3.

0.00
 
3.
Цель захвачена

Арест

 

Никто, в общем-то, не удивился, когда люди в чёрных рясах поместили Тило, Райка и Мартль в небольшую, светлую и явно давно пустующую камеру в местном отделении полиции. Арестованные не возражали. Обвинение в мародёрстве было бы страшным в южных землях, но не в локации Файке. Здесь всё-таки правили потомки илиаров, а в их культуре с мертвецами не церемонились. Верующего человека постигло бы наказание его церкви, но все трое дружно объявили себя атеистами, и потому им светил только допрос по делу сектантов. В ожидании допроса Райне выпросил обед и бутылку заживляющей мази. Толку от неё было мало, но зато боль действительно снимало.

Обед прикончили за пять минут, а потом Мартль и Райк заснули.

Тило не спал. Он пытался обдумать всё то, что так стремительно произошло за последние сутки. Картина мира, которую пошатнула встреча с Кортумом, точнее, обстоятельства, при которых она проходила, окончательно рухнула в этом маленьком славном городишке. Хаммен даже после ночи пожаров и массовых беспорядков выглядел благопристойно и опрятно, чего нельзя было сказать о младшем Леманне. А ведь он даже в общаге каждый день гладил себе рубашки и брюки.

Теперь придётся опять тащиться к Кортуму. На этот раз, конечно, не пешком. Лучше взять чей-нибудь ковёр, тем более, что в башню проще попасть через окно, чем как-то иначе. Может, вообще отправить этих двоих, а самому помочь Марген? В конце концов, они ей обязаны жизнью. Кортуму, конечно, тоже обязаны, но ему помогать не хотелось.

Расправившись с планами на ближайшее будущее, Дитрих вынужден был задуматься о более глобальных вещах. Куда идти? Самый простой и желанный вариант – вернуться в группу, — пришлось отбросить. Горло будет болеть ещё долго, даже если обратиться за помощью к опытному медику. Но это стоит денег, а денег у них нет. Он поймал себя на том, что думает не «у меня», а «у нас», и растерялся.

Возвращаться в семью Тиль не хотел. В Академию – да. Отнимает кучу времени, но, видимо, стоит того. Если бы он не ленился в своё время, то провёл бы последнюю неделю гораздо более приятным образом. Например, смог бы вылечиться самостоятельно. Невесёлые мысли убаюкали молодого мага, и он заснул в неудобной позе, даже не отвернувшись от окна, из которого лился мягкий жёлтый свет.

Райнхард устал притворяться спящим и открыл глаза. Хотя он и устал, как скотина, заснуть не удавалось. Слишком много мыслей толкалось в голове. Слишком нереально выглядело всё происходящее. Что делать? Он может быть магом. Ну и что? Многие в детстве хотели бы быть волшебниками, но даже тогда Райк предпочёл бы стать пиратом или повелителем звёздной империи. В крайнем случае, капитаном наёмников.

«А что?» — подумал он вдруг. – «Это же стандартный сюжет: наёмник на службе у мага. Желательно старого, свихнувшегося и богатого. Хорошо бы ещё и щедрого, но ничего, на любого скрягу можно найти управу». Мысль была красивая, она грела душу, но вместе с ней пришло и беспокойство: а что же скажут родители? Они отправили его в столицу, они ждут, что он станет хорошо оплачиваемым специалистом… а, ладно! Зря, что ли, у него целых два старших брата? Вот пусть они и будут уважаемыми людьми и примерными семьянинами. В конце концов, он уже умер для всего мира, и ничего, как-то же родители это пережили. Так что живой наёмник должен их радовать больше, чем мёртвый студент.

«Нет такой профессии – наёмник», — передразнил внутренний голос. – «Меньше надо в компьютере зависать. Шёл бы ты в менеджеры, если лень учить физику. С оружием скакать можно и после работы».

За дверью постоянно кто-то куда-то шёл, бежал или плёлся, дверь была тонкая, деревянная, и звуков не заглушала совершенно. Сразу видно, что камерой по назначению не пользовались ни разу. И даже не собирались. Окно тоже было немаленькое, Райк мог бы высадить раму и спокойно покинуть полицейский участок, скрывшись среди розовых кустов.

Орк подошёл к окну и осторожно приоткрыл створки. Запах цветов в саду смешивался с дымом. Тёплый воздух подул в лицо, и Райне блаженно зажмурил глаза. Он любил лето. Во-первых, из-за погоды, во-вторых, из-за каникул. И пусть все конечности болят, чешутся и отваливаются, но всё равно хочется вылезти на солнышко, лечь с книжкой и пакетом бутербродов… где-нибудь на холме… и чтобы ни одна зараза не дёргала…

Нет, магом он точно быть не хочет. Вон, даже этот бледный, сколько его ни воспитывай, всё пытается отлынить от своих прямых обязанностей. А прямая обязанность мага – сидеть в кабинете и принимать страждущих. Правда, вместе со страждущими маг принимает и взятки, и подарки, и просто комплименты, а потом, накопив денег, можно и в политику податься, но… тут уже нужны связи, родственники. Да, блин, совсем забыл. У магов же все друг другу седьмая вода на киселе. Так что даже если выдавать себя за иностранца или приезжего из глубинки, остаётся риск быть опознанным. А уж стоит чуть подняться, сразу найдутся желающие разузнать, откуда такой взялся. Нет уж, может, он, Райк, и не слишком умён, но и не совсем дурак – в маги идти.

 

Монолог Кортума

 

Выговор троица «мародёров» вынесла стоически. Райне строил гримасы, вздыхал, симулировал раскаяние и превращал лекцию об уважении к мёртвым в балаган. Тиль фактически спал с открытыми глазами, поэтому отец Фаолир постоянно обращался именно к нему, как к самому серьёзному слушателю. Мартль разглядывала свои руки. Она всё никак не могла привыкнуть, что часть её тела выглядит именно так.

Отмучившись, напарники экспроприировали уже ничей ковёр в качестве возмещения морального ущерба, остальное не тронули. Пусть наследники порадуются. К Кортуму пришлось лететь втроём: Марген уже давно покинула город в неизвестном направлении.

Летели молча. Девушка снова заснула, и Тиль уже начал волноваться, что навсегда. Орк разглядывал проплывающую под ними пустыню и сплёвывал в неё шелуху от семечек. Где он достал целый пакет, Райк упрямо не говорил. Маг никак не мог сосредоточиться на дороге. Когда справа от них показалась башня, семечки у Райне кончились, и орк попытался завязать разговор. Тиль не слушал его. Он вырулил прямо на балкон, где стояли несколько засохших растений.

— Марти, вставай! – жизнерадостно рявкнул Райк. Девушка сонно промычала что-то и покрепче вцепилась в ковёр. – Нет уж, вставай! Пошли, напугаем этого старикашку.

Они вошли внутрь. Комната казалась когда-то жилой, но давно заброшенной. На стуле до сих пор висела чья-то майка, серая от пыли, а книга на узком диване так и валялась, бесцеремонно брошенная корешком кверху.

— Где его искать? – всё тем же тоном осведомился Райне, хлопнув мага по спине. Тиль толкнул его локтём и открыл дверь.

— Даже не заперли, — прохрипел он.

— Ау-у-у, — крикнул орк, выбегая на лестничную площадку. – Есть кто живо-ой?

Они спустились вниз, в лабораторный сектор, где и обнаружили некроманта. Он сидел перед книжной подставкой. Потрёпанный том в деревянном переплёте пришлось буквально приковать, чтобы он не свалился на колени старику. Точнее, на панель его кресла, в тарелку. Райнхард сразу узнал по запаху быстрорастворимую лапшу, дешёвую и лишённую всякой пищевой ценности. Он сам уже успел заработать на ней гастрит и стремительно приближался к язве.

— Мы пришли! – провозгласил орк. Тиль прислонился к косяку двери, Мартиша спряталась позади него и закрыла глаза. Голова просто раскалывалась. Кажется, её ещё и укачало. – Чё, почему никто не радуется? Где цветы, фанфары, торт со сливками?

— Явились, — проскрипел Кортум. Инвалидное кресло развернулось в сторону пришельцев. Выражение его лица не поддавалось прочтению, но ничего хорошего уж точно не сулило. – Где вы шлялись столько времени? И не надейтесь, что я буду вас кормить. Я намерен подвести итоги вашего брожения и объявить результаты. Так что садитесь и не маячьте в дверях, а то создаётся впечатление, у меня в коридоре лес, и состоит он из сплошных пней.

— Нам сегодня уже читали лекцию, — возмутился Райнхард. – Сколько можно?

— Считай, что теперь у тебя зачёт.

— Да ну?

— Где демон, двоечник?

— Уплыл, — развёл руками Райне. – Он немножко недоразвитый получился. Ни в мешок не засунешь, ни ошейник не наденешь. Так что мы выпустили его на волю.

Кортум уронил ложку, разбрызгав бульон.

— Вот так вот взяли и выпустили моего демона?

— Если бы ты сказал, чем можно поймать газообразное существо, которое чуть что, сразу шмаляется маной, мы бы ещё подумали. Но ты же самоустранился, как только припекло, а теперь ещё и претензии нам предъявляешь.

— А к-кристалл? – некромант снова принялся за еду.

— Вот, — Райнхард достал из левого кармана куртки мешочек с рунами и аккуратно положил на стол рядом с плиткой. Потом из правого кармана куртки. И из всех четырёх карманов на штанах. Тиль проделал то же самое, и на лабораторном столе выросла целая гора.

— Один из них – точно тот самый, — орк просто лучился радостью. – Ну чё, мы задание выполнили. Теперь прошу деньги и документы. На троих.

— Размечтался, — ехидно захихикал некромант. – Стой и слушай. И не улыбайся, как идиот! Бери пример вон с того болвана, который дверь подпирает. Встань с другой стороны, пусть будет симметрично.

— Вы собирались подводить итоги, — подал голос Тиль.

— Я сказал ему молчать, а не тебе трепать языком! – рявкнул разноглазый старик. – Итак, я опробовал замечательное изобретение – межмозговую связь. Мне удалось создать сеть с тремя управляемыми юнитами и одним управляющим. Она даже работала, пока вы не полезли на алтарь и всё не испортили. Если бы эти жалкие глупцы из Академии не запретили публиковать работы по некромантии, я бы стал знаменит! Представляете, как можно было бы использовать это изобретение на практике?!

Кортум воодушевился, на жёлтом лице проступали бурые пятна.

— Новая эра рабовладения! Резкий рост производительности труда! Э-э-э…Что вы на меня так смотрите?

— Мы в восхищении, — заверил его Тило. – А ещё что?

— Ещё… — некромант пожелтел обратно. – Ещё я покарал неблагодарную тварь Иеронимуса за то, что он не оценил всего того, что я для него сделал. Это было весело. Жаль, что вы упустили моего демона. Ничего-ничего, он ещё объявится где-нибудь. Ещё вопросы есть?

— У меня есть вопрос, — Райне сунул руки в освободившиеся карманы. – Мы тут посовещались и решили, что Мартиша – маг.

— Угадали, — прищёлкнул пальцами Кортум. – И ты, кстати, тоже.

— Я-то память не терял, — возразил орк. – И я не собираюсь верить во всякую чушь. Маги рождаются только у магов. И то через раз.

— Все так думают, потому что это удобно для потомственных магов, — некромант обнажил в усмешке жёлтые зубы. – Способность к магии – это такая редкая генетическая болезнь, если хотите знать. И, поскольку когда-то абсолютно все люди были магами, мизерная предрасположенность есть у каждого. Она так мала, что не стоит упоминания, если речь идёт о ботах. Да и у смешанного потомства почти нет шансов. Но людей народилось уже семь миллиардов, в одном только Оршахане их три миллиона, причём состав постоянно меняется – одни уезжают, другие приезжают.

Слушайте-слушайте! Считайте, что это финальный монолог главного отрицательного персонажа, потому что по окончании его я распрощаюсь как минимум с двумя из вас.

Мне нужно было, во-первых, подтверждение моей правоты. Я отправил своих людей проверять всех, чью смерть легко инсценировать – тяжело раненых, больных на последней стадии, несостоявшихся самоубийц. Я отрабатывал технологию удержания души в теле. Он всё ещё несовершенна, но попутно я заполучил к себе пять магов. Двое из них умерли на операционном столе. Один оказался потомственным. А ещё двое выглядели, как боты, у одного даже были документы. Но анализ показал, что вы – да, и девчонка тоже, не думай, что я тебя не вижу! – являетесь счастливыми обладателями той самой волшебной комбинации генов.

Я решил испытать вас в деле и, разумеется, не ошибся. Родословная – это, конечно, хорошо, но маг может родиться у любой пары. Нельзя же упустить такой шанс! Я могу воспитать, вырастить себе ученика, которому не промывали мозги в этой чёртовой школе, научить всему необходимому и сделать его своим агентом. Никто, кроме меня, не будет знать о его способностях, так что это будет очень полезный персонаж.

Итак, в ученики я возьму тебя, ушастый. Радуйся, теперь можно. Остальных попрошу очистить помещение. Если будете себя хорошо вести, расскажу потом главную тайну мироздания.

Кортум перевёл дух и снова занялся остывшей лапшой.

— Не, — твёрдо сказал Райне. – Я согласен на вас работать, но учиться магии – ни за что. Не те мои годы, чтобы школьную программу осваивать. И вообще, мои предки этого не одобрят. Так что у меня уважительная причина.

— Ты – лентяй? – возмутился старый маг. – Я оказываю тебе такую честь, а ты что-то лопочешь про папочку с мамочкой?

— Да! – честно признался Райк. – Я – лентяй. Я хочу играть на компьютере и лежать на диване. И есть. Три раза в день, не меньше. И спать по двадцать часов. Я, конечно, понимаю, что это нереально, но всё-таки стремлюсь к идеалу.

— Как я ошибался, — пробормотал некромант. – Ну что ж, я могу переучить этого, хриплого. Как-там-тебя, в таком случае ты назначаешься на должность ученика!

— Я тоже лентяй, — поспешно открестился Тило. – И вообще творческая личность. Мы с Вами характерами не сойдёмся.

— Да что за молодёжь пошла! – патетически взвыл Кортум. – Совсем не уважают ни знания, ни меня. Вот возьмусь обучать вон то недоразумение… слышишь, недоразумение? Будешь моим учеником. И не спорь! Вот, видите? Единственный здесь, кто хоть немного умеет молчать. Только предупреждаю, у меня принципы. Девчонок в ученики не беру. От них одни неприятности.

— Что-то ты запутался, старый, — хмыкнул орк. – Или предлагаешь Мелочи пол сменить?

— Будет достаточно, если будет вести себя и одеваться, как полагается парню, — смилостивился старик. – Жить, конечно, я здесь не разрешаю, а уроки буду проводить по шаровой связи. Так что не забудьте купить себе шар, который поддерживает Антл-Кор. Лучше плоский, искажение меньше.

— Вот мы и подошли к ключевому вопросу, — Райне сделал шаг вперёд. – Нам нужны деньги и документы! И не жмоться, смотри, мы тебе целую каменоломню притащили.

 

Работа над ошибками

 

Они снова летели, на этот раз – над железной дорогой. Сверху были отчётливо видны границы между локациями. Холмы, Пустыня, Топи и Восточный Березняк… Райне неоднократно видел эту карту в той или иной игре. Правда, в реальности вся карта оказалась густо усыпана человеческими постройками. Разве что в пустыне ещё ничего не дымило и не мельтешило, и то только потому, что люди ещё боялись магического поля высокой напряжённости, оставшегося после Последней Расовой войны.

— Я не хочу у него учиться, — причитала Мартиша, заламывая перебинтованные руки. – Я его боюсь!

— Так отказалась бы, — пожал плечами Тило. На шее у него красовался новенький ошейник, украшенный мелкими камешками. Среди них было несколько рунных, и Кортум обещал, что они ускорят заживление. Райк единственный уже был здоров, как бык, видимо, потому, что его организм инстинктивно использовал магические способности для скорейшей регенерации.

— Он так кричал, — девушку передёрнуло. – Я вообще не могла ничего сказать.

Глаза её были скрыты повязкой. В чём именно заключался секрет этой тряпочки, Кортум не сказал, но велел ни в коем случае не снимать. Он так и не смог смириться с тем, что его ученик физически несовершенен, и пытался исправить хоть что-нибудь. Ну и заодно эксперименты ставил. Благодаря высоким, хотя и неотработанным технологиям, Мартиша могла кое-что видеть. Повязка показывала даже более чёткую картинку, чем девушка видела раньше, но эта картинка не вполне соответствовала реальности. Можно было не заметить ступеньку, не увидеть, что дверь закрыта, или наоборот – пытаться обойти несуществующие препятствия. Вот Тило вроде бы стоит справа, но голос слышится слева, а на балконе орк просто подхватил Мартиша и сам посадил на ковёр – во избежание. А то лови потом, всё-таки генетически ценный экземпляр.

— Сворачиваем, — Дитрих резко дёрнул рукой, указывая направление. Ковёр послушно развернулся. Они вышли из общего потока и закружили над небольшим городком, постепенно снижаясь.

— А жильё-то действительно подешевело, — заметил маг. В воздухе висело множество грузовых коробов, в которые состоятельные граждане Хаммена перегружали домашний скарб.

— Не, ну ты посмотри, что за люди, — Райнхард, как студент, не мог спокойно смотреть на такое изобилие. – У них два холодильника. Два! Куда им столько? Да это же зажраться можно. Да они уже зажрались! Мне бы столько, я бы неделю из дома не выходил. А у тех видишь, видишь – ты посмотри, они же целых три короба грузят. У них двухэтажный дом, они что, собираются вместе с обоями и плинтусами переезжать?

— Угу, и с тараканами, — добавила Мартиша. Ей не нравилась вся предстоящая затея. И особенно роль, которую ей в очередной раз отвели. И вообще, её мутило. Ковёр трепыхался, как пойманная рыба. А иногда даже как свинья, которую пытаются поймать и зарезать. С огромным облегчением девушка выгрузилась на твёрдую землю, пошаталась немного и вцепилась в рукав Тиля. Райне шёл впереди, сверяясь с распечатанной картой.

— Я так понимаю, мы можем занимать практически любой дом, — бледный чуть улыбался. – Смотри, сколько наших.

— Кого – наших? – не понял Райк.

— Я имею в виду, магов, — пояснил Леманн-младший. – Чёрт, меня же узнать могут.

— Бритого? – удивился орк.

Волосы уже немного отросли – ровно настолько, чтобы придать парням сходство с беглыми каторжниками. Узнать в потрёпанном типе в модном ошейнике и с чёрными кругами под глазами когда-то длиннохвостого Дитриха, который никогда не выходил из дома, не накрасившись, не смогла бы даже мать родная. Хотя нет, неудачное сравнение. Мать его не узнала бы, даже если бы он просто волосы перекрасил. С тех пор, как Тило сбежал из дома, а случилось это в шестнадцать, мать не видела его. Даже на том приёме, куда его вытащили, не взглянула на сына ни разу.

Давно и прочно запрятанные куда-то глубоко чувства вихрем пронеслись, прогрохотав воображаемыми копытами по позвоночнику. Молодой маг передёрнул плечами и постарался придать лицу какое-нибудь выражение – в целях маскировки, конечно. Если идти вот так, чуть улыбаясь, точно никто не узнает. Только улыбка должна быть грустной, чтобы никто не заподозрил в нём наркомана. С таким-то лицом!

А магов на улицах было много. Они встретили троих, в плащах с эмблемой Иммалитов – три красных камня на золотом кресте. Все с постными лицами, как и полагается. Фамильного сходства Тиль не заметил.

— Трое их – трое нас, — неизвестно к чему сказал орк.

— Их больше. Строят ограждение вокруг места происшествия. Интересно, демона они поймают или мы?

— Они же не знают, что его надо ловить.

— Он может попасть внутрь барьера. Или просто попасться им на глаза.

— Ну, будем надеяться, наш план сработает.

Мартиша этот план совсем не нравился. Ей опять предстояло изображать приманку, а эта роль ей давно надоела. Хотелось наконец сделать что-нибудь самостоятельно. А то вокруг сплошные герои и победители сектантов, а она что – для красоты с ними таскается? В конце концов, она же маг! Это раньше можно было отсиживаться и бездействовать под предлогом «Ах, я слабая женщина и ничего не умею!». Хватит оправдываться, пора тоже приносить пользу. Голова уже не болит, руки-ноги на месте, а главные принципы колдовства ей по дороге Тиль рассказал. Так и сказал, мол, принципов-то всего два. Либо вспомни, как было, либо представь, как тебе надо. Правда, зачем тогда нужно учиться десять лет в школе и ещё семь в Академии, не объяснил. Ну и подумаешь, вон боты тоже ходят в школу фиг знает зачем те же десять лет, а на выходе ничего не знают и не умеют. Читать и писать всё равно до школы учатся, учебники тоже покупать приходится самим, и читать их тоже задают дома… зачем в эту школу вообще ходить? Только время на дорогу тратить.

Жажда деятельности внезапно охватила девушку и не выпускала из своих когтей, растравляя душу болезненными воспоминаниями и суля всеобщее восхищение в отдалённом будущем. Мартиша как-то вдруг осознала, что хочет жить, и не просто жить, а в своё удовольствие. Удовольствие подразумевало всеобщее уважение, восхищение и даже любовь. Ну, пусть не всеобщее – на фига ей столько людей? Хватит и тех, что рядом. Тем более, что, кроме них, никто Мартиша к себе не пустит и кормить не будет.

 

Они заняли опустевший дом на окраине, недалеко от сгоревшего кладбища. Два этажа, подвал, чердак, и всё это ничейное. Хозяева очень торопились, и даже оставили в доме кое-что из техники. Напарники сволокли в дом кое-какой хлам из соседних, таких же заброшенных, с криками и руганью поделили комнаты, устроили себе спальные места и разблокировали манопровод.

Около получаса девчонка, орк и маг наблюдали за работой местных властей. Те возводили вдоль кирпичной ограды кокон, прозрачный, но плотный, как стекло. Поверхность его так же отсвечивала и искажала изображение, как будто стена и вправду была стеклянной, но Райк специально сбегал и проверил – сквозь стену можно перебросить камень, можно ткнуть в неё веткой. Только живым не стоит соваться: глупые насекомые, пытавшиеся пролететь сквозь внезапно возникшую преграду, уже валялись с обеих сторон от барьера. Маги прогнали слишком любопытного парня, пообещав подпалить волосы, если не уберётся, орк поогрызался на них и вернулся к напарнику в прекрасном расположении духа.

— Пыхтят! Вон, как стараются. Приятно посмотреть. А ты чем занимаешься? Выбрось эти бумажки.

— Я думаю, — ответил Дитрих. – Пытаюсь решить, как нам справиться сразу с двумя заказами.

— С какими двумя?

— Раз уж ты решил стать наёмником, не стоит портить репутацию в самом начале карьеры, — нравоучительно произнёс маг. – Нам вообще-то ещё крыс надо извести.

— А они сами не сдохли после взрыва?

— А ты не заметил? – удивился Тиль. – Да их только больше стало.

— О, у меня идея, — Райк ударил кулаком в стену. – Хорошая работа, кстати. Даже вмятины нет. Давай вместо денежного вознаграждения стребуем с магистрата этот дом. Он мне нравится. Соседей мало, подвал сухой. Опять-таки, кроме нас его никто не купит. И так все сваливают.

— Ты представляешь, какие налоги с него платить? – возмутился Тило.

— А чё? Ты маг, налоги платить не будешь. А пару комнат вообще сдать можно. Даже в плюсе будем.

Маг пожал плечами, и сообразил, что начинать надо было с другого вопроса: «А с какого, собственно, предмета недоделанный орк решил, что я буду с ним жить?». Хотя… жил же он в общаге, пока не выгнали за нарушение внутренних правил. А ведь всего-то фен не зарегистрировал. Можно подумать, остальные регистрировали. Послушать коменду, так и холодильники запрещены, и стиральные машинки, и обогреватели, и даже чайники. А как без них? Маги редко испытывали финансовые затруднения, и для большинства студентов Академии даже отсутствие прислуги становилось тяжёлым испытанием. Заставить их стирать руками в раковине и использовать маносберегающие лампочки, которые приходится менять каждые три месяца, не удавалось даже злобной коменде.

Райне испытывал в общежитии Квазимагического примерно те же сложности, объективно страдал даже сильнее – со студентами-ботами церемонились куда меньше, чем с высшим сословием. Два часа в один конец до Оршахана его не пугали. Как-то же все ездят, и он потерпит. Орк уже начал по-хозяйски оглядывать комнаты, проверять проводку и крутить краны, но Дитрих не сдавался:

— Эй, давай сначала заработаем, потом обживаться будешь. Иди, думать надо.

— Сам думай, — отмахнулся Райк. – У меня тут более насущные проблемы. Например, давно пора пообедать. Вот я обедом и займусь.

— Помочь? – с готовностью вскочила Мартиша.

— Помоги лучше мне, — раздражённо фыркнул маг. – У нас здесь две проблемы: демон и крысы.

— Ну, пусть демон съест крыс, — легкомысленно предложила девушка. – И останется только одна проблема.

— Если демон просто так их съест, нам не дадут ни дома, ни денег, — возразил Райнхард. – Надо, чтобы все видели – это наша работа. Ладно, я пошёл за продуктами.

— Иди с ним, — буркнул Тило. – Никто мне не поможет.

— Мартиша, ты как относишься к воровству?

— Э-э-э… отрицательно?

— Тогда не ходи, чего зря расстраиваться.

Орк выскочил прямо в окно. Мартль села на подоконник, свесив ноги на улицу. Солнце уже садилось, но воздух был по-прежнему тёплым и неподвижным.

— Что мы знаем о демонах? – вслух произнёс маг, вертя ручку в пальцах. – Ничего.

— Ага, — протянула Мартиша. Она-то кое-что знала об этом демоне, но как применить это знание на практике, не знала. – Он газообразный, — сказала она, чтобы нарушить затянувшуюся паузу.

— Можно его абсорбировать, — задумался Тило. – Теоретически. Если он действительно газообразный, а не притворяется.

— А нельзя его заставить доматериализоваться до конца? – спросила девушка. – Пусть он всё-таки съест этих крыс. А то жалко их просто так убивать.

— Он тебе что, кот? С чего бы демон начал есть крыс.

— А пусть материализуется в кота!

— Чёрт, я думал, мастер дурацких шуток уже ушёл, — маг-недоучка снова начал раздражаться. – Не можешь, что ли, серьёзно задуматься?

Девушка виновато прикусила язык. Когда с ней начинали так разговаривать, хотелось провалиться сквозь землю. Даже воспоминания о пытках в подземелье меркли по сравнению со злым Тило.

— Я читала книжку, — робко сказала она через несколько минут, — там была легенда о музыканте. Он смог зачаровать крыс игрой на лютне и вывел их из города. Потом оказалось, что крысы были дрессированные, а музыканта чуть не казнили.

— И что? – голос был хриплым, а тон не обещал ничего хорошего.

— Ты же маг, — напомнила Мартиша. – Ты можешь зачаровать крыс. По-любому должен уметь.

— Но не умею.

— Ну попробуй! Ты сам говорил, главное – хорошая фантазия.

— В данном случае этого недостаточно. Наводить иллюзии я не умею, тем более массово. Тем более, я не представляю, сколько здесь этих тварей, и где они прячутся. И вообще, сначала надо разобраться с демоном.

— Мы вроде уже решили. Он должен попытаться напасть на меня, потому что демоны вообще любят ушибленных на голову…

— Я этого не говорил, — заметил Тиль.

— Ты именно это и сказал!

— Я сказал, что он должен был запомнить именно тебя, так как я действовал, можно сказать, твоими руками. Теперь ты представляешь для него опасность, и он может попытаться напасть.

— А может и сбежать, как подлый трус!

— Мне тоже не нравится этот план, — спокойно сказал маг. – В любом случае, надо сначала решить, как его поймать.

— А у Кортума нельзя было спросить?

— А ты что не спросила?

— Я его боюсь, ты что, — шокировано воскликнула девушка. – Я надеялась, вы спросите.

— Ты же его ученица, — поддразнил бессовестный маг, пользуясь тем, что заплакать Мартиша всё равно не может. Но, судя по голосу, она всё равно расстроилась:

— Не хочу я у него учиться! Можно подумать, я не хочу на компьютере играть и ничего не делать! Почему вам можно, а мне нет?!

— А что ты мне-то говоришь? Надо было Кортуму говорить.

— Он страшный.

— А я тут при чём? — Тиль упёрся локтями в колени и опустил подбородок на руки. – Слушай, он же тебе оставил свою почту. Надо с ним связаться, в самом деле. Со мной и Райком он даже говорить не хочет теперь, но ты-то имеешь полное право спрашивать. Он твой учитель, пусть учит.

— А здесь нет компа, — попыталась увильнуть ученица некроманта. – Я не могу ему написать.

— Это решаемо, — покачал головой маг. – Во-первых, надо Райка завтра отправить за его вещами в город.

— Мы и так в городе.

— Ну, в Оршахан. И мои тоже пусть заберёт. Комп привезёт. А тебе надо поговорить с теми зверьками забавными… точнее, с тем, который ещё живой. Эти альбы вроде дружелюбные, должны разрешить письмо отправить. Должен… должно, в общем.

— А ты?

— Пойду на разведку. Демон не может за целые сутки не оставить следов, значит, их надо найти. Может, нападёт на кого-нибудь, или столбы попортит.

 

Встреча у кладбища

 

Рано утром, пока остальные спали, девушка вволю наплескалась в ванной, повздыхала перед зеркалом, съела оставшийся от вчерашнего ужина кусок хлеба и вышла из дома. Город казался совсем таким же, каким они увидели его в первый раз. Прозрачный барьер вокруг кладбища возвышался блестящим куполом. Деревья и кусты, которые он разрезал пополам, казалось, нисколько от этого не страдали. С внутренней стороны вдоль границы сидели недоумевающие крысы. Длинные усы обиженно шевелились. Их сородичи снаружи тоже были озадачены. Им страстно хотелось попасть внутрь, добраться до заветного источника чудодейственной силы, которая выворачивала их маленькие крысиные мозги наизнанку. Но пример сотен погибших при попытке пересечь барьер пока ещё отпугивал несчастных.

Мартль не знала, где живут альбы, но ей повезло. Рядом с барьером сидел на корточках щуплый подросток в грязной летней куртке.

— Ади?

Мальчик вздёрнул подбородок и, не оборачиваясь, процедил:

— Чё надо?

— Я ищу альбов. Ты, наверное, знаешь их… Мортиш и Таварг.

Адольф вздрогнул и встал.

— Ты случайно не из этих, не с теми двумя орками? А чё ходишь с завязанными глазами? – спросил он, пристально изучая собеседницу. – Типа круто, что ли?

— Врач прописал, — отмахнулась Мартль. – Да, я с ними. Так ты знаешь тех альбов?

— Знаю, — сказал он, поёжившись. – Только их убили.

— Как? Кто?

— Не знаю, — Адольф ссутулился и втянул голову в плечи. – Мортиш кто-то убил. А Таварг просто умер…. Наверное, сердечный приступ или вроде того. Пошли, покажу, если хочешь. Я так и не сказал никому. А то мало ли… Скажут ещё, что это я сделал.

— Пошли, — растерянно согласилась девушка. – Кстати, меня Мартиша зовут.

— Мартиша? Дурацкое имя, — презрительно сказал Ади.

Они вышли из Южных ворот города, недалеко от железной дороги. Снаружи городских стен буйно росла трава, в низинах скапливалась вода, и воздух был полон насекомых и странных запахов. Здесь редко ходили люди. Слишком близко к Пескам, земля каменистая, старые поля заброшены и заросли мутировавшими сорняками. Добираться до других городов жители Хаммена предпочитали по воздуху или на поезде.

— Вон там, — Адольф показал в сторону небольшой рощицы на холме. Оттуда тянуло дымом. – Таварг просил сделать костёр, ну, чтобы похоронить Мортиш по правилам. Наломали, короче… я пошёл потом за чиркалкой, с собой не было. А когда пришёл, Тава тоже уже… того. Может, и отравился, не знаю. Пришлось обоих сжигать.

— И ты что, думаешь, никто реально не заметит? – у Мартиша перехватило дыхание. Ей с трудом верилось в то, что двоих альбов, её ровесников, вот так внезапно не стало. – А что с Мортиш-то случилось?

— Их живьём закопали, — глухо пробормотал Ади. – Двое зомби. Вот так вот поймали и сбросили в какую-то яму, небось, сами оттуда выкопались.

Ребята забрались на холм. В неглубокой ложбинке на противоположном от города склоне громоздилась куча обугленных веток и целых стволов. Пёльцль каблуком принялся давить суетящихся муравьёв. Мартиша не могла заставить себя снова взглянуть на остатки погребального костра. Перед её мысленным взглядом возникли альбы – такие, какими она их помнила. Яркие, пёстрые, живые. Нет, там, внизу, могло лежать всё, что угодно, только не Мортиш и не Таварг.

— У нас пока компа нет, — девушка отвернулась и пошла обратно к городу. Адольф догнал её у подножия холма.

— Компа нет – это отстой, — согласился он. – Хоть убейся. Меня мать тоже не пускает.

— Блин… а я хотела попросить тебя пустить ненадолго… мне только письмо отправить… ну, не получится, так не получится.

— Да… — протянул Ади. – Тебя в таком виде мать точно в дом не пустит. У тебя есть, во что переодеться?

— Неа, — призналась Мартль. – Понимаешь, я прямо даже не знаю, как объяснить… дурацкая ситуация такая…

Они остановились на пригорке, заросшем одуванчиками. Пёльцль всё с большим любопытством разглядывал собеседницу. Раньше он думал, что Мартиша – это просто орк, которому по закону жанра полагается устрашать вероятного противника одним своим видом. Потом решил, что она – сумасшедшая, и родители у неё алкоголики. Но, в конце концов, романтическая натура одержала верх, и Ади поверил в рассказ о том, как юная дама осталась сиротой и отправилась к единственному оставшемуся в живых родственнику, который не успел от неё отказаться – двоюродному племяннику мужа сестры матери. Кто именно будет её братом, Мартиша пока не решила, но не могла же она вот так просто жить вообще с какими-то посторонними парнями. Итак, немилостивая судьба распорядилась так, что на вокзале девушку обокрали, так что она осталась без денег и без багажной квитанции, и повезло ещё, что билет на телепорт лежал в другом кармане.

— Не повезло, — искренне посочувствовал мальчик. У него один раз украли мобильник в электричке, и новый мать до сих пор не желала покупать. А тут сразу все вещи! – Хочешь, я тебе свой старый плеер отдам? Он работает, просто я из него аккумулятор выковырял, чтобы новый подарили. Я его обратно могу засунуть.

— Давай, — согласилась Мартиша. – А музыка у тебя есть какая-нибудь?

— Да так, — застеснялся Ади. – Кое-что есть. Тебе может не понравиться.

— А есть этот… ну… Его ещё Марген обожает?

— Есть, — нехотя признался мальчик. – Только я его не слушаю. Это… мне скинули, так и валяется. Я же не псих больной, — горячо заверил он, — я нормальное слушаю. Ну, бывает иногда, под настроение…

Мартиша про себя удивилась и не стала дальше ничего спрашивать.

— Пошли ко мне, — Адольф вздёрнул узкий подбородок. – Постоишь за углом, я быстро домой сбегаю. Только ты это… не обижайся, конечно, но без матери мне в дом никого пускать нельзя.

Девушка заверила, что не обижается, и вообще, будь она на его месте, не стала бы даже разговаривать с такими тёмными личностями.

— Ну, ты тоже про меня далеко не всё знаешь, — вздохнул Ади. – А вдруг я маньяк, который по ночам людям головы отрезает?

Они снова вошли в ворота. Точнее, прошли насквозь: вместо деревянных ворот владелец города поставил морочную рамку, чтобы сэкономить на ремонте. Рамка пропускала внутрь города только тех, кто из неё же и вышел, считая их всех по умолчанию жителями города. Впрочем, городской маг всегда мог внести в чёрный список «изгнанников» и «арестантов» или разрешить особо избранным беспрепятственный проход в обе стороны.

С внутренней стороны ворот Мартиша налетела на что-то только для неё невидимое, упала и столкнулась нос к носу с десятком особо наглых крыс. Они бы и не обратили на человека внимания, если бы тот не визжал, как резаный. А так посмотрели, отвернулись и продолжили медитировать.

— Что это? – Ади подошёл и встал рядом с Мартиша. Девушка отряхнула коленки и вытерла руки о штаны:

— Яблоко, наверно.

Огрызок висел примерно в полуметре над идеально подстриженным газоном и не собирался падать. От него исходило вполне зримое магическое излучение, и оставалось только удивляться, почему не все хамменские крысы сбежались на такое «лакомство». Адольф задал тот же вопрос, но вслух.

— Наверно, это не единственная такая фигня, — пожала плечами Мартль. – А часто у вас такое происходит?

— Первый раз вижу.

Они подумали минут пять, рассмотрели огрызок со всех возможных ракурсов и та ничего и не поняли. Пришлось, теряясь в догадках, всё-таки идти дальше.

— А в это есть и плюс! – заявил Ади, когда они прошли уже два квартала и собирались повернуть к его дому. – Они пока там сидят, значит, не едят и не размножаются. Одно непонятно – как до сих пор не вымерли?

— А, может, они по очереди дежурят, — пошутила Мартиша. – Чтобы людишки не расслаблялись.

 

Разведка на местности

 

Тиль битый час писал список самых необходимых вещей, которые орк должен был привезти с его старой квартиры. Ещё полчаса пришлось выслушивать якобы остроумные насмешки Райка, который список прочитал вслух, с выражением и собственными комментариями. В конце концов, Райне заявил, что он – не личный персонал, и напрягаться ради какого-то паршивого мага, которому лень телепортировать самому, он не собирается. Дитрих не стал говорить, что на права на телепортацию он до сих пор не сдал, так что орк поглумился-поглумился и убежал на станцию. Список, естественно, не взял.

Маг понял, что остался совсем один в пустом доме, и, что самое трагичное – в очередной раз без завтрака. Лечь бы снова и поспать, но на голодный желудок спится плохо. Пришлось выполнять обещание и бродить по городу. Перед этим Леманн-младший долго и очень тщательно вычищал штаны с помощью магии, привёл в приличный вид обувь и даже протёр влажной тряпочкой куртку. Потом полчаса пытался побриться с помощью всё той же магии, но не получилось. Он вообще уже несколько лет не брился – специальные мази продавались в любом супермаркете. Однако Тиль не сдавался. Он соскрёб щетину ножом, а потом сидел, поскуливал – всё равно никто не услышит, — и заживлял щёки. Наконец, решив, что готов выйти из дома, маг вышел в прихожую, толкнул дверь…

— Ай! – вскрикнула Мартиша.

— Всего лишь «ай»? – спросил Тило. – Бывают же воспитанные люди. Извини.

— За что? – буркнула девушка. – Ты мне всего лишь чуть нос не сломал. А я, между прочим, ходила на разведку. Пришлось решить пятнадцать задач про долбаные трубы и поезда.

— Я тронут, — искренне признался Тиль. – И всё ради успеха предприятия?

— Нет, просто неловко было отказать, — Мартль достала из кармана плеер. Блестящая штучка на кожаном шнурке всё ещё неплохо выглядела, хотя гнездо аккумулятора было исцарапано. Приёмник для пыльцы – мелких кристалликов до пяти ута-единиц – был до отказа забит розоватыми крупинками.

— И что это? – тупо спросил маг.

— Это моё, — девушка спрятала сокровище обратно в карман. – Представляешь, я его могу теперь сама заряжать! Классно быть магом, ага?

— Угу, — кивнул Тило. – А Кортуму ты написала?

— Нет, — смутилась Мартиша. – Я не в том виде, чтобы меня в дом пустили. Кстати! – она вскинула голову и посмотрела на мага откуда-то из-под повязки. – Альбов больше нет. Их Ади уже похоронил, только не говори никому, а то у него неприятности будут. Да, и ещё, только не ругайся, — она умоляюще сложила руки.

— Да я не ругаюсь, — он передёрнул плечами и вышел на улицу. – В общем, придётся ждать, пока Райк приедет. А пока пошли, что ли, посмотрим, что в городе твориться.

— О! – воскликнула Мартль, хлопая себя по бёдрам. – Совсем забыла! Там же это… короче, пошли, покажу! Такой прикол, ты не поверишь.

— Я поверю, — Дитрих не разделял её энтузиазма. Он хотел есть, причём всё сильнее. В голову упорно лезли мысли о некоторой съедобности крыс и голубей.

На улицах стало шумно. Горожане уехали, приехали журналисты, любители острых ощущений и маги с персоналом. Леманн опасался, что кто-нибудь узнает его, но вскоре убедился, что людям не до него. Большинство осаждали ратушу, многие бродили вокруг барьера, пытаясь разглядеть внутри что-то, кроме пожарища, но всё больше и больше любопытных собиралось на углу, где стояла палатка с мороженым. В центре толпы громко матерился пьяный мужик и, не затыкаясь ни на минутку, выл младенец.

— Ты это имела в виду? – спросил Тиль без особого интереса.

— Нет, — Мартиша энергично мотнула головой и шмыгнула в толпу. Ей удалось протиснуться к забору, вскарабкаться на него и рассмотреть предмет всеобщего внимания. На мгновение показалось, что люди уподобились крысам. Причём крысы спокойно сидели и молчали, а двуногие приматы галдели на разные голоса и постоянно перемещались на крохотном пятачке. Но все взгляды были прикованы к человеку, который стоял на одной ноге возле фонарного столба. Вторая нога как бы проходила сквозь столб, и в то же время столб как бы рос сквозь неё. В общем, непонятно, как этот тип засунул одно в другое, но теперь он не мог уйти домой и уже охрип, пока возмущался и призывал на помощь.

Тило уселся на забор рядом с девушкой и принялся стучать по нему ногой.

— Попал мужик, — наконец сказал маг. – Теперь ногу отрезать придётся.

Мартиша решила, что самое время рассказать про огрызок. Дитрих совсем помрачнел и даже перестал ломать забор.

— Не знаю, что происходит. Но ведь не само по себе… то ли демон как-то проделывает все эти фокусы, то ли… не знаю. Надо связаться с Кортумом и поспрашивать.

Девушка виновато понурилась. Ну всё… разговора со страшным сердитым некромантом не избежать, молодой маг тоже становится сердитым и страшным, и даже Райне, за которого можно было бы спрятаться, нет.

Мужик со столбом в ноге был не единственным пострадавшим в тот день. Мартль и Тиль обошли город и обнаружили какую-то странную тень. Судя по некоторым отличительным признакам, Тиль заключил, что тень принадлежала человеку, который зачем-то вышел из дома часов в пять утра, на рассвете. Длинный тёмный отпечаток охраняли отборные, лоснящиеся животные с очень длинными хвостами. Ещё одна женщина застряла в стуле в собственном доме, и за ней прилетал городской маг-лекарь. Так со стулом её и увезли. Бедняжка хотела на него сесть.

Мартиша и Дитрих стояли возле уличной вешалки для ковролётов и наблюдали за толпой соседей, знакомых и просто прохожих, провожающей несчастную женщину до портативного телепорта в больницу. Замыкали шествие огромные, с кошку размером, грызуны.

— Я, кажется, понял, как можно избавиться от крыс, — медленно произнёс Тиль, разглядывавший всё это великолепие с потрясающе невозмутимым видом. – Только как решить проблему технически, пока не знаю. Ладно, пошли на станцию, скоро должен наш орк приехать.

 

В кассу, очереди не было. Да и на платформе оказалось пусто. Продавцы пирожков и журналов куда-то ушли, значит, следующий поезд ожидался нескоро. Молодой маг застыл, как статуя, перед турникетами и уставился куда-то в потолок.

— Что происходит? – робко спросила девушка. Тиль очнулся:

— Пошли, сядем в угол.

— Там же крысы…

— Ничего, подвинутся!

Крысы двигаться не хотели. Они казались совершенно подавленными. Дитрих поднял одну, ухватив пальцами за шкирку, но зверёк даже не пытался кусаться. В маленьких чёрных глазках застыла великая скорбь. Маг поднёс животное к лицу девушки, чтобы та могла лучше разглядеть выражение крысиной мордочки.

— Видишь, какой несчастный зверь?

Мартль закивала.

Тиль огляделся. Кассирша закрылась на обед, компания в близлежащем скверике ведёт оживлённую беседу и не обращает на ребят никакого внимания. Леманн, держа крысу в одной руке, другой сотворил небольшой световой шарик. Животное сразу забеспокоилось. Его собратья внизу задрали мордочки и с вожделением уставились на сгусток маны.

— Смотри, — оживлённо зашептал парень. – Мы сломали в том бункере всё, что могли, разнесли установку для демонов и отключили все потоки. Теперь крысам негде получать магическое излучение, они будут кидаться на всё, что только могут. Не знаю, откуда в городе взялись эти ммм… э-э-э… аномалии… Всегда думал, что подобные явления – плод богатого воображения фантастов. В общем, некоторые теперь подпитываются от них. Но не все. Целые толпы крыс шмыгают туда-сюда и не обращают на аномалии никакого внимания. То ли их прогнали везунчики, то ли слишком низкая насыщенность участка… чёрт его знает…

Мартиша слушала, время от времени энергично кивая, но мысли её были далеки от происходящего. Девушка впервые видела Тиля так близко и так отчётливо, к тому же он не мог проследить за направлением её взгляда. Ничто не мешало ей спокойно разглядывать напарника.

Дитрих обладал вполне заурядными чертами лица. Большой, чуть крючковатый нос был его единственным фамильным достоянием. Светлые, почти бесцветные глаза, самого среднего в мире размера. Лоб не был ни высоким, ни низким, губы могли показаться как чрезмерно полными, так и тонкими, и разве что с подбородком всё было ясно. Почти треугольный, небольшой и абсолютно гладкий. Сама мысль, будто там может вырасти хоть один волосок, казалась кощунственной. Шрам на горле, единственную особую примету, скрывал ошейник.

— Их можно было бы просто вывести из города, как в той легенде, — Тиль откашлялся и зашипел дальше. – Но придётся же облазить все их убежища. Чтобы выманить их всех в одно место, потребуется как минимум Армагеддон.

Мартиша наморщила лоб.

— Это заклинание из разряда особо сложных и энергоёмких. Как минимум десять магов школы разрушения, причём мастеров, и хорошо бы ещё каменный круг, вроде того, у Иеронимуса.

— То есть нам придётся всё-таки лазить под городом?

— Ну, вроде того.

— То есть мне? – уточнила девушка.

— Почему это тебе? – возмутился Тиль. – Ты будешь сидеть дома…

— Может, мне ещё обед готовить и носки стирать? – пробурчала Мартль.

— А было бы неплохо, — хмыкнул маг. – Я бы не отказался от обеда. Но ты не забывай, ты же у нас приманка. Правда, я как-то не изучал повадки демонов, эта тема не считается актуальной и в учебную программу не входит, но он явно к тебе неравнодушен. Насколько я знаю, это первый случай вообще в истории, когда после вызова демона алтарная жертва остаётся в живых. Так что будем охранять тебя по очереди. А то мало ли… А ты умеешь готовить?

— Не помню, — резкая смена темы девушку не удивила. В последнее время они все только о еде и думали. – Но если кто покажет, может, вспомню, как это оно. Вспомнила же, как вилкой пользоваться и всё такое…

Тиль вскарабкался на ограду, разделяющую платформу пополам, и подал руку своей подопечной. С высоты трёх метров железная дорога просматривалась в обе стороны. Серые шпалы из искусственного камня матово блестели на солнце. На рельсы вообще тяжело было смотреть. Солнце светило ярко, совсем по-летнему, воздух с утра прогрелся, и с полей по другую сторону железной дороги поднимались запахи травы и цветов. Сразу за холмом поднималось оранжевое марево, скрывающее Проклятые Пески.

Мартиша очень быстро надоело сидеть и молчать, но сказать что-нибудь она не решалась. Вниз прыгать тоже было страшновато – проблем с головой и так хватает, на кой краш ей ещё одно сотрясение?

Тило молчал почти также упорно и старательно. Нет, он не боялся какой-то там мелкой девчонки, но и говорить с ней было совершенно не о чем. У него были свои, взрослые проблемы: гадский демон, гадские крысы и собственная официальная смерть. И меньше всего мага волновал именно демон. Опасным он не показался. Ну, поубивал десяток-другой человек, но ведь самого Тиля и его спутников не тронул. Несколько больше беспокойства вызывали грызуны. Он уже выяснил, чем их можно пронять, а технические вопросы можно позже обсудить с Райком. Он человек практичный, что называется, без заморочек, настоящий орк.

Мучило другое. Что дальше? Райне уже почти вернулся к нормальной жизни. Его тело вряд ли попадало в больницу, о его якобы смерти ничего не было известно ни властям, ни семье. Может, и правда, выпросить в Хаммене дом, восстановиться в Академии и… ах да, сдать на права, это всё же быстрее и дешевле, чем покупать ковролёт. Только вот в чём проблема – он же маг. А город принадлежит другой семье. Если он не будет нарываться, власти, скорее всего, тоже промолчат. По специальности он здесь работать не сможет. «Но ты и не хотел никогда работать магом», — напомнил внутренний голос. – «Так что тебе не нравится?» «А на что жить?» — ответил другой голос, гораздо более сердитый. – «Раздавать листовки? Стать курьером в Оршахане? А что, курьер, владеющий телепортацией… нет, бред всё это. Не хочу. Да, зажрался. Не хочу быть мальчиком на телефоне, официантом, барменом… бред какой… я же маг!»

На платформе появились продавцы и самые нетерпеливые пассажиры. Мартиша понаблюдала, как мальчишки пролезают сквозь дыры в заборе на железнодорожное полотно и оттуда забираются на платформу, сосчитала среднее количество сумок, приходящееся на одного пассажира, послушала, как кассирша вопит на парней, которые не хотели идти в обход и просто перепрыгнули через турникет. Создавалось впечатление, что билеты покупают только женщины. Даже почтенные на вид толстяки, кряхтя, лезли на платформу, минуя измученную жарой и собственным бессилием кассиршу. Охранник не вылезал из будки, спал после обеда.

Тиль сидел с непроницаемым лицом. Мартль рассеяно поглядывала по сторонам. В голове у неё немного шумело. Казалось, невидимая рука снова взялась перелистывать страницы, на которых отпечатывались мысли девушки. Что-то о хлебе, супе и горячем чае с печенками, ещё немного о том, что она выглядит, как чучело, да ещё и Райк задерживается. Вот и поезд подошёл… и другой, в обратную сторону. Но орк не появился. Что могло с ним случиться? Перед мысленным взором замелькали нечёткие, но оттого ещё более пугающие картины. Райне раздавило сорвавшимся ковролётом. Его опять убил какой-нибудь эльф. Его арестовали. За что? Ну, неважно… к чему бы ни придрались, всё равно это катастрофа. Нет, может быть, всё гораздо проще. Его не пускают в общагу… или возникли какие-то проблемы с вещами Тиля… Ну почему этот длинноносый сам не поехал?

— Почему ты отправил Райка? – спросила она чуть сердито.

— Потому что если демон явится в моё отсутствие, вы с Райне всё равно не сможете его поймать.

— А ты типа можешь? Почему тогда…

— Так, помолчи! – отрезал маг. – Я хотя бы попытаюсь что-то сделать. Райк вообще ничего не сможет.

Мартиша поджала губы, выставив вперёд подбородок. Тило фыркнул:

— Ты похожа на мальчишку. Не злись. Терпеть не могу, когда меня не любят. Где этот орк?

Она промолчала. Ему, видите ли, что-то там не нравится.

— А я есть хочу.

— И я хочу. Какое совпадение!

— И что, Райне привезёт нам еду?

— Должен, — пожал плечами Тиль. – Я ему все деньги отдал.

 

Они молчали. От нечего делать Мартль думала о том, как вот сейчас вдруг подъедет поезд, и из него выйдет орк. Она почти видела это: вот он выйдет, небрежно помахивая рюкзаком, злодейская ухмылка расползётся от уха до уха. Он наверняка уже придумал какой-нибудь выход из положения. Райк всегда знает, что делать. Они пойдут домой, поужинают… нет, об ужине лучше не вспоминать.

А завтра они всё сделают. Девушка представляла, как они втроём идут через весь город подобно героям легенды. Интересно, кто будет играть на лютне? Ну и что, что инструментов нет. Это всё равно всего лишь фантазия. И крысы будут идти следом, как серая волна, захлёстывающая один за другим чистенькие аккуратные кварталы. Люди, недавно пережившие одно чрезвычайное происшествие, в панике покидают город. Женщины с детьми на руках вскарабкиваются на крыши, откуда их забирают спасательные ковролёты.

Крысиное воинство шествует к железной дороге. Тиль и Райк перепрыгивают через турникеты и спускаются прямо на рельсы. Тысячи мелких зверьков следуют за вожаками, несмотря на то, что к платформе уже приближается поезд. Машинист отчаянно сигналит, но животных это не останавливает. Один за другим они сотнями гибнут, раздавленные полозьями, перетёртые между двух огромных каменных жерновов…

 

Через час пришёл ещё один поезд, но Райк на нём не приехал.

— У меня спина болит здесь сидеть, — пожаловалась Мартль. – Можно я домой пойду?

Ей пришлось несколько раз повторить этот вопрос, прежде чем маг очнулся и категорически запретил слезать.

— Если тебе скучно, можешь пока потренироваться в колдовстве.

— Мне же надо поменьше…

— Не перетрудишься, — снова фыркнул Дитрих. – Ладно. Лучше туда, — он спрыгнул на платную половину платформы. – Не бойся, ловлю.

Мартиша на секунду оказалась в объятиях мага и тут же постаралась выкинуть это ощущение из головы. Они сели на скамью, забравшись на неё с ногами. Тиль вытянул перед собой руки ладонями вверх.

— Сделай так же, — сказал он. Девушка повиновалась. – Теперь поставь ладони параллельно друг другу. В общем, не знаю, как объяснить… в общем, вспомни, что ты чувствовала тогда, во время ритуала. Ты должна была чувствовать, как течёт внутри тебя мана. Попробуй перелить немного из одной руки в другую. Ладони не должны касаться друг друга.

Он продемонстрировал этот фокус на практике. Светящийся зеленоватый сгусток просочился сквозь бледную кожу и почти сразу впитался в другую руку.

— Не поняла, — Мартиша мотнула головой. – Как?

— Как хочешь, — жёстко отрезал маг. – Ты должна сама всё почувствовать и понять. Это всё равно, что научиться говорить. Можно подражать, можно экспериментировать, но никто никогда не объяснит, как и чем надо шевелить. Ищи. Придумай. Ты же сама говорила, что всё просто.

— Не, это ты говорил, что просто, а я только…

— Давай! – рявкнул Дитрих. На вид он был не злым – то ли притворялся, то ли забыл изобразить что-нибудь на своей физиономии. Мартиша в отчаянии уставилась на свои руки.

 

Встреча с эльфом

 

Райнхард решил начать со своей общаги. Она ближе к Мраморному вокзалу, к тому же проблем особенных не ожидалось. Большинство студентов разъехались на каникулы, их места заняли нервные абитуриенты. В комнате Шеера и его соседей разместились сразу пять щуплых ботаников, к счастью, достаточно воспитанных, чтобы аккуратно сложить вещи орка в коробку и обдать по первому требованию. Ну не успел человек выехать, мало ли что случилось. Может, он сессию неделю отмечал. Вон, страшный какой. Самый спокойный предложил Райку чаю с мамиными пирожками и битый час выспрашивал, какие вопросы были у того в билетах при поступлении, как жёстко спрашивают на устном собеседовании, не надо ли кому заплатить и сколько и всё в таком духе. Остальные четверо жадно слушали, не отрывая остекленевших взглядов от конспектов и учебников.

— Еле вырвался, — ворчал орк, выбегая из общежития с рюкзаком на плече. Тётка на вахте пыталась отобрать у него ключ от комнаты, но опытный Райне прикинулся глухим и на провокации не поддавался.

Высокие шпили Академии вызывающе торчали над западной окраиной Оршахана. Разноцветные ленты развевались на искусственном ветру. Райк тяжело вздохнул, поправил свою ношу и поплёлся на остановку рейсовых ковров. Сегодня ему не повезло: пришлось оплатить проезд. Денег на еду оставалось всё меньше и меньше. Ковролёт вяло тащился, то и дело пропуская кого-нибудь. Райнхард дремал, время от времени вскидывая голову и оглядывая окрестности.

Такой знакомый город ничуть не изменился. Есть Райне, нет Райне – а жизнь продолжается. Тысячи людей бегают туда-сюда по раскалившимся на солнце булыжникам. Дети, которых выгнали из-за компьютера, бабки, которым жизненно важно купить масло на два гроша дешевле и на другом конце города. Люди, которые только идут на работу или возвращаются домой, те, у кого обеденный перерыв и те, кто не смог в отпуск уехать из городского пекла.

Ковролёт полз на уровне третьего этажа. Все окна забраны решётками. Все двери запираются на кодовые замки. Всё-таки Хаммен – красивый городок, хотя и маленький. Там, наверное, хорошо жить. Такие маленькие города выдержаны в одном стиле, построены по единому плану, пусть даже этот план был составлен триста лет тому назад. Имперское наследие! Оршахан последней эпохи – сплошная мешанина, и при этом кажется, будто каждый район похож на другой, как две капли воды. Заблудиться здесь – как делать нечего. Приходится полагаться на общественный транспорт.

 

— Эй! – какой-то долговязый парень, запыхавшись, вскочил на ковролёт, когда тот уже собирался отчаливать от очередной остановки. Райк промычал что-то и открыл глаза:

— А? Это какая?

— Четвертовальный проулок, — ответил наглый пассажир, пытаясь пожать орку руку. – Ё, я думал, я тебя совсем убил! Пил, пока в больничке не очнулся. Меня из-за того случая из клана выгнали! Ты это, извини, парень… как тебя…

— Райнхард, — орк с интересом взглянул на изгнанника. – А ты?

— Глеродейл, из дома Солнечного Ясеня. Слушай, я понимаю, если ты на меня в обиде… — эльф сделал паузу и заискивающе заглянул в глаза Райка. Тот замотал головой:

— Тут, блин, столько навалилось, что про тебя я вообще забыл, так что и ты забей.

— А ты куда сейчас?

— В Академию.

— Ё, ты маг, что ли?

— Не, знакомый попросил, ему там сейчас появляться нельзя.

— У тебя знакомый маг есть? – восхитился Глеродейл. – А, это он тебя и лечил, да?

— Слушай, — сменил тему Райк. – Хочешь, сфоткай меня, покажешь своим. А то получается, ни за что выгнали.

— Спасибо! – искренне обрадовался эльф, вынул мобильник, сделал снимок и спрыгнул с ковра. Орк проследил, как ловкий сын дома Солнечного Ясеня зацепился за решётку на окне второго этажа и без приключений добрался до земли.

Встреча изрядно развеселила Райне, спать расхотелось, да и лететь осталось всего три остановки. Он без труда нашёл общежитие Академии – его точно так же окружали бледные, измученные бесконечной зубрёжкой вчерашние школьники. Конечно, одеты они были лучше, мобильники носили сплошь многофункциональные и дорогие, бижутерией не обвешивались, да и родители им не пирожки привозили, но метались и переживали юные маги ничуть не меньше своих ровесников-ботов. В конце концов, бот может поступать сразу в три места, куда-нибудь, да возьмут. У магов выбора не было.

Райне отловил самого здорового и спокойного на вид студента в синей мантии и принялся излагать свою легенду. Мол, так и так, Дитрих Леманн прислал из сорок седьмой комнаты, вот письмо. Письмо представляло собой запечатанный магически бумажный листок в клеточку, что там внутри написано, орк прочитать не смог. Студенту вполне хватило посмотреть на угловатую подпись снаружи, чтобы обрести почтительность и отвести незнакомого бота под ручку до самой комнаты.

Орку такая предупредительность сразу не понравилась. Он дождался, пока провожатый исчезнет из виду, и постучал в обычную на вид дверь.

— Кто там? – крикнули изнутри.

— Вам письмо, — рявкнул Райк.

— От кого? – раздался звук отодвигаемого стула, кто-то влез в тапки и зашлёпал открывать. Взлохмаченная голова с красными от многочасового сидения за компьютером глазами высунулась в коридор. Вдоль всей головы от самой шеи и почти до лба торчали небольшие острые рожки.

— Краш! – выругался он. – Хрена вы здесь делаете?

— Вам письмо! – радостно объявил орк. – Гоните золото!

 

Мозговой штурм

 

— Чем это вы тут занимаетесь? – крикнул Райне. Тиль неторопливо поднялся на ноги и пошёл навстречу напарнику. На станции уже зажглись фонари, и в их искусственном свете лица казались зелёными. Воздух стал каким-то очень мокрым и холодным, лёгкий, но коварный ветер забирался под рубашку. Райк, наоборот, совсем изжарился в кожаной куртке в переполненном вагоне, и теперь блаженно щурился, подставляя ветру потное лицо.

Мартль в изнеможении опустила руки и медленно встала. Ладони горели, на них снова вздулись пузыри ожогов. Ей так и не удалось проделать простенький фокус. Она даже не смогла толком понять, что же именно происходит с её руками. Дитрих сидел с обычным каменным лицом, но девушка успела приписать ему нетерпеливое выражение, раздражённые гримасы, несколько желчных реплик – нет, Тиль их не произносил, но она была просто уверена, что он хотел это сказать.

— Райк! – радостно воскликнула Мартль. – А что случилось?

— Ты, дятел, — Райне выволок из вагона последнюю сумку и сделал вид, что пинает её. – Бери давай тащи!

Двери поезда с грохотом закрылись, и состав медленно потянулся прочь. Один за другим спрыгивали с платформы мужчины, парни и совсем ещё мальчишки. Райнхард и Дитрих перетащили вещи к забору. Мартиша стояла возле одного из лазов, дула на обожжённые ладони и размышляла о жареной картошке с тирой.

— Что, опять травма? – сочувственно спросил орк. Он привалился к забору и тяжело дышал. – Еле собрал всё это барахло. У нашего долгоносика знаешь, сколько вещичек? Половину вообще выкинул.

— А поесть ты не купил? – с надеждой спросила девушка.

— Взял лапшу и сосиски, на пару дней хватит.

— Значит, за два дня мы должны успеть, — вздохнул Дитрих. Он упёрся в забор двумя руками и изображал смертельную усталость. – Надо сегодня составить план, а завтра с утра приступать.

— С утра? – простонал Райне. – Что ты за человек? Случайно не жаворонок?

— Боже упаси, — замахал руками маг. – Нет, просто хочу максимально эффективно использовать отведённое нам время.

— Кто это нам его отвёл?

— Ты нам его отвёл, когда купил еды всего на два дня. Если к концу второго я не получу нашей награды, я сам пойду и кого-нибудь ограблю.

 

Дома было темно, холодно и пусто. Даже Мартиша понимала, что в доме должно быть гораздо больше всяких вещей. У них даже столов не было. Парни распаковали оба компьютера и ушли на поиски чего-нибудь подходящего. Мартль осталась совсем одна в огромном доме, и ей внезапно стало очень не по себе. Девушка включила плеер, вставила наушники поглубже в уши и принялась за приготовление ужина.

Хвала тем, кто додумался писать инструкции на упаковке! Но почему, почему сразу на десяти языках?! Несчастная девушка долго искала такие буквы, которые она смогла бы не только прочитать, но и понять, и нашла уже после того как чисто интуитивно поставила кастрюлю на огонь. Пришлось вылавливать макароны и молиться, чтобы орк и маг не явились раньше, чем вода закипит, а то ведь позора не оберёшься. Сосиски она решила просто пожарить, потому что второй кастрюли у Тиля то ли не было, то ли орк её выкинул.

Запах жареных сосисок расползся по кухне, и из-под кухонного стола показались несколько мордочек. Мартиша на всякий случай забралась с ногами на подоконник, размер кухни вполне позволял дотянуться оттуда до плиты. Крысы вылезли целиком, сели столбиками и громко запищали. Девушка чувствовала себя очень глупо, но всё-таки вынула один наушник и спросила:

— Что?

Грызуны запищали ещё громче.

Она вынула второй наушник и переспросила. Наглые животные шевелили усами, дёргали хвостами и пищали, не переставая. Мартиша кое-как перевернула сосиски и снова посмотрела на пришельцев.

— Нет, еды вам не дам, — громко сказала она. Кажется, эту её фразу крысы поняли. Заволновались, принялись чиститься и бегать по кухне взад-вперёд. Мартль вспомнила, что перед ней – разносчики самых разных болезней, и тоже занервничала. Пол, конечно, можно помыть, так ведь они снова придут.

 

Райнхард распахнул окно, упёрся руками в подоконник и посмотрел вниз.

— Эй! – шёпотом крикнул он. – Ты как, готов?

Тиль молча кивнул головой. В ночной промозглой сырости горло снова давало о себе знать. Будь ты хоть тысячу раз магом, а получать смертельные ранения всё равно не стоит. Орк протянул напарнику небольшую тумбочку:

— Столов здесь нет, — объяснил он. – Зато есть две вот эти, сверху ещё доску положим, как раз мой комп поставим. А тебе придётся искать что-нибудь вон там, — Райк показал рукой на дом напротив. Пустые окна зияли чёрными дырами. – Здесь, кстати, на антресолях валяются какие-то железки, надо захватить.

Тиль ещё раз кивнул. Тумбочка присоединилась к нескольким доскам и двум шатким табуретам на трофейном ковролёте. Орк пошебуршал в доме, уронил что-то тяжёлое, долго матерился и, наконец, счастливый, показался в окне:

— У меня родилась идея!

— Я счастлив, — просипел маг. – Что там у тебя?

— Зацени! – ликующе провозгласил Райк и поставил на подоконник древний пылесос. – Машина – зверь, это тебе не современный ширпотреб, полдома усосёт и не заметит! Я вот подумал – а демона нельзя пылесосом поймать? Ну, типа как джинна в кувшин и всё такое? А?

Тило открыл и снова закрыл рот. Это ему в голову не приходило. А ведь сама по себе идея гениальна! Сам по себе демон быстро перемещаться не умеет, так что сопротивляться потоку воздуха не сможет. Главное, запечатать его внутри пылесоса, чтобы не просочился наружу. Но это уже дело техники.

— Нам бы книжку по рунографии ранних эпох, — мечтательно произнёс маг. – У Кортума должна быть, раз он этим занимался, — тут Дитрих снова раскашлялся и умолк, но Райне всё понял.

— Значит, сейчас и займёмся. Так, одного компа нам пока хватит, полетели домой.

 

В окнах дома плясали разноцветные огоньки. Райне побарабанил пальцами по стеклу.

— А в двери ты принципиально не ходишь? – весело спросила Мартиша, справившись с задвижкой. – А у меня получилось! Только тут одна проблема…

Проблема заключалась в том, что несколько светящиеся шарики раскатилось по кухне, и вокруг каждого заседало по три-четыре хвостатых пришельца. Райк пнул одну такую группу. Крысы отлетели к противоположной стене и продолжили пялиться на сгусток маны, не реагируя на происходящее.

— Мартиша, — дрогнувшим голосом спросил Тиль. – Ты зачем это сделала?

— Я в них кидалась, — призналась девушка. – Я хотела, чтобы они сгорели, как те зомби. Только не получилось. Мне их всё-таки жалко.

— Мне меня жалко, — возмутился маг. – Как я буду есть на кухне, где такая антисанитария развелась?

— Раньше ел, — буркнул Райне. – Давай я их веником соберу и на улицу выкину.

— У нас веника нет, — развела руками Мартль. – А что вы нашли?

 

Дом постепенно обретал жилой вид. Табуретки поставили на кухне, остальное Райк унёс в свою комнату. Железки орк бережно сложил в углу на газетку, наиболее личные вещи сложил в тумбочки. Потом пришла Мартль с тряпкой и какой-то явно огородной посудиной с мыльной водой, пришлось всё выкладывать, ждать, пока девчонка протрёт всё, что может, и снова прятать. Дитрих тем временем возился с проводкой. После стольких лет в общежитии даже такой троечник, как он, умел подключать и отключать самые разные приборы не только без специального оборудования, но и вообще без разрешения. Маг даже слазил на крышу и установил большое, местами потрескавшееся, каменное зеркало – уловитель. Много такая самодельная батарея не накопит, но счета за ману всё равно будут меньше.

Тиль отметил, что дом им достался кирпичный, с черепичной крышей, то есть для мага – сплошной инерт. Оно, конечно, правильно, с точки зрения техники безопасности, но ещё парочка зеркалок не помешает. Главное, чтобы городские службы не придрались.

— Эй! – раздалось с чердака. – Хватит в темноте шариться, я сеть нашёл. Иди бегом!

Молодой маг ещё раз оглядел ночной пейзаж. Темнота, с которой не могли справиться редкие тусклые фонари, и тишина, нарушаемая, казалось, только его дыханием и стуком сердца, напоминали о времени, проведённом в поместье Леманнов. Какой-то неправильный был несчастный случай. Как будто подстроенный. Но зачем? У этой конкретной тётки всё равно нет ни одного сына. Теперь наследником стал, скорее всего, кузен Фредерик. Разве что он женится на Бригитте, так ведь и Тиль мог жениться. Нет, это уже паранойя. Случайность или нет, вряд ли родичи будут убивать его во второй раз. Вот Кортум может, если решит, что бывший Леманн слишком много знает. Но до тех пор, пока Дитрих нужен Мартль, хотя бы как телохранитель, некромант вряд ли на это пойдёт.

— Ты там умер? – снова крикнул Райк.

— Может, Ади позвать? – хихикнула Мартиша. – Он же у нас почётный гробовщик.

— А что там с Ади? – спросил орк, не отрывая взгляда от экрана. Девушка быстро пересказала ему события этого длинного и очень скучного дня. Дитрих молча встал у неё за спиной. Мартль поёжилась: от мага тянуло холодом. Маг откашлялся.

— Да щас! – раздражённо рявкнул Райне. – Два часа ночи, он, небось, дрыхнет! Хорошо, если к утру ответит!

— А вы уже написали?

— Да мы целый роман в стихах накатали! Дай новости почитать хоть, а то я неделю уже без сетки, как в лесу. Вот, смотри, про нас пишут! «Хаммен попал в щупальца Инквизиции». Узнаёшь фотку? Марген Мэй Браун, Младшая Сестра, уже страшно!

Дитрих пробежал глазами статью. Их знакомому инквизитору лавров не досталось, но хоть не наказали. Наградили её непосредственного начальника, премировали тех, кто ставил защиту. Марген достался лишь внеочередной отпуск для поправки душевного здоровья.

— Может, она приедет? – с надеждой вздохнул Райне.

— Кое-кто собирался рано вставать, — как бы между прочим пробормотала девушка, вставая и разминая затёкшие ноги. Сидеть на полу было не только холодно, но и жёстко. Мартль ушла куда-то вниз, Тиль постоял немного и тоже ушёл. Орк остался один. Почти. Теперь с ним снова был компьютер, куча кубиков и пластинок, халявная сеть… и, как назло, глаза слипались от усталости. Что делать? Неделю не играть… у Райне уже чуть ли не ломка началась. Но как хочется спать! Спать или играть? Играть или спать?! Может, если рано вставать, так лучше вообще не ложиться?!

 

Невинные жертвы

 

Утром никто так и не смог бы встать, если бы не старый некромант. Ребята уже почти поверили в то, что Дитриху удалось разрушить управляющую связь, и вот, пожалуйста! Голос Кортума снова звучал в их головах.

— Так, значит! – заскрипел старый маг, подбадривая подопечных магическими ударами. – Вот они, разгильдяи, бездельники, бестолочи!

— И тебя с добрым утром, — ответил орк.

— Я с таким жалким отребьем, как ты, разговаривать не намерен! – отмахнулся Кортум. – Ты меня разочаровал раз и навсегда. И ты, достойный отпрыск неизвестных мне идиотов, можешь проваливать на все четыре стороны. Я буду разговаривать только с тем человеком, для которого знания дороже праздности.

— Сам с собой, что ли? – не удержался Тило. Некромант его проигнорировал и обратился к девушке:

— Итак, ты, представитель враждебного пола, чего надо?

— Книгу, — лаконично ответила Мартль. Ей одного голоса старика хватало, чтобы задрожать от страха, а его вопли окончательно повергли бедняжку в шок, и теперь она почти ничего не соображала.

— Какую?

— Рунография ранних эпох, — подсказал орк. Мартиша послушно повторила.

— А на кой хрен тебе эта галиматья? – заорал некромант.

— Нам же надо поймать демона, — голос еле слышен, пальцы мелко подрагивают. – Ну, мы решили, что нам потребуется начертить какие-нибудь сдерживающие символы, чтобы удержать его где-нибудь, чтобы не убежал, и…

— А что, вы его уже нашли?

— Ну, пока нет, но…

— А как вы собираетесь его искать, а? кучка дебилов! И что я с вами связался?! Да в моё время любой двоечник назвал бы шесть способов, позволяющих найти сверхъестественное! А вы всё возитесь, как старые бабки с вязанием!

Райк поморщился от громкого визга. Мартиша вцепилась руками в колени, пытаясь унять нервную дрожь. «Да что ж я как тряпка!» — мысленно возмущалась она. – «Что ж я ему слова сказать не могу! Сколько можно?! Ну, давай, соберись!». Собраться не получалось.

— Ладно, вышлю вам несколько книг! – пообещал старый маг. – Разозлили вы меня с утра, теперь сами расхлёбывайте. Книги хорошие, старые, редкие, но на орочьем.

Он демонически расхохотался и отключил связь.

— Напугал, — презрительно фыркнул Тиль.

— А я не знаю орочьего, — Мартиша схватилась за голову.

— А тебе и не обязательно, — Райк похлопал её по плечу. – Мы сами всё сделаем.

«Ну да!» — разъярённо продолжал внутренний голос. – «Я же всего лишь приманка, зачем мне что-то знать! Да не будь ты такой размазнёй, скажи хоть что-нибудь!»

— Я… — Мартиша прокашлялась, — я тоже хочу выучить орочий.

— Кто ж тебе мешает? – Райк подполз к компу и открыл. – Но как-нибудь в другой раз. Нам сейчас главное быстро. Сделай пока завтрак, пожалуйста! Ты, породистый, ползи ко мне.

 

Мартль выглянула на улицу. Было ещё свежо, трава блестела от росы. Барьер всё так же возвышался через дорогу от их дома, вот только крыс там больше не было. Не к добру…

— Эй! – над забором показалась белобрысая голова.

— Ади? – Мартль побежала к калитке. Босые ноги намокли и скользили по садовой дорожке. Девушка врезалась в забор, ссадив колено, упала и разбила локоть о камни, выложенные вокруг клумбы с какими-то фиолетовыми цветами. Подвывая, она отодвинула защёлку и впустила гостя.

— Вам компьютер привезли? – первым делом спросил Адольф. – Я вот пару дисков принёс.

— Играть хочешь? – напрямик спросила Мартиша.

— Ну, типа… — замялся мальчик.

— Там сейчас занято, — она сунула руки в карманы. Утро было настолько раннее, что пальцы мёрзли. – Но если у тебя есть еда, то проблему можно решить.

— Какая еда? – не понял Ади.

— Обычная, — девушка пожала плечами. – Хлеб, печенье, шарт, яйца какие-нибудь…

— А! Понял! – он расплылся в улыбке. – А пошли в магаз. Тогда я буду три часа сидеть, идёт?

— Ну… может, не прямо сейчас… когда освободится.

— А можно, я ночью приду?

— Не, ночью там Райне будет сидеть, я знаю.

Она закрыла калитку и, как была, босиком отправилась вместе с Ади в магазин. Немногочисленные прохожие не обращали никакого внимания на очередного сумасшедшего подростка. Они торопились на поезд или на ковровокзал, не выспались и почти не смотрели по сторонам. А вот продавщице делать с утра было нечего, и она не упустила случая как следует разглядеть незнакомое существо в драной одежде. Пёльцля женщина знала прекрасно, так как часто общалась с его мамочкой, и встретила неласково.

— Алкоголь до двадцати не продаём! – с порога сообщила тучная фурия в фартуке.

— А мне и не надо, — огрызнулся Ади. – Дайте десяток яиц, две пачки шарпа и хлеб красный. Чё ещё?

— Можно ещё чая и… — Мартиша беспомощно огляделась. – Ну, не знаю. Ты бы чем кормил двух орков?

— Пачку чёрного чая и маленький мешок картошки, — Ади отсчитал деньги и с трудом вытащил из ящика чёрный мешок. Мартль собрала все остальные покупки.

— Это сколько я тебе должна?

— Десять часов по клубным расценкам, — тут же подсчитал мальчик. Хотя мог и приврать, Мартиша всё равно в ценах не разбиралась. – Плохо только, тётка знакомая, а то бы симулировал ограбление…

— Слушай, — сообразила она. – А если ты при деньгах, почему в клуб не идёшь?

— Ха! Ха-ха! – горько рассмеялся Адольф. – С ними мама договорилась, чтобы меня не пускали. Кстати, давно хотел спросить: как ты сквозь повязку видишь?

— Плохо, — призналась Мартль. – Но без неё вообще никак. Глаза света не выносят, ни малейшего, — и ведь не скажешь, что соврала. Если нет глаз, как они могут что-то выносить?

— А почему тебя зовут Мартиша?

— Ну, так в свидетельстве о рождении написано, — развела руками девушка. И опять не соврала: именно так Кортум и написал, и ещё долго острил на эту тему.

— А ты играла в «Орогнум»? – мальчик задал наиболее интересующий его вопрос. Мартль покачала головой, и Ади тут же пообещал показать, как он будет проходить эту игру.

Яичница с сосисками и горячий чай настолько впечатлили парней, что они даже разрешили Ади тут же занять рабочее место. Естественно, за другим, компьютером, Тиля. Стол для него так и не соорудили, и играть пришлось лёжа. Адольф вёл себя довольно скромно, даже надел наушники, чтобы не раздражать чувствительный слух хозяев выстрелами, предсмертными стонами, лязгом, грохотом и прочим звуками, сладкими сердцу любого мужчины.

Пока Тиль с Райком возились с пылесосом, Мартль осталась предоставлена сама себе. Никто за ней не следил, никто ничего не требовал, живи и радуйся. Сначала она так и сделала, поспала пару часов, прибралась на кухне, понаблюдала, как Ади беззвучно воюет с мутантами и оборотнями, но в душе росло беспокойство. Все заняты, все при деле. А она? Мебель, что ли – просто так в доме торчать?

«Ну их всех», — сердито решила девушка. – «Никто меня всерьёз не воспринимает! Одним еды, другим компьютер… могли бы и без меня договориться! В конце концов, это я – ученица некроманта. А всё почему?» «Потому что ты всего боишься», — злорадно ответил внутренний голос. – «Молчишь, ничего без приказа не делаешь. Кто-то недавно хотел самостоятельно демона ловить?»

Она оглядела изрядно потёртые босоножки и вышла на улицу босиком.

 

Погода оказалась неподходящей для столь трагического и напряжённого момента: солнце, тепло, безветрие. Зато к настроению Мартиша очень подходила музыка, раздающаяся из наушников. Голос, казалось, переворачивал всё внутри неё, заставлял сжиматься что-то в животе. Девушка повторяла за ним незнакомые слова чужого языка, не понимая смысла, и это воодушевляло её до крайности. «Ты – маг», — ожесточённо твердила она себе. – «Тебе надо просто представить!»

Мартиша не могла закрыть глаза в прямом смысле, но каким-то образом отключаться от действительности ей удавалось. Она шла по улице, ориентируясь почти на ощупь. Воображаемые нити опутывали город, и по этим нитям разбегались безмолвные послания. Демон обязан был откликнуться. Он не мог далеко уйти, но и внутри барьера его не было – там инквизиторы обшарили каждый квадратный миллиметр. «Давно пора было», — довольно ворчал внутренний голос. – «Сразу надо было». Да, наверно, надо было сразу сказать, что этот демон был у неё в мозгах. Но ведь кое у кого вечно язык отнимается! Нет, ну надо же быть такой трусихой!

Теперь всё было иначе. Теперь в её душе и теле бился один ритм. Он выворачивал мозги наизнанку и расставлял всё на место. Мартиша испытывала то горе, то почти эйфорическую радость, и колдовать становилось легко, очень легко. «Ты тронулась», — шептал совсем тихий голосок. – «Всё это лишь в твоей голове. Кто может поручиться, что твоё тело не валяется на столе в местной реанимации? Кто сказал, что это не сон?»

Мартиша остановилась на площади между церковью Треугольника и часовней Кореньев. Во все стороны от неё разбегались блестящие паутинки. «Ответь, ответь, ответь…»

Ответ пришёл со стороны часовни. Мартль осторожно потянула за ниточку-паутинку. «Иди ко мне, ко мне, ко мне…»

Однако из-за аккуратной живой изгороди показалось не лёгкое облачко, а несколько десятков… нет, сотен… а, может, и тысяч крыс. А очень скоро затрепетали и все остальные струнки. Мартиша застыла в ужасе. Голос певца перешёл в хриплый рёв и заглушил крики перепуганных женщин, спешащих укрыться хотя бы в церкви. Молодые мамочки с колясками замерли на мгновение и обратились в бегство, голося на всю площадь.

Ученица некроманта всего этого не слышала. Она чувствовала, как по венам струятся обжигающе горячие волны маны, и с каждой минутой энергии становилось всё больше и больше. Живой ковёр из нескольких слоёв серых и бурых хвостатых тел окружил её со всех сторон. Мартиша по колено утопала в крысах, а ведь прибывали всё новые и новые. Надо было что-то предпринять. Она не ожидала такого эффекта, но что теперь делать?! Сказать «Ой, извините, я не знала, что так получится»? Большей глупости и придумать сложно.

 

«Ой, а, может, это и вправду не на самом деле?»

 

«Что делать?! Что делать?!»

 

«Что будет…»

 

Первым неладное почувствовал Райне.

— Что-то нам чаю давно не делали, — сказал он, вытирая лоб тыльной стороной ладони. Мог бы и не стараться, руки у орка были грязными по локоть с обеих сторон.

— Да, где Мартль? – спросил Тило. – Пойду, посмотрю внизу.

Он с видимым самодовольством оглядел дело рук своих – самопальную ловушку для беглых демонов. Всего-то день работы. В присланных Кортумом книгах нашлось немало полезных картинок. Как бы ни ругался некромант, видимо, всё же он был заинтересован в результате миссии. И не только для удержания, но и для призыва. И страницы нужные выписал, и свои замечания в отдельном файле приложил. Тиль пять часов выводил тонкой кисточкой иероглифы, порождённые чьей-то извращённой работой, вымазался не хуже Райне, глаза уже на лоб лезли от напряжения, но предвкушение скорого окончания всех этих утомительных приключений наполняло сердце мага радостью.

Он сбежал вниз, заглянул в кухню и тут же помчался в ванную отмываться. Только там, умывшись и критически оглядев лицо в поисках предательской щетины, Дитрих сообразил, что именно в кухне было не так. Ужин-то там стоял, а вот Мартиша куда-то делась. Маг резко распахнул дверь, собираясь выскочить и помчаться на улицу, и встретился с орком.

— Я еле увернулся! – возмутился Райк. – Ты меня что, убить решил, чтобы не делиться? Где мелочь? В комнате её нет. И в кухне нет. Куда она ушла, ты вроде её охранять собирался?

— За этими детьми нужен глаз да глаз, — процедил маг, закашлялся и протиснулся мимо орка в коридор.

— Особенно если дети приближаются к детородному возрасту, — глубокомысленно изрёк Райне. А что? В новостях что ни день, про какую-нибудь пятиклассницу беременную пишут. Вчера только читал.

— Сам разберёшься? – крикнул он.

Тиль хлопнул дверью. Райк пожал плечами и включил воду.

 

Молодой маг почти бежал. Стоило ему выйти на улицу, как он сразу понял, что случилось. Люди вокруг только об этом и говорили, журналисты, не успевшие уехать, с воодушевлением снимали всё подряд. К эпицентру неприятностей подобраться не могли даже они. Тило замер на месте и мысленно повторил все известные ему ругательства. Вот и пойми этих малолеток. Вчера она не могла сотворить простейший огонёк, а сегодня вытащила из всех хашшных нор всех хашшных крыс, и… и краш та орхой та чи! Краш! Краш!!!

Дитрих взвесил все за и против. Против был только закон. За – здравый смысл. Он прикрыл глаза и перешёл в изнаночный режим.

Вот они, прямо перед ним, жёлтые крупинки, усыпавшие толстым ковром улицы. Медленно, ценой огромных усилий, ему удавалось расчистить себе тропинку в этой сплошной каше живых тел. Пылающая причудливая фигура где-то впереди – это, очевидно, и есть Мартиша. На кой краш девчонка пошла без них спасать этот хашшный город?!

Внезапно что-то произошло. Несколько долгих секунд Дитрих размышлял, что это значит, и уже хотел перейти в обычный режим и посмотреть глазами, но тут крупинки вокруг него принялись понемногу шевелиться. Казалось, земля внезапно начала вращаться у него под ногами. Дитрих несколькими огромными скачками преодолел расстояние, отделяющее его от беглой подопечной, и открыл глаза.

Крысы действительно вращались. Гигантская карусель постепенно набирала обороты, повинуясь движениям кисти ученицы некроманта. Жёлтые крупинки постепенно собрались в плотный столб высотой в несколько метров, и… всё рассыпалось. Совсем. В пыль.

Дитрих открыл глаза, и на миг ему показалось, что наступила зима. Серо-бурые горы чего-то очень мерзкого громоздились вокруг них.

— Я их убила, — потрясённо произнесла Мартль.

— Какого чёрта? – спросил маг.

Девушка поникла и горестно шмыгнула носом.

— Я вообще-то демона хотела найти, — запинаясь, принялась объяснять она. – Ты просто не знаешь… Мы как бы давно знакомы… ну, он был как бы моей галлюцинацией, а потом сказал, что раз его вызывают, то надо идти. И пошёл.

— Постой, — Тило потёр переносицу. – Хочешь сказать, что демон существовал исключительно в твоём воображении, а как вылез, сразу стал цинично косить под пришельца из потустороннего мира? Чёрт… только Кортуму не говори, главное.

Они кое-как выбрались с площади. Домой добирались дворами, чтобы не привлекать внимания. Мартиша как-то внезапно устала, еле волочила ноги, и голова снова разболелась. Дитрих решил пожалеть её и оставить расспросы и воспитательные меры до завтра.

 

Переговоры

 

Как и ожидалось, Райне очень расстроился, что всё произошло без него, так что в утешение Тиль переложил на него дипломатические обязанности. Ведь мало сделать работу, надо ещё и оплату за неё получить. Райне, в свою очередь, настаивал, что у мага, с его пафосной физиономией и благородным происхождением, получилось бы гораздо лучше, и вообще – у Тиля есть свидетели, а орка рядом вообще не было. Магу вообще не хотелось выходить из дома ещё неделю. Во-первых, колдовство в чужом городе каралось очень сурово. Во-вторых, из-за прессы. Чёрт с ним, если просто чушь какую-нибудь напишут. Тило не нравилась их привычка везде лепить фотографии.

Он всё никак не мог понять, зачем его хотели убить. Единственная мысль, которая приходила в голову – кто-то метит в наследники. Больше Тиль ничего придумать не мог. Мстить ему вроде бы не за что, денег нет, какого-то особенно ценного имущества – тоже. Да и место наследника – всего лишь дань традициям. Кандидатуру всё равно будет утверждать совет старших, а Тиля они никогда не утвердят. Тогда зачем? И почему обязательно перерезать горло – что, нельзя было по-тихому усыпить и закопать?

 

На третьем этаже магистрата сидел очень печальный гроссбюргер Герберт и несчастными глазами смотрел то на своего кузена Авелина, то на беглого Леманна. Теоретически казнить мальчишку было не за что. Его наняли, он заказ выполнил. Как смог, так и выполнил. В отличие от самого гроссбюргера, его детей, кузена и прочих родственников. Значит, нельзя было иначе. Излишне зрелищно, и все эти носятся туда-сюда с камерами и паучками, но зато проклятых грызунов больше нет. Господин Герберт был настроен мирно. Тем более что мальчишка денег больше не просит.

— Это ещё неизвестно, за что его Семья убить хотела, — настаивал господин Авелин. Мужчина он был невысокий, полный, как и его родственник, рано поседел и постоянно цеплял насморк, с которым даже магия не могла сладить. – Может, он – сумасшедший. Или совершил что-нибудь недостойное.

Дитрих стоял, потупившись, и держал на лице невинное и немного растерянное выражение. Райне присел на подоконник. На него вообще никто не смотрел, и орк наслаждался бесплатным спектаклем. Наконец-то из этого мага вытянут всё, что только можно. А то с ним каждый день новости. То он, видите ли, маг, то ещё и певец, то жертва репрессий… интересно люди живут!

— Степень его вменяемости можно проверить, если вам так хочется, Виктор. Что же касается его предполагаемых деяний… Может быть, вы сами нам скажете, Дитрих? Вы, кстати, уже получили образование?

— Перешёл на четвёртый курс.

— Специальность?

— Бытовой заклинатель.

— Неплохо, — обрадовался Герберт. – В последнее время молодёжь всё больше в управление идёт, да в лекари с растителями… ну, этих всегда много было.

Тиль потому и выбрал специальность заклинателя, что конкурс туда был несколько меньше одного человека на место. Никто не хотел всю жизнь сидеть и штамповать свитки для заморозки продуктов или чистки шерстяных вещей, так что факультет традиционно собирал неудачников и лентяев.

— Это что, собеседование? – громко спросил кузен.

— Ну, городу не помешал бы бытовой маг, — гроссбюргер принялся протирать камень в своём кольце. – И мне нравится, как господин Леманн колдует.

— Может, ты ему ещё и фамилию дашь?

— Нет, конечно, — толстенький градоначальник даже тряпочку свою для протирки уронил. – Но мы ведь можем дать ребёнку шанс.

— Ребёнку двадцать лет, и его пытались убить собственные родственники! – напомнил господин Авелин. – Это если верить ему. А, может, он сам что-то натворил и сбежал, и теперь лапшу тебе на уши вешает.

— Разумно, — Герберт внимательно посмотрел на Тило. – Надеюсь, вы не против, если мы для начала переговорим с вашим многоуважаемым отцом. Я пошлю ему запрос…

— Не трудитесь, кузен, — Авелин подпрыгивал на носках. – Я уже отправил. Господин Леманн-отец будет здесь в течение часа.

— Может, мне уйти? – спросил орк, подходя к столу. Гроссбюргер нервно затеребил кольцо и развернулся к Райне:

— Да, конечно, господин Шеер. Я думаю, вас устроит половина оговоренной награды? Это получается… две тысячи триста тридцать голдов с учётом налогов.

Господин Герберт выписал квитанцию и протянул Райку. Тот щёлкнул каблуками, поклонился и, чеканя шаг, покинул переговорную.

— Касса на первом этаже, третья комната от лифта, — крикнул вслед гроссбюргер.

 

Встреча Тило с отцом

 

Отец телепортировал прямо в переговорную, что грубо нарушало этикет. Фамилия Леманн позволяла ему и не такие вольности. Он выпрямился во весь рост и всё равно оказался по плечу своему блудному отпрыску. Взрослые маги обменялись сдержанными кивками, затем гроссбюргер попытался как-то обрисовать ситуацию.

— Можете не трудиться, — безжизненным голосом прервал его Фердинанд Леманн. – Я догадываюсь, в чём дело. Мой сын у вас что-то натворил. Что ж, надеюсь, я смогу возместить ущерб, — он даже не взглянул на Тиля. А тот старался не смотреть на родителя.

— Напротив, — гроссбюргер сжал руки. – Очень способный мальчик…

— Вот как? Первый раз слышу, — снова перебил его Леманн-отец. – В таком случае он, должно быть, жаловался, что его хотят убить. К сожалению, мальчик не в себе.

— По-моему, это вы не в себе, — в дверь сунулся Райне. – И не надо на меня так смотреть, господин Герберт. Тило, сними ты этот ошейник, пять минут без него переживёшь. Давай, давай, а то сам сниму.

Тиль медленно, словно во сне, поднял руки и негнущимися пальцами принялся терзать застёжку. Ему приходилось напрягать все мышцы, чтобы не выдать нервной дрожи и не рассмеяться, как полный идиот.

— Вот, посмотрите, — продолжал орк. – Вот как, по-вашему, господин Герберт и остальные, вот такой шрам является доказательством родительской привязанности или всё-таки попытки убийства?

— Видите ли, — Фердинанд попал в неловкую ситуацию, но надо было как-то выкручиваться, — Дитрих попал под влияние так называемой субкультуры дарков… Вы сами понимаете… ритуальные самоубийства и всё такое…

— Позвольте, — кузен Авелин заинтересовался шрамом. – Я сам лекарь. Не могу представить, чтобы человек мог самостоятельно нанести себе такую рану. Это явно магический шрам, а магическое самоубийство – это нонсенс. Инстинкт самосохранения, как мы все знаем, является одним из базовых принципов, и его невозможно отключить, так же как…

Леманн-отец позеленел от злости.

— Этот мальчишка опозорил нашу семью, — процедил он сквозь зубы. – Не притворяйтесь, будто не слышали о том скандале!

— И что? – не понял господин Герберт. – Это же не повод убивать человека. Он молод и может дать неплохое потомство. Из-за неудачи в собственной воспитательной методике рисковать численностью рода? Скажите честно, чем он вам так не нравится?

— Вы собираетесь привлечь меня к суду? – прошипел отец Тиля, разминая пальцы.

— Всего лишь хотим понять, стоит ли брать мальчика на работу, или вы его убьёте, едва мы отвернёмся, — мягко пояснил кузен Виктор.

— Да забирайте! – Леманн-старший сжал зубы, по бледному морщинистому лицу пробежала судорога. Отец, наконец, повернул голову к сыну и прошипел:

— Но я отказываюсь от тебя. Запомни! Ты лишаешься фамилии!

— Ну и ладно, — буркнул Райне. – За три голда на каждом углу новую дадут.

Маг не стал его дослушивать и телепортировался. Остальные переглянулись.

— В больших семьях вечно какие-то интриги, — заметил гроссбюргер. – Я не знаю, Дитрих, за что вас так невзлюбили, поэтому беру вас с испытательным сроком в полгода, — Райк просиял, Тило едва улыбнулся кончиками губ. – С правом проживания в выбранном вами доме, конечно, только пока вы здесь служите, — улыбка орка расползлась на пол-лица. – И пока вы не получили, боюсь, вся ваша зарплата будет уходить на оплату обучения. Этот вопрос я сам утрясу с университетом.

— Я согласен, — кивнул Дитрих. – Мне расписаться, или хватит отпечатков?

Все, кроме кузена Виктора, рассмеялись.

 

Поединок

 

Ади потянулся и огляделся вокруг. Было темно, экран плоского шара еле освещал небольшой участок пространства, в который даже мальчик целиком не помещался. Ужасно затекло всё, что можно, глаза устали, как никогда раньше. Адольф не стал зажигать свет, вышел на цыпочках в коридор и хотел уже спуститься в кухню сделать себе чая.

Дверь соседней комнаты была приоткрыта, и в ней что-то тускло мерцало. Второй компьютер? На всякий случай мальчик просунул голову внутрь и чуть не прищемил себе шею, так быстро он захлопнул дверь. Его всего трясло. Доигрался! Уже глюки! А если не глюки? Мало ли… Ади уже хотел сбежать, но что-то его остановило.

Мартиша. Девчонка. Она же там. Этот демон её прикончит. А орки где-то шляются, как и все орки. Адольф всегда играл только за людей. Нет, он же мужчина. Не может он так просто сбежать. Надо спасти… пусть это не прекрасная дама, но тренироваться же надо на ком-то? Несмотря на увлечение виртуальной жизнью, или, скорее, благодаря ему, Пёльцль был очень романтичным и очень самоуверенным. Он решительно взялся за ручку двери и долго, медленно открывал её, страшась того, что ему предстояло увидеть.

Мартиша всё так же лежала на полу, на одеяле, укрытая каким-то старым пледом. Прямо над ней зависло белёсое светящееся облако, и это облако выпустило какие-то ложноножки прямо в голову девушке.

— Эй ты! – Ади покрылся холодным потом, но языком ещё шевелил. – А ну иди сюда!

И самое ужасное – призрак отозвался. Он медленно втянул свои щупальца, и мальчик чуть не закричал от страха. Но не закричал, потому что горло сдавило раньше. «Это магия!» — понял Адольф и бросился вон. Дверь комнаты напротив оказалась заперта, и мальчик бросился вниз по лестнице. Призрак просочился сквозь деревянную дверь так, словно её и не существовало. Двигался он медленно, но Адику хватило. Он кубарем скатился с лестницы, встал на четвереньки и пополз в ближайшую комнату.

Это оказалась комната Райне, где он свалил и пока ещё не разобрал своё барахло. Из рюкзака торчал рукоятью вверх короткий орочий меч. Адольф схватил его и попытался вытащить. Меч не поддавался. Вещи были набиты так плотно, что преодолеть силу трения смог бы только сам орк. Пока мальчик додумался расстегнуть молнию, призрак проплыл в комнату. Адольф очень тихо заверещал, переполз вместе с рюкзаком к окну и принялся выкидывать всё, что только мог выдернуть из этой сплошной утрамбованной массы.

Призрак подобрался к нему на расстояние локтя. Ади забрался на подоконник, не переставая тоненько пищать, и, наконец, извлёк меч. Чёрт, он же ещё и в ножнах! Адольф судорожно сглотнул и кинулся к двери мимо призрака. По дороге споткнулся о разбросанные книги и шлёпнулся, чуть не выронив меч. Лёжа на полу, он освободил оружие, перевернулся на спину и выставил перед собой клинок.

— Дуэль! – пискнул мальчик. Призраку идея не понравилась. Он не любил металл, и тем более металл, которым в него пытались тыкать. Адольф воодушевился. Он всё яростнее размахивал оружием, как бешеный дачник – мухобойкой, и даже смог заткнуться.

Мальчику удалось оттеснить противника в коридор, но возникла серьёзная проблема: Ади стоял между входной дверью и призраком, а должно было бы быть наоборот. Повторить подвиг и проскочить мимо противного светящегося облака он не смог бы: во-первых, узко, во-вторых, впереди была лестница, с которой Ади сегодня уже падал. Можно было бы проползти под этой тварью, но для таких манёвров следовало набраться ещё самую чуточку храбрости.

 

— Ты что ж, гад, творишь? – завопил орк, застав эту сцену по возвращении домой.

— Я его убью! – гордо пообещал Адольф, вдохновлённый тем, что не он один не любит призраков.

— Отойди, — приказал Дитрих. – Ты что, не видишь, ты его пугаешь?

— Не, мне не страшно, — заверил подросток.

— Бесполезно, — пожал плечами маг и направился к выходу.

— Эй, ты куда? – орк бросился за ним.

— Как куда? – Тило выскочил за дверь и бросился вдоль стены туда, где стояли какие-то ржавые баки. – Надеюсь, выдержат. Сам подумай, — он забрался на самый низкий и выпрямился, расставив в стороны длинные руки, — мальчишка его оттуда не выпустит, так что будем загонять сверху. Из дома он не выберется, разве что через окно. Это же кирпич! – маг подтянулся и влез в окно своей комнаты. Орк, рыча от предвкушения, двинулся следом.

Тило взял пылесос наперевес, словно пушку в компьютерной игре, и на цыпочках вышел в коридор. Райк ухватил конец шнура и принялся искать розетку. Чёрт, всего одна, и в неё воткнут удлинитель, питающий комп. Ладно, придётся жертвовать идеалами, времени нет. Орк зажмурился, горестно всхлипнул «Да что же я делаю!» и выдернул штекер удлинителя. Комп возмущённо мигнул всеми лампочками и почернел экраном. Чувствуя себя садистом, Райне всё-таки подключил пылесос и выбежал посмотреть, как работает их совместное изобретение.

Работало оно скучно, без спецэффектов. Поток воздуха, как и ожидалось, засосал вместе с собой в трубу демона, а затем специальный клапан перекрыл входное отверстие. Маг выключил агрегат и повернул невозмутимую физиономию к напарнику:

— Вот и всё.

— И всё? – не поверил Райне. – И вот ради этого мы столько мучились?

Ади отнял ладони от ушей и спросил:

— Но ведь я же вам помог?

— Безусловно, — заверил орк. – И ещё больше поможешь, если раздобудешь мне хотя бы попользованный блок питания для Арчера. Кажется, твой сгорел, — он посмотрел на Тиля. – Извини, мы все торопились.

— Я опять всё пропустила? – радостно спросила Мартиша, выползая из комнаты. Вид у неё был не вполне живой, как и всегда. – Поздравляю! Пойду чаю сделаю.

 

Монолог Кортума-2

 

Старый некромант встретил их так же радушно, как и всегда. Осыпав гостей комплиментами прямо с порога, он перешёл к делу только когда убедился, что до них дошло, насколько они не соответствуют гордому званию млекопитающих. Вытянув перед собой жёлтые костлявые руки, Кортум задал первый вопрос:

— А где мой демон?

— Вот! – Райне пнул пылесос, и тот выкатился под ноги заказчика. – Внутри!

— Так вы сделали ловушку… из этого? – некромант даже ругаться не смог, так был шокирован. – Из… пылесоса? И как, сработало?

— Ещё как! – подтвердил Райнхард. – Его всего внутрь засосало!

— Там же сплошь металлические детали, — горестно прошептал Кортум. – Везде…

— Ну, да, — согласился орк. – Зато не вылезет.

— Да он же мог умереть! – взвыл старик. – Вы, безответственные бессердечные садисты, мародёры, извращенцы, да как вы могли додуматься до того, чтобы засунуть живое – слышите, бестолочи?! – живое магическое существо в эту железную коробку?! Ты, ушастый, хватай свою чёртову машину и тащи её за мной! Остальные – хватит прикидываться мебелью, я вам всё равно ничего не прощу. Живо за мной!

 

Дитрих, Мартль и Райне в замешательстве последовали за учителем. Двоим из них даже стало стыдно. Девушка так вообще провалиться была сквозь землю. Как же она не подумала, что зловредный демон, поубивавший кучу народу и представляющий опасность для всех окружающих – это маленькое, несчастное, очень ранимое создание?

— С тонкой душевной организацией, не в пример некоторым одноклеточным, которые прикидываются честными наёмниками, — продолжал причитать некромант. Он затащил пылесос с ранимым созданием в лабораторию. Двери с громким лязгом захлопнулись. Напарники переглянулись и отошли к противоположной стене.

Казалось, прошла вечность, прежде чем створки дверей разъехались, и маг на коляске выкатился в коридор. Вид у него был недовольный, как обычно, но Мартиша решила, что операция по извлечению демона прошла успешно. А то бы их в первую же секунду убили бы.

— Сойдёт, — процедил некромант. – А теперь слушайте внимательно. Я всё-таки хочу закончить эту историю, как подобает, то есть монологом главного злодея. С демоном я буду разбираться позже, ему надо прийти в себя. Несчастный! Что ему пришлось пережить, вы даже не представляете, бесчувственные вы пни.

Теперь с вами. Зачем мне всё это было надо, вы уже поняли. Теперь мне надо, чтобы меня не трогали. Мартиша, я помню, что ты мой ученик, не делай такое лицо, будто пытаешься что-то сказать. Ты не умеешь, я уже убедился. Не снимай повязку ещё год-другой, и будешь видеть, как все нормальные люди. К слову сказать, твои родители могли бы и сами исправить эту проблему, пока она не достигла таких масштабов. Нечего экономить на магах-медиках. Но сейчас людям, видите ли, новый ковёр каждые три года нужны, а что ребёнок слепой – так это даже хорошо, пенсию по инвалидности получать можно. Иждивенцы все, лентяи и безответственные сволочи вроде вас. Да, главный иждивенец, это я тебе говорю. Главный – это ты, который старший по возрасту. Будем надеяться, твоё умственное развитие ещё не закончилось, а то у тебя так никогда мозгов и не будет.

Так, о чём я говорил? О родителях. Твои родители, главный иждивенец, как ты сам должен был бы догадаться, пытались провести обряд омоложения. Хотели нового ребёнка попробовать завести. И обратились за этой услугой ко мне. Ребёнок-то у них будет, — Кортум хищно улыбнулся, — даже пятеро. Я работу делаю качественно. Вот только не могу гарантировать, что среди них будет хоть один маг. Скорее наоборот. Ни гроша бы не поставил. Я удивляюсь как ты-то, с такими предками, магом уродился. Кстати, в кого у тебя такой нос? Вряд ли в маму с папой, впрочем, не имею чести знать более дальних родственников. Им нужна была кровь молодого близкого родственника, взятая насильно, и в больших количествах. А мне – очередное тело для опытов. Вот мы и договорились. Как, рад был твой папаша вновь обрести наследника? Нет? Странный человек, другого-то у него не будет.

Почему иждивенец? Потому что я по глазам твоего напарника вижу, что пока вы деньги на содержание якобы прожорливого ребёнка не получите, фиг вы от меня отстанете. А жрать ребёнок, я так понимаю, будет за троих. И играть на трёх компах сразу ночи напролёт. Так, у напарника больше вопросов нет? А-а-а… двадцать пять голдов в месяц я считаю приемлемой суммой и торговаться не буду. На Мартишу хватит. А вы работайте, лбы здоровенные выросли, только и мечтают на шею старому инвалиду сесть. Распустились, совесть потеряли, психологию потребления впитали вместе с мультиками тупыми, а работать так и не научились.

Всё, валите с глаз моих куда подальше. Пока сам не свяжусь, даже не приставайте. У меня дел по горло, я, в отличие от вас, делом занимаюсь.

Кортум откашлялся, развернулся и укатил к скрытому лифту, который вознёс его на следующий этаж.

— Блин, нехорошо с демоном получилось, — протянул Райне.

— Ладно, летим домой, — вздохнул Тиль.

Мартиша промолчала, зато энергично кивнула.

Лифт внезапно поехал вниз, и троица снова увидела перед собой скособоченную фигуру в инвалидной коляске.

— Я вам обещал открыть главную тайну мироздания, — проскрипел Кортум. – При условии, что вы будете себя хорошо вести. Но вы вели себя плохо, так что стыдитесь и погрязайте дальше в невежестве.

  • Разбойничье рондо / Музыкальное / Зауэр Ирина
  • Скалдин Юрий - Зоомагазин / Истории о Серёге - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Найко
  • Сомнения. / Вилесов Сергей Анатольевич
  • На руинах Таймбурга / Фомальгаут Мария
  • Поиски / Нова Мифика
  • Почему я хочу в Арктику / Я хотел бы побывать в Арктике / Хрипков Николай Иванович
  • К 8-му марта всем женщинам посвящается! / Стишки, стишочки / Вредная Рысь !!!
  • « Несчастный не тот, кто ищет, а тот, кто находит» / Конфликт близнецов / Сима Ли
  • Одиночество / Фран-Лейк Анита
  • Салфетка №61 / Битвы на салфетках / Микаэла
  • О стихах... / Зауэр Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль