выслал машину.

— Хорошо, — вдруг она согласилась. — Только ты можешь ответить на мой вопрос? Что случилось?

Я молчал. А что я могу сказать? Ана, тебя хотят убить. У меня нет другого выхода! Нет! Правду я пока сказать ей не могу. Я должен сначала во всём разобраться.

— Ты веришь мне? — спросил я.

— А должна? — и ведь правда… У неё нет причин мне верить.

— Ана, поверь мне. Я может и последняя сволочь. Но сейчас я хочу, чтобы ты мне поверила. Всё что я делаю, только для того, чтобы ты спокойно доехала домой. Ана, просто поверь мне.

— Хорошо.

— Жду вас, — коротко ответил я и обессилено сел в кресло, рядом с Ёнбэ.

В комнате повисло напряжённое молчание.

Господи, почему всё так? Какую гадость я сделал в прошлой жизни, что ты мне так мстишь?

Мы разошлись очень быстро. Так как мы сегодня даже не обедали, парни ушли в столовую. Я же не мог сейчас думать ни о какой еде. Главное, увидеть Ану здесь, дома. Потом можно расслабиться.

Я сидел в холле на небольшом подиуме, когда входная дверь отворилась и в дом в сопровождении четырёх мужчин вошли Ана и Жюли.

Ана держалась замкнуто. Она бросала в сторону мужчин недоверчивые взгляды, но так как поделать ничего не могла, выглядела спокойно.

Встав, я подошёл ближе к девушкам, и одним кивком дал отбой парням. Те без возражений вышли, оставив нас одних.

— Что всё это значит? — спросила Ана, указав в сторону входной двери, за которой недавно скрылись их охранники, и пристально смотря на меня.

— Я потом тебе всё объясню. Сейчас, просто поднимись к себе и отдохни, — ответил я. — Ты не спала этой ночью. Я вижу.

— Послушай, я…

— Юл! — внезапно громко сказала Жюли. — Пожалуйста, поднимись к себе.

Ана шокировано посмотрела на подругу, но потом, молча, развернулась и ушла.

— А мне откроешь тайну? — брюнетка сложила руки на груди и пронизывающе на меня посмотрела.

— Пойдём.

Мы прошли в кабинет, где нас уже ждали Сынхён и Ёнбэ.

— Вещайте, мои дорогие! Что могло случиться такого страшного, что вы за нами охрану прислали? — сказала брюнетка, присаживаясь на диван рядом с Сынхёном и улыбаясь сидящему напротив неё Ёнбэ.

— Мне тоже очень интересно! — воскликнул Ёнбэ. Но потом вся его бесшабашность исчезла и на его месте появилась серьёзность. — Что вы скрываете? После звонка ты, Ён, был чернее тучи. А когда получил письмо, вообще с цепи сорвался. Но, с последним всё и так ясно — Ана.

— С этого места поподробней, пожалуйста, — попросила Жюли.

— Хорошо, — ответил я, сложив руки в замок и локтями оперся на колени. — Сегодня утром моя машина была взорвана возле здания компания. Погиб мой человек, и пострадали невинные люди. А после этого пришло письмо с угрозой, — я кивнул Сынхёну и тот кинул на стол конверт, из которого выпали фотографии и записка.

— Машина — это только предупреждение. Отступись! Если, конечно, тебе дорога её жизнь, — прочитала вслух Жюли. Ёнбэ рассматривал фото лежащие на столе. — Что я могу сделать? — будто неживым голосом спросила она.

— Я пока и сам не знаю что делать, — я вздохнул. — Пока что я организую круглосуточную охрану. Одна она из этого дома не выйдет!

— Может, спрятать её пока куда-нибудь? — предложил Ёнбэ.

— Завтра свадьба. После такого события СМИ не упустят возможности внимательно следить за жизнью супруги гендиректора Kwon Corporation, — высказал своё мнение Сынхён.

— Как на счёт Парижа? — Жюли улыбнулась, а я наоборот нахмурился.

— В смысле?

— Я заберу её в Париж раньше срока, — ответила женщина, но увидев, что я ничего не понимаю, усмехнулась. — Ах, да, я забыла. Она не успела тебе рассказать… Юлиана в скором времени должна будет уехать в Париж на выставку. Но в сложившейся ситуации это можно сделать и пораньше. Как раз она сама проследит за подготовкой.

— О чём ты? Какая выставка? — я встряхнул головой, пытаясь переварить полученную информацию.

— Подождите, — ответила Жюли и, встав, вышла из кабинета. Ёнбэ в этот момент улыбался. Значит, он знает, о чём идёт речь.

Жюли вернулась через несколько минут, неся в руках какой-то свёрток. Она присела на край дивана и поставила свёрток на стол.

— Я замотала её в бумагу и тряпку, чтобы во время перелёта она не разбилась, — пояснила Жюли, разматывая верёвку, которой был перевязан свёрток. Это нечто высотой приблизительно шестьдесят сантиметров было завёрнуто в мешковину и завязано грубой верёвкой и почему-то не вызывало во мне ни интереса, ни симпатии.

— Что это? — спросил я.

— Кукла, — спокойно ответила она. Размотав свёрток, Жюли представила нам фарфоровую куклу прекрасной работы. — Это подарок Юлианы. Скажи красивая? У неё их ещё много. И я благодарна тебе, Ян, — она выразительно посмотрела на Ёнбэ, — что ты нас познакомил. Это будет самая удивительная выставка в моей жизни!

Я задумался. Если я сейчас правильно понял, эту куклу сделала Ана… «Мне нужен холодный фарфор» — пронеслись в голове её слова. Вот зачем она просила деньги.

— Когда ты возвращаешься домой? — прервал я, образовавшуюся тишину.

— После вашей свадьбы. Послезавтра.

— Хорошо, — спокойно ответил я. — Сынхён, подготовь всё для отлёта Аны в Париж. И побыстрей.

— Ваша охрана может с нами не лететь, — предупредила нас брюнетка. — Меня там встретят. Ане там боятся нечего.

— Я верю, — ответил я. — Вы отправитесь сами… Я прилечу чуть позже.

Своими словами я поверг всех в шок. Жюли смотрела на меня удовлетворённо, Ёнбэ просто улыбался, а вот Сынхён явно злился. Хотя ничего другого от нашего любимого трудоголика я не ожидал.

— Ты не можешь сейчас улететь! Ты забыл что у нас на носу тендер! — Сынхён встал со своего места и зло посмотрел на меня. — Если мы откажемся, мы потерям много денег! Ты об этом подумал???

— Какой нахрен тендер, Сынхён??!!! — рявкнул я и вскочил с кресла вслед за другом. — Ты понимаешь, что происходит? Жизнь Аны на кону!!! Они могут её убить! Если мне нужно убрать свою кандидатуру с тендера — я это сделаю!

Я вылетел из кабинета, громко хлопнув дверью и спустившись на первый этаж, прошёл на кухню.

За окном уже успело стемнеть, прислуга давно разбрелась по своим спальням, заставив дом, погрузится в тишину.

Я хотел выпить и уже начал искать бокал, когда вспомнил реакцию Аны и передумал.

Достав турку и банку с кофе, я услышал шорох за спиной и обернулся. У входа мялась Ана, одетая по домашнему просто.

— Почему ты не спишь? — спросил я, оборачиваясь.

— Я хотела найти Жюли, услышала шум. Вот и зашла, — ответила девушка, но увидев мой недоверчивый взгляд, сникла. — Не спится… Бессонница.

— Ну, бывает, — я взъерошил волосы и усмехнулся. — Могу предложить свою персону, чтобы составить компанию за чашечкой кофе, — я обернулся обратно к плите.

— Я не пью кофе, — я удивлённо посмотрел на будущую супругу. Ана замялась.

— А что ты любишь?

— Зелёный чай… И горячий шоколад, — мне показалось или она покраснела?

— Значит, будем пить шоколад, — бодро ответил я и кивнул на стул у стойки. — Садись.

— Спасибо, — девушка послушалась и присела на стул. Особо много времени приготовление шоколада не заняло. Только проходило это всё в тишине.

Я поставил чашку напротив Аны, а свою держал в руках.

— Можно вопрос? — спросила она, сделав глоток ароматного напитка.

— Давай. Я сегодня очень разговорчив!

— Я заметила, — ответила она. — Почему вы называете меня Аной? — она подняла на меня свои глаза и я снова удивился. Они разные… А я так и не добрался до интернета.

— Ты… Не забывай, — напомнил я.

— Почему ты называешь меня Аной?

— Не знаю, — я задумался. А ведь и, правда, почему? Я придумал ей прозвище «Змейка», но потом она стала просто Аной. — Мне так нравится. А что?

— Ничего, — ответила она, опустив глаза. — Просто так меня называл отец…

— Но…

— … в письмах, — закончила свою фразу девушка. — Я его не знаю, никогда не видела. Но однажды дядя передал мне стопку писем без обратного адреса. Только с моим именем на конверте. Дядя тогда сказал, что письма пришли в посылке все вместе, — она сглотнула и покрепче обняла своими пальчиками чашку. — И их просили передать мне, когда я подрасту. Я получила их на моё шестнадцатилетние. Каждое письмо начинается и заканчивается всего тремя словами «Моя дорогая Ана». — По щеке девушки скатилась слеза. Непроизвольно, поддавшись чувствам, я протянул руку и дотронулся до её щеки, стирая большим пальцем слезу. Ана вздрогнула.

— Прости, — ответил я, убирая руку. — Если тебе неприятно…

— Нет, если вам… тебе удобно, то можешь меня так называть, — запинаясь, ответила она. Я улыбнулся.

— Ты знаешь, как зовут твоего отца? — спросил я, чтобы сменить тему разговора.

— Нет, — она отрицательно покачала головой и сделала ещё один глоток. Я к своей чашке даже не притронулся. — Только фамилия… У меня его фамилия… Больше ничего. Я пыталась узнать у дяди его имя и адрес. Да, хотя бы имя! Но он мне ничего не сказал.

— Я попробую что-нибудь выяснить, — ответил я. — Можно теперь я задам вопрос? — Ана кивнула и выжидающе на меня посмотрела. — Что с твоими глазами?

— А ты так и не понял?

— Нет.

— А я думала, — Ана задумалась. — Гетерохромия. Врождённая. Надомной долго смеялись, издевались… Меня даже называли сумасшедшей. А потом Эри подарила мне линзы и жизнь кое-как наладилась…

Мы снова замолчали. Ана нервно перебирала пальцами по чашке, не поднимая глаз. А просто наслаждался этим моментом.

— И знаешь, — вдруг сказала Ана, — я бы, наверное, даже не обращала на это внимание. Это не так уж и страшно иметь разноцветные глаза, но не так как у меня. Я редкое явление. Чаще всего у людей сочетаются карие и голубые. А у меня зелёный и голубой… Меня даже как-то однажды ведьмой назвали…

— Не надевай их больше, — тихо проговорил я.

— Что? — Ана выскользнула из своих мыслей и потеряно посмотрела на меня.

— Не надевай больше линзы, — я улыбнулся. — Твои глаза делают тебя особенной. И это восхитительно.

***

На следующее утро я был в приподнятом настроении. Не думал, что у меня будет возможность просто так с ней поговорить. Без криков и скандалов… А просто по-семейному…

Надев свой костюм, завязав настолько ненавистную удавку на шею, я улыбнулся своему отражению.

— Прекрасный день — прекрасное событие! — я рассмеялся. Воспоминая о том, что мне угрожают жизнью Аны, спрятались в дальний угол моего сознания и не высовывались.

Спустившись на первый этаж, я обнаружил своих друзей и Жюли в парадной одежде, и готовых выезжать. Но невесты ещё не было.

— Где Ана? — спросил я.

— Она ещё не спускалась, — ответил Ёнбэ, пожав плечами.

— Если мы не поторопимся, то опоздаем, — предупредил Сынхён, постукивая по циферблату своих часов.

— Невеста, как и начальство, не опаздывает, а задерживается, — ответил я, разведя руками. Сынхён насмешливо на меня посмотрел и покачал головой.

— Все уже готовы? — раздался голос со стороны ступеней. Мы все обернулись. — Простите за опоздание.

— Пять минут — это не существенно, — только и смог сказать я, смотря на свою будущую жену. Ана стояла на ступеньках в коротком обтягивающем белом платье и держалась рукой за перила. Ключицы, плечи и руки до локтя прикрывало белое кружево, оставляющее v-образный вырез в области ложбинки, в которую спускалась белая жемчужина. Такие же, как и жемчужины в серьгах Аны. Волосы были собраны в причёску, а несколько прядей обрамляли её лицо и подчёркивали красоту шеи. Она не спеша спустилась к нам, оценивающе прошлась по моему костюму и нахмурилась.

Подойдя ко мне ближе, она протянула руки и стянула с меня галстук.

— Так будет лучше, — сказала она, передав галстук, проходившей мимо Кристине. — Если ты не любишь галстуки, зачем себя мучить?

Она расстегнула верхние пуговицы, поправила мой воротник и искренне улыбнулась.

— Так намного лучше!

— Спасибо.

  • Уходит день, приходит ночь... / Стиходромные стихи / IcyAurora
  • Поэту и бывшему другу / "Вызов" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Folie a deux / Бронская Анна
  • Синий, белый красный / По следам скрипичной утки / Светлана Гольшанская
  • В шоколаде / В ста словах / StranniK9000
  • Цугцванг / Монастырский
  • Я чувствую, как печаль / RhiSh
  • 1. Одна на целом свете / Дороже жизни (цикл рассказов) 1. Одна на целом свете / Бич Юлия
  • Спасибо / Ночь День
  • О Любви. Kartusha / Love is all... / Лисовская Виктория
  • 14. F. Schubert, W. Mueller, охотник / ПРЕКРАСНАЯ МЕЛЬНИЧИХА – вокальный цикл на музыку Ф. Шуберта / Валентин Надеждин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль