Художник

Мартин жил в большой и дружной семье гномов. Жил хорошо, возможно, потому что был последним и самым младшеньким, и каждый старался его немножко побаловать, а может и потому, что и сам Мартин был на редкость добрым, уступчивым и неконфликтным. Семья Таргов жила в маленькой долинке со всех сторон окруженной горами, закрытой не только неприступными скалами, но и сильными чарами, что отводили глаза непрошенным гостям. Домик гномов располагался под холмом и скорее напоминал нору, которая достраивалась, переделывалась новыми хозяевами, но все же оставалась и некоторая часть на поверхности земли. Это теперь у гномов стало модным селиться в отдельной пещере, а раньше они жили везде и домики у них были разные. Но времена меняются, и живущим в них приходится подстраиваться под новые веяния. В старинном родовом доме, что переходил от отца к сыну многие и многие поколения, берегли удивительную вещь — главные исторические Хроники гномьего народа. Мартин знал, что за Книга лежит в отдельной комнате на специальной подставке, тайны в этом не было. А старший брат частенько даже читал записи о славных деяниях предков. И Мартин очень любил эти тихие вечера, когда вся семья в сборе слушает Тарльге. Уютно потрескивали поленья в очаге, вкусно пахло пирогами с земляникой, позвенькивали спицы в руках мамы, а брат устраивал целое представление, вживаясь в героев, говоря их голосами, помогая себе мимикой и иногда размахивая руками. Мартин уже умел читать, но самому было не так интересно — буковки были маленькие, текст шел сплошным потоком, и гномик быстро уставал. А еще ему не хватало картинок. Главная гномья Книга в тяжелом, изумительно изукрашенном самоцветами переплете внутри никаких украшательств и изображений не имела. И Мартина это очень расстраивало. Ему хотелось видеть героев, знаменитых мастеров, битвы и города гномьего народа. Он и видел, но только в своем воображении, а хотелось, чтобы видели все.

Тарги не жили отдельно от мира, частенько к ним приходили гости, обменивались сведениями, рассказывали, что и где приключилось. А потом отец Мартина Дагнор Тарг записывал все самое значимое в Книгу. И вот однажды ранним весенним вечером, когда тени стали только чуть длиннее и темнее, а солнышко еще думало идти ли ему спать или еще посветить, в дверь дома гномов постучался гость. Пришелец был высоким, на целых две головы выше отца и худым, да и одет как-то странно, вот вроде все как у гномов, но что-то не хватает. Мартин пристально рассматривал гостя, пока мама усаживала того за стол, приносила угощенья, и было видно, по тому как все обрадовались его приходу, что это вовсе не незнакомец. Гость тоже иногда косился на Мартина. Взгляд у него был острым, и хоть оценивающим, но доброжелательным, и читался в нем вопрос: «Ну, каков ты, малыш?» Мартин смущался на некоторое время, а потом снова исподтишка разглядывал человека. Гость оказался человеком. Это гном узнал из беседы старших, он сидел тихонько, слушал внимательно, в разговор не влезал, все-таки гость был непривычным. А человек рассказывал о каких-то общих знакомых, вспоминал какие-то дела, обращался к хозяевам, и за столом было на удивление весело и шумно. Исчезла куда-то гномья чинность и основательность, словно весенний ветер ворвался на кухню и принес с собой легкость, смех и некую неразбериху, потому что иногда говорили сразу в несколько голосов, перебивая друг друга. Многие события и имена, упоминаемые гостем, Мартин слышал впервые, и ему было немного непонятно, но очень интересно. Потому что главными героями там были папа и вот этот человек. Они путешествовали по неизведанным и опасным землям, совершали удивительные подвиги, раскрывали тайны и побеждали коварных врагов, спасались от страшных чудищ и спасали друг друга. Но все же затянувшийся до ночи ужин закончился, разговор сначала замедлился, а потом и вовсе затих. В тишине и покое Мартин начал засыпать, в обычный день он уже давно бы лежал в своей кроватке и видел сны. И вот тут-то сквозь сонную дремоту Мартин услышал вопрос:

— А кто это такой тихий у тебя в углу сидит, а Дагнор? Что же ты нас не познакомишь?

Что-то зашуршало, заскрипели и задвигались стулья, и еле открывший глаза маленький гном увидел прямо напротив себя близко-близко голубые веселые глаза незнакомца. Человек сидел на корточках перед Мартином и был с ним теперь одного роста.

— Как тебя зовут, малыш? — спросил он, улыбаясь, — что-то ты тихий какой, давай знакомиться?

— Мартин Тарг — представился гномик и в ответ услышал:

— Мартин? — удивленно и немного смущенно спросил человек — Тебя, в самом деле, зовут Мартин?

И добавил:

— А мы тезки, меня тоже зовут Мартин.

А вот это новость, так новость! Мартина иногда звали Мартин Маленький, потому что где-то там был еще Мартин Большой — самый лучший друг папы, именно в честь того Большого Мартина был назван младшенький в семье гномов. Но тот друг был очень далеко и сильно занят и никогда не появлялся в долине. Мартин уже даже думал, что его и вовсе не было. А оказывается вот он живой и, правда, большой. И уже совсем не молодой. Это издалека не было видно седины в коротких светлых волосах, и сеточка морщинок у глаз оставалась всегда, а не только когда он смеялся, и темные неровные пятна расползлись по коже, а суставы худых пальцев скрючило то ли от болезни, то ли от тяжкого труда. Но глаза светились неподдельным интересом и жизнелюбием. Мартин Маленький глядел во все глаза, подмечал каждую черточку, каждый жест и запоминал каждое слово, потому что Мартин Большой был примером. И тот образец для подражания был самым умным и все умеющим, серьезным, собранным и аккуратным. А этот сидящий сейчас перед Мартином был совершенно не таким. Ну, уж точно не серьезным, вон как все смеялись над его шутками, и не очень-то умным, сколько ошибок они натворили вместе с папой, сам ведь рассказывал, и совершенно не аккуратным, пуговиц на рубашке было заметно меньше чем петелек, да и сапоги давным-давно не знали щетки. Мартин был в замешательстве. Ему нужно было подумать. И видимо поняв, его Мартин Большой предложил:

— Давай, завтра будем знакомиться ближе? Что-то я устал с дороги, длинная она была.

И все пошли спать.

А рано утром Мартин Маленький, едва умывшись, побежал узнавать, проснулся ли гость. Очень интересно было пообщаться с человеком, да еще и таким замечательным. Вся семья была в сборе и завтракала, а тезки Мартина не было. Увидев немой вопрос в глазах сына, мама сказала, что гость уже попил чаю и отправился к ручью, рисовать. Мартин устроившийся было за столом, чуть не упал с табуретки, услышав волшебное слово — рисовать. Ведь и сам он рисовал. В принципе все гномы умели рисовать, это нужно было им для изготовления инструментов, и различных устройств, и украшений. Но то были нужные для дела рисунки, а Мартин рисовал просто так: играющую кошку, цветок на грядке, любимую папину шляпу. Рисовал везде, где только можно, да и нельзя тоже, хоть бумагу для него привозили, но ее вечно не хватало. А потому на рисунок можно было наткнуться в любом месте в долине: на большом валуне у ручья жили рыбки, на стене кузницы огнедышащий дракон, в кухне на дверках шкафчиков цветы и бабочки. Родные к увлечению Мартина относились снисходительно, не запрещали, но всегда напоминали, что для гнома важнее ремесло, а это так — развлечение и со временем, мол, пройдет. И Мартин Маленький, забыв про завтрак, побежал к ручью.

Там на том самом разрисованном валуне он и нашел вчерашнего гостя. Тот не рисовал, просто сидел и смотрел на бегущую воду, на солнечные блики, вспыхивающие золотом на боках юрких рыбок, слушал говорок ручья и треньканье славки.

— Как тут хорошо! Правда? — спросил Мартин Большой, а Мартин Маленький даже подпрыгнул от неожиданности, он думал, что незаметно подошел, тихо.

— Это твои рыбки? Здесь на камне? — продолжил гость, — мне очень понравились. Ты настоящий художник!

— Художник? — удивился гномик, — а кто такие художники? Что они делают?

Гость повернулся к своему тезке.

— Ты не знаешь кто такой художник? Но ведь ты же рисуешь, и очень хорошо у тебя получается.

— Те, кто рисуют, называются художниками? — снова переспросил Мартин. — Я хочу быть художником, а папа хочет, чтобы я был мастером.

Человек слез с камня и подошел к гномику.

— Папа твой тот еще фрукт, я знаю, — улыбнулся собеседник, — И у вас гномов это в крови — быть Мастером. Но знаешь, мастером можно быть в любом деле. И художник — это тоже мастер, но это не тот, кто просто умеет рисовать, это многие умеют. А тот, кто видит мир и может показать это свое видение другим. Мы вчера еще долго с твоим папой разговаривали, и я знаю, что ты рисуешь. И даже уже видел некоторые из твоих работ. А остальные покажешь? А я тебе — свои.

Мартину Маленькому никто никогда такого не говорил, и ему было так интересно слушать и радостно, что он мог только кивать головой, соглашаясь. И они пошли в дом.

Когда мама пришла звать всех на обед, она остолбенела в дверях спальни Мартина. Везде на полу, на кровати, на столе и подоконнике, везде лежали листы с рисунками ее сына. А он сам, держа в руках тоже рисунок, что-то горячо рассказывал и показывал человеку, и тот внимательно слушал. И они даже не заметили вошедшей гномы. Ей пришлось пройти внутрь и потеребить одного за руку, другого за полу кафтана. Только тогда они обратили на нее внимание. И с явной неохотой пошли обедать. Гость пробыл у гномов три дня. И все эти дни Мартин Большой и Мартин Маленький не расставались. Но потом человек все же уехал, взяв с собой рисунки Мартина, обещая показать знатокам.

Время шло. И лето пробежало, и осень уже потеряла золотой наряд, а вестей от тезки Мартин Маленький так и не дождался. И уже потерял надежду, ведь человек мог и забыть маленького гнома. Но вот однажды, на исходе осени, когда ледяные капли серого холодного дождя уже начинают перемежаться со снежинками, в дверь гномов постучал гость. Это был знакомый гном, что не раз уже бывал в долине, и не раз приносил Таргам новости. Вот и сегодня он много чего рассказал про прошедшее лето, но еще он принес письмо. Лично Мартину Таргу. Мартин никогда не получал писем, а потому он очень волновался, когда открывал конверт. Из него выпали два листочка. Первый оказался письмом Мартина Большого, он извинялся за то, что так долго не подавал никаких вестей, но теперь эти новости есть. И он спешил ими поделиться. Во-первых, он показал рисунки в художественной школе и теперь Мартин, если хочет, то может поехать учиться, его примут без всяких вступительных экзаменов. Приглашение он тут же в письме посылает. А во-вторых, он показал рисунки Мартина, те самые, что он рисовал к историям в Главной Книге, на Совете гномов, и этот Совет был так поражен, восхищен, и всем так понравилось, что было решено разрешить Мартину Таргу из долины нарисовать картины для Главной Книги гномов.

Все семейство Таргов было поражено не меньше. Молчали. А когда попытались что-то сказать Мартину, то его уже и в комнате не было. Нашелся он у себя в спальне за листом бумаги, и там на листе уже явно были видны очертания большого города на холме, а внизу кипела битва.

  • Две души / Парус Мечты / Михайлова Наталья
  • Мелодия / Птицелов
  • Heinrich Heine, Ильза / Генрих Гейне, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Глава 3 / Дары предков / Sylar / Владислав Владимирович
  • Баллада джокера / Баллады / Зауэр Ирина
  • Незабудки - Ефим Мороз / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Афоризм 260. О богах. / Фурсин Олег
  • Сегодня – “мы”, а завтра – “ты” и “я” - Чепурной Сергей / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • «Доброта», Никишин Кирилл / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Зачарованный странник / Мир Фэнтези / Фэнтези Лара
  • •	За котом в новый дом! / Слоганы / Хрипков Николай Иванович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль