8. Майк. Чистая душа

0.00
 
8. Майк. Чистая душа

Стрелы пронзают плоть, а

злые слова — душу.

 Бальтасар Грасиан-и-Моралес

 

 

Лиин уже давно спал, а Алкадий заснуть все не мог, все смотрел и смотрел за окно, туда, где рассыпались по чистому небу звезды, где деревья укутались в белоснежную шаль, а луна просвечивала на стену темные тени. Красива все же эта зима…

Зима… Когда-то давно Кассия встретила его зимой. И этот снег, этот холод, стал для памяти Алкадия проклятием. Ведь раньше он этого не знал. Но одно слово вождя изменило все.

— Чего ты хочешь? — спросил Алкадий, не оборачиваясь. — Ты ведь все равно ничего мне сделать не можешь. Если бы мог, сделал бы давно, не так ли, Аши?

Хлопнули за спиной огромные крылья, и их тень оставила на стекле мутные пятна. А голос полубога ударил той же морозной свежестью, что хрустела снегом за окном:

— Ты зря думаешь, что я ничего не могу и ничего не делаю. Если бы я не делал, Миранис давно был бы мертв.

— А твой обожаемый носитель — свободен. Но он, к твоему сожалению, выбрал иначе. И не надо рассказывать, как для тебя важен Миранис, важна Кассия, для тебя важно только одно — Рэми.

— Ты ничего обо мне не знаешь.

— Или знаю о тебе все. Мы с тобой похожи, Аши. Тебя обидела Кассия, меня — Виссавия. И мог бы ты, давно бы меня убил, да руки коротки.

— Я не убиваю, — засмеялся Аши. — Я меняю одну нить на другую… но нити вы выбираете и создаете сами. Вы думаете, что боги всесильны, а на самом деле всесильна лишь ваша воля. И ваша свобода. И все, что с вами происходит — это результат вашего выбора, а не моего. Я всего лишь тот, кто помогает вам в пути…

— … или мешает.

— Единственный, кто может тебе в чем-то помешать — это ты сам. И твоя глупость, человек. Я знаю, что ты не одумаешься, я знаю, куда ты идешь, но я не намерен тебе облегчать пути. Ты думаешь, что сейчас тебе тяжело, что станет легче, когда ты добьешься своего, так вот, верь мне — не станет. И я не собираюсь исцелять твоей судьбы — это твоя цена за твою глупость. И твоя кара.

— Ты смешон, Аши, — усмехнулся Алкадий.

— Это ты сейчас так думаешь… — ответил Аши и исчез.

А за окном все так же текла проклятая кассийская ночь. Холодно… как же тут холодно…

 

Погода удалась на славу: солнце щедро лило сидр через высокие арочные окна, путало тени в книжных шкафах, ласкало знакомый до боли герб над дверью, золотило ворсинки коричневого ковра на полу. За окном похрустывал снегом мороз, а тут, в небольшом кабинете, было светло и уютно.

Еще пару лун назад Майк и подумать не мог, что у него будет свой собственный кабинет в замке, свой собственный уголок, который не приходилось делить ни с кем. И в который можно не пускать никого… его место, где так нравилось зарыться по уши в старые, уже пожелтевшие от времени книги, его лаборатория, где по полкам были спрятаны в коробочки и баночки редкие ингредиенты.

И теперь уже не надо было бежать за каждой мелочью в библиотеку: Майк мог приказать и ему приносили все, что могло понадобиться, даже книги из запретных разделов. Оставляли с поклоном и тихо спрашивали, когда могут за этим прийти и забрать…

И Майку это нравилось.

Бытие дознавателем завораживало. Заставляло забыть недавнее положение младшего сыночка не слишком сильного архана. И грубость, и глупость старшего брата, и вечные попойки в их доме, и насмешки над «книжным червем», все это было в прошлом.

Хотя Майку было только семнадцать, но Арман сумел в нем увидеть то, чего не могли увидеть другие. И дознавателю нравилось, что его прирожденное любопытство и любовь к анализу всего, что он видит, кому-то очень даже понадобилось.

Лоза Шерена, говорите… Майку позволили осмотреть спящего Рэми, и никаких признаков лозы дознаватель не нашел. Зато их полно было на снегу, на месте битвы. Одна такая ветвь, еще подергивающаяся и живая, была спрятана в бутыль и поставлена на стол. Но понимания не прибавила… Майк перерыл все книги и не нашел ничего: еще никогда куски лозы не находили вне ее носителя, еще никогда не создавали таких заклинаний, если только…

Он встал и подошел к окну. Солнце золотило снег, рисовало яркие узоры на белоснежном покрывале, алела под окном рябина. И холод пробивал и тело, и душу. Майк слышал, что Арман пытался убить Рэми и благодарил всех богов, что ему не удалось. Но Нар заплатил за свое вмешательство неплохую цену. Если Арман не пощадил даже Нара, что он сделает с Майком, если узнает… что он сделает со всеми ними, если узнает… нет, когда узнает…

Майк вспомнил тот день, когда увидел Рэми в первый раз. Тогда тот был простым заклинателем в глухом лесу. Лечил зверюшек, был посредником между их миром и миром людей, и, казалось, так в этом лесу на всю жизнь и останется. Может, так было бы и лучше… но Рэми слишком ярок, чтобы долго сидеть в захолустье… и в безопасности.

Боги, если Рэми умрет, они поплатятся все… Лиин, Лиин, где ж тебя носит, когда ты так нужен!

Прикусив до крови губу, Майк вновь вернулся к столу. Провел пальцами по бутыли, и залитая солнечным светом ветвь внутри, будто почувствовав человеческое тепло, чуть шевельнулась.

Тихий стук всполошил тягучую задумчивость. Майк вздрогнул, дверь отворилась с едва слышным скрипом, и в лучах солнца на пороге появился один из дозорных Армана, веснушчатый и вечно веселый:

— Тебе посылка от Лиина, — усмехнулся он. — Принимай.

Майк удивленно моргнул и посмотрел на «посылку»: худого, до смерти напуганного мальчонку с синими глазами и спутанным шелком золотых волос. Туника на нем была простая, застиранная до серости, штаны — в пятнах грязи и тающего снега, сапожки — прохудившиеся, а плащ настолько тонок, что от одного его вида Майку стало холодно.

Мальчик явно не был из богатой семьи. Но татуировки на тонких запястьях мерцали синим, значит, архан. Сколько ему? Шесть, наверное, не больше. А во взгляде — уже совсем недетская боль.

— Но… — попытался возразить Майк, который, сказать по правде, побаивался детей. Шумные, книги портят и так и норовят что-то разбить… — Почему мне?

— Меня не спрашивай, — пожал плечами дозорный, мягко вталкивая мальчонку в комнату. — Подарок передали через Армана, вместе с короткой запиской. Арман лишь пожал плечами, уничтожил записку и приказал отдать мальчишку тебе. Чтобы ты позаботился о нем, пока не вернется Лиин, и не объяснится.

— Откуда мальчик?

Дозорный вдруг ощутимо смутился, потом оглянулся на мальчишку и внезапно перешел на мысленный диалог: «Скорее всего, из дома призрения. Стоило ему в казармы войти, увидеть наших дозорных, так разорался, богам жарко стало. Пришлось виссавийцев звать. Их целитель глянул, успокоил на время, сказал, что мальчика надо целителю душ показывать, но мы лишь поблагодарили и ответили, что дождемся своего мага. Пусть Лиин с ним разбирается, виссавийцам нашей грязи знать незачем».

Грязи, значит… как убирать грязь, так никто не согласен, а как спрятать подальше, чтобы кто лишний не увидел, так всегда пожалуйста. Да и что грязного может быть в ребенке? Пусть даже в ребенке из дома призрения?

«Из-за чего он так испугался?»

Дозорный усмехнулся горько, сжал на миг зубы, прежде чем зло ответить: «Ты не маленький уже и должен сам понимать, — Майк понял, но легче не стало… зато стало сразу горько и противно. Лучше б и не спрашивал. — Мальчик не просто так взрослых мужчин как огня боится, понятно, что ему сделали. Виссавиец его осмотрел и подтвердил… телесно он теперь здоров, но учти… еще немного и вновь начнет шарахаться от всех и истерить, когда действие зелья пройдет. Душу ему никто не лечил».

«И что мне с ним прикажешь делать?»

«А это ты у нас умный, так сам и придумай. Лиин тоже хорош, мальчонку пожалел, сам бы и спасал, а так… хрен его теперь знает, что с ним делать. На счастье, приказано отдать его тебе, дальше хлопоты не мои… можешь усыпить и пусть себе дрыхнет до возвращения Лиина, по крайней мере, будет счастлив и в безопасности».

И ушел… Ушел, ради богов! Стараясь всеми силами успокоиться, Майк вздохнул, опустился на корточки, посмотрел в широко раскрытые испуганные глаза ребенка и спросил как можно более мягко:

— Тебя как зовут?

Мальчик молчал и, не дождавшись ответа, Майк протянул руку:

— Могу я посмотреть твои татуировки, малыш?

Вновь не дождавшись ответа, он хотел было взять мальчика за запястье, но испуг в синих глазах перешел в откровенный ужас, и мальчишка бросился к двери, открыл ее, наткнулся на кого-то и, перехваченный уверенной рукой за пояс, полетел обратно в кабинет, на пушистый, богато расшитый ковер. Поняв, наверное, что ему не удрать, он задрожал мелко-мелко, расплакался вдруг и забился под письменный стол.

— Ты чем его так напугал, дознаватель? — спросил гость, нагло, без спросу, входя в кабинет. — Даже не знал, что ты такой страшный, малышню мучаешь. А с виду и не скажешь, милашка прям.

Майк вздрогнул, запоздало узнал гостя, сразу забыл о мальчике и склонился в глубоком поклоне. Высокого, широкого в плечах Кадма он видел редко, зато слышал о его крутом нраве и недобром языке много. Кадм не объяснял, бил, если что, сразу, и словами, и магией, и ответить ему не решался никто: телохранитель наследного принца, лучший среди лучших, носитель одного из двенадцати, вхожий в лучшие дома Кассии, он подчинялся только Миранису, да и то, говорят, не всегда. Умный, сильный, наделенный властью и почти неограниченной магией, опасное сочетание. И щит на пути к наследнику, который, тем не менее, в последнее время удавалось так часто обойти.

И тот, кто еще недавно Майка в упор не замечал. А теперь пришел сам, и Майк сразу понял, не просто так пришел. Жди беды.

— Это не я его напугал, мой архан… мальчик…

В стальных глазах Кадма зажглось злое любопытство, и Майку стало страшно так, как никогда не было даже в присутствии Армана. А ведь телохранитель пока даже не думал давить силой, как временами давил, когда был зол и карал, он просто стоял, усмехался и изучал Майка холодным взглядом.

— Мой архан… — вновь принялся оправдываться Майк.

Кадм прижал палец к губам, призывая замолчать, и задумчиво присмотрелся к мальчонке. Не сказав ни слова, поманил пальцем, запахло до одури магией, и мальчик, все так же дрожа, вылез из своего убежища и на некрепких ногах подошел к телохранителю. Наверняка не по своей воле, но Кадма вряд ли волновали такие мелочи.

— И чего же ты так боишься, малыш? — спросил Кадм, совсем как Майк недавно, опускаясь перед ребенком на корточки.

И тут же улыбнулся, почти ласково, провел возле рукавов мальчишки ладонями. Вспыхнули, отзываясь, синие татуировки на запястьях ребенка, и Кадм почему-то нахмурился, поднимаясь. Одно движение его руки, и мальчик подобно марионетке, ошеломленной чужой мощью, послушно сел в кресло и застыл в ученической позе, с прямой спиной и сложенными на коленях руками.

— Открывай щиты, Майк, мне нужно знать, что ты говоришь правду, — уже гораздо холоднее приказал Кадм. — Или ты хочешь, чтобы я их разбил? Я буду только рад, знаешь ли…

Майк вздрогнул и подчинился. Окружающие его магические щиты растворились, и Майк сразу же почувствовал себя прозрачным. И беспомощным. Опустить щиты у него не просили, пожалуй, никогда. Сколько себя помнил, он кутал в них душу, скрывая все эмоции, и оказаться без них было все равно, что остаться перед телохранителем без кожи.

Но Кадм приказов не повторяет. И лучше не давать повода ударить магией. Тогда будет хуже.

— Откуда ты взял этого мальчика? — спросил Кадм, обходя Майка по кругу и уже совсем не обращая внимания на сидящего в кресле ребенка.

— Лиин… наверное, увидел его в доме призрения…

— … и пожалел, — закончил за него Кадм. — Лиин, это маг в отряде Армана, не так ли?

— Ваша осведомленность делает нам честь, мой архан…

— Пугает, ты хотел сказать, — усмехнулся телохранитель. — Не забывай, что ты у меня как на ладони, дознаватель.

Как это можно забыть!

— Где Лиин? — хлестнул новый вопрос.

— Не… не знаю, я на самом деле не знаю… Арман ему приказал что-то…

— И в самом деле не знаешь, — задумчиво сказал Кадм. — Надо же как интересно… восстанавливай щиты, дознаватель.

Майк вновь укутался в щиты, и показалось, что в кабинете вновь зажглось солнце и дышать стало легче. А Кадм будто забыл о дознавателе и вернулся к ребенку. Одним плавным движением руки он заставил мальчика поднять голову и посмотреть себе в глаза, и продолжил:

— Очень опасное ты оружие, малыш, в опытных руках, ты об этом знаешь? — мальчик лишь икнул в ответ, потом вновь задрожал, перегнулся через подлокотники кресла и содрогнулся в приступе рвоты.

Майка скрутило от брезгливости.

Пахнуло на миг кислым, замок быстро убрал грязь, а мальчик тяжело дыша откинулся на спинку кресла и вновь одарил Кадма полным ужаса взглядом. Телохранитель лишь усмехнулся, вытянул из кармана платок и не слишком ласково отер ребенку губы, стирая с них остатки рвоты. Потом опустился на корточки перед креслом и вдруг спросил:

— Все еще боишься, правда? Думаешь, что я тебя обижу… я могу обидеть, честно, но совсем не так, как ты боишься. Я не ем таких мальчиков, как ты, даже таких хорошеньких… волосы-то как золото, только умыть бы их. И глазищи… был бы твой взгляд таким, как полагается в твоем возрасте, невинным и простодушным, ты был бы прекрасен, право дело. Дамы при дворе от такого милашки были бы в восторге. И будут, уж поверь.

Губы мальчика задрожали, и Майк испугался, что тот вновь заплачет, но телохранитель продолжал:

— Не обижу я тебя, не бойся. Хочешь мне поверить, но не можешь? Знаешь, что такое магическая клятва, малыш? Хоть ты и совсем зеленый, а молодой архан же, наверное, знаешь.

Мальчик мигнул, открыл было рот, чтобы ответить, но, наверное, не сумев выдавить и звука, кивнул.

— Тогда клянусь, дитя, — Кадм уверенно положил ладони на подлокотники кресла и в воздухе вновь запахло магией. — Клянусь не трогать тебя так, как тебе не нравится, когда тебя трогают. Клянусь, что никогда и никто больше к тебе так не дотронется.

И стало тихо. А Майк понял вдруг, что мальчик-то уже давно не находится во власти Кадма, давно уже движется сам… и уже, пожалуй, не так и боится. Просто смотрит ошеломленно и изучающе, будто переваривая слова телохранителя. А потом вдруг встрепенулся и спросил едва слышно:

— Все будет так, как было?

Глупое дитя. Телохранитель повелителя не бывает просто так добрым… ты и сам не понимаешь, что на самом деле влип только сейчас…

— Все никогда не будет так как было, — зло усмехнулся Кадм. — Но я могу помочь забыть. Даже могу помочь отомстить, когда вырастешь и поумнеешь, или уже даже сейчас, если это будет необходимо. Но жить ты будешь так, будто в твоей жизни были только мы. И, верь мне, не захочешь иной жизни. Мне тебе и в этом поклясться, Астэл?

Майк не думал, что простые слова что-то изменят, но изменили же! Или же изменила магия, пряный аромат которой вновь заполнил кабинет… Но мальчик вдруг покраснел сильно, глаза его наполнились слезами, и, ничего не ответив, Астэл соскользнул с кресла, упал в объятия Кадма и бесшумно заплакал.

Телохранитель усмехнулся как-то странно, будто горько, встал, удерживая мальчика, и Астэл обвил его ногами за пояс, обнял за шею и спрятал лицо на его плече, все так же не переставая содрогаться от бесшумных рыданий. Кадм осторожно придержал мальчишку за плечи и бедра, оглянулся на Майка и сказал:

— Пойдешь с нами. Ты нам нужен.

Не так просто… Майк не мог это оставить вот так просто…

— Лиин захочет получить Астэла обратно, — тихо сказал дознаватель. — Он лишь попросил о нем позаботиться, пока его нет в замке.

— Уж не сомневаешься ли ты, что я позабочусь о нем лучше?

Майк ой как сомневался, но вслух этого не сказал. Не ему противиться воле телохранителя. Никто не мог противиться, разве что Арман. Но станет ли Арман вступаться за какого-то пришлого мальчишку?

Вряд ли. И Майк, набравшись смелости, открыл было рот, но закрыл, наткнувшись на холодный взгляд Кадма. Издевается. Точно издевается.

— Не смею сомневаться, — выдохнул, наконец, Майк.

— Вот и молодец, — невозмутимо отрезал Кадм, направляясь к двери.

Астэл все так же сидел у него на руках, обнимал его за шею и прятал лицо на его плече. Успокоился как-то быстро, замер и будто заснул… только Майк знал, что он совсем не спит. Как привязанный, вышел он за Кадмом в распахнутую дверь и даже не удивился, когда замок мгновенно перенес их не в коридор, а в незнакомые Майку покои.

Глубокий синий цвет везде, роспись серебра на дорогих гобеленах, тяжелый того же цвета балдахин над спрятанной в нише кроватью, шитый звездами, толстые, почти черные ковры под ногами, мягкий свет, едва проникающий через плотно задернутые гардины, и человек, сидящий в кресле в полумраке, за спиной которого стояли двое… И когда дознаватель понял, кто перед ним…

— Мой принц, — выдохнул он, падая перед Миранисом на колени.

Наследника трона он видел только на приемах, издали, близко к принцу подпускали лишь избранных. Род Майка, слава богам, избранным не был никогда. Он и без того наслушался о капризах и принца, и его телохранителей.

— Что-то ты слишком долго, Кадм, — сказал Миранис. — И к чему ты притащил сюда свою новую игрушку?

— Тисмену можно таскать за собой зверюшек, а мне нет? — усмехнулся Кадм и сел на диван, усадив притихшего мальчика рядом. — Думаю, этот малыш нам очень даже пригодится. Позднее. Пока же позволим работать нашему гостю.

Майку совсем не понравилось это "пригодится", но что он мог сделать? Он видел и «зверюшку» Тисмена: уродливая, похожая по покрытую бородавками крысу, она сидела рядом с креслом принца и не спускала с Майка злобного взгляда. Неудивительно, Тисмен славился своим пристрастием к гадости.

Миранис чуть поднял унизанную перстнями ладонь, молча приказывая подняться, и зверюшка сразу же как-то забылась. Дознаватель встал, но взгляда поднять так и не решался: стоял с опущенной головой и усиленно рассматривал серебряные завитушки на синем ковре.

— Ты осматривал Рэми, заметил что-то необычное? — спросил Миранис.

— Нет, мой принц. В нем нет и следа лозы.

— Я не о лозе спрашиваю, дознаватель.

— Я… — Майк прикусил на миг губу. — Рэми сильный маг, мой принц, не думаю, чтобы он пустил бы меня дальше. Но опасности от него не исходит, я уверен. Я бы никогда…

— И не об опасности я говорю, — терпеливо сказал принц, показав на кровать с опущенным тяжелым балдахином. — Попробуй еще раз. И не бойся. Тисмен, если что, будет рядом и не позволит Рэми тебя серьезно ранить.

А несерьезно, значит, позволит?

Но сомнения сразу же утонули в поднявшейся волне любопытства. Кадм пришел к нему сам, принц сам приказал подойти к будущему телохранителю, Рэми перенесли из покоев Тисмена в спальню наследного принца, значит, что-то пошло не так… поднявшись по ступенькам, устеленным все тем же темно-синим ковром, Майк осторожно отодвинул тяжелый балдахин и скользнул к кровати, даже не обратив внимания, шел за ним Тисмен или нет.

Как и ожидалось, Рэми спал. Темные волосы до плеч слиплись от пота, бледное круглое лицо взмокло, а пухлые губы чуть приоткрылись, открывая полоску белоснежных зубов.

Рэми что-то прошептал во сне, на каком-то странном, незнакомом языке, потом застонал, вцепившись в простыни тонкими пальцами, и на запястье его мелькнуло серебро браслета…

Майк аккуратно провел пальцами по браслету и сразу же одернул руку. Столь сильной магии, подобно которой излучала эта вещица, он не чувствовал давно. Браслет целителя судеб. Теперь, когда Рэми не мог прятать свою связь с Аши, браслет тоже не прятался и поблескивал на запястье ровным, угрожающим блеском.

Навредить носителю Аши не позволит. Но Майк вредить и не думал. Он положил руку на лоб Рэми, ощутив под пальцами холод и вздрогнул… вторая ладонь сама собой легла на грудь спящего, сердце екнуло от восторга, ярким пламенем загорелся на запястье целителя судеб браслет, но все это было неважно…

Душа Рэми раскрылась навстречу, ошеломила чистотой и щемящей сердце невинностью, глаза Рэми на миг открылись, темный взгляд их пронзил насквозь, и Майк ласково коснулся переносицы целителя судеб и прошептал:

— Спи…

Рэми вновь послушно заснул, и Майк, тяжело дыша, отступил назад и, наверное, скатился бы со ступенек, если бы стоящий рядом Тисмен не придержал его за плечо.

Принц исполнил обещание. Его телохранитель все время был рядом. И помог озадаченному Майку дойти до принца.

— Знаешь, что происходит? — тихо спросил Миранис, когда Майк вновь застыл у его кресла.

Майк знал, но объяснить это как?

— Да, мой принц.

— Так скажи…

— Это не так легко… выразить словами.

— А ты попытайся, — насмешливо вмешался Кадм, и от холода его голоса стало не по себе. Майк знал, что врать ему не дадут, но и правду можно говорить не всю… Спасибо хоть щитов опустить не велели.

— Я, как вы и приказывали, узнал о прошлом Рэми, — начал Майк. Узнал гораздо раньше, но зачем это знать принцу? — Он появился в деревне в начале зимы, одиннадцать лет назад, вместе с матерью и сестрой. Рэми тогда было около шести и никто не знал, откуда они пришли. Мать его не была сильно разговорчивой, а Рэми… ничего не помнил о своем прошлом. Даже не говорил долгое время. По слухам, он видел смерть своего отца и так испугался, что забыл все, что было до той деревни.

— И?

— Думаю… — Майк сглотнул, стараясь не сказать лишнего. — Рэми на самом деле что-то пережил в шесть лет и сломался… и запрятал воспоминания глубоко внутри…

— Ты испытываешь мое терпение, дознаватель, — прошипел принц. — О том, что было раньше, я послушаю позднее, а теперь скажи, что с ним теперь!

— Думаю, Арман его все же достал, — осторожно ответил Майк. — И сломал Рэми еще раз. Тот Рэми, которого мы знали, запер свои воспоминания, как он это сделал в шесть лет. Но что-то заставило проснуться в нем того шестилетнего мальчика… — Майк отлично знал, что, но вслух не сказал, надеясь, что его и не спросят. И не спросили.

— Не понимаю… — задумчиво начал было принц, но Кадм его прервал:

— Это значит, как я и подозревал… Рэми думает, что ему всего шесть лет и знать не знает ни о своих прожитых годах, ни о том, что он маг и целитель судеб, ни о твоем существовании. Очень интересно, если бы не одно но. Мы могли бы разбудить шестилетнего Рэми, а вместе с ним, постепенно, и его, более старшего, только…

— Только? — переспросил принц.

— Что почувствует шестилетний высший маг, а давайте не будем обманываться, Рэми — высший, когда проснется среди чужих ему людей во взрослом теле? Мы получим новый срыв. Но выход есть. И милый Астэл нам поможет его найти, не так ли…

Майк почувствовал, как по его позвоночнику пробежался холодок. Вот она — доброта телохранителя… и Майку это совсем не нравилось. Но что он мог сделать?

— Ты хочешь мне помочь, малыш? — почти ласково спросил Кадм.

— Да, мой архан, — ответил Астэл, не сводя с Кадма восхищенного взгляда. Магия… да не совсем магия. Кадм был сильным, казался надежной защитой, но, увы, только казался.

— Не надо этих арханов… я позволю тебе называть меня по имени. Я буду твоим лучшим другом, я отдам тебя в хорошую школу и заплачу за твое обучение, но ты должен мне помочь…

Начинается…

— Мой архан, я сделаю все… — прошептал Астэл, поднимаясь и бросаясь Кадму в ноги.

— Всего, мой мальчик, мне и не надо, — ответил Кадм, погладив Астэла по волосам и заставляя его посмотреть себе в глаза. — Ты всего лишь заснешь. И пустишь чужую душу в свое тело. Ненадолго… пока этот дурной мальчишка не соизволит очнуться…

— Кадм! — вскипел принц. — Не смей! Этот ребенок не знает, на что соглашается!

— Но без его согласия будет сложнее, не так ли? — вновь усмехнулся Кадм. — И этот «ребенок» уже усвоил простую истину: за все надо платить. За возможность забыть тот кошмар, из которого он чудом вылез — тоже, не так ли, Астэл…

— Да… Кадм… — прошептал мальчик и в беспамятстве стек по ногам телохранителя на пол.

— Некоторые дети взрослеют быстрее, — усмехнулся телохранитель. — Рэми в нем подлечит не только его тело, но и израненную душу. Мальчик от этого только выиграет, а мы… а мы посмотрим, чем же на самом деле был раньше наш милый и невинный Рэми.

И Майк сжал зубы, не в силах не согласится.

Телохранитель был циничной сволочью, но, увы, знал, что делал. Уже не слушая возражений принца, он одним взглядом заставил балдахин подняться, взял обмякшего Астэла на руки, отнес на кровать и положил рядом с Рэми. Вновь запахло магией, потянуло по полу синим дымом, и все так же немногословный Тисмен окутал Рэми синим коконом света, осторожно положил ладонь ему на грудь и потянул вверх, и под его тонкими пальцами заискрился сгусток света… всего на миг, прежде чем скрыться в груди Астэла. И на детском запястье заиграл серебристыми отблесками знакомый браслет, а кокон, укутывающий тело Рэми стал ярче и гуще.

Аши не бросил своего носителя.

А Майк украдкой улыбался. Он сильно подозревал, что маленький Рэми принесет телохранителям и принцу много неприятного удивления… Кадм еще не знает, с кем связался. Майк, увы, знал.

 

Тихий треск огня за веером камина, отблески света по стенам, сладкий запах благовоний… все это будто расплылось, размазалось, а Аланна видела лишь прямоугольник бумаги в пальцах жениха обтянутых синим шелком. Идэлан, облаченный в синие одежды виссавийского посла, скрытый тонкой тканью до самых глаз, бросил приглашение на стол и сказал:

— Ты же сама этого хотела, моя дорогая.

— Аудиенция у повелителя? — выдохнула Аланна. — Он меня даже не знает…

— Я не удивлюсь, если он знает о тебе все, — ответил Идэлан, и от мягкости в его голосе стало еще страшнее. А где-то вдалеке тихо посмеивался Варнас. Коварное божество… что ты опять наделало?

  • «Ночью», Натафей / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Стих 10 / Строки о любви / Маркова Алекс
  • Флудим о разном... / Летний вернисаж 2017 / Художники Мастерской
  • Шиповник / Хранители времени / Анастасия Сокол
  • Лиара и Джон. Ночь поцелуев / Лиара Т'Сони. После войны / Бочарник Дмитрий
  • Отзывы Анастасии Черновой / ЗЕРКАЛО МИРА -2016 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Sinatra
  • На смерть Хворостовского... / Фурсин Олег
  • Молитва / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Мужчина, женщина, весна. / Раин Макс
  • Роза ветров  / Зауэр Ирина / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • собачка Мааэринна / Рисованки / Akrotiri - Марика

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль