6.

0.00
 
6.
Великое побоище

Ночное бдение

 

Райнхарду Шееру впервые доверили столь ответственное поручение, так что первые минут пять парень был настолько окрылён, что всерьёз собирался дежурить, не смыкая глаз. Однако очень скоро природа начала брать своё. Он несколько раз обошёл лабораторию, просторную, белую и стерильно чистую, что прямо-таки бросалось в глаза после пребывания в алхимической части башни. Здесь пахло не пылью, не какими-нибудь эфирами или гарью, только спиртом и озоном.

Вдоль стен шли низкие полки и шкафчики со всяким барахлом непонятного назначения, раковина, два здоровых ящика из тонкой нержавейки с надписью «Утиль» и «Утиль/Переработка». Райне попытался открыть один ящик, но тот запищал и замигал оранжевой лампочкой, стоило орку дотронуться до крышки. Тогда Шеер подошёл к ближайшему столу и принялся изучать то, что было спрятано под прозрачной крышкой.

Там лежало тело, точно такое же, как и на девяти остальных столах. В самых разных местах из белой кожи, под которой виднелись все мало-мальски крупные вены, торчали проводки, капилляры, какие-то металлические штыри. Другим концом провода и шланги уходили прямо в стол. Райне присел и внимательно оглядел днище. Внизу стол был самым обыкновенным, гранитная плита на толстом металлическом каркасе. Никаких отверстий, штырей и прочей фигни. Толщина плиты не позволяла предположить, будто в ней ещё что-то может быть замуровано. На самом столе приятно зеленели лампочки, десяток индикаторов показывал какие-то непонятные показатели, миниатюрные насосы тихо жужжали, перекачивая разноцветные жидкости. Но куда и откуда, не гоняли же всё это по замкнутому контуру?

Опять-таки, не могли проходить все эти линии подачи и отвода через ножки, хоть и массивные, но не из самой лучшей стали. Пол покрыт плиткой, щели тщательно замазаны, ни одного отверстия, только мебель вся привинчена. Райне бродил вокруг столов, и с каждой минутой ему в глаза бросалось всё больше нелепостей.

Ну ладно, непонятные шланги, может, и вправду встроены в стол какие-нибудь резервуары. Но как их заполнять? А провода? Где, спрашивается, источник питания? Набравшись храбрости в достаточном для отключения мозга количестве, будущий рунотехник водил ладонью по гранитной столешнице. Для большей чувствительности он даже порезал мизинец на левой руке, как самый ненужный палец, и прикладывал его по очереди ко всем столам. Его даже не дёрнуло, хотя и должно бы, если бы в граните было хоть небольшое магическое напряжение.

Запищал будильник. Орк достал блокнот и принялся записывать все цифры, какие только мог увидеть, в аккуратные столбики. Убедившись, что никакой разницы между показателями на разных столах нет, все лампочки горят зелёным, а распростёртые под крышками бледные человеческие тела мерно дышат в унисон, Райк совсем заскучал. Он бы пошёл спать, но часы на мобильнике показывали всего девять, Райне в жизни так рано не ложился.

Орк ещё раз оглядел своих будущих подчинённых, и недоумевающее выражение на его подвижном лице превратилось в презрительную гримасу. У этих существ, выращенных буквально из пробирки, само собой, было очень много костей и очень мало мышц, а безволосая кожа никогда не попадала под лучи солнца. Хорошо, если после своего «рождения» они смогут кое-как передвигаться, а прежде чем дать им в руки хотя бы тренировочную деревяшку, придётся откармливать их целый месяц, если не больше. Головы, больше похожие на черепа, туго обтянутые тонким пергаментом, бессильно запрокинуты, а полуоткрытые рты кажутся несоразмерно огромными. Райне поморщился, шевельнув ушами, и уселся на ящик с надписью «Утиль».

Чтобы как-то убить время, Шеер позвонил своему братцу илиару и порадовал известием, что жутко занят очень важными делами, так что придётся им с Диегой на повторную разведку идти вдвоём. В ответ Рупрехт сообщил не менее радостную новость: оказывается, ему удалось выбить у кладовщика на работе списанную экспериментальную взрывчатку, которая очень бурно реагирует с водой.

— Идеальная штука! – голос Рупи не слишком-то подходил для изъявления восторга, ему бы на похоронах выступать, подумал Райк. – Там же целая куча, в смысле, озеро этой воды! Рванёт, от стен одни камешки останутся. Все в шоке, мы – нет.

— Молодец! – похвалил капитан. – Только ты как-нибудь продумай, чтобы нам самим под завал не попасть. И это… лодку там какую-нибудь сообразите.

— Мы решили плот собрать, — сказал Рупи.

— Ну, в общем, я на вас полагаюсь, прителепаю завтра вечером. Может, ночью.

Потом Райк решил позвонить Хайке и снова поругался с приятелем. Во-первых, из-за того, что у него не было автомата, во-вторых, из-за сокровищ. Шеер сообщил, что уже нашёл классных ребят со своего Острова, которые стоят дюжины таких хлюпиков, как они с Хингеллом. Хайке пыхтел, дулся, твердил о благоразумии и о том, что таких придурков, само собой, только на Острове и можно найти, ведь говорят же, что повышенный магический фон для психики вреден.

— Учи давай! – прикрикнул напоследок Райне. Не прошло и часа, а дежурство уже превращалось в пытку. Ничего не происходит, спальных мест не предусмотрено, компьютера нет. После нескольких минут томительного безделья, скрашенного лишь на редкость тупой игрушкой на мобильнике, орк вспомнил, что у него есть ещё и бесплатная связь. Он даже удивился, почему в первую очередь не подумал именно об этом.

 

Дитрих сел напротив некроманта, аккуратно сложив руки перед собой.

— Ну, жертва инбридинга, — начал Кортум, — что у тебя за вопросы?

— Меня особенно интересует один вопрос, — медленно произнёс Тиль. – Как сделать так, чтобы заклинание работало? Ведь в природе заклинания, которые вы используете, не встречаются. Видимо, это профессиональный секрет?

— Я бы не сказал, что секрет, — магистр принял глубокомысленный вид. – Но писать об этом не принято. Всё дело в том, что некромант должен иметь доступ к тем областям жизни… и смерти… куда обычные смертные просто не могут сунуться. Чтобы ответить на твой вопрос, следует уточнить, кто именно становится некромантами.

— И кто же?

— Чтобы стать некромантом, человек должен умереть, — просто объяснил Кортум. – Если он умирает, но остаётся в живых – а такое случается, и ты сам тому подтверждение, — он попадает под действие некоторой аномалии. Он может повторять этот фокус снова и снова, пока его тело окончательно не износится.

— То есть необходимо переходить в загробный мир?

— Да нет никакого загробного мира, — вздохнул некромант. – Пойми, сусел недожаренный, загробный мир – это всего лишь выдумка, которую священники распространяют с подачи своих богов. Эти так называемые боги не особо-то заморачивались при создании миру, так что ни рая, ни ада нам не полагается. Проверить-то всё равно никто не может. Если умирает бот, он просто исчезает. Всё, нет его, пшик. Во всяком случае, вытащить их не получится. Мага достать можно, потому что они после смерти некоторое время болтаются в Тёмном режиме.

— Что-то вроде режима изнаночной видимости?

— Нет, совсем нет! – обиженно взвизгнул старик. – Но словами это не объяснишь. Я мог бы тебе показать, если бы ты согласился стать моим учеником. Но ты, если я правильно помню, нагло отказался от предложенной чести.

— Что ж, — Дитрих прикрыл глаза, — значит, придётся расспросить Мартишу.

— Мартишу, — презрительно фыркнул Кортум. – Глупая девчонка! Если бы не демон, я бы давно пустил её на запчасти.

 

Райне пережил тяжёлую ночь, утро же принесло разочарование.

— Что это?! – завопил он, глядя, как неуклюже дрыгают конечностями десять обтянутых кожей скелетов. – Это что, и есть твои воины?!

Некромант захихикал. Орк метнул в него уничижительный взгляд и, подойдя к ближайшему голему, потыкал его носком ботинка. Тот, едва встав на четвереньки, снова упал, распластавшись, как морская звезда.

— Чё развалился? – прикрикнул на него капитан Шеер. – Вставай, ты, живо!

— Как же он встанет, тупая твоя башка? – презрительно спросил Кортум. – Ребёнку требуется больше года, чтобы научиться ходить, на коротких ножках, при помощи мамок и нянек. А этот только сегодня родился.

— И что, я должен теперь весь год с ними нянчится?! – Райнхард пришёл в ужас. Десять младенцев размером с него самого! Да тут и свора опытных бабок не справится.

— Ну нет, — утешил его Кортум. – Магия облегчит тебе задачу. Очень скоро они сообразят, как надо шевелить конечностями и куда ходить на горшок. Тебе всего лишь надо научить их говорить, считать, писать, махать железками, пользоваться свитками и выполнять приказы. В первую очередь советую научить выполнять приказы.

— И когда приступать? – спросил Райнхард без всякого энтузиазма.

— Я думаю, сразу после Объявления. До тех пор они будут куда больше нуждаться в няньке.

— А что, у вас и личная няня есть? – хмыкнул Райк.

— Нет, но у меня есть ты, — оскалился магистр.

 

Битва за сокровища – 1

 

Ночевать пришлось в палатке, и наутро команда Шеера чесалась, как свора блохастых псов. Мазь, которую захватил предусмотрительный в таких вещах Рупрехт, помогала не сразу. Препираясь и отвешивая друг другу пинки, парни сложили вещи и потащились к трибуне, где уже собралась целая толпа очень злых, невыспавшихся и неистово чешущихся орков.

— Эти эльфы уже наполовину выиграли, — заметил Диега.

— Кстати, где эти сволочи длинноухие? – осведомился Райнхард тоном огородника, который только-только собрался потравить гусениц, а те внезапно исчезли. – Почему в тех кустах никого нет?

Все трое посмотрели на заградительную полосу, отделяющую место великой битвы прошлого от современного злакового поля. Там действительно не было заметно никаких приготовлений к битве.

К ним подошла Марта Литтберг. На ней был новый плащ, расшитый крупными белыми бусинами и хвостиками их искусственного меха. Райне немедленно решил в ближайшем будущем обзавестись чем-нибудь подобным, только, конечно, гораздо круче. Капитаны поздоровались и обменялись замечаниями о погоде, насекомых и проклятых эльфах.

— Вон они, кстати, — девушка ткнула пальцем в сторону развалин. – Ты их лодчонки не видел? Одно название, но по этой воде, кажется, можно даже на туалетной бумаге плавать. Во сколько оглашение?

— В пять тридцать, — ответил Райк.

— Странно, уже без пятнадцати, — она достала мобильник и посмотрела на часы. – Уже решила, что всё перепутала. Где глашатай?

— Проспал, небось, — с отвращением предположил орк.

 

К шести народу собралось ещё больше. Диега насчитал не меньше двухсот орков и два десятка гоблов. В одной команде даже был тролль, откормленный здоровяк ростом под два с половиной метра. Половина эльфов осталась в крепости, остальные спустились на воду и быстро добрались до берега, где поспешили подняться к трибунам. Глашатай прилетел на ковре. Как ни странно, он не принадлежал ни к одной из павших рас. Среднего роста, коротко стриженный парень в лёгком доспехе рыцаря Третьей Эпохи, чей возраст приближался к тридцати. С ним прилетела девушка в платье с высокой талией и длинными рукавами. Капитан Литтберг тут же разглядела под этим платьем чересчур выпирающий живот и неодобрительно покачала головой:

— Тоже мне, увеселительное мероприятие! Не, Шеер, у меня предчувствие, что сегодня что-то нехорошее точно случится.

Райне чувствовал, что его терпение вот-вот лопнет:

— Ну так чё вы сюда притащились, если предчувствие?

Марта сняла резинку, стягивавшую волосы в хвост, чтобы заново причесаться.

— Знаешь, — задумчиво произнесла она, наконец, — мне как-то спокойнее, когда что-то нехорошее происходит у меня на глазах.

Из палатки, украшенной флажками и конскими хвостами, вышли несколько субтильных мальчиков и девочек в костюмах оруженосцев. Участники предстоящего сражения неторопливо собирались в команды, выстраивались в очереди и доставали оружие. Эльфы, приплывшие из крепости, держали по два-три лука. Райк внимательно сосчитал противников и их оружие. Получалось, что всего против них вышло всего сорок семь эльфов, если, конечно, принять за аксиому, что эльф без лука в бой не ходит.

Оруженосец с эмблемой Ордена Порядка на котте подошёл к Райнхарду со сканером в руке. Шеер позволил мальчику осмотреть свой меч, кинжал и оба широких ножа, которые держал в голенищах. Рунные камни начинали светиться, когда на них попадал луч сканера. Паренёк на всякий случай проверил, крепко ли держатся руны в гнёздах, и перешёл к Рупи.

Райне отошёл в сторону и принялся разглядывать эльфов. У большинства арсенал был почти так же скромен: лук, кинжал, у некоторых метательные ножи. И всё-таки странно, что половине разрешили не выходить из крепости. Орк посмотрел вниз, на озеро. Двое проверяющих усаживались в лодку. «Всё равно», — подумал он, — «Мало ли, что они там прячут». Он вспомнил про собственную заначку, и на душе потеплело.

 

Глашатай занял своё место, немногочисленные пока зрители приветствовали его жидкими аплодисментами. После непродолжительного визга, скрипа и непонятных стуков микрофон всё-таки заработал, и над воронкой равнины разнёсся искажённый помехами голос рыцаря:

— Приветствую всех! Сегодня состоится очередная схватка между непримиримыми противниками! Орки и эльфы сойдутся нос к носу, чтобы в очередной раз выяснить отношения. Но сегодня это будет не пьяная драка в переулке, а тематическая, не побоюсь этого слова, культурная встреча!

Снова раздались аплодисменты. Орки и эльфы переглядывались, на размалёванных лицах блуждали кровожадные ухмылки. Прибыло несколько грузовых ковров со зрителями. Начался обычный гвалт, щебет, шуршание и хихиканье, так что глашатаю пришлось увеличить громкость, чтобы продолжить:

— Как всем нам хорошо известно, внутри крепости находятся несметные богатства, собранные, что называется, с миру по нитке. Каждый из тех, кто держит в руках оружие, сделал свою ставку, и хотя почти все останутся ни с чем, всем верующим предлагаю помолиться за свою удачу. Специально для присутствующего здесь молодого господина Хайзинь, — глашатай отвесил поклон в сторону центральной ложи, и все машинально повернули головы, чтобы посмотреть на полноватого мага в изумрудной тунике, — напомню, что перед началом сражения всё оружие проверяется на наличие ограничивающих и смягчающих заклинаний, так как мы стремимся снизить количество несчастных случаев.

И хотя одежда мага была проста, да и украшениями он пренебрегал, Райк тут же окрестил его «клятым долбаным красавчиком» за вычурную причёску.

— Интересно, это парик, или свои? – спросил Рупи.

— Парик, — заявил Диега. – Ты прикинь, каково эту башню потом распутывать и расчёсывать. Да половина волос вылезет.

Рупрехт машинально дотронулся до собственной головы. Косу он перед боем смотал и спрятал под жестяной каской, получилось ничуть не хуже подшлемника.

— Тьфу, две дамочки, — прокомментировал это обсуждение их капитан. – Слушай, чё этот хрен бормочет.

— Ну и напоследок напомню обеим сторонам девиз нашего клуба! – ясно и звонко бормотал этот хрен на всю округу. – Мы не любим историю, мы её грязно используем! Пять минут до старта!

 

— Капитаны, капитаны, сюда, — закричал арбалетчик с ярко-синим плюмажем на каске. Райне ободряюще хлопнул брата по плечу и поспешил на зов. Арбалетчик обвёл взглядом собравшихся вокруг него орков (и одного гобла) и начал:

— Предлагается следующая стратегия: атакуем со всех сторон сразу. Их мало, так что тратить время на отвлекающие маневры не будем. Если есть желающие, — он многозначительно понизил голос, — можно и с отвлекающим манёвром…

Орки замотали головами. Никто не хотел ставить себя в заведомо невыгодное положение.

— Тогда делим стены на сектора, — предложил самый инициативный капитан. – Прямо сейчас поднимайте руки… Тебе первый, тебе второй, третий, четвёртый…

Райку достался третий сектор, и, когда был начерчен план крепости, оказалось, что это как раз лучше всего сохранившаяся башня. Забраться на неё с воды не представлялось возможным, поэтому Шеер поспешил скорчить недовольное лицо и выдавил из себя что-то разочарованное. Все остались довольны, и лопоухий орк поспешил к своей команде.

— Ну, парни, — зашептал он, обхватывая обоих за шеи, — где наша заначка?

— Чё там порешили? – спросил Рупрехт.

— Мы атакуем с башни. Идём все одновременно.

— С башни? – поморщился Диега. – У нас же бочка с другой стороны заныкана.

— Ладно, сейчас туда быстро метнёмся, — Райне уже мчался вниз по склону. – Плот там же?

— Ага, — саркастически заметил крашник, на бегу поправляя каску. – Плот, блин.

Плот представлял собой пародию на транспортное средство. Это был кусок забора, хотя и хорошего забора, к которому с помощью мата и экспериментального клея алхимики приделали четыре пустых бочки. Ещё одна, секретная бочка, которую в этом клее чуть ли не вымачивали, чтобы исключить малейшую возможность протечки, была спрятана под досками забора, то есть плота.

— Кто полезет в воду? – спросил Диега. Райне, словно на лекции, поднял руку:

— Я. Там точно есть эти окна?

— Точно, точно, — пропыхтел Рупи, изо всех сил налегая на шест. – Слезьте, пожалуйста.

— Ничего, мы по берегу пробежимся, — братец орк спрыгнул обратно на сушу, чуть не опрокинув плот. Да и сам он поскользнулся на мокрой траве так, что чуть не навернулся. Они с Диегой метнулись на исходную позицию. Рог уже давно протрубил, но когда над головой у орков засвистели стрелы, это всё равно было как-то неожиданно.

Защитников крепости скоро отвлекла команда капитана Юссе. Все они, кроме тонконогой девчонки, погрузились на три ярко-оранжевые надувные лодки и устремились к воротам крепости. На лодках лежали смотанные верёвки. Стрелы на них посыпались градом, и, как ни старались орки прикрыться щитами, очень скоро одна лодка издала неприятное шипение. Те, кто в ней сидел, мигом похватали верёвки и попытались закинуть их на стены. Это удалось всего одному. Кто-то не попал, кто-то вообще не добросил, а один камень, за который было зацепился белобрысый парень в съехавшей на спину каске и жёлтых штанах, сорвался со стены и полетел вниз, чуть не убив модника.

— Хватит пялиться, — Райк дёрнул альба за рукав. – Я пошёл! Изобразите тут хоть какую-то движуху.

— Давай! – подбодрил брата алхимик, и орк, сунув в рот дыхательную пластинку с двумя бледно-голубыми камешками, осторожно слез с плота.

Вода оказалась тёплой и плотной. Жизнь здесь кипела почти также бурно, как и на поверхности. Райк сто раз пожалел, что не позаботился об очках. Камни, из которых была сложена внешняя стена, заросли какой-то склизкой бурой водорослью. Всё вокруг казалось заплесневелым из-за другой, белой и мохнатой водоросли, которая покрывала всё, даже рыб, которые плавали туда-сюда с абсолютно охреневшим видом. Ещё бы, нечасто, должно быть, человек решается сюда сунуться.

Со всех сторон слышался плеск и приглушённая ругань. То и дело кто-то срывался в воду, в основном орки, но, когда Райк вплотную подплыл к стене, совсем рядом с ним грохнулся вниз головой какой-то эльф в полном обмундировании. Руки ему стянуло верёвкой, так что длинноухому сильно повезло, что он не приземлился орку на голову. Райне разрезал верёвку кинжалом и схватил захлёбывающегося лучника за шкирку. Когда их головы показались над водой, с бедолаги мигом спало тупое оцепенение, он принялся лихорадочно размахивать руками, хватаясь за плавающий в воде мусор.

— Давай сюда! – заорал кто-то с синей надувной лодки, которая оказалась поблизости. – Сюда его!

Райне передал утопающего в чьи-то загорелые руки со следами красного лака на ногтях. Его тоже попытались спасти, но Шеер энергично замотал головой, оттолкнул излишне заботливые руки и снова погрузился в тёплую жижу. Ему предстояло отыскать свой плот и секретную бочку. Алхимики уже подгребли вплотную к стене, но рядом с ними почему-то стрелы в воду не падали. Кажется, эльфы не рассчитали силы, на оборону всего периметра их не хватило. Райк перерубил верёвки, удерживающие бочку со взрывчаткой на месте, и потащил свой смертоносный груз к чёрному проёму, окутанному чёрно-белым облаком водорослей, из которых торчали разноцветные отростки то ли растений, то ли животных. Окно, когда-то узкое и высокое, не выдержало испытания временем. Камни искрошились, истёрлись водой, обитатели озера тоже наверняка приложили свои щупальца и зубы, и Райк без особого труда выворотил несколько оставшихся кирпичей, чтобы пропихнуть внутрь бочку. Внутри было достаточно воздуха, чтобы самостоятельно всплыть на поверхность, так что орк позволил ей это сделать.

«Я крут», — подбадривал он себя, глядя в непроглядно чёрный колодец, в который превратилась просевшая башня. «Я прямо-таки краш чи гесарре, но всё равно соваться туда мне не хочется». Вспомнились слова Тило о прокачанной нежити, перед глазами так и норовил вырасти призрак виденного ими в песках мертвяка. «Глупости всё», — сказал он себе. – «Я ж ненадолго. Чё со мной за пять минут случится?» аргумент более чем идиотский, но он подействовал. В голове словно защёлкала стрелка невидимого секундомера, отсчитывающего оставшееся до конца миссии время. Райнхард стиснул зубы и, проплыв внутрь башни, изо всех сил заработал ногами, стараясь как можно быстрее выбраться из этой и без того перенаселённой воды.

Он вынырнул и постарался оглядеться. Где-то над головой виднелось относительно светлое пятно, как будто там находилось ещё одно, довольно плохо освещённое помещение. Где-то определённо должна быть лестница. Орк сделал несколько гребков, нашёл верёвку, вроде бы от своего бочонка, и потянул за неё. Это оказались всего лишь тесно переплетённые водоросли. Ему вдруг стало действительно страшно. Райне подгрёб к стене и двигался вдоль неё, пока не нащупал ногами покатые ступеньки. Кое-как поднявшись, он достал из кармана фонарик и энергично потряс его. Слабый жёлтый луч протянулся через всю башню, выхватывая заросшие склизкие стены, ряску, какие-то обломки. Что-то круглое покачивалось над водой, и можно было бы подумать, что это и есть та самая бочка, если бы это что-то не двигалось, хоть и медленно, по спирали, как будто поднималось по винтовой лестнице.

Райк чуть не упал, когда выхватил меч, и выронил фонарик. Вода с довольным бульканьем поглотила свою добычу, и орк сразу перестал чувствовать себя крутым. Цепляясь свободной рукой за стену, он почти побежал вверх. Ступени выскальзывали у него из-под ног, шатались, проваливались, но светлое пятно становилось всё больше и ближе. Вот оно превратилось в дверной проём, и послышались крики. Райне рванулся, в два прыжка преодолел десяток ступеней и приземлился на четвереньки на верхней площадке.

Сердце бешено билось. Парень тут же вскочил, и в этот момент в проёме показалась чёрная фигура. Шеер чуть не заорал, приняв её за мертвяка, но, увидев его, человек сам отшатнулся, и в солнечном свете стали отчётливо видны потемневшие от пота длинные светлые волосы и блестящие синие глаза на пропылённом лице. В грудь Райне почти упёрся кончик арбалетного болта.

— Руки вверх, — приказал орк в мятой клетчатой рубашке.

— Люциус, — Райне расплылся в улыбке. – Ах ты, скотина, без меня пришёл!

— Заткнись, — поморщился Люциус. – Чтоб ты сдох, капитан Шеер, откуда ты здесь взялся? У тебя такой вид, будто твоя мамочка одумалась и решила тебя всё-таки утопить.

— Лучше помоги, — Райк попытался отойти в сторону, но арбалет развернулся вслед за ним. – Да блин, дебил, если ты сейчас выстрелишь, я на хрен свалюсь с этой долбаной лестницы.

— А почему бы мне этого не сделать? – нагло улыбнулся беловолосый.

— Блин, ну ты дебил, — заорал ушастый орк. – Дай пройти!

Они замерли, сверля друг друга взглядами, но долго это не продлилось. Внизу послышался очень нехороший плеск, от которого у обоих по коже побежали мурашки.

— Вас там сколько? – спросил Люциус.

— Я не знаю, что это за дрянь, — Райне в отчаянии протянул руку, схватил арбалет и рванул в сторону от себя, — но стреляй лучше в него! Потому что мои все должны сидеть снаружи.

— Как ты вообще сюда попал? – арбалетчик отступил на несколько шагов, целясь куда-то в темноту. Райне встал к нему боком, готовый ударить неизвестного противника, как только тот появится на верхней ступеньке. Красный рунный камень блеснул на солнце, и Люциус поморщился:

— Дай сюда!

— Что?

— Дай сюда, — приказал беловолосый, повелительно протягивая руку. – Вот, подержи! Стрелять умеешь?

Он достал кинжал и принялся выковыривать руну из рукояти меча.

— Ты чё? – задохнулся капитан Шеер.

— Ничё! – рявкнул Люциус. – Слышишь? Там опять кто-то лезет! И чтоб я сдох, это не наши, иначе давно бы что-нибудь крикнули! Нас же должно быть краш как слышно в этом колодце!

— Подожди, — Райк зашарил по карманам. Он достал пульт и вытер о штаны от налипших водорослей. Его тут же спросили, что это за хренотень, и пришлось рассказать про бочку, которая до сих пор плавала где-то внизу.

— Взрывай, — без колебаний приказал Люциус. – Прямо сейчас, живо!

— Ага, мы сейчас как грохнемся вместе со всем этим, — не согласился Райне. – короче, давай, вылазь отсюда, тогда и жахнем.

 

Битва за сокровища – 2

 

Они выбежали на галерею и, едва оглядевшись по сторонам, Райнхард нажал на чёрную кнопку. Впереди раздался крик:

— Орки! – захлёбываясь, орала какая-то эльфийка. – И здесь пролезли! Орки!

— Мать вашу! – ответил ей мужской голос, и тут раздался всё нарастающий гул. Стена зашаталась, Люциус и Райк упали и поползли на четвереньках вперёд, туда, где визжала отнюдь не возвышенным образом эльфийская лучница. Казалось, земля вздрогнула и встала на дыбы. Орки, эльфы, все покатились по заросшим мхом каменным плитам, а в конце галереи что-то вспыхнуло и загрохотало. Огромный столб воды взлетел до самого неба и рассыпался, обдав всех, кто ещё сражался, вонючей зелёной жижей с кусочками камней, осклизлых деревяшек и давно усопших человеческих тел.

— Зомби-и-и, — девица, зелёная от грязи, судорожно дрыгала ногами, пытаясь столкнуть вниз чью-то почерневшую голову.

— Интересно, есть ли там уцелевшие, — сказал Люциус. Эльф, на которого они оба свалились, высвободился и подполз к зубчатому краю, который теперь торчал почти параллельно земле.

— Вроде кто-то спасся, — сказал он, глядя в воду. – О, смотрите, маг уже что-то колдует. Хорошо, что его позвали.

Он вывернул шею, чтобы посмотреть на орков.

— Надо спасти девушек, — сказал эльф. – К чёрту эти сокровища, я должен вывести Элси и Натин из зала. Вас не затруднит доставить на берег эту леди? — он указал подбородком на дрожащую девицу, которая уже сорвала горло, но никак не могла заткнуться, и теперь шёпотом звала мамочку.

— Давай её сюда, — оскалился Райне. Девица задрожала ещё сильнее.

«Краш, не везёт, так не везёт», — подумал орк. – «Пришёл, понимаешь, мочить эльфов, а в результате только и делаю, что спасаю!

Все четверо кое-как спустились по наружной лестнице на каменную площадку посреди крепости. Эльф тут же помчался на другой конец двора. Райне смерил девицу взглядом и спросил, где тут выход. Она повела орков к воротам, пообещав показать, где привязаны лодки. Взобравшись на груду камней, преграждавшую им путь, эльфиечка посмотрела вниз, ожидая увидеть там лодки, пусть даже пробитые или перевёрнутые, но вместо этого увидела что-то чёрное, покрытое тиной. Это что-то медленно выползало на берег, его движения напоминали больного старика, из головы торчали обломки стрел. У девушки мгновенно сработал рефлекс. Люциус ударил её по щеке и приказал заткнуться немедленно.

— Много их там? – спросил Райне, озираясь по сторонам. Щёлкнула тетива, арбалетный болт с чавканьем вошёл в ходячую биомассу, где и застрял, не произведя даже тормозящего эффекта. Стрелок выругался и, забросив бесполезное оружие за спину, вытащил короткий меч.

— Бесполезно, — решил капитан. – Хрен знает, сколько их там, но в воде они вряд ли смогут напасть. Если сразу спрыгнуть туда, где глубоко, не достанут, а на берегу уже маг. Пошли, вон подходящий уступ.

Не оборачиваясь, он потащил охрипшую девушку за собой, даже не поинтересовавшись, умеет ли она плавать. Как оказалось, не умела, но у неё хотя бы хватило рассудка, чтобы не топить орка, который с трудом дотащил её до своего плота. Рупрехт, сходящий с ума от неизвестности, отказывался высадиться до последнего, и уже хотел плыть в крепость, несмотря на внезапное нашествие зомби. При виде живого брата илиар впал в эйфорию. Они с Диегой вытащили девицу на плот, Райк поплыл к берегу рядом с ними.

— А где этот урод? – спросил он, рухнув без сил на траву. Впрочем, силы тут же нашлись, потому что какая-то мелкая проворная скотина ужалила орка в шею.

— Вон, — Рупи показал на мага. Тот уже был не один, рядом с ним стоял второй, заметно старше и цивильно одетый. – Я так понял, они хотят накрыть это всё огненным штормом, но им нужен ещё кто-нибудь, может, и не один. Так что пока только ранеными занимаются.

— Там ещё не все вылезли, — Райне огляделся. – Например, я не вижу эту самую Литтберг.

— Она уже полетела в город, — объяснил илиар. – Некоторых надо срочно доставить в больничку. Скорую хрен дождёшься, а эти стазис не умеют накладывать.

Капитан Шеер решил плюнуть на приличия и принялся раздеваться на месте.

— Краш, пусть по мне лучше мухи ползают, чем эти твари, — процедил он под недоумевающими взглядами своей команды. – Так, а где этот белобрысый?

— Который? – вопрос Диеги был весьма актуален, потому что светловолосых среди орков было подавляющее большинство.

— Который скотина, — очень «подробно» объяснил Райнхард. – Люциус зовут, он должен был плыть за мной.

— Ну, может, в другую сторону поплыл, — пожал плечами Рупи. – Пошли, тут сейчас такое начнётся…

Райне посмотрел на магов. Оба кому-то звонили, но что-то никто не спешил на помощь. Плюнув на всё, орк активировал связь и громко произнёс:

— Так, если здесь через минуту не будет ещё одного мага, они нас сожрут!

«Что?» — хором отозвались в его голове Тиль и Мартль. Райне насколько мог широко распахнул глаза и уставился на развалины развалин, по которым ползали чёрные зомби и с воплями носились зелёные от ила эльфы. Тило попытался что-то уточнить, но тут над тем местом, где когда-то была башня, заклубилось зеленовато-чёрное облако, блеснула молния, и сильный порыв ветра сбил орка с ног. Тысячи мелких иголок вонзились в тело, и Райк заорал бы, если бы не понял, что в этом случае рискует наглотаться этой дряни.

Он попытался ползти, и очень скоро наткнулся на чьи-то блестящие сапоги. Тот факт, что эти сапоги явно не успели зачерпнуть воды из чудесного эльфийского озерца, дошёл до Райне только после того, как чья-то худая, но крепкая рука, схватила его за волосы и потянула вверх.

— Чё ты ко мне пристал? – заорал Райк, мгновенно узнав в этом чистюле своего напарника. – Вон твои стоят, с ними и разговаривай.

В этот момент воздух снова содрогнулся, и никто уже на ногах не остался.

 

Тиль сотворил самый простой, то есть самый надёжный, щит, правда, закрывал он только голову. Приблизившись к двум фигурам в мантиях, он громко поздоровался. Прозвучало глупо, зато к нему обернулись оба мага.

— Ты кто? – резко спросил тот, что с дурацкой башней из волос на голове.

— Я из Хаммена, — коротко ответил Геккель. – Заклинатель на полставки.

— Из Хаммена? – нервно рассмеялся старший маг. – Вы там, кажется, специалисты по идиотским происшествиям? Справишься с огненным штормом?

Тиль, полагаясь на практически бесконечный запас маны, который мог тянуть по каналу связи с Кортумом, закивал. Тем более что старый некромант уже сообразил, во что вляпалась его бестолковая троица, и принялся давать инструкции. Удивительно, но в этот раз он даже воздержался от своих обзывательств.

— Давай, шшысёныш, — говорил он. – Там явно сидит лич, и шторм действительно поможет. Вы вообще боевую магию изучали? Нет? Ну, так я и думал. Так что представь себе…

Некромант достал откуда-то лист бумаги и красной ручкой принялся рисовать схематичное изображение.

— Вот это ты должен видеть, понял? Звук пламени, очень сильный, грохот и рёв. Очень жарко. Огненные кольца, проносящиеся с огромной скоростью… — он добавил ещё несколько штрихов. – Маны я тебе отсыплю, только держись. И не своди взгляда с цели, зашибёшь кого-нибудь. А вообще, делай, что и остальные, смотри, что у них получается, и усиливай.

Об этом Дитрих и сам догадался, но препираться было некогда. Лич прятался где-то внутри, но тёмные облака от его заклинаний возникали в самых разных местах. Молодой Хайзинь пытался хотя бы частично снизить их интенсивность, его отец начал творить заклинание. Тут и там в воздухе начали зарождаться алые искры. Тиль напряг воображение, мысленно раздувая из крохотных искр вращающиеся огненные колёса, вроде тех, что нарисовал ему магистр.

Зомби изменили направление движения. Покончив с теми, кто не смог выбраться из крепости, бродячие мертвецы двинулись к берегу. Они шли по дну, где их не мог достать огонь, а лич гнал наверх всё новых и новых. Райнхард и его команда взялись помогать перетаскивать раненых. В бою почти никто не пострадал, но после взрыва многие получили камнем и хорошо, если не по голове. Втроём они дотащили до трибуны здоровяка тролля, ему как раз раскроило череп, но стонать он пока мог. Там уже стоял маг-медик, не из скорой помощи, без формы. Орки сгрузили перед ним свою ношу и отошли в сторону, чтобы хоть немного отдышаться.

— Смотри, их два, — вдруг сказал Рупи. Он стоял, близоруко щурясь, и пытался рассмотреть что-то на крепостной стене. – Один над воротами, один в нашей башне.

— Краш та! – в отчаянии воскликнул Райк. – И всего один нормальный маг! Считая этих придурков, полтора! Где все, я спрашиваю?! Где они все?! В стране тысячи этих дармоедов, почему, когда надо, никого нет?

— Ты посмотри, сколько поналезло, — Диега сплюнул и вытер лицо подолом рубашки. – Они же их зажрут сейчас.

Почти все боты уже ушли с берега, но магам было не до того. Их было уже четверо, двое студентов и двое взрослых, но для полноценного шторма этого всё равно не хватало. Им удалось выгнать личей на поверхность, три здоровые твари, и каждой никак не меньше тысячи лет. Пока Хайзини и Геккель возились с ними, зомби уже начали выбираться на берег. Райк замотал головой, и вдруг увидел позади себя на трибуне перепуганного мужчину лет сорока. Тот вцепился в ограждение и невидящим взглядом смотрел вниз.

Райк подскочил к нему и потряс за плечо.

— А? – очнулся человек. – Я… я могу помочь?

— Раздевайся, — приказал орк. – Ну, не до конца, — великодушно разрешил он. – Трусы можешь себе оставить. Не могу же я голым с мертвяками драться.

— Ты что делаешь? – спросил Рупи, пока его брат влезал в чужую одежду.

— Подай мой доспех, — приказал Райк. – А теперь бери свой меч и ломай на хрен все руны, всё, никаких заклинаний, и пусть меня потом пустят на органы.

Диега быстро сообразил, в чём дело, и вытащил кинжал. Райне завязал шнурки на доспехе и понёсся сквозь толпу, вылавливая самых, на его взгляд, подходящих товарищей.

— Ломайте руны! – орал он. – Мы – орки! Мы не должны отступать без добычи! Эти уроды нам весь праздник поломали, убьём их!

Ошеломлённые его воплями боты, тем не менее, подчинялись. Большинство было ранено, кое-кто струсил, девушек Райне вообще проигнорировал, но десяток клинков набрать удалось. Они выстроились цепью и быстро зашагали вниз. Райне шёл чуть впереди, выкрикивая первое, что приходило в голову, но приходило туда очень немногое:

— Режь, бей, стреляй, убивай! Режь, бей, стреляй, убивай!

— Урук-хайль! – заорал он в порыве вдохновения, вскинув правую руку с зажатым мечом.

— Хайль! – отозвались остальные, повторяя его жест.

Они выросли в этом мире, но не могли смириться с ним. Они уходили из него в игровую реальность, уходили в свои ролевые игры, и сейчас готовы были уйти навсегда. Тило, заслышав их боевые крики, внутренне содрогнулся. Десять бойцов, никогда прежде не участвовавших в настоящем бою, в котором противники не боятся убить друг друга. Они решили совершить подвиг, который был им не по силам. А впереди шёл грязный, как те зомби, тощий и мокрый Райнхард Шеер с безумными глазами.

— Что вы там телитесь? – недовольно спросил Кортум. – Вас там целая толпа, до сих пор не можете с тремя личами разобраться? Я смотрю, естественный отбор наконец-то вступает в силу.

— Нам нужен ещё один, — процедил сквозь зубы Тиль.

— А что, к этим больше никто не идёт? – удивился некромант. – Странно, ты вон за две секунды портанулся, без координат, без подготовки. А где все эти ваши службы спасения? А я тебе скажу, кстати, — сказал он через несколько секунд. – Они собираются по периметру и хотят накрыть вас сплошным щитом. Помнишь, как поступили с кладбищем? Вот тут то же самое будет.

— Но здесь же мы, — возмутился молодой маг.

— А это допустимые потери при таких масштабах. Ладно, ты мне, конечно, никогда не нравился, но твоя смерть меня несколько огорчит. Такой мог бы быть эксперимент интересный, — вздохнул Кортум.

Словно что-то выключили в голове Тило. Связь оборвалась, и канал маны, которую он вливал в заклинание, отключился.

 

В выходной у Марген неожиданно проснулся инстинкт собирателя, и она потащила Еву и Мартль в «Юдо» за покупками. Девушка впервые поняла смысл многочисленных приколов насчёт страдальцев, чьи подруги и жёны таскают их по всему супермаркету. А то и по нескольким. Где-то к обеду она сама почувствовала себя мужчиной, который устал от толпы людей, бесконечного щебета спутницы, мельтешения пёстрых упаковок и вездесущих табличек «Сидки!!!», «Распродажа!!!», ничего не смыслит во всех этих женских штучках, хочет есть и вообще. Домой пора.

Ева дошла до этой кондиции чуть раньше, к тому же для неё такие походы были не впервой. Девочка, как обычно в таких случаях, вытребовала себе денег на мороженое и осталась в детской комнате листать только что купленные книжки и проверять, крепко ли держатся конечности у новой куклы. Мартиша была уже слишком взрослой, чтобы воспользоваться этим путём отступления, но недостаточно взрослой, чтобы получать от происходящего удовольствие. Когда это дошло и до Марген, младшей девушке позволили пойти за Евой и подождать мамочку возле выхода. Мартль, естественно, возликовала, но тут вмешался Кортум.

 

«Он бросил нас умирать». Дитрих попытался снова вызвать некроманта, но не смог. Зато ответила Мартль:

— Слушай, мне сказали, что если я хочу вас спасать, чтобы сама этим занималась, — девушка чуть не плакала. – Но что мне сделать?!

— Ты где сейчас? – спросил Тило.

— В магазине, мы с Марген…

— Там есть телепорт? – перебил он.

— Да, но…

— Бегом! – прорычал парень. Пришла его очередь командовать. Повинуясь его приказам, Мартль добежала до кабины грузового телепорта и нажала кнопку вызова. Охранник попытался отогнать её, получил достаточно безобидный разряд в грудь и осел на пол. Мартиша встала в дверях открывшейся кабины, не давая им закрыться, и громко прочитала координаты, написанные на маленькой металлической табличке, прикрученной возле входа. В следующую секунду её мозг прорезала боль. Девушка, сжимая голову руками, согнулась пополам. Её вырвало. Казалось, из неё выдирают все кровеносные сосуды разом, выжимают, выкручивают кости. Дитриху нужно было много, очень много маны, а этот старый хрыч, как всегда, бросил их на произвол судьбы. А ведь обещал! Она дотянулась до выключателя, попыталась сковырнуть пластиковую оболочку. Сломала почти все ногти на левой руке, но зато всё-таки удалось дотронуться пальцем до кнопки.

Теперь она вся превратилась в проводник. Свет мигнул и погас. Заверещала сигнализация, и тут же и она отключилась.

— А теперь вспомни, — приказал Тило. – Вспомни, что было там, в подземелье, на алтаре.

Странно, как она вообще могла это забыть. Все те ощущения тут же вернулись, только теперь Мартиша уже умела передавать их окружающим. Бледный маг еле слышно застонал, когда всё это обрушилось на него вместе с иссякающим потоком маны. Впрочем, он уже накопил достаточный запас. Держать под прицелом сразу трёх противников было непросто, тут пригодилось бы лёгкое косоглазие, но он надеялся, что достаточно сосредоточиться на том, что посередине. Тем более что Хайзини согнали личей вместе. Орки окружили магов плотным кольцом, их мечи не столько рубили, словно отгоняли зомби, но это тоже было неплохо. Дитрих в последний раз напряг все мышцы и резко расслабился, так, что едва устоял на ногах.

Личи смотрели ему в глаза и не могли отвести взгляда. Маг улыбался. Нежить, уже тысячу лет не чувствовавшая ничего, кроме ненависти и отчаяния, внезапно ощутила что-то более материальное. Это была боль, много боли, нестерпимый жар, огонь. Смерть. Они вспыхнули изнутри, только, в отличие от Мартль, у них не было жертвенника, который мог бы принять хотя бы часть энергии.

Она помнила, каково это – умирать. Мартиша была, можно сказать, самым опытным покойником, или наоборот – самым неумелым. Дважды её вытаскивали буквально из-за грани. Тех, кто горел среди разгромленных развалин, никто вытаскивать не собирался. Вода, залившая всё вокруг, была насыщена магией до предела. Теперь горела и вода. А Тиль улыбался, не специально, просто у него не было больше сил контролировать лицо.

 

Райне осторожно опустил меч, недоумённо глядя на покойничков, которые рассыпались прямо на глазах безо всякого вмешательства. Он быстро огляделся и потянул брата за рукав. Рупи посмотрел на него круглыми, перепуганными глазами:

— Мы победили?

— Хрен знает, — Райне пнул ближайшее тело, и оно разлетелось в пыль, словно перезревший гриб дождевик. – Кажется, да. Может, маги чего намудрили?

Орки повернулись к магам. Младший Хайзинь сидел, глядя в одну точку, и ни на что не реагировал. Двое его родичей пытались растормошить Тило. Этот дурной маг не нашёл более подходящего момента, чтобы упасть в обморок. На белом, как простыня, лице застыл неподражаемый оскал, который в сочетании с характерным носом обеспечил бы Тилю первое место на конкурсе «Кто больше похож на маньяка».

— Вставай, — Райк попинал напарника ногой. – Чё ты развалился!

Он поднял голову и поймал на себе возмущённый взгляд взрослых магов.

— Что ты себе позволяешь? – спросил один.

— Чё надо, — буркнул орк, поспешно отступая подальше от этих представителей высшей расы. – Пошли, я ещё сокровища не забрал свои.

Диега закашлялся. Старший Хайзинь, несмотря на усталость, нашёл в себе силы прочитать наглому юнцу нотацию о правилах поведения с магами, которую орки пропустили мимо ушей. Из-за деревьев вышли маги в чёрной форме. Недоделанный купол над озером ещё висел, но уже начал расползаться. Рупи и Диега принялись уговаривать капитана забить на все сокровища, и, когда блюстители безопасности подошли слишком близко, Райне всё-таки поддался и позволил увести себя с поля боя.

  • Замешательство / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Иногда бессильно чудо - Армант,Илинар / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Рисунки / Нова Мифика
  • Эпиграмма на Медведева, того, который Д. А. / Фурсин Олег
  • 5 / Операция "Лунная рапсодия" / Герина Анна
  • Аннотация / Песни полночного ворона (сборник стихов) / Воронова Влада
  • Лешуков Александр - БАЛ / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Перелёт фрегата «Нормандия» к Цитадели. Недолгая стоянка / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • 4 / Филер / Бурмистров Денис
  • Прекрасная Елена / Мир Фэнтези / Фэнтези Лара
  • Родные письмена / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль