Katriff - За мечтой

0.00
 

Конкурс. Проза

Katriff - За мечтой

Тема: Взбесившийся артефакт

 

 

Хмурясь, Виталька шел домой, со злостью пиная камни, лежащие на дороге. Настроения не было. Его друзья, с Женькиным отцом, археологом, собрались на три дня в поход. Они хотели пройти по берегу реки Журки, полюбоваться красотами природы, а самое интересное — побывать на развалинах какого-то строения. Это были даже не развалины, а небольшая кладка, оставшаяся от фундамента большого, старого дома. Женькин отец, Александр Викторович, пообещал, что они проведут там раскопки. Витальке нравилась непонятное для него слово — археология, натерпелось узнать, что такое раскопки, да и в поход очень хотелось. А еще одной причиной пойти было то, что с ними шла Лиза. Лиза с седьмого этажа его дома. Худенькая девочка в очках, с волнистыми волосами, заплетенными в косу. Она ему очень нравилась, но подойти и заговорить с ней во дворе он не решался: пугал взгляд ее серых глаз. Строгий и серьезный. А тут такая возможность! Виталька представил: вечер, костер потрескивает, дымом пахнет, он сидит рядом с Лизой на бревне. В ее глазах отражаются извивающиеся язычки пламени, она о чем-то думает. Он возьмет ее за руку и заговорит с ней. Она улыбнется…

Мечтая, он не заметил идущего впереди него мужчину, и наткнулся на него. Мужчина лишь улыбнулся. А Виталька вздохнул, отгоняя заманчивые мысли. Об этом он мог только мечтать! Скорее всего, родители его не отпустят — они собрались поехать на дачу, вместе с ним. Отчаяние Витальки было огромным.

— Ма-ам! — Открыв дверь квартиры, крикнул он громко. — Не хочу я на дачу ехать!

— Почему? — мама вышла из кухни в коридор, удивленно приподняв брови.

— Во-первых, ну что я там делать буду? Скукота! А, во-вторых, я решил в археологический поступать! — уверенно заявил Виталька и, на моргнув глазом, приврал. — Женькин отец собирает ребят, которые археологией интересуются, и идет в поход. Можно я с ними?

— Не знаю, — неуверенно ответила мама, — первый раз от тебя слышу, что ты собрался в институт поступать, да еще в археологический. Не рановато об этом думать? И тебе же всегда нравилось на даче. Там пруд недалеко. Будешь с отцом рыбу ловить, загорать.

— Ма-ам! — перебил ее Виталька, — Мы каждый год на дачу ездим! Надоело, понимаешь? А Женькин отец обещал показать, как раскопки делать. Это очень интересно! И почти все мои друзья пойдут! Что я хуже них, что ли?

— Да не хуже! Только не пойму, чего ты так загорелся? — удивилась мама. — Иди обедать. Отец придет — тогда подумаем!

И вот, после бурных споров, долгих переговоров с Александром Викторовичем и его клятвенных обещаний — ни на шаг не отпускать от себя детей и звонить по любому поводу, Виталька стоял в коридоре с большим, тяжелым рюкзаком, слушая последние наставления отца и мамины советы.

Наконец, сбежав по ступенькам, он вышел на залитый солнцем двор. Около соседнего дома уже стоял Александр Викторович и ребята. Виталька торопливо подошел к ним и замер, заметив Лизу, сидевшую на скамейке. Его сердце забилось сильнее.

— Привет! — тихо сказал он, обращаясь ко всем, но смотря на Лизу.

Лиза, поправив очки, лишь кивнула головой.

— Ну что, пошли? — услышал Виталька зычный голос Александра Викторовича.

Полный решимости, он зашагал за цепочкой ребят, а Лиза, поджав губы, обогнала его и пошла впереди. На остановке они сели в автобус, и, доехав до конечной, направились по проселочной дороге, уходящей в лес.

Солнце щедро дарило тепло, ветер клонил высокую траву и заставлял шелестеть зеленые листья на деревьях. Виталька смотрел на птиц, зависающих над полем и поющих звонкую песню лета, вдыхал сладковатый от запаха полевых цветов воздух, щурился от ярких, солнечных лучей и ликовал в предвкушении исполнения заветного желания.

Дорога запетляла через молодую поросль осины, трепещущую круглыми, сероватыми листьями и потянулась вдоль леса. От нее отделилась тропинка. Спотыкаясь об узловатые корни деревьев, уворачиваясь от тонких веток и отмахиваясь от комаров, по ней маленький отряд вышел на берег реки. Река Журка, с заросшими кустарником берегами, спокойно несла свои воды, отражая синь неба и белые облака.

Рассматривая все это великолепие, Виталька зацепился ногой за кочку и упал, больно ударившись коленом. Встать сразу не получилось: боль сделала ногу деревянной, да и рюкзак мешал.

— Сильно ушибся? — вдруг раздался рядом голос Лизы.

Виталька не ожидал, что его падение заметят и смутился.

— Нет, — потер он ушибленное место и добавил: — Не люблю неровные тропинки.

— Здесь не парк, здесь надо под ноги внимательней смотреть, — строгим голосом сказала Лиза, протягивая руку.

— Ну что, устали? — крикнул Александр Викторович.

— Да-а-а! — поднимаясь, ответил Виталька, расстроенный тем, что в глазах Лизы выглядел слабаком.

— Уже недалеко осталось! Потерпите, скоро отдохнем! — бодрым голосом заявил Александр Викторович.

И Виталька опять зашагал по узкой тропинке, изредка поглядывая на маячивший впереди рюкзак Лизы, которая шла, как он заметил, более уверенно, чем он.

Солнце медленно поднималось выше, нещадно паля. Виталька окончательно взмок под рюкзаком и натер лямками плечи. Ноги стали тяжелыми и очень хотелось пить. Спускаясь, поднимаясь по пригоркам, путаясь в стеблях высокой, жесткой травы, свисающей на тропинку, отгоняя оводов, он потерял счет времени. Наконец Александр Викторович остановился и показал рукой на лежащие недалеко от тропинки, груды камней. Пройдя по заросшему лугу, отряд оказался возле остатков какого-то строения. Разрушенная стена проросла травой, которая закрывала источенную временем нижнюю часть. Зеленые стрелки-листья росли и выше, между скрепленных рассыпающимся уже раствором, камней с потемневшими краями. Виталий замер, ощущая присутствие какой-то загадочной истории, некогда заставившей людей построить здесь дом. Ребята разбрелись, осматривая руины, а Лиза, скинув рюкзак, стояла и заворожённо смотрела на разрушенную стену. Подойдя к ней поближе, она осторожно дотронулась ладонью до камней.

— Ты слышишь? — неожиданно спросила она.

— Да, — обрадованно закивал головой Виталька, понимая, что самая важная часть его мечты получилась сама собой, Лиза первая заговаривает с ним, — птицы громко поют и еще… эти, как их… кузнечики.

— Нет, — перебила его Лиза, — песню времени слышишь? Как камни, тихонько так, поют о прошлом.

Виталий удивленно прислушался, пытаясь понять, о чем она говорит, но громкий голос Александра Викторовича отвлек его.

— Так ребята! Внимание! Давайте ставить палатки, разводить костер и готовить еду!

— Пошли, — дотронулся Виталька до руки Лизы, — еда на костре это вкусно. Мне папа на нашей даче один раз кашу так готовил. Мне о-о-очень понравилось!

Разбивка лагеря заняла много времени. Александр Викторович терпеливо объяснял, помогал, собирал. Наконец три палатки — Лизе, ребятам и одна Александру Викторовичу яркими пятнами, полукругом, водрузились на поляне. Посредине выложили из камней место для костра. Насобирали веток, и языки пламени обвили дно черного котелка повешенного на треноге. Поужинав, пропахшие дымом, уставшие и охрипшие от пения под гитару, ребята пошли в палатку отдыхать, а Лиза осталась сидеть на бревне напротив костра. Виталий подсел к ней, надеясь еще пообщаться.

— Мне тоже нравится на огонь смотреть, — уже более смело заговорил он.

— Пламя это всегда красиво, — Лиза взяла немного веток и подбросила их в костер.

Раздалось звонкое потрескивание и маленькие, красные искорки полетели вверх, исчезая в сумраке вечера.

— Почему ты пошел в поход? — неожиданно спросила Лиза. — Я же вижу, что все это тебе не для тебя.

— Ну, — растерялся Виталий, — хотел попробовать…

— А я знаешь почему? — перебила его Лиза, — Мне интересно все, что связано с историей и археологией. И я подумала, что да, мы идем смотреть всего лишь разрушенный фундамент какого-то дома. Неизвестного и всеми давно забытого. Может, даже в нем ничего интересного и нет. Но все равно это — история. История прошлого. Знаешь, вот здорово было бы найти среди этих развалин какую-нибудь вещь. Вещь того времени. В археологии это называется артефакт. Наверное, ты не знаешь, что это такое? Ладно, завтра тебе объясню поподробней. А сейчас спать очень хочется!

«Надо же, я и не думал, что ей археология нравится. — Виталий проводил Лизу взглядом, — Скорей бы завтра! С ней интересно разговаривать, только не все понятно».

И, счастливый, пошел в палатку, обдумывая на ходу идею, внезапно возникшую в голове.

Ребята тихо сопели, накрывшись с головой одеялами, а Виталию не спалось. Короткий разговор с Лизой запал ему в душу и он гадал, что можно сделать для нее приятного. «Артефакт, артефакт… — крутилось у него в голове. — Артефакт? А это идея! Это же так просто! Пойти на развалины, поискать там, может, найдется что-нибудь». Виталий решительно откинул полог палатки. Вокруг было тихо. Лишь ветер иногда неохотно шевелил ветки кустов, да птица глухо вскрикивала в темноте. Он зажег припасенный фонарик и крадучись направился к развалинам. Свет фонарика прорезал мрак, отбрасывая пляшущие тени. От этого кусты, высокая трава и развалины выглядели загадочно. Направив свет фонаря вниз, Виталий стал медленно обходить руины, внимательно смотря под ноги. Ничего не попадалось. Он перелез через груду кирпичей. Камни противно скрипели под ногами, крапива жгла ноги, но Виталий упрямо искал. В углу частично сохранившейся стены он заметил что-то темное. Подойдя поближе, понял, что это всего лишь куча гниющих, прошлогодних листьев. Он пнул по куче ногой от досады. Листья разлетелись, а под ними Виталька заметил какие-то осколки. Он нагнулся, пытаясь разглядеть получше, что это, но разочарованно вздохнул: это были всего лишь скорлупки от яиц. Откуда они здесь? Виталий осторожно провел по ним рукой, разгребая, и, вдруг, наткнулся на целое яйцо. Маленькое, голубовато-серое, с прилипшими частичками мусора, напоминало жемчужину. «Вот, нашел! Чем не артефакт! Ну, скажу, что древнее. Просто хорошо сохранилось», — уставший, но обрадованный находкой, Виталий пошел обратно в лагерь. Около палаток никого не было. Он отряхнул яйцо от прилипшей грязи, сорвал листок и положил на него яйцо. Получилось неплохо, вроде как на плоской тарелочке. Потом подумав немного, Виталий, светя фонариком, нарвал маленьких полевых цветов и перевязал их травинкой, чтобы букет не рассыпался. Подойдя к палатке Лизы, он осторожно заглянул внутрь. Она спокойно спала. Яйцо на листке и букет цветов он положил около нее, и счастливый, вернулся в свою палатку.

Виталий проснулся от визга, переходящего в крик. Ничего не понимая, он выскочил и увидел ребят и Александра Викторовича, стоящих около побелевшей от ужаса Лизы.

— Уберите! Боюсь! Ползает! Воняет, воняет! — повторяла Лиза, истерично махая руками.

Александр Викторович отвел Лизу подальше и велел ребятам побыть с ней. А сам пошел смотреть, что ее так напугало.

— Ну вот! Бояться совершенно нечего! — выходя из ее палатки, рассмеялся Александр Викторович. — Это просто уж. Тигровый. Он безобидный, только пахнет действительно неприятно. Это и понятно! Он то же испугался, и так защищается: отпугивая запахом. Непонятно, как яйцо попало в палатку, но уж там вылупился и напугал Лизу.

Он разжал ладонь: там лежала маленькая веревочка с темными полосками и оранжево-красными пятнами между ними. Александр Викторович опустил ужа в траву, и он пополз, а Лиза, завизжав опять, спряталась за спину Витальки. Виталька покраснел, осознавая весь ужас своего поступка.

— Лиз, прости, — он обернулся к ней: ее слезы и страх заставили его признаться, — не думал, что так получится. Я не знал, что из яиц не только птицы вылупляются. Просто хотел найти артефакт. Вот там, на развалинах и нашел это… ну, ты же хотела… мне говорила…

Вместо радости, Виталий ощущал стыд. Ну почему он не дождался утра и не спросил у Александра Викторовича, что это за яйцо? Лиза посмотрела на него глазами, полными слез, попыталась улыбнуться дрожащими губами, но вдруг бросилась в свою палатку.

Виталий, расстроенный, лежал на диване дома. Из похода они вернулись в тот же день. Лиза позвонила родителям, а те Александру Викторовичу…

На этой неделе он с родителями уезжал на дачу. Да это и к лучшему! После возвращения из похода, Виталий на улицу не выходил. Завидев его, ребята начинали дразнить. Сколько насмешек он уже вытерпел! «Никогда больше не пойду в поход, — угрюмо думал он, — история, прошлое — все это не мое. И поступать лучше в биологический, хоть буду знать, кто из яиц выводится». В дверь позвонили. Виталий нехотя открыл и увидел Лизу.

— Привет! — тихо сказала она.

— Привет, — неуверенно проговорил Виталий.

— Вот, пирог испекла. Решила тебя угостить, — смущенно улыбаясь, продолжила она и, немного помолчав, добавила: — я на тебя не сержусь… совсем. Просто ужа видела в первый раз. Не знала, что он не ядовитый. Помнишь, около костра я обещала тебе рассказать про артефакт?

— Ты, это… заходи. Давай чай попьем, — Виталий заулыбался и добавил: — я очень рад, что ты пришла.

И насмешки ребят стали не так уж важны.

 

 

  • Язычники / Плакса Миртл
  • Инцидент / Лев Елена
  • Моё время / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Два часа до Альфа-Центавра / 759 : детективные рассказы / Томашева Ксения
  • Война / vallentain
  • Ричард Мюррей / Нова Мифика
  • Наёмника не пустят в ад... / Песни Нейги Ди, наёмницы / Воронова Влада
  • «Сон Эндимиона», Самсонова Екатерина / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Солнышко / Сиренькины сказки / svetulja2010
  • все за одно / Способности Купидона / Куба Кристина
  • Зачем я жил? / Сборник стихов о Любви / Ollor

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль