8.

0.00
 
8.
ВБА строит планы

Случайное совпадение

 

Големы выглядели ещё хуже, чем в день своего оживления. Теперь они бродили, держась за стенки, или ползали на четвереньках, раскачиваясь из стороны в сторону. Некромант отвёл для них зал с мелким бассейном на нижнем этаже башни, выдал ключи от него Райнхарду и умыл руки:

— Ты – командир, вот и командуй, — хихикал старик, наблюдая за орком. Тот пытался добиться от своих подчинённых понимания, но не преуспел в этом. Эти ходячие скелеты можно было бить, орать на них, они только пугались и пытались сбежать. Райк загнал их всех в бассейн, плюнул туда и сунул руки в карманы. На него смотрели два десятка бессмысленных глаз.

— Они меня не понимают, — пожаловался капитан Шеер.

— У меня с вами вечно такая же фигня, — ответил Кортум.

— А ты им внутреннее управление сделать не можешь? – раздражённо спросил парень. – Хотя, подозреваю, ты его давно сделал, только мне не доверяешь.

— Тебе даже попугая доверить нельзя, упырь. Чего ты на них набросился, будто они у тебя сундук золота стащили?

Райне не стал отвечать на эти глупые обвинения и повторил вопрос. Кортуму пришлось признаться, что он вживил очередной партии подопытных управляющие руны.

— Только, видишь ли, возникло небольшое осложнение, — нехотя признался некромант. – Они не соображают вообще. Как отдавать команды существу, которое их не понимает? Пока что программа формирует у них рефлексы поведения. Все, кто вздумает бузить или гадить где попало, получают болезненный разряд. Но такой метод дрессировки не формирует боевых навыков. Их надо хотя бы говорить научить, чтобы не только приказы понимали, как собачки, но и отчитаться могли. И ходить правильно. В общем, стань им родной матерью.

Райк зарычал.

— Зато потом они будут тебе преданы по гроб жизни, — пообещал магистр.

— Да прям, — орк ударил кулаком в стену. Потом ещё и ещё. Нянчиться со всякими придурками, ничего себе развлечение. Что он, мамаша со стажем, учить всех этих уродов ходить и говорить?

— Ты пойми, — втолковывал ему Кортум, — они же сейчас как младенцы, с ними помягче надо.

Капитан Шеер, не вынимая рук из карманов, обошёл бассейн по периметру. Помягче! С этими дебилами! С этими двухметровыми младенцами! Он что, специалист по воспитанию дебилов?

— Мне нужен личный телепорт, — заявил Райк. – И консультация специалиста.

— За свой счёт, крысёныш, — прошипел некромант.

 

Хайке Гросс немного опоздал на тренировку, так как долго проторчал на кафедре математики. В матрицах он постоянно путался, громоздкие теоремы и доказательства к ним не лезли в голову. Девчонки, и то лучше разбирались в предмете, и на третий по счёту добор баллов из всей группы пришёл только он один. Преподавателю он тоже не нравился. Тот следил за незадачливым рунотехником строже, чем за экологами и биохимиками, да ещё и вызвал отвечать последним. За пять часов орк успел списать только два теоретических вопроса и никаких сомнений не испытывал. Вылетит он из этой группы, точно вылетит. Дали бы перевестись на того же эколога, да хоть на педагога, лишь бы не возвращаться домой с позором.

В спортивный зал Квазимагического Университета белобрысый орк влетел, уже тяжело дыша и покрывшись потом, как будто часа два махал мечом. Пятеро парней в тренировочных доспехах, испещрённых следами ударов, уже начали разминаться. Среди них Хайке с удивлением увидел Шеера. Самозваный капитан обернулся и помахал приятелю тренировочным бакеном.

— Я думал, ты домой уехал, — сказал Гросс, обходя размахивающего руками орка с рыжим хвостом. – Ты же первый всё сдал.

— А ты уже сдал?

— Третий добор уже завалил, — признался Хайке. Ему не терпелось расспросить Райка о том, что же на самом деле произошло в локации Хайзинь. О произошедшем почти не писали в новостях Сети, а из хрустального шара можно было понять только, что орки и эльфы в очередной раз подрались и причинили попутно огромный ущерб местному населению. И в очередной раз говорили о запрете оружия.

— Это бред, — Райне подошёл к стене, вдоль которой тянулись металлические поручни, и начал делать упражнения на растяжку. – Оружие и так запрещено. Они не могут запретить мечи и арбалеты, потому что это не считается уже оружием.

— Чё-то слабо верится, — Хайке терпеть не мог растяжку, и вообще не слишком хорошо себя чувствовал после бессонной ночи. Проведённой, между прочим, за учебниками! А толку? Огромный орк взял в руки два деревянных меча и принялся медленно и печально размахивать ими.

— Этого всего уже тысячу лет нет на вооружении, — пропыхтел Шеер. – Ты ещё нож кухонный оружием назови. Или вязальную спицу. А знаешь, сколько людей были покалечены пустой стеклянной бутылкой? Никто же не запрещает стеклянные бутылки!

— Да ладно, они уже не первый год об этом говорят, — вздохнул Гросс.

После тренировки приятели направились в знакомую забегаловку, которая так и называлась: «Животный мир». Живности здесь было не меньше, чем в проклятом Хайзине, разве что на людей она не нападала, зато к каждой кружке пива давали по маленькой вяленой рыбке. В этом притоне нечего было рассчитывать на приятную беседу, так что парни потихоньку смылись вместе с кружками и рыбой. Они расположились на старом, но ещё крепком дубе, который рос на углу улицы под охраной дощатого заборчика. Райнхард тут же приступил к описанию своих подвигов, и зависть, проступившая на пухлом лице приятеля, доставила капитану огромное удовольствие.

— И всё-таки зря ты туда полез, — настаивал Хайке.

— Между прочим, мне ещё и золота отвалили, — промурлыкал Шеер. Он поболтал остатки пива в кружке и вылил на землю. Вместе с густой грязной жидкостью вниз полетел дохлый таракан.

— Так чё мы тут сидим? Это же отметить надо!

— Ага, щас! Меня дома ограбили, — тяжело вздохнул спаситель магов. – Кругом алчность, нищета, пороки, вандализм, я просто не представляю, как жить дальше в этом мире? Взять бы сейчас пулемёт и расстреливать людишек через одного.

— Ты слышал, кстати, про Файке? – Хайке с трудом отгрыз рыбью голову и сменил тему. – Тип его какой-то орк подстрелил. Тоже говорили, что хотят запретить оружие.

Его все эти запреты и нововведения бесили до дрожи.

— Если запретят, — хохотнув, сказал Райне, — я точно пойду и кого-нибудь из них подстрелю, чтоб дома сидели, а не бред свой проталкивали.

Они слезли с дерева. Похолодало, воздух наполнился мелкой ледяной крупой, порывы ветра швыряли в прохожих снег и пыль. Среди десятков ничем не примечательных людей Райк заметил мелкого гоуля в деревянных башмаках и шапке с помпоном. Вообще-то гоули не носят шапки, но и жить в таком холодном месте они тоже не должны. Следовало задержать и ограбить это презренное существо, но было слишком лениво гоняться за ним.

Возле общаги бродила настоящая добыча. Два альвейя, остроухих полуэльфа с глазами, обведёнными чёрной тушью, чёрными точками по щекам и длинными чёлками, вооружены длинными луками. В городе это им не слишком-то помогало. Тот, что покрупнее, прострелил Райне руку, но и без помощи капитана Хайке справился с обоими.

— Мы просим пощады, — стараясь не терять достоинство, выпалил удачливый стрелок, когда толстые пальцы с нестрижеными ногтями сжали ему горло. – Мы готовы откупиться!

Всё это, конечно, было не всерьёз. И рану Шеер залечил с помощью свитка, и выкуп с поверженного противника взяли символический. Остроухий поковырялся в кармане и выудил две помятые серебряные побрякушки, какие часто вставляются в чётки, чтобы придать им более священный вид.

Райне взял одну фитюльку, повертел в руках, и понял, что ошибся в первоначальном диагнозе. Это была серёжка, просто очень дурацкой формы, и на ней, кажется, кто-то сидел. Орк попытался представить, как выглядело украшение раньше. Уши его недовольно шевельнулись, между бровей обозначилась складка. Вторая серёжка была почти не помята, и её Райне узнал сразу. Это же был его вклад в сокровища! Они же должны лежать сейчас на дне озера в Хайзинь! «Ну, эльфы! – подумал Райнхард. – Не ожидал, честно. Закрысить такую мелочёвку!»

Но это действительно было странно. Не стал бы Глеродейл брать себе такую невзрачную вещицу. Получается, эльфы вообще не положили внутрь сокровища?

— Надо кое с кем разобраться, — сквозь зубы процедил Райк. Хайке удивлённо посмотрел на него:

— Они что, краденые?

— Почти.

 

Обед в эльфийском штабе

 

Автомаршрут составил модный наладонник. Подлая магическая штуковина пользовалась общедоступными сетевыми картами, то и дело норовя загнать своего хозяина в тупик, в воду и даже в сплошной забор.

— Ну и где здесь поворот налево? – ворчал Райне. Его враждебный взгляд не мог пробить в высоком металлическом заборе дыру, которая могла бы сойти за приличный лаз. Они шли мимо этого забора уже минут десять, и конца видно не было. С другой стороны улицы тянулась решётка, высотой в пять метров, украшенная острыми шипами.

— Э-эй, Райк, куда ты меня затащил? – пропыхтел Гросс, хватая капитана за подол длинной рубашки. – Чё тебя понесло вдруг краш знает куда?

— Тут недалеко эльфийское гнездо, — зловеще прошипел Шеер. – Сейчас мы его немного поворошим!

Клан Солнечного Ясеня расположился на месте бывшей кондитерской фабрики в бывшем промышленном районе. Все предприятия давно перенесли в Китград или Лимстау, а огромные участки земли преобразовали в парки, где среди буйно растущей флоры и многочисленной фауны приобщались к природе эльфы, альбы и илиары. Часовые уже успели сообщить всем своим о двух очень агрессивно настроенных орках, которые и не думали скрываться или притвориться мирными посланниками. После недолгого совещания в локальной сети представители благородных аль-рас решили отправить двух самых няшных альбов на переговоры.

Парочка хрупких созданий выждала, пока орки опять начнут топтаться, озираясь по сторонам и бормоча под нос ругательства. Альбы придирчиво оглядели себя в зеркальце, которое носило на поясе одно из них. Элико было одето в тонкий розовый котт поверх лазурно-синих шаровар, Тьяша – в лосины из коричневой шерсти с блестящей дополнительной нитью, короткую тунику ярко-зелёного цвета и белоснежный котт с широкими рукавами и вырезанным подолом. Мелкими шажками модники засеменили к угрюмым парням в кожаных куртках, кожаных штанах и кожаных сапогах с металлическими подковами.

Толстый орк небрит, длинный немытый хвост растрепался, за спиной – тренировочный деревянный меч, на поясе болтаются затёртые ножны с посеребрённым кинжалом. Тощий орк коротко, но неаккуратно стрижен, его пояс отягощает такой же тощий кошель, охотничий нож и мобильник. Из рюкзака, что небрежно висит на левом плече тощего, торчат ножны меча. Оба орка так огромны и так злы, что Элико и Тьяша не сразу решаются заговорить.

— Чё надо? – спросил Хайке, глядя на ходячее разноцветье, усыпанное заколочками, значками, камешками на шнурках и прочей дешёвой бижутерией для младших школьников. Райне изучил перепуганные мордочки с блёстками на носу и висках, и задал свой вопрос:

— А где тут у вас прячется подлейший клан гнусных эльфов проклятого Солнечного Ясеня, чтоб им всем засохнуть в дождливый сезон?

Элико и Тьяша переглянулись.

— А что вам нужно?

— Да так, — уклончиво ответил капитан Шеер. – Вопрос один решить желаемо. Оч важный.

Из-за сплошного забора высунулся эльф-часовой в щеголеватом зелёном костюме. Он поправил кокетливую маленькую шапочку с тремя алыми пёрышками и вежливо осведомился, что общего может быть у грязного орка и благородного дома Солнечного Ясеня.

— Например, собственность, — важно произнёс Райне, вздёрнув подбородок. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы часовой узнал героя недавней битвы. Ясности делу это не добавило, но кое-кто из клана считал себя обязанным жизнью Безумному Капитану.

Часовой распахнул неприметную калиточку и сквозь зубы пригласил незваных гостей проследовать в светлый лес благородного дома эльфов. Гости демонстративно вытерли ноги о железную перекладину, через которую им пришлось перешагивать, и строевым шагом потопали через выгоревшую на солнце лужайку к огромному дубу, который неугомонные эльфы превратили в многоэтажный дом. Вокруг великолепного дерева, чудом уцелевшего вблизи рассадника кондитерской промышленности, теснились тонкие стволы, чуть подёрнутые нежно-зелёной листвой, на фоне которой завлекательно блестели крупные красные ягоды.

— Это ваша священная роща? – спросил Райне, когда часовой догнал их в двадцати шагах от дуба.

— Нет, — покачал головой эльф, и оба орка тут же принялись рвать ягоды.

— А если бы ядовитые? – с укором произнёс глава клана, свешиваясь с одной из нижних веток.

Глава дома Солнечного Ясеня, Глеродейл, при рождении получил имя Даниэль. В тот год это имя было особенно модным, им называли не только мальчиков, но и девочек. Многочисленные Даниэли, Даниэллы, Данелли, Данилы и Даны почти одновременно поступили в первый класс, и внезапно возгордились все Мери, Кати, Джерри и Фрицы. Возможно, именно тогда Даниэль Хемфри – хоть фамилия не так часто повторялась! – захотел стать особенным, не таким, как все, и решил взять себе новое имя, действительно подчёркивающее его индивидуальность.

Теперь наряду с именем его индивидуальность охраняли оранжевые полосы на щеках и серые тени на веках. Обесцвеченные волосы собраны в хвост, отдельные пряди заплетены в тонкие косички и жгутики, украшены бусинами. Ногти короткие, как подобает бойцу, но покрыты ярко-красным лаком, а на больших пальцах красуются стеклянные прозрачные капли-стразы. Костюм главы дома был скорее практичным, чем эльфийским. Не так-то легко в наше время найти добрую ткань из лесных трав. Глеродейл носил обычные чёрные джинсы и серую рубашку, компенсируя их обыденность вышитыми заплатками. Надо сказать, он очень гордился этими маленькими картинками, которые специально для него вышивала сестра Энданен, лучшая мастерица иглы и кинжала в их Доме.

Капитан орков внимательно разглядел костюм своего собеседника, мысленно делая себе пометки. Жаль, что Мартль не умеет вышивать. Надо ей намекнуть, что это крайне необходимо любой порядочной девушке. Может быть, Марген умеет? При мысли о том, что грозный Инквизитор будет вышивать для него черепа и кости, Райк чуть не рассмеялся.

Эльф отметил и зависть, и невольную улыбку, и это привело его в хорошее расположение духа. Величественным тоном он приказал часовому возвращаться на свой пост и постарался наполнить свой взгляд мудростью. Не такая уж лёгкая задача для двадцатилетнего мальчишки. Хайке ткнул капитана под рёбра и захихикал, крепко сжав губы. Райне напустил на себя ещё более напыщенный вид и поклонился:

— Приветствую тебя, подлый обманщик!

Не дав эльфу и рта раскрыть, наёмник ткнул ему под нос кулак и медленно разжал пальцы. На ладони лежали две серебряные серёжки.

— Узнаёшь? – спросил он.

— О, — потрясённо воскликнул Глеродейл. – Но откуда? – он посмотрел в глаза тощему орку. От обоих гостей пахло дешёвым пивом и подтухшей рыбой, но взгляд ясных серых глаз опровергал подозрения в пьянстве. — Кажется, я понял, — он хлопнул в ладоши и поднял руки, словно отгораживаясь от яростно сопящего капитана. – Это твой взнос. Конечно, я сам у тебя собирал плату. И теперь ты подозреваешь, что гордый клан Солнечного Ясеня присвоил себе сокровища? Что мы не положили их в условленном месте? И, конечно, клятва тебя не убедит?

Орки замотали головами. Оранжево-полосатый эльф почувствовал прилив отчаяния. Какой удар по репутации! И доказать ничего не удастся. Если бы такие дела разбирались в настоящем суде, обвинение тоже не удалось бы доказать, но никто не собирался идти в суд. Ещё немного, и на страничке их клана появится запись о недостойном обмане, которого не было! Нет, как всё же ужасно…

Со стороны озера незаметно подошли Раталреан и Зельния. Они были одеты весьма скудно, с волос стекала вода, в руках эльфы несли свёрнутые в трубочку коврики. Взглянув на побелевшее лицо своего предводителя, оба остановились в трёх шагах от орков. Хайке почувствовал их присутствие и, обернувшись, громко поздоровался. Райне быстро повернулся в сторону мокрых эльфов, и Зельния не смогла сдержать сорвавшийся с её губ вопль.

— Это ты! – повторяла она, как заведённая, пока Раталреан не догадался похлопать подругу по щекам. Прикусив язык, девушка подбежала к Безумному Капитану и попыталась стащить с него куртку.

— Это что, такое эльфийское гостеприимство? – Хайке потянулся к главе клана, но тот поспешно отступил на несколько шагов в сторону. Райк, растерявшись, позволил смутно знакомой истеричке завладеть своей верхней одеждой, тем более, что, оказавшись в хрупких эльфийских ручках, куртка немедленно притянула девушку к земле.

— Закатай рукава! – приказала Зельния, поднимаясь и отряхивая травинки с колен. – Я должна видеть твои руки!

— Нормальные у меня руки, — возмутился капитан Шеер. – Эй, Ясень-папа, твои эльфы очень странно приветствуют гостей, тебе не кажется? Это что, экспресс-тест на наркотики?

— Что ты творишь? – зашипел Глеродейл на ухо подчинённой. – Он тебя спас, а ты!

— Да ты посмотри на него! И на меня! – эльфийка сбросила лёгкую полупрозрачную накидку, защищавшую её от гипотетического прохладного ветра, и вытянула вперёд обе руки. Парни тут же приступили к изучению предложенных частей тела.

На загорелой коже тут и там, не только на руках, но и на всех прочих открытых участках кожи, белели жуткие проплешины. Кожа шелушилась, местами вздулись пузыри, как от ожога, а руки вообще перебинтованы в нескольких местах.

— Это всё после купания в том проклятом озере, — чуть не рыдала девица. – А у него! Ни одной ранки! Посмотрите на его кожу! Да он там плавал, как рыба, и совершенно чист!

Райне машинально потрогал прыщик на подбородке.

— Чем ты пользовался? – Зельния вцепилась в воротник своего спасителя. – А ну, говори!

— Да блин, — орк оттолкнул навязчивую эльфийку. Та споткнулась о кожаный ком куртки и шлёпнулась на траву, пребольно ударившись задом. Хайке подобрал злополучный предмет одежды и вручил приятелю.

— Пошли отсюда, они все припадочные, — негромко сказал он.

— Подождите, — взмолился Глеродейл.

Райне демонстративно выплюнул косточку в сторону причитающей девушки, но, к счастью, не попал.

— Приглашаю вас на ужин! — глава клана Солнечного Ясеня торжественно указал пальцем вверх. С веток вниз головой свесился десяток самых красивых эльфов, составляющих Ближайшее Окружение Главы клана. Самые эльфоподобные девушки и юноши, которые только нашлись в провинции Хайзинь, где до сих пор иногда рождались дети с острыми ушками и чёрными белками глаз. Гены высших рас так просто не сдавались, и спустя полторы тысячи лет «эльфийский» клан без труда нашёл десяток натуральных остроухов с нежной белоснежной кожей и рыжими волосами. Этим ребятам не требовалось ничего сверх, ни ума, ни талантов, ни воинских подвигов. В битвах с орками они не участвовали, в поэтических состязаниях с другими кланами не блистали, зато выглядели почти как эльфы и искренне пытались соответствовать этому образу.

Райнхард вздрогнул и машинально схватился за меч.

 

— Все эти эльфы, — Глеродейл обвёл рукой сидящих вокруг приближённых, — могут засвидетельствовать, что все собранные сокровища, а также полученные от спонсора, мы сложили в зачарованный сундук. Этот сундук был запечатан таким образом, что открыть его можно было только в день битвы, после полудня. Я могу назвать тебе имя чародея, который сам творил это колдовство, — спохватившись, под конец фразы эльф перешёл на более подобающий тон.

— Было бы очень кстати, — Райк всё ещё возвышался над главой клана, широко расставив ноги и склонив голову чуть влево. – И, возможно, после этой беседы я вам всем даже поверю. Но тогда объясните мне, господа аль, как часть собранных сокровищ оказалась за пределами сундука, если ещё до полудня на острове никого не осталось, а потом его и вовсе накрыли барьером? Может, вы этот сундук просто не закопали?

— Это оскорбление! – вскочил самый горячий эльф, парень лет двадцати плюс минус ещё пять – под гримом не различишь.

— Тихо, — повысил голос Глеродейл. – Вопросы нашего гостя закономерны.

— Гостя?!

Теперь вскочил ещё один задира. Бывают такие и среди благородных аль-рас, и не только парни. Хайке про себя отметил группку хищного вида эльфиек, все с магическими ожогами, хотя и не такими сильными, как у Зельнии. Девушки пока ещё выжидали, молча глядя на инициаторов ссоры, но видно было, что они хотят показать свою силу.

Райне оглядел присутствующих и, наклонив голову вперёд, зарычал.

— Мы не желаем видеть грязного орка в нашем лесу! – заявил первый выскочка. В его одежде было многовато красного цвета для лесного жителя.

— Я пришёл получить ответ на свой вопрос, — громко сказал капитан Шеер.

Глеродейл сделал шаг вперёд. Картинным движением он вынул тонкую эльфийскую шпагу из оклеенных бархатом ножен и обратился к возмутителям спокойствия с длинной речью, в которой упоминалось о чести и общественном мнении, о том, что надо быть выше, о возможных последствиях необдуманных поступков, о том, что пристало и не пристало сынам высшей крови. Кое-кто слушал с почтением, которого явно не заслуживали ни юнец с крашеными волосами, ни слова, почерпнутые из популярных романов. Те, кто хотел драки, не изменили своего намерения.

Им как будто казалось, что орки бессмертны, иначе с чего бы им целиться в корпус? С такого расстояния промахнуться мог какой-нибудь полный неудачник, но не все пятеро. Заклятия, наложенные на луки, смягчили удар, и две стрелы просто отскочили, едва ободрав кожу на груди Райка. Тот, кто стрелял в Хайке, промахнулся и попал в бедро, его стрела даже не смогла пробить толстые кожаные штаны. Ещё от одной стрелы Райк увернулся, и самым дурацким образом подставился под последнюю, которая ударила его в висок. По нежно-золотистой скатерти расползлись красные пятна.

Капитан Шеер отнял ладонь от раны, внимательно рассмотрел её и полез на стол. Под ногами что-то хрустело, скрипело и чавкало. Гросс выдрал оружие из рук эльфа в красном и огрел того по башке, словно простой дубиной. Райне, не обращая внимания на шпагу, которой тыкал в него обладатель пёстрого шейного платка, ударил эльфа ногой по лицу. Тот свалился с лавки и затих, прикинувшись дохлым шлангом. Орк поскользнулся и шлёпнулся сверху, чудом не сломав парню позвоночник.

События, заполнившие последующие двадцать минут, вряд ли смог бы адекватно отобразить даже самый въедливый летописец. Гораздо проще рассказать о конечном результате этого небольшого безобразия. Обед, разумеется, загублен, прекрасная скатерть нуждается в дорогостоящей магической чистке, два вишнёвых деревца сломаны, мебель проще сжечь, чем собрать, ближайшее окружение главы клана прячется в теплице с харрадой, а все остальные сидят и грозно смотрят друг на друга, ожидая медицинской помощи. Подведя итоги, Райнхард почувствовал себя существенно лучше. Он уже больше не сердился на этих забавных ряженых ребят, хотя удар в живот был более чем болезненным, а из-за крови, стекающей со лба, слипались ресницы.

«Это, конечно, не так эпично, как Битва за сокровища, — думал орк, — но тоже довольно весело!»

— Пошли, — он слишком резко вскочил на ноги, и голова сразу закружилась. Райк неуклюже взмахнул рукой и опёрся на меч, чуть не пропоров ногу кому-то из отдыхающих. Хайке, вздыхая, поплёлся за самозваным капитаном.

 

Обстановка проясняется

 

— Телепортировать умеешь? Зачаровывать оружие?

— Нет, — призналась Мартль, вприпрыжку догоняя орка с лопатой.

— Лечить?

— Н-нет…

— А толку от тебя?

Логично, признала Мартль.

Орк шёл быстро, время от времени сворачивая и возвращаясь на несколько метров назад, пока не вышел на небольшую полянку. Между поваленными стволами кто-то устроил открытый очаг с вертелом. Парень присел и принялся засовывать лопату в щель в рассохшемся стволе.

— Меня зовут Люциус. Я работаю на одного мага. Он купил меня два года назад, — беловолосый обернулся, чтобы посмотреть на реакцию девушки, и добавил для пущего эффекта: — Два сундука золотом. Взял в личный штат.

Сказано так, что никто не усомнился бы в чувствах, которые парень питал к своему хозяину. Многие боты хотят попасть в личный персонал, из любви не к магам, но к их деньгам и привилегиям. Однако наёмному племени полагается добывать и то, и другое силой и подчиняться только капитану, доказавшему своё превосходство в драке. Люциус, должно быть, жестоко оскорблён, но убить своего мага не решается и от этого злится ещё сильнее. Мартль представила себе душевные муки, которые терзали бы её на месте убийцы в клетчатой рубашке, и мгновенно прониклась сочувствием.

Люциус тем временем достал из другого тайника сумку и странного вида оружие, похожее на грубо сделанный бронзовый топор. Это был краш агаш, причём без рубинового кристалла в рукоятке. Даже гнезда из-под руны нет. Запрещённое оружие…

— Я должен собрать несколько артефактов, — орк вскинул сумку на плечо. – И я их почти собрал.

— Это ты убил Файке? – наугад спросила Мартиша.

Люциус кивнул и попытался посмотреть девушке в глаза, но не нашёл их.

– И не только. Только что пришлось избавиться от мага, который шёл по моему следу. Он так и не понял, что связываться со мной опасно.

— Зачем убивать-то было?

— У него был второй перстень. Я пытался просто украсть, но старик меня спалил.

— Твой маг послал тебя собирать артефакты?

Предметы, наделяющие носителя спецспособностями, были созданы богами на заре эпох. С тех пор прошло слишком много времени. Что-то уничтожено, что-то утеряно. Отдельные перстни, ожерелья и короны хранились в частных коллекциях, уже тысячу лет никто их не использовал. Магия выдохлась, и никто не знал, как заставить безделушки работать.

— Он знает, как с ними обращаться, — Люциус поднял краш и взмахнул им несколько раз. – Например, этот Краш Восполнения. Урон, который получает противник, повышает моё здоровье.

— Угу, — закивала Мартль. – А чем я могу помочь?

— Ну, как выяснилось, ничем, — вздохнул орк. – Ладно, не отпускать же. Я столько всего рассказал. Пошли! Осталось достать меч, а он в кургане. Недалеко. У тебя есть еда, вода, что-нибудь? Ну ладно, вряд ли мы там надолго. Хотя бы убивать ты умеешь?

— Ну, один раз получилось, — пожала плечами девушка.

— Тогда вот, возьми.

Он протянул спутнице костяной нож, короткий, иззубренный, с полустёртой надписью на эльфийском.

— Эти сволочи знали толк в таких вещах, — Люциус скривился, как и подобает порядочному орку. – Металл не проводит магию, но кости, особенно кости других эльфов, лучшее оружие для мага.

Мартиша стиснула нож в руке. На грозного, щедрого да ещё и красивого орка она смотрела уже с обожанием. С ним она готова идти хоть в курган, кишащий мертвяками, хоть сразу на расстрел. И прирезать вот этим самым ножом любого, кто осмелится угрожать беловолосому божеству.

 

— Я его убью, — рычал Райне, лихорадочно щёлкая мышкой. – Убью гада! Сволочь белобрысая! Кто он такой вообще!

— Нет такого, — печально мяукнул братец илиар. – Ни в Школярах, ни в списке студентов.

— Может, фотография старая? – спросил Диега. – Может, он просто крашеный? Сейчас можно даже цвет кожи изменить.

— Тогда я вообще не знаю, как его искать, — Райк схватился за голову. – А мог бы и не своим именем представиться! Но в школе-то он должен был учиться.

— Списки школьников разбиты по локациям, и не везде есть фотографии, — вздохнул Диега. – Хоть что-нибудь ты о нём ещё знаешь?

— Кстати, — Райк хлопнул себя по бёдрам, — забываю всё время. Вы, парни, вместе со мной же в той гадской луже искупались? А чё ж вы такие чистенькие рылами? Я тех эльфов когда увидел, чуть в обморок не хряпнулся.

— Обижаешь, — Диега расплылся в улыбке. – Новейшие достижения алхимии…

— У нас на работе есть аптечка на такой случай, — объяснил илиар.

Покончив с мелкими вопросами, орки приступили к дальнейшим поискам. Сеть была обширна, и где-то в закоулках социальных сетей должен был мелькнуть особо наглый орк в клетчатой рубашке.

 

Тило прислонился к колонне, подпирающей низкий потолок огромного тёмного зала, и посмотрел на некроманта своими блёклыми серыми глазами.

— Вы же всё равно потребуете, чтобы я возвращал её. Демону потребуется очередная порция крови.

— А вот и нет, — Кортум потёр руки. Он старательно делал вид, что взгляд долговязого юнца его не смущает. – Я теперь могу сам синтезировать её кровь, так что смогу обойтись и без заикающихся истеричек.

— А если её убьют? – резко спросил Дитрих.

— Кто? – старик разыграл искренне удивление. – Ты же сказал, что отправил девку аж на Хоринис. Кто додумается искать её там?

— А что, на Хоринисе мало неприятностей, в которые можно влипнуть?

— Заткнись, — недовольный маг швырнул в ученика молнией. Тиль выставил блок.

— Я требую, чтобы вы вернули Мартише доступ в общую сеть.

— Требует он, — Кортум всплеснул руками и закудахтал, обращаясь к пустой стене. – Что за молодёжь пошла! Сами ничего не умеют, паразитируют на несчастном старике, инвалиде, всё им на тарелочке принеси и в клювик наложи! А клюв-то отрастили, переростки инфантильные. Я в твои годы…

— Вы создали управляющие руны всего год назад, — перебил его Тило. – Вас учили иначе, вы полжизни просидели в этой башне, пользуясь совершенно бесплатным источником маны, вы планомерно уничтожали соперников и похищали их разработки…

— А кто тебе мешает? – зрячий глаз некроманта хитро сощурился. – Давай, иди, построй свою башню, посмотрим, как это просто…

— Мне не нужна башня, — Дитрих перенёс вес тела с одной ноги на другую. Он чувствовал, что потребуется демонстрировать силу. – Я хочу, чтобы вы сейчас же подключили Мартль обратно, чтобы я мог убедиться, что ей ничего не угрожает!

— Ты влюбился? – быстро спросил Кортум.

Дитрих моргнул.

— Нет, конечно, — раздражённо сказал он. – Но вы же не могли не прочитать работу Штрауберга. Если донор погибнет, демон обретёт смертность. И я считаю, что обеспечить безопасность донора – одна из приоритетных задач.

— Заткнись, — рявкнул некромант. – Не думай, что ты один такой умный!

— А вы вообще вспомнили об этом условии, магистр? – молодой маг повысил голос.

— Заткнись, шшысёныш, — инвалид подкатил ближе, чуть не отдавив Тилю ногу колесом. – Не вмешивайся в мой воспитательный процесс!

Дитрих напрягся. Красная молния сорвалась с его пальцев, но увязла в щите Кортума. Блокировать сразу три огненных шара, которые разгневанный воспитатель метнул в ответ, парень не успел. Кое-как затушив одежду, он попал в объятия ледяного шторма, который почти сразу сменился новой огненной бурей.

— Ну что, доходчиво? – прошипел некромант, глядя, как корчится наглый выскочка. – Будешь ещё спорить с уважаемыми людьми, шшысёныш?

Тиль знал, что должен ответить «Нет, больше не буду», и тогда статус-кво будет восстановлен. Они продолжат разрисовывать ритуальный зал, и Кортум начнёт лекцию о Погружении и Тёмном режиме с того места, на котором ученик задал тот самый вопрос.

— Я пошёл, — он выпрямился, стряхнул обугленный останки мантии и направился к лифту. Телепортировать с этого этажа никто не смог бы.

— Куда? – возмутился магистр. Он попытался скрутить Тиля силовым захватом, но парень разорвал потоки и встал на подвижную плиту.

— А никуда не поедет, — злорадно заметил старик. – Без моего приказа тут ничего не работает!

Молодой маг сдаваться просто так он не собирался. Руки сами потянулись к ошейнику. Тило рванул изо всех сил, вложив остатки маны в это движение, и почти сразу потерял сознание. Перед ним закружилась чернота, постепенно заполняющаяся мелкими звёздочками. Усилием воли Дитрих протолкнул сознание вперёд, к стремительно раскручивающейся спирали галактики. Всё, что он когда-то слышал и читал, всплывало в памяти с необычайной чёткостью. Парень нашарил собственные руки, протянул пальцы к воображаемой клавиатуре и набрал пароль из семи рун.

Кортум не сменил пароль, считая, что никто больше не додумается. Или просто не мог этого сделать. Перед внутренним взором мага появился белый экран с индикатором загрузки. Помигав минуту, индикатор исчез, по экрану расплылась карта, усеянная светящимися флажками, точками, разноцветными крестиками. Дитрих уверенно положил воображаемую ладонь на не менее эфемерную мышь. Он не первый раз видел подобные карты, и сейчас чувствовал себя достаточно уверенно.

«По образу и подобию», — подумал он вдруг. – «Нас создали боги, по своему образу и подобию. Всё, что мы создали, всё, что придумали, было заложено изначально. Мы просто повторяем то, что уже когда-то и где-то встречалось. Краш, я же сейчас в режиме бога!»

Внезапно чужая сила потащила его назад и водворила в тело. Пальцы нащупали совершенно целый ошейник, липкий от крови. Во рту ощущался мерзкий металлический привкус.

— Ты так больше не шути, умник, — прикрикнул Кортум, демонстративно вытирая руки засаленным платком. – Хотя хорош, хорёк, — признал он, разглядывая поджаренного парня так, будто заподозрил у того зачатки разума. – Откуда пароль знаешь?

— У Иеронимуса был записан, — признался Тиль.

— Вот же выкидыш скунса, — скривился учитель. – И что я его раньше не убил?

— Почему вы пароль не сменили? – спросил Дитрих.

— Прав нет, — Кортум ещё сильнее перекосился. – Ладно, сусел, считай, шантаж удался. Не вздумай ещё раз влезать, настройки мне собьёшь. Я тебе потом расскажу, как свой аккаунт создать. Пароль выдаёт программа, а чтобы поменять, надо подать запрос снаружи. А на кой краш тебе эта девка? Она вроде как мелкая для оболтусов вроде тебя.

Тило сосредоточился на том, чтобы зарастить обширный ожог на плече.

— Скажите, магистр, у вас домашнее животное было когда-нибудь? Не лошадь там или корова, а такое, комнатное? У меня вот в детстве был кот, — молодой маг всхлипнул, потеряв контроль над болью, и надолго замолчал. – Не совсем мой, — продолжил он, закончив с плечом. – Просто приходил какой-то в парк. Я его кормил тайком, он иногда разрешал себя почесать. Красивый такой. Очень игривый. Все руки иногда раздирал. Если бы кто-то из него решил сделать чучело и поставить его в шкаф… я бы убил.

 

На Орочьем Острове зима казалась даже сносной. Снег, конечно, лежит, но солнце светит, как приклеенное, тепло, и даже луж почти нет. Мартиша сняла куртку, расстегнула рубашку и даже пожалела, что надела тёплые орочьи штаны. Люциус завязал хвост в пучок на макушке, надел сверху лёгкий шлем и стал похож на средневекового урукхая в клетчатой рубашке.

— Этот курган набросали поверх старого лагеря, — лекторским голосом вещал орк. – Тут везде норы, норы, как в «Хаотах», выработанные шахты, затопленные шахты. Но самое страшное – заброшенный храм, который орки выстроили, чтобы вызвать демона. Люди потом хотели его уничтожить, но нашёлся среди них один, который проникся идеей. И других того, проник. В общем, в конце концов, закопали от греха, но демона вызвать почти успели. Только при этом потревожили какие-то там внешние сферы, в нашем мире появились драконы, искатели и прочая дрянь.

Они явно шли под уклон, под ногами скользили шишки, и даже ухватиться при падении было не за что. Толстые тёмные стволы уходили в небо. Где-то над землёй стучали клювами дятлы, в опавшей хвое можно было разглядеть каких-то мелких зверьков с огненно-рыжим мехом. Мартль приходилось почти бежать за орком, да ещё в тяжёлой обуви, по корням, веткам и ямам. И всё-таки она не могла не задать вопрос:

— А зачем вызывать демона?

Что же все так помешаны на этой идее? Иеронимус, Кортум, куча уже покойных некромантов, оставивших после себя целые талмуды. И даже орки. Зачем?

— Сложно сказать, — Люциус передёрнул плечами. – Обычно демона загоняли обратно или уничтожали очень быстро. Считается, что они неуязвимы, не подвержены старению, всё могут и всё знают. И всё-таки каждый раз находился способ от них избавиться. Поэтому мой маг поставил на драконов.

— Что? – удивилась Мартиша. – Он будет создавать драконов?

— Он их призовёт. Если получится, конечно, — криво усмехнулся орк. – Как ты понимаешь, он – некромант. Собирается призвать целую стаю этих тварей и захватить власть во всём мире.

— А он не рассердится, что ты так спокойно всем об этом рассказываешь?

— А он узнает? – фыркнул парень. – Что до меня, пусть хоть треснет. Я всё равно собираюсь убить его. Они все недооценивают меня, пусть поплатятся за это. Он вызовет драконов, а я убью его во время ритуала. Он никогда меня не выгоняет, а ведь даже не может толком защититься.

— Тогда почему ты до сих пор этого не сделал?

— Ну, смотри, — Люциус развёл руками, пытаясь обрисовать ситуацию. – Вот грохнул я Файке. Сейчас хозяин там мутит, направляет следствие, и то за мной увязался один отморозок. А вот когда появятся драконы, всем станет резко не до меня.

— Но они же разнесут всё на хрен, — протянула девушка. – Столько людей погибнет!

— Нас и так слишком много. Друг у друга на голове сидим.

Мартль задумалась. Поскользнувшись на очередной шишке, она полетела вниз головой в едва присыпанную снегом канаву. Ледяная масса залепила лицо, забилась в рукава и отрезвила мысли. Действительно, какое ей дело, кто правит миром, и как именно погибнут совершенно незнакомые люди. Ну, помешает она Люциусу, его маг просто купит другого орка. Не призовёт этот маг драконов, всё равно Кортум скоро получит своего драгоценного демона. Так или иначе, мир обречён, и надо как-то убить время до конца света.

Она выбралась из ямы, стряхнула снег с одежды и помчалась догонять нового напарника. От жары и быстрого бега картинка перед глазами расплывалась, мелькали белые и чёрные точки. Мартль не видела, куда они идут, приходилось напрягаться, чтобы вообще различить посреди мельтешения высокую фигуру в урукхайском шлеме. Девушка остановилась, перевела дыхание и картинка прояснилась.

Кожей Мартль чувствовала солнечный свет, но вокруг был только тёмный зал с колоннами, освещёнными красноватыми коптящими светильниками. Это видели не её глаза, но чьи? Неужели магистр передумал?

— Ты где? – спросил ледяной высокий голос.

— На острове, — прошептала она, усилием воли переключаясь на собственное зрение.

— Кто это? – Тиль заметил орка, который как раз остановился и помахал рукой, подгоняя неуклюжую девчонку.

— Его зовут Люциус, — Мартль побежала дальше, на ходу шепча: — Мы сейчас идём за каким-то артефактом, который зарыт в кургане, а раньше там был храм орков.

— Очень интересно, — вклинился Кортум. – Ни на минуту оставить нельзя без присмотра! Что за парень? Что за храм? Хорошо, у меня никогда не было детей! Современная молодёжь поражает своей неприспособленностью! Тебе что, не хватало орков и храмов? И на кой чёрт орку артефакт, ты вообще думаешь, что говоришь?

Пока он ругался, не давая вставить ни слова, девушка уже догнала беловолосого. Разумеется, при нём вести дискуссии с учителем нельзя. Так что ей оставалось молча слушать, как некромант распекает сначала её, потом Тило, потом к разговору присоединился капитан Шеер, и ему тоже досталось. Услышав имя Люциуса, Райнхард рассвирепел, словно ему на хвост наступили. А когда Тиль описал приметы орка-убийцы, негодование Райка было велико и ужасно. Он молчал целых тридцать секунд.

— Круто, чё сказать! И я узнаю последним! Всем вообще по хрен, я смотрю! Чем вы там занимаетесь, скажите на милость? Преферанс раскладываете?

Дитрих как раз закончил сложную пентаграмму на потолке, поэтому счёл возможным выразить обиду.

— А когда ты собираешься заняться дрессировкой своих клонов? – добавил он.

— Кстати, — вспомнил Кортум, — их нельзя забрасывать так надолго! У них будут психологические проблемы. Так что дуй сюда, опарыш волосатый.

— Щаззз, — фыркнул орк. – Пускай пудель за мной является и телепортирует. А вообще, могли бы и слабать мне руну телепорта.

— Ты же у нас рунотехник, — ехидно заметил некромант.

— Нам пока ничего сложнее калькулятора в руки не дают, — пожаловался будущий ценный специалист. – А у вас наверняка валяется куча заготовок.

 

Мартль краем уха прислушивалась к такой привычной перебранке. Воздух стал прохладнее, а снег – глубже и плотнее. Они с Люциусом спустились в широкий старый овраг, по дну которого стелился замёрзший ручей. Орк решил, что настало время для очередной лекции:

— Насколько я понял, вход там уже открыт. Мой козёл сам, конечно, не ходил, посылал кого-то на разведку. Этот кто-то откопал двери, взломал печать, но внутрь идти забоялся. Маг его казнил, конечно. Теперь нам надо хотя бы первые залы зачистить, разведать, что да как. Может быть так, что только маг может достать эту хренотень, тогда я его и вызову.

— А как ты с ним связываешься?

— Как обычно, почтой, — пожал плечами беловолосый. – Ты думаешь, там реально кто-то цензурит? Писать можно что угодно, если и прочитают, решат, что речь идёт об очередной бродилке.

— Отсталость, — тут же прокомментировал магистр Тёмной лиги. – Так, ты, недоразумение в штанах! Этот ваш лопоухий рвётся бить морду вон тому хвостатому. Так что не удивляйся, к вечеру должен добраться. Карту открывать умеешь? Ну что за люди, что за бездари, у вас в голове мозги для чего лежат, чтобы шарик смотреть?

 

Вход в подземное святилище выглядел непрезентабельно. Как будто могилу разрыли. Для сохранности предшественник Люциуса прикрыл дыру в земле клеёнкой, которую прижал по углам камнями. Орк отогнул край и заглянул внутрь.

— Зажги свет, — коротко бросил он. Мартиша крепко сжала руки и сразу дёрнула ладони в сторону. Между пальцами засветился маленький белый шарик. Девушка аккуратно загнала светлячка в «могилу», и тот осветил узкий земляной ход, круто уходящий вниз. Белохвостый сполз внутрь, стараясь не слишком дёргать клеёнку. Снаружи всё должно выглядеть нетронутым. Мартль последовала за ним, сжимая в руке костяной нож. Пока что приключения действительно напоминали бродилку: страшно, но в меру, ни эффекта присутствия, ни ощущения реальности. Тем более, что как раз в этот момент Райне пытался объяснить ей, как открывать карту и выставлять маркеры.

Время от времени Люциус останавливался, чтобы оглядеться и прислушаться. Пока они не вышли из свежего прохода, ничего подозрительного не попадалось, но когда-то должен был начаться и храм.

— Вот будет классно, если мы упрёмся в стену, — вздохнул орк. Вскоре после этого они действительно наткнулись на желтовато-серый камень, испещрённый насечками и пятнами плесени. Ход резко поворачивал вправо, вдоль каменной кладки. Парень, который был здесь раньше, неплохо потрудился. Даже Люциусу почти не приходилось пригибаться. Скорее всего, вместо лопаты этот копатель использовал какое-то строительное заклинание.

Ход привёл к узкой дыре, в которую даже Мартль трудно было бы пролезть. Первопроходчик не только прикрыл лаз картонкой, но и присыпал землёй. Беловолосый объявил привал, и они разделили бутылку воды и две лепёшки. Было бы несправедливо утверждать, что пополам. К концу обеда орк дозрел до очередной «познавательной странички»:

— Дальше уже зал. В него раньше вели парадные ворота, а эта дыра – бывшее окно. Не слишком высоко, спрыгнуть можно, а вот забраться обратно не каждый сможет. Тот тип уверял, что зал кишит мертвяками. Наверняка так и есть. Вылезти они не могут, а то давно бы повылазили. Так что можно было бы их расстрелять. Проблемы я пока вижу две. Темнота и ограниченный запас болтов. Ты можешь обеспечить нормальную подсветку?

Девушка кивнула.

— Ещё могу попробовать вытаскивать болты обратно, — воодушевлённо предложила она. – Типа телекинез. И тогда вообще красота.

— Стрелять в них магией пока не предлагаю, — предупредил Люциус. – Я смотрю, с практикой у тебя не очень. Так что без приказа ничего не делать, ясно?

— Да, сэр! – Мартль ещё раз энергично кивнула.

 

В камине мирно потрескивал огонь, свечи горели ровным жёлтым пламенем, а на столе на огромном блюде возлежала в непристойной позе тушка кусача, запечённая с серафисом, голубикой и болотником. Дитрих украсил свежей зеленью тарелочку с сыром, разлил по бокалам вино и пристально посмотрел на магистра Тёмной Лиги.

— Господин Кортум, — негромко позвал молодой маг. Кресло сдвинулось с места, скрипя, как несмазанная телега, и недоверчиво двинулось к столу.

— Мышьяк? – старик демонстративно обнюхал всё, до чего смог дотянуться.

— Ужин, — вежливо улыбнулся Тиль. – Нормальный ужин.

«А не этот ваш лапшич модифицированный», — подумал он. Кортум, кажется, понял, что имелось в виду, и надулся.

— Я и сам могу наколдовать себе любой ужин! – заявил он.

— То есть этот вы есть не будете?

— Заткнись, щенок, — бросил старый инвалид, хватаясь за нож. Дитрих чинно отрезал от своей порции малюсенькие куски, время от времени обмакивал их в густой чёрный соус и тщательно пережёвывал, растягивая трапезу. Ему доставляло удовольствие следить за тем, как некромант с мировым именем и претензиями на мировое господство жадно пожирает банального кусача.

— А Мартль никогда мне не готовила, — проворчал некромант с мировым именем. – А ещё девочка! Да из тебя, и то лучшая женщина получится.

Дитрих тонко улыбнулся.

— Скажите, учитель, а что вы будете делать, когда демон получит своё тело?

— Ну, для начала я хочу захватить мир, — Кортум со стуком поставил на стол пустой бокал, и ученик немедленно наполнил его снова. – Всегда хотел стать повелителем Империи Зла. Разумеется, надо, чтобы и добро кое-где торжествовало. Всякие там окраинные провинции, острова и плавучие республики. Я буду бороться с ними, они – со мной. Это будет одним из способов регулирования численности населения.

— Но вы это и без демона могли бы, — заметил Дитрих.

— Ну, оно конечно, — скромно вздохнул ВБА. – Но империя – это не самоцель. В конце концов, я человек уже старый, очень старый. Я уже в том возрасте, когда бессмертие представляется скорее проклятием. То там заколет, то тут заболит. Магия не всесильна. Ещё лет десять, и придётся помирать. В общем, я хочу позаботиться о своём посмертном будущем.

Тило чуть не уронил вилку.

— Вы что, хотите договориться с богами?

— С богами, — Кортум скривил физиономию, а у него это всегда получалось очень мерзко. Его лицо и в нормальном-то состоянии вызывало отвращение. – Были бы те боги! Халтурщики! Рай, ад… нет ничего! Понимаешь, — неожиданно горестно взвыл маг, — ни ада, ни рая, вообще ничего! Я столько времени потратил, выясняя, куда же девается так называемая душа после смерти. И сказать тебе, куда?

Молодой маг кивнул и подлил наставнику ещё вина.

— А никуда! Всё, нету! Пшик, — Кортум энергично взмахнул вилкой, и очередной кусок мяса чуть не упал на ковёр. Маг испепелил его в полёте и оторвал себе новый. – Нет, я так не согласен. Я не собираюсь исчезать. Мне нужен посмертный мир, и я его построю. Сам! Без всяких богов! Вот для этого мне и нужен демон.

— Но разве демон сам не приходит из какого-то иного мира?

— Ага, разбежался! Нет, это порождение нашего мира, результат магического воздействия на повреждённый мозг несовершеннолетней дурочки.

— Тогда как он может сделать то, что не под силу вам?

— Не знаю, — вздохнул некромант. – Но как-то может. Ты встречал когда-нибудь упоминание о Чертогах Боли? Это как раз пример мира, созданного демоном. Всё дело в том, кто и для каких целей проектирует мир. Меня не интересуют всякие садо-мазо извращения, мне хочется обеспечить себе приличное посмертие с возможностью возрождения в новом теле. И не вздумай заводить шарманку, якобы мне это надоест и всё такое.

— Конечно, конечно, — согласился Тило. – Разве могу я судить о ваших мотивах?

— Заткнись, шшысёныш, — шикнул старик, но больше для порядка. Он был доволен. Столько лет грандиозный план хранился под замком в надёжнейшем сейфе – памяти ВБА. Но любой творец в душе желает, чтобы его творение было признано восхищённой публикой. И желательно, чтобы публика хотя бы в общих чертах понимала, о чём идёт речь. – Десерт будет?

Тило хлопнул в ладоши, и блюдо с костями и остатками соуса сменились изящными вазочками с мороженым и фруктами. Некромант недовольно оглядел стол:

— А где какава?

Молодой маг мысленно закатил глаза и телепортировался на кухню. Кортум нетерпеливо стучал ложечкой по столу. Новый ученик во многом проигрывал трём предыдущим, но были у него и некоторые достоинства. Маги готовят редко, обычно этим занимается их личный персонал. «Что ж», — решил величайший некромант, — «логично, что мне должны прислуживать маги!»

  • Пролог / Закономерные случайности / IcyAurora
  • Где- то там, за чертой / Аделина Мирт
  • Эксперимент / Миры / Beloshevich Avraam
  • Рассказ первый / Превратности с... / Таст Фан
  • Шесть патронов / Решетняк Сергей
  • Благословите / Стихи-3 (Стиходромы) / Армант, Илинар
  • Вспомни имя ее / «Ночь на Ивана Купалу» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / Мааэринн
  • 11. / Записки старого негативиста / Лешуков Александр
  • КОНТРАСТНЫЙ ДУШ / Осколок нашей души / НИК Кристина
  • Почему я не такая / Парус Мечты / Михайлова Наталья
  • Отсырела любовь, посинел твой цветок (Нгом Ишума) / А музыка звучит... / Джилджерэл

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль