2.

0.00
 
2.
Кто-то ходит в огороде...

Разговор с инквизитором

 

После ужина Марген отправила альбов по домам. Орк и маг уселись на узком диване под окном, а Мартль прилегла на толстый ковёр в единственной жилой комнате. Кровати там не было – просто не помещалась. Половину комнаты занимал старинный шкаф с поцарапанными дверцами и мутными стёклами, а возле окна стоял письменный стол. Стул заменяли несколько пачек бумаги, сложенных друг на друга.

Двери не было, а занавеска, отгораживающая спальню, звукоизоляционными свойствами похвастаться не могла. Так что хотела девушка этого или нет, всё равно слышала весь разговор на кухне. Тем более что Кортум тоже слушал и комментировал, не давая заснуть хоть ненадолго.

Тило не вмешивался в разговор, прикидываясь ветошью. Он прикрыл глаза и попытался вспомнить хоть что-нибудь из того, что им вбивали в головы в школе, а потом в Академии. Обучение магов было организовано действительно хорошо. Даже троечник Леманн, в чьих тетрадях было больше нарисованных мертвецов, чем упражнений, мог понять достаточно, чтобы впасть в отчаяние. Он был почти мёртв. Ключевое слово – почти. Так же, как двое навязанных ему спутников. Дитрих уже всю голову сломал, пытаясь придумать, как бы избавиться от назойливого некроманта. И проблема была даже не в том, чтобы оборвать связь. Он бы смог. Немного подумать, найти несколько подходящих рун, создать заклинание… сложно, нудно, но реально.

Проблема в том, что после этого он умрёт. Сразу. А умирать Тилю не понравилось. Жизнь, она, конечна, отвратительна, но к этому он привык. И даже какие-то положительные стороны были. Ну, не может он больше петь. А магия на что? «Если переживу эту историю – буду ходить на все лекции и учить», — в очередной раз пообещал себе Дитрих. – «Вот родственнички обрадуются!»

Перед глазами Тило появилась картинка. Седой маг на импровизированном троне потирает узловатые руки. «Приполз, значит…» — раздался дребезжащий голос вымышленного деда. – «Добро пожаловать, наследничек! Что, не вышло у тебя ничего? А тебе ведь говорили, что не выйдет. Ты родился магом, вот и будь им!»

Захотелось кого-нибудь придушить.

«Так, сосредоточься», — приказал себе Дитрих. – «Просто оборвать нельзя – будет временный перегруз. Теоретически я могу найти какой-нибудь мощный поглотитель маны и перебросить связь на него. Только где?»

— И я думаю, что он хочет призвать демона, — Марген понизила голос и ещё ближе придвинулась к оттопыренному уху орка. Так близко, что могла разглядеть следы давно зашитого укуса.

— Охренеть, — закивал Райне, не отрывая взгляда от лица инквизитора.

— А я вам, идиоты, что говорил? – торжествующе объявил Кортум.

— У него что, личная станция? – воскликнул молодой маг и закашлялся. Марген подсунула ему под нос стакан с остатками наливки.

— На, от сердца отрываю. Нет у него никакой станции. На нормальной станции столько крыс не ходит. А у этого – сплошные утечки маны, вот её и жрут. И собак в городе как-то поубавилось. И бомжей нет, вы заметили? Думаете, это уровень жизни такой высокий? Ха! И ещё раз ха! Он устраивает жертвоприношения. Чёртовы пенсионеры и свихнувшиеся разведёнки таскаются на них, как в театр! А я не могу ничего сделать, ты понимаешь? У меня полномочий нет! Да фиг с ними, с полномочиями. Там магическая защита стоит. Пыталась я допросить одну бабку. Да что там, не одну. Но одна умерла, а остальные просто накатали жалобы. Меня чуть не уволили, и родителям письмо настрочили, упыри-бюрократы. Предки тут же от меня отказались. Как же, не уважаю старших, жестокое обращение и всё такое. Была бы я магом… одни догадки, понимаешь?! И никаких доказательств!!! А ещё эти письма, мол, если я ещё хоть к одному Послушнику подойду, они убьют мою дочь.

— Не плачь, — Райк погладил инквизитора по плечу. – Теперь за дело возьмутся круглые сироты с вымышленными именами. А у тебя и дочь есть?

— Ты что там, жениться собрался? – забурчал некромант. – Какая тебе разница? Ты лучше фамилии записывай и адреса, сейчас ночь – самое подходящее время, чтобы к кому-нибудь вломиться.

— Так я же из религиозной семьи, — горько усмехнулась Марген. – Естественно, в двенадцать лет меня выдали замуж. В шестнадцать я впервые увидела этого своего мужа, а после первой брачной ночи сбежала в Оршахан. Там и записалась в Инквизицию – куда ещё возьмут с неполным школьным образованием?

— И сколько лет ребёнку? – спросил Райне.

— Пять лет, — мрачно ответила девушка. – Я её обычно с собой вожу. Очень самостоятельный ребёнок. А тут хотела куда-нибудь отправить, а не с кем. В общем, дала ей все деньги, что были, велела в Оршахан ехать. Можно было бы с альбами послать, но они мне здесь нужны. Чтобы ходили и подбирали всех, кто плохо лежит. Вон, вашу девчонку, например. А то заснула бы она и не проснулась. Завтра собираюсь пойти в это их логово и устроить собственное жертвоприношение, — Марген провела рукой по талии, обозначая спрятанный под платьем пояс с выступающими камнями. – Жахнет так, что улик не останется. Подозреваю, что половины города тоже.

— Нет, это меня не устраивает! – закричал Кортум.

«Какое совпадение, меня тоже», — подумал Тиль. Он, конечно, не сходил с ума при виде красивой девушки, но не мог ей не сочувствовать. Вот же человеку не повезло. Его хотя бы силком не женили. И какой характер! Нет, просто обидно будет, если она умрёт.

— Мне нужен этот демон! – продолжал бушевать старый маг.

— Демон или камень? – негромко спросил Дитрих, раз уж на него всё равно никто не смотрел.

— Болван! Про камень я просто так сказал. На случай, если этот гибрид больного осла с плесневым грибком так и не дойдёт до финальной стадии. В конечном итог мне нужен демон. Поэтому объясни этой дуре, что завтра никто никуда не пойдёт. Надо выяснить, когда состоится церемония призыва. Поэтому собирайтесь и топайте по домам подозреваемых! Слышь, ты, горластый! Утри слюни и займись делом!

Мартиша села:

— А мне что делать?

— А, ты ещё не спишь? – удивился некромант. – Тогда спи. Готовься к роли наживки. Пока морально.

 

Ночной допрос

— Так ты, значит, маг? – шипел Райнхард, пока они пытались найти нужный дом по карте. – И даже не попытался взгреть этого… ай, блин! Ну ты понял. Сволочь. Подонок.

— Это ты кому?

— Это всем, кто меня слышит. Тиль, ты, что, совсем тупой? Ты же маг. Где твоя магия, а?

— Ты чем весь первый курс занимался?

— Физикой, долбаной физикой, трижды долбаной физикой и всякой фигнёй вроде официальной истории и философией Первых Эпох.

Дом первого подозреваемого оказался двухэтажным, с черепичной крышей и невысокой оградой вокруг грядок с клубникой. Орк зашагал к задней двери прямо по грядкам. Заборчик хрустнул под его башмаком. Как он и ожидал, замок в ней заедало.

— Не хочешь помочь? – ехидно спросил Райк.

— Давай договоримся сразу, — прохрипел Дитрих. – У меня не так уж много сил, и…

— Не болтай, бездельник! – рявкнул некромант. – Я выделю тебе лимит, делай с энергией, что хочешь.

— Что ж ты раньше не выделил? – набросился на него Райне. – Жадина ты, старик!

— Он боялся, — хмыкнул Тиль. – Что я сделаю какую-нибудь глупость, и его замечательный эксперимент провалится в связи со смертью кроликов.

— О, как ты заговорил!

— Как я и думал, — проворчал Кортум. – Первым делом этот бездельник лечится. Не надейся, малыш, за один раз тебе это не удастся. Открывай дверь, или…

Дитрих отстранил орка, присел на корточки перед дверью. Его взгляд задумчиво исследовал сломанный замок, затем рука легла на косяк, и воздух вокруг замерцал. Райне выключил фонарик и присел рядом. Ночной воздух обжигал холодом, но рядом с магом стало жарко.

— Без камней, — поморщился Тило. – Много уходит в выброс.

Дверь не скрипела. Некоторые навыки шлифуются без всякого принуждения со стороны преподавателей. Некроманту пришла в голову та же мысль, и он не замедлил съязвить. Парни не обратили внимания. Спальня, как в любом фильме, любой игре и любом маленьком городе, где одной семье может принадлежать целый двухэтажный дом, располагалась на втором этаже. Райне всё больше вживался в роль игрового персонажа. Они поднялись по узкой лестнице. Залаяла собака, в неё чем-то швырнули. Очередная дверь бесшумно открылась, и перед незваными гостями возникла высокая худощавая фигура в бесформенном халате, из которого сверху торчала копна спутанных волос, а снизу – две тощие ноги в тапках.

— Кто здесь? – спросила хозяйка. Судя по голосу, ей было около сорока.

Райне застыл, не в силах побороть вбитую с детства привычку неметь и склонять голову перед женщинами учительского возраста. Челюсти Тило сжались, и лицо стало совершенно безобразным. Он схватил воротник халата и резко дёрнул к себе.

— Кто вы? — панике закричала женщина. – Это грабёж!

— Нет, мадам, — орк справился с собой, его рука обхватила узкую морщинистую шею. Перед глазами хозяйки блеснул кухонный нож.

— Вопросы задавать здесь будет вот он, — прошипел Райк на ухо своей жертве. – Он вообще чистоплюй, так что бояться вам следует меня.

Дитрих прислонился к стене, согнул одну ногу и пристроил на колене тетрадь в клеточку.

 

Неудачное покушение

 

Мартль проснулась от громких воплей, доносящихся откуда-то изнутри.

— Вставай! Живо!

— Что случилось? – прошептала Марте, протирая глаза.

— Ты что, сама ничего не чувствуешь? Бегом на кухню и выключай газ.

— Что?

— Что случилось? – Марген проснулась и резко подскочила. – Чёрт! – она принюхалась. – Газ! Ты, держи и иди в кладовку. Это рядом с ванной.

Молодая женщина сгребла со стола пачку бумаги и сунула в руки Мартиша. Спотыкаясь спросонья, Мартль выскочила из комнаты, сунулась было на кухню, развернулась, бросилась в другую сторону и наткнулась на Марген.

— Скажи ей, чтобы немедленно сняла свой пояс! – скомандовал Кортум.

— Сними пояс! – послушно повторила девушка. – Мне так велел тот, кто следит.

— Это он тебя разбудил? Стоит послушаться, — нервно рассмеялась Марген, задирая юбку и стаскивая рунический пояс. – Хотя жаба и душит. Идём!

Они шмыгнули в кладовку, и Марген принялась шарить в темноте в поисках ключа. Мартль показалось, что с улицы доносятся какие-то вопли.

— Чёрт! – повторила Инквизитор. – Чёрт, чёрт, чёрт! А, вот он!

«Кто, чёрт?» — ехидно поинтересовался некий внутренний голос, но Мартиша предпочла его реплику не озвучивать. После нескольких попыток ключ всё-таки вставился в замок, скорее вопреки стараниям хозяйки, и даже один раз повернулся.

— Заклинило! – в бессильной ярости Марген ударила по двери кулаком.

— Почему нельзя выйти через дверь?

— Быстрее, вы, курицы! – вопил некромант. – Сейчас там всё рванёт!

— Потому что там нас ждут! Хотела бы я знать, кто!

— Дай, я попробую, — Мартль протиснулась к двери и принялась терзать злополучный ключ.

— Подожди! – Марген достала что-то с верхней полки. – Отойди мне за спину!

Послышались глухие удары, при каждом Мартиша чувствовала ощутимый удар под рёбра. Наконец, с громким треском дверь распахнулась, и инквизитор потащила свою гостью куда-то вниз по узкой винтовой лестнице. Через несколько секунд сверху раздался оглушительный грохот, и яркая вспышка озарила дверной проём.

— Как по-твоему, этим твоим наёмникам можно доверять? – Марген задыхалась от быстрого бега.

— Ну, без приказа они ничего не сделают, — Мартиша попыталась быть максимально объективной. – Но не знаю, доверять ли тому, кто их отдаёт.

— Я уже ничего не знаю, — простонала Марген. Лестница сменила направление, и теперь девушки карабкались вверх. – Но вроде у вас один хозяин? Вряд ли он будет одной рукой убивать меня, а другой – спасать.

— Хоть один умный человек в вашей компании! – не замедлил отреагировать Кортум. – Так, вылезете – бегите к месту их логова. Я так понимаю, это возле церкви? Только дворами, дворами.

Мартль торопливо передала сообщение. Лестница кончилась, и девушки застыли перед запертой дверью.

— Слышишь? – спросила Марген.

Дверь не могла спасти их от сумасшедших воплей и запаха гари. Доносящихся снаружи. Сердце колотилось в груди, как ошалевшая кукушка, которую заперли в часах.

— Чёрт! – снова застонала молодая женщина. – Я же инквизитор! Но такое ощущение, что это на меня охотятся, как на ведьму!

— Вот он, эгоизм! – прокомментировал некромант. – А соседи, значит, пусть горят синим пламенем! Главное – свою шкурку спасти. Вот оно, современное поколение!

«Какие соседи?» — мозг Мартль отказывался поверить в их существование. Она не видела никаких соседей. Что она вообще видела в своей коротенькой жизни? Зелёную траву, одуванчики, песок, много песка, синее небо, чёрное небо… нет, только не вспоминать о том чёрном мертвяке! Но страшная фигура назойливо маячила перед глазами, двоилась, троилась. В темноте коридора не было видно ничего, и на этом ничего мозг рисовал страшные картины, яркие и красочные, как сновидения. Марген возилась с ключом – топор эту дверь не взял бы.

«Что стало с теми, кто жил рядом?» — думала Мартиша. Всё равно больше нечем заняться, что бы и не подумать о чём-нибудь, кроме ходячих трупов. – «А жил ли кто-нибудь рядом?» Люди… она знала не так уж много людей. У них у всех были имена. А у тех, кто жил где-то за стенкой, как бы и не было имён. И как бы и не существовало. Просто второстепенные персонажи в этой игре. «Звучит ужасно, правда?» — спросил внутренний голос. – «А ты бессердечное создание, Мартиша. Хочешь быть доброй? Нет? И правильно, всё равно не получится».

— Бежим, — инквизитор налегла на дверь, та чуть приоткрылась. В образовавшуюся щель не пролез бы и котёнок.

— Не стой столбом! – добавил Кортум. – Беги как только можешь, а то спасать не буду.

 

Спасение Таварг

 

Закончив со второй подозреваемой, парни отправились в северную часть города. Над городом время от времени мерцали отблески пламени.

— Не нравится мне это, — заметил Райк, принюхиваясь. – Похоже, где-то мусор жгут.

— Если застройка каменная, это не так страшно, — ответил Тиль.

— Да, наверное, — протянул орк. Не нравилось ему это. Ночь была тёмной, совсем не такой, как оршаханская. Фонари не горят – спрашивается, зачем они вообще понатыканы на каждом шагу? Да, всяким тёмным личностям вроде них с чёртовым магом это только на пользу. Но было бы глупо думать, что они здесь единственные нарушители закона.

Почти машинально он схватил спутника за плечо и нырнул вместе с ним в кусты сирени, буйно разросшиеся у какого-то помпезного здания. То ли местная школа, то ли музей. В таких местечках всегда есть исторический музей. А в нём – чучело дятла и два-три скелета орков или эльфов.

— Что? – прошипел Тило. Впрочем, он не сопротивлялся и тут же замолчал.

Райне и сам не знал, что случилось, но тут совсем рядом с ними раздались шаги. Двое каких-то проходимцев крались вдоль стены. Если бы не реакция Райка, они могли бы столкнуться нос к носу. Орк выглянул из кустов – больше прохожих не было. А в руках эти любители ночного воздуха несли что-то, похожее на эльфийские наарезетты. А наарезетта, как знает любой, кто хоть немного интересуется эльфами, есть извращённая разновидность наареза. У неё ещё сверху цепляется штандарт. Выглядит нелепо – как будто эльф тащит лопату.

— Я идиот, — прорычал орк.

— Может, пойдём за ними? – спросил Тило.

— Бегом! – скомандовал Райнхард.

Им овладело знакомое чувство. Погоня, драка – всё именно так, как в любимых компьютерных играх. Догони, допроси, убей и забери трофеи. Лопатоносцы услышали шум за спиной, но удрать не успели. Дитрих не торопился никуда бежать – выпустил в спину беглецам пару лёгких, но болезненных заклинаний. Технологию допроса они в эту ночь уже отработали, но применить в очередной раз не удалось.

— Они умерли, — шёпотом воскликнул орк. – Краш та орхой чи камор, они же холодные! А на лопатах земля.

— Они что, выкопались? – Дитрих деланно рассмеялся.

— Не знаю… ну-ка пойдём посмотрим, откуда они шли.

— Сожги их, — приказал Кортум.

— А, вот и вы проснулись, — невесело отозвался Райнхард. – Это как, нормально для сельской местности – два дохлых дебила с лопатами наперевес ходят по ночам в кустах вокруг школы?

— Не устраивай истерик, — оборвал его старый маг. – Ты и так ничего не соображаешь, даже спинным мозгом. Управлять зомби гораздо проще, чем живыми людьми. Я всегда знал, что этот гниющий огрызок рыбьего скелета ленив и почти также туп, как и вы оба. Жги их, недоучка! А ты, автономный кусок мышц, бегом искать, где они там копали.

Райнхард пожал плечами и зашагал вдоль стены. Он забрал себе трофейную лопату и время от времени тыкал ею в землю. Позади него раздавались омерзительные звуки, а ночной ветерок доносил до привычного ко всему носа не менее отвратительные запахи. Нет уж, пусть утилизацией трупов маги занимаются.

Внезапно он остановился и резко развернулся на каблуках. Сзади послышался какой-то звук. Знакомый звук. У него в школе такую часто ставили в качестве звонка на мобилке.

Но вокруг никого не было. А звук раздавался чуть левее… прямо возле стены. И глухо. За стеной? В стене?! По стеной?

Да, земля там была мягкой. Райк впервые почувствовал такой ужас. Он сам не помнил, как раскопал свежую могилу, как отбросил лопату и в беспамятстве вытаскивал вместе с Тилем сначала одно тело, потом другое. Они оба были ещё тёплыми, но ни одно не шевелилось.

— Это те двое, — прошептал Дитрих.

— Детишки с бантиками, — согласился Райк.

Альб сжимало в руках по мобильному телефону и с одного из них звонило на другой. Орк нажал кнопку отмены вызова.

— Живы? – спросил некромант.

— Один – да, — ответил орк. – Во всяком случае, тот, что был снизу, задохнулся совсем.

— Кто? – прошептало альб с телефонами. – Кто здесь? Где Мортиш?

— Валим отсюда, — Райк вскочил на ноги и потянул подростка за руку.

— Нет! – пылко вскричало Таварг. – Нет! Я не могу! Мортиш! Это что, Мортиш?!

— Ещё один истеричный, — проворчал некромант. – Забирайте обоих и тащите к церкви. Только не суйтесь на людные улицы. А этой ночью в городе очень людно, можете мне поверить.

— Что мы там забыли? – резко спросил Райне. Он поднял тело погибшего подростка и понёс на руках, а второй альб крепко вцепился в руку покойного и бурно рыдал, совершенно не заботясь о конспирации.

— Может, ещё можно что-то сделать? – спросил Тиль. Ему невыносимо было слышать эти проявления страдания.

— Если бы вы могли доставить это тело ко мне в лабораторию в течение пяти минут, я бы ещё мог что-то сделать, — прокричал Кортум. – А пока заткни второго и бегом к церкви! Девчонки уже почти там. Если увидишь кого-нибудь другого – сразу стреляй. Сомневаюсь, что это единственные местные зомби.

— Да что случилось-то?

— Еретики жгут инквизиторов, — хихикнул Кортум. – Значит, рассчитывают, что завтра им уже никто ничего не сможет сделать. То есть они перенесли ритуал, и собираются провести его прямо сейчас! Если уже не проводят.

— А, может, уже всё провели, а?

— Вызвали демона и посылают на разбой зомби? И такие мысли приходят в голову магу? Да кто тебе аттестат выдал, а, деточка? Да это всё равно что купить компьютер и печатать на допотопной машинке.

 

Сумасшедший Ади

 

Можно было бы ожидать увидеть на улице толпы народа, но любопытные прохожие не торопились посмотреть на гигантский костёр. Двое магов в спецодежде и шлемах пытались справиться с огнём. Простые горожане предпочли закрыть ставни и включить защитные купола. Девушки бежали, подгоняемые собственным страхом, попадающиеся по дороге щиты обдавали их неестественным жаром.

— Это возле… церкви… — тяжело дыша, прошипела Марген. – Там… у… задней стены… спроси… у своего хозяина, что… нам… делать дальше?

— Щас… — Мартиша утёрла пот со лба. Кровь стучала в висках, в глазах темнело. Некромант на связь не выходил. Пришлось повторить вопрос несколько раз, но ответа девушки не дождались.

— Ладно, — решила инквизитор, — подождём минут пять, надо отдышаться.

Остатки каменной кладки отделяли церковный двор от собственно кладбища. Камни давно покрылись мхом и вьюнками, местами росла довольно высокая трава. Инквизитор сразу шмыгнула в незаметную лазейку в стене. Мартиша уже практически ничего не видела и не слышала, кроме непонятных красных разводов и бешеного стука собственного сердца. Её руки коснулись холодных, мокрых от росы листьев, прошли сквозь мягкие заросли землистого вьюнка, амортизируя удар. Врезавшись лбом в стену, Мартль сначала почувствовала огромное облегчение, разгорячённое лицо сразу погрузилось в прохладную влагу, аромат цветов на секунду заглушил преследующий девушку запах гари. Затем она поняла, что вцепилась пальцами во что-то мягкое и тёплое.

— Что ты так орёшь? – рявкнул Кортум. – Я занят!

— Чё ты орёшь? – зашипел незнакомец, вылезая из-под живого навеса. Мартиша всё ещё держала его за плечо. – Я здесь просто гуляю, понял? Ты меня не видел, я тебя не видел и до свидания!

— Спокойствие! – Марген выглянула на крик и тут же ухватила любителя ночных прогулок за вторую руку. – Так, почему не дома? Родители в курсе? Что, давно по шее не получал?

— А вы чё здесь делаете? – окрысился подросток. Он был чуть ниже Мартиши ростом, но сильнее. Если бы не инквизитор, давно бы сбежал.

— Тебя, блин, ищем! Ты кто такой?

— Отстань от меня, хатта! – зашипел паренёк. – Не твоё крашное дело!

— Я понимаю, ты бы пошёл магазин грабить, — процедила Марген, награждая наглеца пощёчиной. – А здесь-то чего искать? Мартиша, а проверь, пожалуйста, его карманы!

— Ничего, — Мартль обшарила карманы джинсов и тонкой летней куртки задержанного. – Только вот…

— Маркер? – фыркнула инквизитор. – А пахнет… совсем не спиртом.

— Это кровь! – заявил парень.

— Да я поняла, — насмешливо кивнула Марген, на всякий случай отвешивая пленному подзатыльник. – Чья кровь-то? Куриная? Крысиная?

— Моя!!!

— Тяжёлый случай… а ты, случаем, не Адольф Пёльцль?

— Нет! – шёпотом воскликнул подросток.

— Врёшь, — прошипела молодая женщина. – Кто бы ещё стал заправлять маркер кровью, да ещё и собственной? Что ты здесь делаешь? А, — она неожиданно рассмеялась. Смех получился не совсем нормальным. – Ты оставляешь странные надписи. Между прочим, это вандализм. Если отец Фаолир узнает, голову тебе открутит. Ты, часом, не хочешь посодействовать следствию?

Адольф смирился и закивал.

— Ты здесь часто гуляешь, а?

Кивок.

— А никогда не видел, где собираются эти, как их там… Просветлённые Дети Последнего Рассвета?

Ещё кивок.

— А… нет ли к ним чёрного хода? Ну должен же быть! – взмолилась Марген. – Ади, проси что хочешь, но нам нужен этот чёрный ход!

— Нет там никакого запасного входа, — буркнул парень. – Там только один вход, в той будке, где вентиляция.

«Зачем на кладбище вентиляция?» — подумала Мартиша. – «Это что, типа чтобы покойники не задохнулись? Может, им ещё водопровод подвести?» Перед глазами, поверх почти чёрного неба и совсем уж чёрной земли промаршировала череда разлагающихся покойников с лейками от душа в одной руке и сигаретами в другой. Стало жутко.

— На кой краш вам туда лезть?

— Хотим их поубивать к чёртовой матери, — Марген в отчаянии ударила себя по бедру и снова захихикала.

— А можно, я с вами? – подумав, спросил Ади.

— Ты псих, что ли? – смех оборвался. – А хотя, кого я спрашиваю? Нет, нельзя. Вакансий нет, все билеты проданы, иди домой и слушайся маму с папой.

— Ну… — пожал плечами подросток. – Как скажете. Может, чем помочь?

— Встретишь двух отморозков в кожаных куртках, пришли сюда! А теперь – бегом домой!

 

Маскировка под мертвяков

 

Райк и Тиль, недолго думая, оставили Таварг и тело Мортиш на попечение Адольфа. Пёльцля крайне поразила смерть одноклассника, настолько, что он даже не попытался пойти домой. Они с Таварг сделали носилки из куртки Ади и останков куста сирени, и торжественная процессия двинулась куда-то в сторону южных ворот города.

Орк и маг нашли девушек сидящими на корточках. Марген что-то лихорадочно шептала, Мартль, как всегда, кивала и иногда вставляла «Ага». Между ними на надгробном камне лежала походная косметичка инквизитора.

— Это мы! – шёпотом крикнул Райне, прежде чем перелезть через стену.

— Мы бывают разные, — отозвалась несостоявшаяся самоубийца, не поднимая глаз.

— Я тоже смотрел этот мультик, — Дитрих тоже вскарабкался наверх. – Чем это вы тут занимаетесь?

Мартиша вскочила на ноги, и парни чуть не вскрикнули от ужаса.

— Краш та! Я тоже вспомнил мультик, — Райне провёл по лицу дрожащей рукой. – Только там все умерли. Это вы так стресс снимаете, что ли?

— А мне нравится, — хмыкнул маг, и это было правдой. Казалось, он видел самого себя – только размером поменьше. Чёрные круги под глазами, кроваво-красные губы. Рваная рана на щеке нарисована умелой рукой женщины, которая красилась уже тогда, когда Мартль ещё и на свете не было. А вот мелкие ссадины и грязь девушка насобирала сама. Нет, ему определённо понравился этот образ.

— В честь чего маскарад? – спросил Райнхард. – Товарищ Кортум, вы там чё, спите? Как всегда, на самом интересном месте?

— Госпожа Марген, мне жаль, что именно я сообщаю эту новость, — сухо произнёс Тиль, — но Мортиш мёртв… мертва… в общем, нет с нами Мортиш.

— Чёрт! – Марген встала. Выглядела она не менее живописно, чем младшая девушка. – Нет! Придурки… оба, блин. Что, правда?

— Ну… он минут пять пролежал под землёй, — вздохнул маг. – Может, ещё оклемается, но вряд ли. Его друг сверху лежал, и то еле успели.

— Я вас не виню, — Марген пнула мохнатую ёлочку на соседней могиле. – Это всё я. Не надо было их одних отпускать. И чего они сразу домой не пошли?

— Что-то Кортум не отвечает, — перебил её Райне. – Что делать-то будем?

— Они, кажется, там все сидят, — сказала инквизитор. – Мы с Мартль решили к ним спуститься. Если нас увидят тётки, то пусть думают, что нечистая сила, лишь бы не узнали. А если сам маг – то в любом случае хана.

— А мы можем под зомби замаскироваться, — кивнул Дитрих. – У нас как раз лопаты с собой. Надо только в земле вываляться.

— И чё, мы вот так ввалимся туда… и?

— Не знаю, — Марген потёрла лоб. – Я даже не знаю, как там что и где.

Придумать хоть какой-нибудь план оказалось непросто.

— А давайте я пойду, — предложила Мартиша.

Трое старших уставились на неё с удивлением, но она этого всё равно не видела.

— Ну, правда, — запинаясь и выкручивая себе пальцы, заговорила девушка. – От меня толку же никакого. А так на меня отвлекутся, если есть кому. А вы бы их тогда лопатой…

Райне было стыдно признаваться, что он сам думал об этом. Но раз мелочь предложила сама, то… видимо, о том же думали и все остальные.

— Ты, длинноносый, — Марген ткнула мага в плечо. – А ну быстро дал мне лопату! Мы с Райне будем работникам сельского хозяйства. А ты идёшь позади всех и прикрываешь, понял?

 

Мертвяки атакуют

 

Тиль открыл замок и сделал приглашающий жест. Райне пожал влажную от росы лапку Марти. Марген просто кивнула. Закончив прощаться, девушка вошла в холодную камеру. Сильно пахло пылью. Где-то внизу, куда уходила лестница, горел тусклый оранжевый свет.

Ей показалось, что дверь хлопнула очень громко. Несколько минут Мартль стояла, прислушиваясь, но ничего не услышала. Она подошла к лестнице и присела на корточки, чтобы ощупать ступеньки. Что-то знакомое было в этой ситуации – одна, совсем одна, в узких коридорах, где в любой момент сверху, сбоку или даже сзади может выскочить враг, где на каждом шагу подстерегают ловушки…

Жизнь у неё была всего одна, зато снаружи топтались ещё трое. Мартль достала чёрный карандаш то ли для бровей, то ли ещё для чего, и сделала пометки на стенах.

Там было семнадцать ступенек, каждая в две её ладони высотой. А потом коридор, такой длинный, что не видно конца. Лампочка без абажура раскачивалась прямо над головой. Сзади еле слышно стукнула дверь. Шагов не было слышно, но Мартиша показалось, что она слышит шелест юбки.

Следовало двигаться дальше. Через несколько шагов Мартль услышала что-то очень знакомое и при этом очень страшное. Сердце снова забилось, как сумасшедшее.

«Ты сама так решила», — напомнил внутренний голос. – «В любом случае, жить осталось недолго, а умирать в любом случае неприятно. Так что можешь бояться, сколько влезет, я всё равно иду вперёд».

Она сделала ещё одну пометку – на этот раз предупреждающую. Длинный коридор заканчивался тупиком. Несколько дверей – и все одинаковые, железные, и все заперты. Нет, не все. Ручка третьей по счёту двери всё-таки поддавалась.

— Подожди, — прошептал сзади Райк. Мартиша вздрогнула. Орк с лопатой в руках встал справа от двери.

— Наш народ воздвигнет тебе памятник, — пообещал он. – Нерукотворный, конечно.

— Ага, — кивнула девушка и изо всех сил навалилась на дверь. Та открылась медленно, с протяжным скрипом, от которого Мартль зажала уши обеими руками.

— Что вы там делаете? – раздался в голове у Райне визг некроманта.

— Идём на штурм, — огрызнулся Райне. Мартиша стояла, не в силах пошевелиться, чёрные губы дрожали.

— Там трое зомби, — сообщил некромант. – И скоро их будет ещё больше. Эй, недоучка, чего ты топчешься? Беги, спасай остатки отряда! Они боятся только огня, так что я предоставляю тебе неограниченный лимит! – и снова отключился.

Тиль, не дослушав, помчался к напарникам. Райк пытался отбиться от наседающих на него двух мертвяков, Марген, стоя посередине лестницы, гвоздила ещё трёх по головам. Молодой маг застыл, широко расставив ноги. Он не произносил заклинаний, просто закрыл глаза видел огонь, чувствовал дым, ощущал, как вздуваются ожоги на ладонях. Серия огненных сгустков отправилась в свободный полёт. Но их требовалось больше, много больше.

Быть магом – это не только круто, это ещё и очень, очень больно. Разделавшись с десятком ходячих мертвецов, Дитрих уже ничего не чувствовал, кроме рук. Орк и инквизитор добивали тех, кто ещё шевелился. Маг вошёл в комнату, откуда вылезли все эти зомби. На полу чернела большая стрелка налево. У Тиля были слишком взвинчены нервы, чтобы ещё и разглядывать что-то там. Повинуясь стрелке, он выбил дверь, спрятанную под полупрозрачными занавесками.

— Долго же ты возишься, — ехидно сообщил ему маг, стоящий посреди следующей комнаты.

Аудитория поддержала его смешками. Дитрих огляделся. Женщины в возрасте от тридцати до бесконечности и несколько мужчин с лицами любителей эльфийской кухни выстроились вдоль стен. Им, кажется, пришлось оторваться от более интересного занятия, чтобы встретить гостей: одни сняли маски и держали их в руках, другие сдвинули их на затылки, откуда-то издалека слышалась музыка, а церемониальный фартук духовного лидера сбился набок и был изгваздан чем-то зелёным.

Чего-то определённо не хватало.

— Где Мартиша? – спросила Марген, подбегая к Тило. – О, здравствуйте, господа и дамы! Кто такой умный додумался запалить мой дом? Кому первому по шее?

— Стой, где стоишь, презренная грешница, — возопил Иеронимус, картинно воздевая руки. – Братья и сестры, взять этих двоих!

Райк и Марген были слишком измотаны недавней схваткой с мертвецами, так что живые быстро их одолели, связали руки за спиной и надели на головы бумажные пакеты из местного супермаркета.

Тиль справился, наконец, со сдерживающими чарами и ударил противника. Тот даже не пошатнулся.

— С какого курса тебя выгнали? – спросил Иеронимус. – С первого? Второго? Или не поступил? Я смотрю, ты у нас скорее красавчик, чем умный.

«Выживу – начну ходить на лекции», — мелькнула мысль где-то на заднем плане.

— Кто тебя прислал, красавчик?

— Санэпидстанция, — хмыкнул Тило. – А то крысы по всему городу бегают. Кстати, у вас их почему-то не видно.

— Это потому, что мои питомцы их едят, — широко улыбнулся подпольный некромант. – Тебе, кстати, неинтересно, где тот крысёныш, которого ты послал на разведку?

— Да и фиг с ним, — отмахнулся Дитрих. Новая атака возымела тот же эффект, то есть никакого.

— Не трать силы попусту, малыш, — наставник Детей Последнего Рассвета снова использовал то же заклятие, но на этот раз Тило уже не смог самостоятельно освободиться. Пришлось терпеть, пока эта скотина в зелёном фартуке гладила пленника по голове и читала лекцию о пользе просвещения.

«Сразу видно, чья школа!» — негодовал про себя молодой маг. – «Вот только этого мне сейчас не хватало!»

— Так кто тебя послал? – всё тем же приторно-сладким голоском осведомился Иеронимус. – Впрочем, я сам угадаю. Эта развратная женщина, погрязшая в пороке и ереси, не могла тебя вызвать – у неё нет денег на оплату наёмников. Даже таких бестолковых, как ты и этот твой приятель. В Инквизиции у меня всё схвачено, налоги плачу, магов не трогаю. Значит, тебя послал мой дорогой наставник. Я-то всё голову ломал, жив он там, в своей башне? Или не очень? Мрачное это местечко, парень. Как минимум сто метров до земли лететь.

Духовный лидер внезапно встал прямо перед Тилем, положил руки на плечи парня и пристально посмотрел в глаза.

— Нравишься ты мне, красавчик.

«Лучше сдохнуть», — внутренне содрогнулся наследник Леманнов.

— Пойдём, я покажу тебе кое-что интересное, — он потянул пленника за обожжённую кисть, и ноги сами собой понесли Тило за Иеронимусом. Они вышли в коридор, где некромант долго возился с ключами. Дитрих не мог смотреть по сторонам, но обстановка следующей комнаты напоминала общагу, где жили они с Маркусом и Зандером. Бардак, грязь и очень тесно.

— Иди сюда, — Иеронимус провёл Тиля к дальней от входа стене. Вдоль стены шли какие-то трубы и провода, но все они огибали маленькое окошко с перекосившейся и вздувшейся от сырости рамой. – Стой и смотри.

Дитрих и стоял, как статуя. Некромант быстро – видимо, сказывался опыт, — приковал руки и ноги своей жертвы к трубам. Потом пропал из поля зрения. Молодой маг не дрожал только потому, что не мог шевельнуть ни единым мускулом. Слышал только, как сзади что-то зашуршало, потом щёлкнул выключатель, и стало темно, как в могиле. Снова загремели ключи. Прошла целая вечность, прежде чем за окошком включили свет, и Тило увидел распятого на дыбе человека.

— Слышишь меня, красавчик? – спросил Иеронимус. Молодой маг не видел его, но слышал очень хорошо, как будто не было никакой стены. – А теперь мы послушаем твоего приятеля. Он, кстати, тоже хорошенький, но совсем не как ты.

 

Встреча с учителем

 

— А я думал, у магов в ходу более совершенные методики, — заметил Райне, когда некромант взял со стола кривой нож, весь в пятнах ржавчины.

— Не переживай, — захихикал Иеронимус. – До них мы тоже доберёмся. Но сначала скажи, кто вас сюда прислал?

Орк мысленно воззвал к «своему» некроманту, и тот, как ни странно, пришёл на помощь. «Если он ещё и мысли слышит, то нам полный полярный лис», — подумал Райк и повторил вслед за старым магом:

— Я те не посылка, и меня не присылали.

Тиль рассматривал главного сектанта так пристально, что мог бы написать портрет по памяти. Приятная в иных обстоятельствах внешность, открытое лицо, большие глаза, полные губы, хорошей формы нос – Дитрих привык в первую очередь убеждаться в том, что у очередного знакомого нос красивее или, наоборот, уродливее, чем у него. Модная стрижка, модный приталенный костюм, который портил только нелепый фартук. Узкие туфли с вытянутыми носами и богато украшенными пряжками. И то ли такая уродская манера общаться, то ли ещё более отвратительные наклонности.

— Послушай, мальчик, — прошипел этот извращенец. Острие ножа коснулось мочки того самого уха, в котором болтался здоровый гвоздь. – Я прекрасно знаю, что ни один молодой тупица в жизни не придёт в логово некроманта просто так. А вас здесь целых четверо! Инквизиторша – упёртая дура, и это может многое объяснить, а вот ты и этот твой приятель… а ну, рассказывай!

— Щас всё расскажу, — согласился Райк. – Хочешь стишок про белку?

— Я предпочёл бы услышать, кто вас прислал, — вкрадчиво произнёс Иеронимус. Острое лезвие коснулось шеи жертвы и скользнуло ниже, оставляя за собой тонкую красную линию.

— Боюсь, стишок я знаю лучше, — честно признался орк. Его начинал серьёзно беспокоить этот допрос.

Нож полетел обратно на стол, маг сцепил ладони, громко хрустнув костями. Затем он, не разжимая пальцы, повернул руки и нацелил на пленника свои многочисленные кольца. Райнхард почувствовал чьи-то холодные цепкие щупальца, которым явно не место было в его голове. Они шевелились, вороша бессвязные обрывки мыслей и воспоминаний, но Кортум тоже времени зря не терял. Щупальца принялись бороться друг с другом. Голова Райка закружилась, его стало укачивать.

— Не смей ссссопротивлятьссся мне! – зашипел Иеронимус. – Говори!

Фиолетовый импульс сорвался с топазового кольца, и Райк внезапно перестал чувствовать свою нижнюю челюсть, как будто опытный зубодёр обколол его анестетиком. Теперь речевым аппаратом орка пользовался маг.

— Кто вас прислал? – спросил пастырь Просветлённых.

— Не твоё собачье дело! – выпалил возмущённый учитель. – Ты, маленький жалкий сопляк, которого я подобрал на свалке, так-то ты мне отплатил? Неблагодарная свинья! Хотя чего ещё ждать от современной молодёжи?!

— Так бы сразу и сказал, — протянул основатель секты, выпрямляясь и приглаживая мантию. – Мой дорогой наставник решил преподнести мне сюрприз?

 

Чары, сковывающие Дитриха, ослабли. Иеронимус явно забыл о нём, и молодой маг тут же воспользовался это возможностью. Пока два грязных извращенца выясняют свои отношения, следует найти девчонок. Тиль напрягся и подтащил телекинезом ржавый топор, зачем-то хранившийся под продавленной кушеткой.

 

— Как ты только додумался устраивать свой балаган в городе, где полно народу? Что, деньги лишние? Что, не можешь без зрителей? Да как ты вырядился?! Да посмотри на себя, ты, слизняк разукрашенный!

— Да заткнись ты, старый хрыч! – огрызался беглый ученик. – Чтоб тебе сдохнуть, болван самовлюблённый! Зачем ты мне их прислал?

 

С помощью магии и топора Тило удалось разбить цепь, приковывающую его правую руку. Хорошо ещё, пальцы не пообрубал.

 

— И что ты собираешься делать, Ронни? Вызывать демона, да, Ронни?! Забыл, чему я тебя учил? Откуда ты собираешься его вызывать, дурья твоя башка?! Откуда?!

— Из Иного Мира! – напыщенно объявил Иеронимус. – Я знаю все твои бредовые теории, но я докажу… я… я… я докажу тебе! – голос сектанта сорвался на визг. – Ты – выживший из ума еретик, вот ты кто!!!

— А ты, я смотрю, здесь самый праведный! — зарычал старый некромант. Райнхард принял максимально удобное положение и попытался прикрыть глаза, но Кортум желал видеть собеседника. – Ты зачем этих дебилов малолетних извёл?! И так демографическая ситуация в стране хуже некуда! Безответственность, вот что это! Что, омолаживаться пытался? И как, помогло? Нет? Ничего тебя не учит, Ронни! И не перебивай меня! Захлопни пасть! Я сколько говорил – изучайте источники, читайте книги! Нет же, в Сети всё есть…

— Ты — старорежимный идиот! – завизжал наставник Просветлённых Детей.

 

Тиль остановился в коридоре, иззубрившийся топор оттягивал руку. Столько дверей, и все одинаковые. И звуконепроницаемые. Где, интересно, содержатся пленники?

 

Райне попытался не выдать своего оживления. Некроманты визжали и рычали, пытаясь перекричать друг друга. Дверь заскрипела, но маги не обратили на это внимания. Орк постарался незаметно поманить напарника пальцем. Тиль кивнул, перехватил топор поудобнее и начал подкрадываться.

— Я докажу тебе! – снова заверещал Иеронимус. Он забился в истерике, и сильная волна маны прокатилась по комнате, сбив молодого мага с ног. Тот при падении задел шаткий стол с инструментами, и грохот всё-таки привлёк внимание сектанта. Тило едва успел выставить простенький блок, так что следующая вспышка не раздавила его, но обездвижила. Пастырь отряхнул руки, достал из заднего кармана мобильник и буркнул в него что-то неразборчивое. Трое Просветлённых ворвались в пыточную, схватили Тиля, вкатили укол в шею и волоком вытащили в коридор.

 

Жертвоприношение

 

— Ну что же, теперь можем перейти к делу, — Иеронимус снял фартук. Теперь его украшали не только зелёные, но и бурые, и даже алые пятна. – Ты, конечно, мне нравишься, но время близится к утру. Мои люди всё подготовили. Идём!

— Иди-иди, — напутствовал Кортум. – Надо же, ты ему ещё и нравишься! А я-то думал, это я извращенец. Эх, молодёжь! Давай-давай, шевели нижними конечностями. Твои дружки уже там, все трое. Хочешь, прикол расскажу? Малышка Мартиша в главной роли. Да-да, не ты, а она. Молодая девственница, как полагается. Интересно, что бы они делали, если бы вы так и не пришли? Подозреваю, делегировали бы почётную обязанность одной из перезрелых сестёр. Правда, малышка до сих пор без сознания, но, судя по моим приборам, там ещё есть, чему умирать. Поэтому если ты надеялся подключиться к потокам маны и натворить дел, то спешу тебя разочаровать.

— Да уж соображу, — прошипел Райнхард.

 

Жертвенник представлял собой последнее слово техники. Хромированная сталь, белый пластик, в отшлифованные грани кристаллов и гранитных плит можно смотреться, как в зеркало. Стерильно, как в кабинете врача. И так же жутко. На самую большую плиту возложили обмякшее тело девчонки – кажется, её успели чем-то накачать. Тиль, вроде бы целый, только очень грязный, Марген – всё так же прекрасна – и трое каких-то незнакомых людей прикованы к полупрозрачным розоватым колоннам из искусственного кварца, подпирающим каменный свод.

— Больше жертв – больше зрелищ, не так ли, дети мои? – обратился пастырь к своим овцам и баранам. – Помолимся же Всевышнему и возблагодарим Его за то, что даже козни врагов Его обращает он в пользу своих детей!

Толпа затянула какую-то заунывную молитву. Райк сплюнул.

— Вот что меня всегда бесит, — громко сказал он, — это народные песнопения. Я тоже петь люблю, но ведь сдерживаюсь как-то!

— В другой раз, — Иеронимус запечатал рот излишне разговорчивой жертве. – Так, мальчик мой, тебя я размещу в центре, — он конвоировал Райка к колонне, и старательные адепты тут же принялись обматывать его цепями. Какая-то особенно злобная тётка вколола орку какую-то дрянь прямо в шею, он даже выругаться не успел.

— Какой вид у тебя открывается, — заметил Кортум. Молодой маг мысленно поморщился и закатил глаза. Ничего приятного в том, чтобы любоваться на беспомощное тело на алтаре или, тем паче, на экзальтированных женщин в зале, он не находил. Его приковали к белоснежной центральной колонне, светящейся, как модель Солнца на кафедре астрономии, и почти такой же горячей. «Если я простою здесь ещё полчаса, куртку придётся выкинуть», — подумал молодой маг.

— Какой у вас план? – шёпотом спросил он.

— Посмотреть, посмеяться, — не раздумывая, ответил старый некромант. – А у тебя?

— Я могу как-нибудь повлиять на процесс? – спросил Дитрих. Песнопения завершились, и теперь наиболее продвинутые адепты шныряли вокруг с проводами, нажимали кнопки, вертели ручки и постоянно сверялись с инструкциями. Главный массовик-затейник скрылся в неизвестном направлении – возможно, ушёл на пульт управления. Что ж, призывать демона – это вам не хомяка дрессировать. Леманн-младший подозревал, что все эти сумасшедшие тётки играют роль живого щита. Или закуски, после которой призванная нечисть должна подобреть.

— Конечно, — решил некромант. – Можешь. Если ты займёшь место малышки, то при должной сноровке и определённой доле везения сможешь перенаправить потоки так, чтобы перекрыть питание портала, или вообще не дать ему открыться. Правда, весь город взлетит на воздух, но зато спасёшь весь остальной мир. Кстати, если тебе вдруг интересно моё мнение – сделай это уже после того, как демон выберется наружу.

— Как я могу занять её место?!

— Ну не знаю, попроси этих милых дам поменять вас местами. Скажи, что тебя стоя укачивает. Наплети чего-нибудь, ты же у нас, хе-хе, красавчик.

Молодой маг чуть слышно зарычал.

— А если серьёзно, то сам не знаю. Попробуй перейти в режим изнаночной видимости. Если, конечно, вас в школе этому учили.

Сектанты заняли места в зрительном зале и взяли в руки чётки. Кое-кто затянул новую молитву, ещё заунывнее прежней.

 

Сражение с демоном

 

Мартль чувствовала себя отвратительно. Её снова водворили в ту же одноместную камеру под названием «человеческий мозг», лишив всякой связи с реальностью. Наверное, она действительно уже рехнулась. Стадию неясных скрипов и диких цветных всполохов девушка пропустила, перед ней сразу поплыли картинки, то ли обрывки воспоминаний, то ли плоды больной фантазии.

Они приводили в ужас, причиняли боль, от которой нельзя было ни сбежать, ни защититься. Было бы легче, если бы Мартль могла заплакать, сжаться, закрыть глаза, зажать уши, побиться головой о стену в конце концов. Она даже готова была спрыгнуть с крыши, зарезаться или сделать ещё что-нибудь в том же духе, лишь бы больше не думать. Вспоминались даже не события, а ощущения, связанные с ними, как будто девушка снова переживала все свои неудачи, падения, ошибки, проступки раз за разом, окончательно убеждаясь в своём ничтожестве.

Прошла вечность, прежде чем боль всё-таки затуманила сознание. Мартль понадеялась, что ей удастся подольше задержаться в этом состоянии. Мысли стали сбивчивыми и спутанными, перед глазами двоилось, вместо страданий пришло замешательство. Девушке вдруг показалось, что рядом кто-то есть.

 

Портал возник где-то позади Тило. По совету старого некроманта парень ненадолго закрыл глаза и настроился на так называемое изнаночное зрение. Теперь его окружали не люди и каменные колонны, а хаотическое нагромождение линий и фигур разной формы и разных цветов. Среди них ещё можно было угадать колонны – теперь они состояли из разрозненных конусов и кубов, и алтарь – большой многогранник прямо перед магом.

В напряжённом поле заклинание, сковывающее тело Дитриха, рассеялось, и парень принял максимально удобную стойку, насколько позволяла цепь. Расставил ноги, наклонил вперёд плечи, втянул живот и сжал зубы. Увы, дотянуться до сияющего потока, проходящего через алтарь, он не мог. Мана текла слева и справа от него, и от этих сверкающих линий шёл нестерпимый жар. Поток усиливался, закручивался причудливыми фигурами, а спиной Тиль чувствовал холод. Там, позади белой колонны, уже начинала раскручиваться чёрная спираль.

Послать собственный импульс маг не мог. Оставалось только надеяться, что очередной зигзаг потока заденет его, и тогда… Дитрих переключился обратно на стандартное зрение и посмотрел в зал. Так, публика частично в шоке, частично в ожидании, а некоторые уже в религиозном экстазе. Вот до чего доводит пение гимнов на голодный желудок! Нет уж, лучше смотреть дальше на призмы и конусы.

Когда Тило снова открыл глаза, то понял, что за эту минуту многое изменилось. Прямо перед ним плескалось в воздухе нечто, очень похожее на огненный шар. Этот шар не спешил вливаться в общий поток, да и шаром, строго говоря, не был – фигура постоянно менялась. Маг сосредоточил на нём всё внимание. Непонятное явление, чем бы оно ни было, поддавалось управлению, как если бы он пытался взглядом лепить из пластилина.

Ещё, ещё немного… он вынуждал это нечто растягиваться, и оно растягивалось. Но очень медленно. Слишком, непростительно медленно. Портал позади Тиля открылся. Он это понял, хотя вот уже три тысячи лет, как никто не открывал такие порталы. Некоторые вещи невозможно забыть даже на генетическом уровне. Это была магия, древняя, грубая, такая, устоять перед которой может только по-настоящему сильный маг. Младший Леманн таким не был.

«И Хаос воцарился в помещении» — подумал он.

Нечто проскользнуло сквозь него и устремилось к алтарю. Оно было почти неосязаемо, но постепенно обретало материальность. Поток разделился: часть по-прежнему уходила куда-то за спину мага, часть заворачивалась кольцами и исчезала в бездонной пасти призванной твари.

Он должен был сделать хоть что-то. Хотя бы глупость, лишь бы не стоять столбом. Тиль поразмыслил пару секунд и из последних сил рванул к себе пластилиновую сущность.

Он почувствовал боль абсолютно везде и снова открыл глаза. Над ним нависало нечто невидимое, но очень страшное. В воздухе мелькали непонятные детали, прямо на глазах у Тило тварь собирала себя из первых попавшихся элементарных частиц. И, что самое главное – он смотрел на неё не сзади, а снизу.

Он ещё не понял, зачем, а уже перестроился в изнаночный режим. Теперь он лежал вокруг потока. Достаточно было протянуть руку, и…

Это было упоительное ощущение, если забыть про ожоги. Но что такое магия без ожогов? Тиль терзал, рвал голыми руками несуществующую ткань потока. Понятно, что мана нематериальна, но в таких случаях мозг сам изобретает образы, в том числе и осязательные. Ткань так ткань, главное, что вместо стройного светящегося луча из алтаря теперь бил фонтан, и тварь забеспокоилась.

Она рванулась к магу, но именно в этот момент Дитрих извернулся и направил излучение куда-то, судя по крикам, в зал. «Горите, еретики!» — весело подумал маг. Избыток маны пьянил. Тиль разрубал ладонью остаточные струйки, подпитывающие портал, и тот постепенно затягивался. Разъярённый демон кинулся в зал, и крики стали громче и разнообразнее. Напряжённость магического поля росла по экспоненте. Запахло палёными проводами.

Тило откинулся на алтарь, как на подушку, и отключился.

 

Райне почувствовал, как лопается цепь, и поднял голову. Кажется, он умудрился проспать самое интересное. Во всяком случае, бледный маг в отключке, по залу носится ужаленная под хвост бестия неопределённой формы и размера, а Просветлённые Дети Рассвета забились под кресла. Так, а где главный? Смылся заблаговременно? Сразу видно, некромант со стажем. Ладно, от мага сейчас никакого проку. Пусть и дальше валяется в обмороке, аки дамочка нервная.

Райк был не самым умным студентом на факультете, но и далеко не последним. Пусть он не знал, что вообще происходит, но твёрдо был уверен: первым делом надо вырубить источники энергии. А это по-любому не в этой комнате. Скорее всего, главный выключатель находится на каком-нибудь главном злодейском пульте управления, то есть там, где сейчас отсиживается Главный Злодей, он же Босс, он же Иеронимус.

Орк пополз вдоль стены, и в конце концов наткнулся на дверь. Естественно, закрыто. Да ещё и заклятие наложено. Но долго ли умеючи? Райне подобрал с пола чётки. Каменные, то, что надо. Атмосфера накалилась достаточно, чтобы даже такая мелочь зарядилась. Парень смочил камешки собственной кровью и бросил в дверь.

— А технику безопасности никто не отменял, — прошипел он, вползая в проём.

Опять коридор. Да сколько же здесь коридоров! «Вот бы дробовик сюда», — мечтательно подумал орк. – «Я бы им устроил Армагеддон и Конд-Шрайк в одном лице».

Нет, о технике безопасности этот извращенец в фартуке забыл давно и прочно. Райк вполз к нему в кабинет (не заперся!), подкрался к креслу, где этот придурок сидел в наушниках! И смотрел в монитор, не отрываясь! Да ещё и пытался что-то там у себя переключать.

Райнхард не мог упустить такого случая.

Он поднял руку – с неё ещё свивал довольно длинный кусок цепи. Обмотал цепь вокруг кисти, схватился второй рукой за запястье и со всей дури ударил по лысеющей голове некроманта.

Добивал уже ногами. Вот тоже глупость – оставить пленному ботинки!

 

Поиск кристалла

 

Убедившись, что основатель секты мёртв окончательно, а питание установки отключено, орк похромал обратно в зал. Навстречу ему вылетела разгневанная демоническая масса, но вроде бы не заметила и понеслась дальше. Райнхард потоптался по телам нескольких особо верующих и подошёл к Марген.

— Ты герой, — прошептала она, глядя в ошалевшие глаза своего спасителя.

— Прикольно, — выдохнул он. – Ты сможешь сама выбраться? Хотя бы в тот предбанник.

— Отцепи Мартишу, — решила инквизитор, не сводя с Райнхарда восторженного взгляда. – Если не жива, так хоть похороним по-человечески.

Райнхард подобрал кусок, отвалившийся от колонны, и принялся колотить по цепям. Те лопались со звоном, куски разлетались в стороны, а Марген рассеянно уворачивалась от них, а потом швыряла в тех сектантов, которые ещё подавали признаки жизни. Отдав подруге тело предположительно покойной напарницы, орк подошёл к магу.

— Просыпайся! – заорал он.

Тиль открыл один глаз.

— Я тут этого убил, — заявил Райне.

— А, поздравляю, — простонал Дитрих и снова вырубился.

— Да я тебя что, тащить должен? – возмутился Райк. – Ты же лось откормленный! А ну, вставай! Всё равно у тебя цепь сама развалилась. Бегом давай! Нам ещё то ли демона для Кортума ловить, то ли кристалл искать.

— Ты с ума сошёл? – Дитрих снова открыл тот же глаз. Второй опух так, что его и за глаз сложно было принять. – А где девчонки?

— Я их отправил на выход. Вставай, вставай! Ты чё, надорвался тут стенку подпирать?

— Я, между прочим, портал вручную закрывал, — возмутился Тило. – И в связи с этим меня терзают нехорошие мысли. Ты девчонок обеих на выход отправил? Или одна всё-таки того?

— Под вопросом.

Оба чувствовали себя отвратительно. Кортум на связь не выходил, и поэтому парни втайне лелеяли надежду по-тихому смыться из города и никогда больше не встречаться с этим самодуром в инвалидной коляске.

Райк подумал о Марген. Она была прекрасна. Особенно когда восхищённо хлопала ресницами. На него никто никогда так не смотрел.

Орк и маг обыскали жертвенный зал. Их карманы наполнились побрякушками, деньгами и заряженными чётками. Парни не стали тушить тлеющую одежду на трупах и пока ещё мелкие пожары – всё равно хоронить всю эту падаль они не собирались.

— Надо всё-таки найти этот кристалл, — Тило заглянул в кабинет, где на полу в обнимку с вертящимся стулом валялся труп в грязном фартуке. – Ты не торопишься?

— Да, в общем, нет, — пожал плечами Райне. – Но зачем нам?

— Кортум хотел его заполучить. Может, удастся обменять его на что-нибудь ценное. Например, на документы. Я думаю, ему не сложно будет сделать нам паспорта, аттестаты и даже прописку, и вбить всё это в государственную базу.

— Ты думаешь, он расщедрится?

— Не знаю… был бы у нас этот демон, тогда точно расщедрится.

— Он же нематериальный, — вздохнул орк. – Ты его не можешь поймать? Я точно не могу. Его же ни в один мешок не засунешь. Кстати, куда он делся?

— Допустим, наружу он не выйдет, — Тиль сложил вместе кончики пальцев. – Стены кирпичные – это не камень. Двери вообще железные. Слушай, знаешь, что я сейчас подумал?

— А?

— Как ты думаешь, что сделают в Инквизиции, когда узнают, что чёртов сектант зажарил заживо их сотрудника? Пусть даже не самого ценного?

— Явятся сюда с огнемётами.

— И наткнутся на нас.

— Понял, — кивнул Райне. – Времени и так потеряно много. Так ты можешь поймать эту тварь летучую?

— Нет, не могу.

— Тогда помоги мне выкрутить все камешки из этой коробки. Не получится загнать Кортуму, толкнём по дороге в поезде. Нам сейчас каждый грош нужен.

 

Мартль пришла в себя и ничего не увидела.

— Где я? – спросила она без особой надежды на ответ.

— Всё там же, — раздался знакомый голос. – На всякий случай напоминаю: меня зовут Марген, тебя – Мартиша, и мы торчим в какой-то служебной постройке на кладбище. Да, ещё у тебя на голове сидит демоническое облако. И, кажется, оно тебя ест.

— Не-е-е, — протянула Мартль.

— Тогда не сгоняй его.

Загрохотали двери, застучали по полу тяжёлые ботинки.

— О, вот оно! – радостно воскликнул Райк. – Мелочь, ты жива? Или оно тебя ест?

— Да вроде нет, — девушка снова ощупала голову. – Вроде всё на месте.

— У нас проблемы, — напомнил маг. Голос у него снова был хриплым, в уголках губ запеклась кровь.

Райнхард в двух словах обрисовал всю безвыходность ситуации. Тило присел рядом с Мартиша, прислонился к стене и протянул руку к демоническому облаку. Сущность недовольно зашипела и взлетела под потолок.

— Как ты? – спросил маг у младшей девушки.

— Не видно ничего, — пожаловалась она. – А так – паршиво.

— Дай руку, — приказал Дитрих. Ему хотелось быстрее проверить свои подозрения. Мартль кивнула и покорно протянула ему правую руку. Кожа на ней облезла, а то, что осталось, выглядело, как недожаренный бифштекс. Маг закрыл глаза и глубоко вдохнул. Тило ещё не доводилось лечить других, но смотреть спокойно на это мелкое безобразие он не мог. Медленно, по капле, он перекачивал собственный запас в искалеченное тело, а в голове билась, как рыба об лёд, всего одна мысль. Совершенно бредовая, но…

Он провёл Испытание. Леманн-младший хорошо помнил, как проходил эту крайне неприятную процедуру вместе с несколькими другими подростками из семей магов. Им всем было лет десять-двенадцать, а устраивал Испытание учитель школы магии. Каждого усаживали в каменное кресло, пристёгивали руки и ноги, а затем подключали ману, постепенно увеличивая силу потока. Затем началось самое главное: взрослый маг по очереди подключался к их мозгам и приводил в действие механизмы, отвечающие за магические способности. Кажется, в тот раз Дитрих был единственным, кто вышел из Зала Испытаний живым. С обожжёнными руками, полубезумный, но живой. Большая удача для родителей. Единственный оставшийся ребёнок – маг.

Конечно, Дитрих не собирался никого испытывать, но, по сути, проделал всё то же самое. С девочкой, которую он сам, да и все остальные, считал ботом. Нет, она бы этого не пережила. Самые слабые боты не переживают даже вторжения, а уж выжить и не свихнуться может только сильный маг.

«Нет, не может она быть магом», — твердил внутренний голос. – «Чисто случайно Кортум мог заполучить одного мага, но сразу двоих? Тем более, что Испытание она должна была пройти раньше. С другой стороны, а что, если старый некромант специально выискивал среди множества умирающих именно магов? Да и кто сказал, что девчонке тринадцать, он же? С тем же успехом может быть и одиннадцать».

— Спасибо, — Мартль решительно забрала свою ладонь и попыталась встать. Регенерация шла полным ходом: на глазах у заинтересованных зрителей почерневший полутруп превращался в худого, немного помятого подростка.

— К слову, о глазах, — решил Дитрих. – У кого-нибудь есть плотный шарф или вроде того? Пока глаза будут восстанавливаться, их надо чем-нибудь завязать. Чтобы была полнейшая темнота, а то…

— Да не надрывайся ты, я поняла, — Марген достала маникюрные ножницы и откромсала край нижней чёрной юбки. – Вот, непрозрачная, и чесаться не будет. Чистый хлопок. Будем демона с собой брать?

— Фиг с ним, — махнул рукой Райне. – Валить надо. Носатый, а меня ты так модно подлатать не можешь?

— Нет, — отрезал Тило. – Чистой маной можно лечить только магов, а боты от этого дохнут.

— А мелочь? – возмутился орк. – Ей, значит, можно? Стоп, у нас что, два мага? А раньше не мог сказать?

— А я не знал, — развёл руками Дитрих.

— Не мучай ты его, — инквизитор с состраданием посмотрела на Тило, а затем сердито – на Райка. – Сам же говорил, что малышка память потеряла, ну забыл человек, что колдовать умеет, подумаешь! С каждым может случиться. Так, вы что, собираетесь просто выпустить демона на волю?

— А что с ним делать? – Райне распахнул входную дверь. – Бежим отсюда, пока твои коллеги с огнемётами не подоспели. Пусть они с этим воздушным созданием разбираются.

— Так жалко же, — пожала плечами молодая женщина. – Убьют, чего доброго.

— Кстати, — Тиль внезапно застыл, не закончив шаг, и развернулся на одной ноге. – Ты, лопоухий! Вот скажи: какова вероятность случайно выкрасть из больницы мага? А совершенно случайно выкрасть ещё и мага по крови, не прошедшего посвящение? Кстати, если я просто обязан был побывать в больнице, то насчёт вас двоих не уверен. Иногороднего студента могли и не повезти туда – у тебя же полиса нет, а просто выкинуть подальше. Про Мартишу вообще ничего неизвестно.

— Намекаешь, что он…

— Нет, ты дослушай. Ты видел, сколько у него одежды было в той комнате? И совершенно случайно в живых остаются только трое: маг, маг и…

— И я, — закончил Райк. – Только не говори, что мои родители выкрали меня у своего городского мага. Не настолько они жаждали обзавестись третьим по счёту сыном… Нет, они бы взяли девочку. К тому же я похож на своих старших братьев, а пропажу сразу трёх отпрысков даже маг должен был заметить.

— А ты уверен, что ты не маг? Идём дальше. Ты не заметил, что жертв для демона приготовили не меньше десятка, а осталось четверо? Остальных он просто сожрал.

— А я что, тоже маг? – фыркнула Марген. Остальные задумались, да так серьёзно, что девушка поспешила опровергнуть собственное предположение:

— Нет, я всего лишь инквизитор. Перед тем, как отправить на выезд, мне сделали неплохую защиту. Срок годности истечёт только через несколько дней.

— Так что ты не очень-то и рисковала с поясом взрывчатки? – сообразил Райне.

— Ну, у меня был некоторый шанс, — признала молодая женщина. – Я не совсем того.

— А остальные просто исчезли? – задумался орк.

— Он должен был из чего-то строить тело, — пожал плечами Дитрих и поставил всё-таки ногу на пол. – С магами ему было справиться сложнее, а инквизитора демон, видимо, оставил на закуску. Я вовремя перекрыл ему кислород.

— Я думал, ему мана нужна.

— Это образно. В общем, либо тебе и вправду чертовски повезло оба раза, либо ты тоже маг.

— Что-то я не замечал за собой никаких таких способностей.

— Естественно, а иначе в чём суть Испытания? Думаешь, это простая формальность? – Дитрих оставался невозмутим внешне, но в душе испытывал страшное раздражение. – Нет, просто ради удовольствия этим никто не стал бы заниматься. Может, ты и заметил бы что-нибудь, если бы жил лет триста назад, когда не было столько техники и манопровода в каждом доме. Научился бы разводить костёр без спичек и убивать комаров взглядом, и тебя сожгли бы на костре.

— Но ведь неизвестно, маг я или не маг?

— Да, абсолютной уверенности нет. Но можно спросить у Кортума. Должен же он знать, по какому принципу подбирал жертвы.

 

Инквизиция начала зачистку кладбища на рассвете. Четверо сообщников смогли незамеченными вышли из кирпичного домика, потому что увидеть что-то сквозь стену сплошного огня не смог бы даже маг.

— Никто не умеет вертикально взлетать? – крикнул орк. Перекричать треск пламени и шум беснующегося где-то там города было не так-то просто, но Райнхард очень старался. – Тогда нам не выбраться.

— Ничего, всё равно больше нечем заниматься, — утешила его Марген. Тиль предпочёл промолчать. Горло болело всё сильнее и сильнее. Мартль тоже выглядела крайне подавленной. Залеченные не так давно раны вновь проступили, как только девушка покинула насыщенную магией атмосферу в штабе Иеронимуса.

— Как, по-твоему, если проскочить насквозь, нас будут ждать?

— С распростёртыми объятиями!

— А рыть подкоп слишком долго, — вздохнул Райне. – А если пойти обратно и переждать, пока всё сгорит? Нет, они всё равно придут проверить, куда все делись.

К тому же огонь подступал слишком быстро.

— Надо их отвлечь, — прокричал Тило. – Я могу поставить защиту от огня, но только на одного. Мана сгорает быстро.

— Я пойду, — решительно заявила Марген. – Давай, ставь свою защиту, у меня и документы с собой. А про вас скажу, что вы просто мародёрствовали и вообще не при чём. А там уж сами. Мне ещё дочь искать.

— Тебе помочь? – живо спросил Райк.

— Сначала приведи себя в божий вид! Тиль, готово?

Маг кивнул. Происходящее казалось ему нереальным, он отовсюду ждал подвоха. Поэтому защиту поставил такую, что можно было спуститься в жерло извергающегося вулкана, поспать там пару часов и, не спеша, вернуться на поверхность. Так и вышла инквизитор из чадящего пламени, эффектно, ни пятнышка сажи, ни ожога, даже волосы не загорелись.

  • Календарь / В ста словах / StranniK9000
  • Прорастая в Петербурге / Стихи / Магура Цукерман
  • Александр Ichimaru / Летний вернисаж 2016 / Sen
  • Вязкое, как кровь / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Часы / Сладкий яд / Kalip
  • Бабкины проделки / Ночь на Ивана Купалу -2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • Экскурсия в "Ад". / Неверлен Артур
  • «…. Выпьем с горя, где же кружка?» / Сибирёв Олег
  • Облаку / oldtown / Лешуков Александр
  • _5 / Чужой мир / Сима Ли
  • Другой берег черной реки / Аарон Макдауэлл

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль