Реинкарнация - продолжение 9

0.00
 
Реинкарнация - продолжение 9

 

Глава 16. ВЕЩИЙ СОН.

 

Лиза сидела на диване и читала в своём ноутбуке статью известного английского психотерапевта Сэма Дэвиса "Как помочь человеку, пережившему серьёзную травму":

" Переживания после травмы тяжелы как для человека, который её перенес, так и для окружающих его людей", — писал в своей статье видный учёный. "Хотя члены семьи и друзья хотят помочь, они часто не знают, как это сделать. Ниже приведён ряд практических рекомендаций по этому вопросу, которые могут оказаться полезными:

— Будьте внимательным и сочувствующим слушателем;

— Попытайтесь обеспечить стабильную обстановку и сохранить привычный порядок жизни;

— Проявляйте терпение, не принимайте поспешных решений;

— Обращайте внимание на любое аномальное поведение;

— Следите за симптомами стресса;

— Станьте специалистами в области травмы".

От накопившейся усталости глаза у девушки закрылись, и она облокотилась на мягкую спинку плюшевого дивана. На тёмном фоне век плыли разноцветные круги похожие на воздушные шарики. Некоторые из них двигались медленно справа налево, другие проносились словно метеоры, хаотично меняя свои направления. Непонятные волоски, как маленькие змейки, проскакивали между кругами, добавляя ещё больше хаоса во всю эту картину. Темнота стала сгущаться, и Лизе показалось, что уже она сама летит с огромной скоростью по длинному туннелю. Ассоциативно ей это напомнило поездку в метро, за одним исключением — стены были настолько гладкими и чёрными, что взгляду не за что было зацепиться. Впереди забрезжило еле уловимое свечение, и незнакомый голос произнёс: "Сюда". Лиза очутилась на большой круглой поляне окружённой горами. Солнца нигде не было видно, но со всех сторон равномерно лился мягкий умиротворяющий свет, заполняя собой всё пространство. В воздухе парили маленькие полупрозрачные существа похожие на бабочек.

— Это же феи! — воскликнула девушка, — прямо как в сказочной стране.

— Сюда! — снова прозвучал незнакомый голос.

В центре поляны возвышался огромный человек. Лизе было трудно определить его рост, но по двум соседних фигурам, которые принадлежали обычным мужчинам, она сделала вывод, что в нём не меньше пяти метров. Внешне он был похож на волшебника из фильма "Властелин колец": длинные седые волосы, светлый балахон-накидка, ботинки с загнутыми носами. Гигант указал на двух мужчин стоящих слева и справа от него.

— Тебе надо выбрать одного из них, — произнёс волшебник.

Лиза подошла ближе и всмотрелась в их лица. Они были идентичны, как две капли воды и принадлежали её мужу Крису.

— Выбери меня, — умоляюще сказал один мужчина, — я — Крис!

— Нет, меня! — потребовал другой, — я — Крис!

Девушка отпрянула на несколько шагов назад и посмотрела на гиганта.

— Что всё это значит? — изумлённо спросила она.

— Если ты сделаешь верный выбор, то душа твоего мужа снова будет рядом с тобой, — ответил волшебник.

— А если нет? — испугалась девушка.

— Тогда, — огромный человек наклонился к Лизе, и она увидела в его больших карих глазах мудрость всего мира, — он останется здесь.

Девушка снова приблизилась к мужчинам и стала подробно изучать их внешность. Всё до мельчайших деталей было одинаково, как будто их срисовали под копирку: родинка в виде буквы "V" на груди, шрам на левой руке, небольшая шишечка на стопе, татуировка меча и розы на правом предплечье.

— Я не могу! — отчаянно выкрикнула Лиза.

— Откройся своим чувствам, — посоветовал гигант.

— Кто же из вас настоящий, — обратилась к мужчинам девушка.

— Я, — произнёс тот, что стоял слева и схватил Лизу за левую руку.

— Нет, я, — утвердительно сказал другой и потянул за правую.

— Отпустите меня! — закричала Елизавета, но близнецы продолжали тащить девушку каждый в свою сторону. Всё её тело напряглось до предела, на висках и шее проступили синие вены. Где-то в спине начали щёлкать позвонки, отдаваясь глухим стуком в затылке. По щекам потекли крупные слёзы. Резкая боль порывами ветра врывалась в сознание девушки.

— Мы её убиваем! — опомнился один из мужчин и выпустил руку Елизаветы. Девушка по инерции упала в объятья другого кавалера и повисла на его руках.

— Я победил! — обрадовался тот, — она моя!

— Не дождёшься! — ответила очнувшаяся девушка и оттолкнула от себя горе-ухажёра.

Мужчина на миг растерялся, а затем с той же прытью попытался снова схватить свою жертву. Лиза ловко увернулась и, подбежав к другому Крису, произнесла: — Я тебя выбираю!

Мгновенно наступившая темнота не позволила девушке увидеть реакцию её избранника. Чёрное покрывало скрыло от женского взора поляну, горы, гиганта и стоявших рядом мужчин.

— Тебя выбираю, тебя выбираю, — вдалеке повторяло эхо.

— Я не могла ошибиться! — упрямо произнесла Лиза.

— И это… правильный выбор! — зазвучал голос со всех сторон, и наверху вспыхнули десятки ярких прожекторов.

Ослепительный свет софитов озарил пространство, на котором стояли двое — Лиза и её избранник. Перед ними раскинулся вместительный зал телевизионной студии, заполненный до отказа зрителями.

— Здравствуйте дамы и господа, — на сцену вышел уже знакомый гигант, но теперь он был одет в смокинг и лакированные туфли, а его длинные волосы были убраны в хвост, — Разрешите Вас поприветствовать на супер игре "Интуиция". И сегодня перед нами победители шоу — Лиза и Крис.

Зал взорвался аплодисментами. Тысячи маленьких фей с музыкальными инструментами в руках издали звуки, которые слились в торжественную мелодию.

— Ну а главный приз, который выиграли молодые люди, — продолжил гигант, — это возможность снова оказаться рядом. И произойдёт это по замыслу нашего режиссёра ровно через девять месяцев. А сейчас я предлагаю взять на руки наших героев.

На этих словах феи, побросав скрипки, трубы и арфы, облепили со всех сторон Лизу и Криса и с лёгкостью оторвали их от поверхности.

— Нет, не надо, — испугано прокричала девушка.

— Лиза, дочка проснись! Что с тобой? — рядом с диваном стояла обеспокоенная женщина.

Девушка открыла глаза и, посмотрев удивлённо на маму, произнесла: — Какой странный сон...

 

Глава 17. РЕАБИЛИТАЦИЯ.

 

Кованые ворота медленно отворились, и машина под пристальным наблюдением видеокамер въехала на территорию научно исследовательского института.

— Езжайте к главному корпусу, вас уже ждут, — обратился к водителю охранник.

Дорожный знак с красной полосой по окружности и числом двадцать указывал на ограничение скорости. Автомобиль медленно двинулся по главной аллее, дополнительно притормаживая перед пешеходными переходами и лежачими полицейскими. Слева раскинулось большое поле для гольфа с прудом неправильной формы посередине. Вдалеке одинокий газонокосильчик на маленьком тракторе приводил в порядок вечнозелёную траву. По правую руку возвышались стройные пальмы лесопарковой зоны. Шустрые мартышки, чувствуя себя хозяевами территории смело спускались с деревьев и выбегали на проезжую часть, что заставляло шофёра ещё внимательней следить за дорогой. Людей практически не было видно за исключением редких прохожих, гуляющих по аллеям парка и нескольких электрокаров с пассажирами в белых халатах. Выехав на круг, автомобиль повернул направо и через пару минут подъехал к восьмиэтажному зданию главного корпуса. Водитель открыл дверь и помог молодому человеку вылезти из машины. К гостю подошла темноволосая женщина в оранжевом сари и представилась: — Здравствуйте. Меня зовут Сунанда Кунти. Я являюсь директором Института Мозга. Рада Вас приветствовать на территории нашего исследовательского центра.

— Спасибо. Очень приятно, — ответил юноша, — а я, как Вы догадались, Крис Энжел.

— Пойдёмте, я Вам покажу Ваши апартаменты, и Вы отдохнёте после долгой дороги, — любезно пригласила гостя внутрь Сунанда, — а вечером мы с Вами побеседуем.

Крис перекинул через плечо спортивный рюкзак и собирался поднять чемодан, когда руководитель института его остановила.

— Не беспокойтесь, мой помощник доставит Ваш багаж прямо в номер, — произнесла женщина и дала распоряжение появившемуся из-за колонны мужчине в строгом костюме.

Автоматические двери разъехались в стороны, и Крис оказался в большом холле главного корпуса. Помещение напоминало вестибюль пятизвездочного отеля. С левой стороны располагалась административная стойка, над которой висели пять циферблатов электронных часов указывающих мировое время. Чуть дальше за стеклянной стеной разместилась уютная переговорная комната, оформленная в японском стиле. Справа от входа находилась зона ожидания. Это можно было понять по кожаным диванам и журнальным столикам с кипой всевозможной прессы на них. Ну а венцом композиции являлся трёхметровый светящийся глобус, установленный в центре зала. Крис подошёл ближе и увидел, что вся его поверхность утыкана красными и синими флажками. Всего их было пятьдесят шесть.

— Синие флажки обозначают уже существующие филиалы нашего института, а красные наших партнёров, — объяснила директор. — Пожалуйста, направо.

Скоростной лифт остановился на шестом этаже, и Сунанда проводила гостя в его апартаменты.

— Запомните Ваш номер шестьдесят один пятнадцать, — дала вводную женщина, — всегда носите с собой эту электронную карту.

Крис покрутил в руках кусок белого пластика, на котором не было никаких опознавательных знаков.

— Без этой карты Вы не сможете войти в апартаменты, воспользоваться лифтом или выйти на улицу, — продолжила директор института. — А теперь отдыхайте, за Вами в семнадцать пятнадцать зайдёт мой помощник.

Номер юноше очень понравился. Он был не слишком большим, но достаточно уютным. За входной дверью располагалась прихожая с двухместным чёрным диваном и большим зеркальным шкафом. Налево был вход в ванную комнату и туалет. Прямо по коридору спальня, совмещённая с кухней-баром. А около панорамного окна стоял компьютерный стол, на котором лежал семнадцатидюймовый ноутбук. Единственно чего не было, так это телевизора, но Сунанда уже объяснила Крису, что просмотр этого информационного провокатора на территории института запрещён.

Приняв тёплый расслабляющий душ и выпив чашечку травяного чая, молодой человек лёг на мягкую кровать и сразу уснул.

Ровно в назначенное время в дверь постучали, и помощник директора института попросил молодого человека следовать за ним. Мужчины спустились на лифте на четвёртый этаж, прошли через комнату отдыха утопающую в экзотических цветах и свернули в длинный ничем не примечательный коридор, в конце которого находился кабинет руководителя научного центра. На пороге мужчин встретила Сунанда и пригласила Криса пройти внутрь.

— Располагайтесь, — женщина указала юноше на кресло стоящее около прямоугольного стеклянного стола.

Молодой человек сел и стал осматриваться. В кабинете практически не было мебели за исключением стола, двух кресел и странной металлической штуковины в углу, напоминающей отдалённо большое яйцо Фаберже.

— Простите, у меня такое чувство, что мы с Вами в прошлом встречались, — обратился Крис к экстрасенсу, — и я уже посещал Ваш кабинет.

— С чего Вы это взяли? — испытующе посмотрела на юношу Сунанда.

— У Вас очень яркая и запоминающаяся внешность, а вот этот предмет, — молодой человек указал на металлическое яйцо, — мне однажды привиделся во сне.

— А Вы верите в реинкарнацию? — вопросом на вопрос ответила биоэнергетик.

— А что это такое? — спросил Крис.

— Реинкарнация переводится с латинского языка как повторное воплощение, а греки называли этот процесс — "метемпсихозом" или переселением души, — пояснила экстрасенс, — для начала скажите, Вы верите, что у человека есть душа?

— Ну, я не знаю, — замялся юноша.

— Тогда я Вам поведаю одну историю, которую прочитала в книге Хенендра Бенерджи "Американцы, которые были реинкарнированы". Итак, слушайте, — сказала Сунанда и начала свой рассказ:

— Роми Крис родилась в 1977 году в семье Барри и Бонни Крис в городке Дес-Моинс, штат Айова. Это была очаровательная девочка, маленький вихрь, движимый любопытством и желанием пошалить. Её родители, набожные католики, совсем не были готовы к тому, что случилось, когда Роми начала говорить. Наряду с обычной детской болтовней они услышали историю её предыдущей жизни, в которой Роми была Джо Уильямсом. Девочка настойчиво повторяла, что выросла в красном кирпичном доме в Чарльз-Сити — городке, расположенном в 40 милях от Дес-Моинс, что была жената на женщине по имени Шейла и у них было трое детей. Джо и Шейла погибли, попав в аварию, когда ехали на мотоцикле. Этот несчастный случай Роми описывала очень подробно. «Я боюсь думать о мотоциклах», — говорила она. Среди множества воспоминаний из жизни Джо было одно о пожаре в их доме. Его мама пыталась затушить пламя водой и сильно обожгла руку. «А еще у мамы Уильямс болит нога, вот здесь, — показывала девочка на свою правую ногу. — Её зовут Луиза, я так давно не виделась с ней». Роми часто просила отвезти её в Чарльз-Сити, ей хотелось сообщить маме Уильямс, что «всё хорошо».

Естественно, что родители Роми были огорчены и обескуражены этими откровениями, они пытались разуверить девочку и не поощрять то, что считали странной выдумкой. Но рассказы о жизни Джо и несчастном случае, положившем ей конец, изобиловали такими подробностями, что поневоле заставили задуматься и связаться со специалистами, занимающимися подобными случаями. После долгих переговоров они согласились на эксперимент.

Зимой 1981 года Бенержи с женой в сопровождении двух журналистов из шведского журнала «Аллерс» приехали в Дес-Моинс, где встретились и побеседовали с Роми и её родителями. Потом все вместе они отправились в Чарльз-Сити посмотреть, подтвердятся ли какие-нибудь воспоминания Роми.

Во время поездки девочка была очень взволнованна и не могла дождаться встречи с мамой Уильямс. Уже на подъезде к городку Роми заявила: «Мы должны купить маме Уильямс цветы, она любит голубые. А когда мы доберемся туда, то не сможем войти через парадную дверь, нам нужно будет завернуть за угол и войти в ту, что находится посередине». Вскоре они остановились на окраине города у белого бунгало. Роми выпрыгнула из машины и потащила за собой Бенержи. Это был вовсе не тот дом из красного кирпича, который описывала девочка, но по пути им попался указатель со словами: «Просим воспользоваться черным ходом».

Старая женщина, открывшая дверь, опиралась на металлические костыли, её правая нога была туго забинтована. Да, она Луиза Уильямс, да, у неё был сын Джо, но она уходит на прием к врачу, и у неё совершенно нет времени беседовать с неожиданными визитёрами. Роми очень огорчилась, её глаза наполнились слезами. Час спустя девочка, её отец и шведские журналисты вернулись, и на этот раз их пригласили в дом.

Миссис Уильямс была удивлена тем, что Роми подарила ей голубые цветы, и вспомнила, что последним подарком сына был именно букет голубых цветов. Когда же отец Роми рассказал миссис Уильямс о «воспоминаниях» девочки, связанных с жизнью Джо, её удивление возросло. «Откуда она может знать такие подробности? — спрашивала женщина. — Я не знакома ни с вами, ни с кем-либо другим из Дес-Моинс». Миссис Уильямс рассказала также, что они с Джо жили, как и говорила Роми, в доме из красного кирпича, но он был разрушен десять лет назад во время торнадо, когда пострадало много домов в Чарльз-Сити. Джо помог построить этот дом и настоял на том, чтобы зимой парадная дверь была закрыта.

Роми и миссис Уильямс сразу же понравились друг другу. Когда хозяйка встала, чтобы взять что-то в своей комнате, Роми кинулась вслед за ней. Они вернулись, держась за руки, причём Роми пыталась помочь старой леди идти. Миссис Уильямс несла фотографию в рамочке — это был снимок Джо и его семьи, сделанный в последнее Рождество перед их с Шейлой гибелью. «Она узнала их! — удивлённо произнесла миссис Уильямс. — Она узнала их!».

Миссис Уильямс засвидетельствовала многие факты из рассказов Роми о Джо, в том числе его женитьбу на Шейле, наличие троих детей, имена родственников, случай с пожаром, во время которого она обожгла руку. Также она полностью подтвердила слова Роми о несчастном случае — аварии на мотоцикле, который произошёл за два года до рождения девочки, в 1975 году. Несмотря на эти доказательства, ни миссис Уильямс, ни родители девочки не были готовы к тому, что Роми — это реинкарнация Джо Уильямса. «Я не знаю, как объяснить это, — сказала, в конце концов, мать Роми, — но точно знаю, что моя дочь не лжёт».

— Вот такая вот история, — закончила своё повествование биоэнергетик, — как Вам?

— Занятно, — ответил юноша, — но не убедительно.

— Да? — хитро улыбнулась Сунанда. — Возможно, Вас убедит книга известного американского психолога и врача Реймонда Моуди "Жизнь после жизни", в которой он описал ощущения приблизительно ста пятидесяти человек, переживших клиническую смерть.

— Сунанда, Вы меня простите, но написать всё что угодно можно, — скептически покачал головой Крис. — Доводы в пользу существования у человека души и её дальнейших перевоплощений не имеют реальной основы. В лучшем случае, они показывают лишь возможность того и другого.

— Ваша точка зрения ясна, — с сожалением произнесла экстрасенс, — в сложившихся обстоятельствах, на Ваш вопрос встречались ли мы в прошлом, отвечу, — Сунанда выдержала большую паузу, — встречались. Это было на Вашей свадьбе в вестибюле отеля «Marriott».

— Точно! — подтвердил молодой человек, — значит, Лиза про Вас мне рассказывала и про то жуткое предсказание, которое Вы сделали.

— Это было не предсказание, а предостережение, — парировала женщина, — а это две большие разницы!

А откуда я помню Ваш кабинет? — поинтересовался Крис Энжел.

— А на этот вопрос Вы ответите сами себе со временем, — загадочно пояснила биоэнергетик, — ибо на сегодняшний день объяснения не уложатся в Вашу систему координат. Ну, а теперь, давайте обсудим программу реабилитационного курса. Как написал в своей сатире древний римский поэт Децим Юний Ювенал «Mens sana in corpore sano», что означает "в здоров теле — здоровый дух", — многозначительно произнесла Сунанда. — Иными словами мы постараемся составить восстановительные упражнения так, чтобы Ваши душа, сознание и тело находились в гармонии друг с другом. Предлагаю начать с небольшой анкеты:

— Итак, Ваш любимый вид спорта?

Крис посмотрел на женщину, и на его лице отразился мыслительный процесс.

— Мне симпатичен велоспорт, — ответил молодой человек.

— Хорошо, — продолжила экстрасенс, — чем бы Вы хотели заниматься в свободное время?

— Я бы очень хотел научиться играть на пианино, — как-то мечтательно произнёс юноша. — Родители сказали, что мне медведь на ухо наступил, но практически каждую ночь я вижу сон, в котором сижу за роялем и выступаю перед зрителями. А ещё мне кажется, что я люблю танцевать.

— Интересно, — подметила Сунанда, — очень интересно. Скажите, Вам комфортней, когда Вы остаётесь один или находитесь в компании друзей?

— Это сложный вопрос, — задумчиво сказал Крис, — просто с теми людьми, которые называют себя моими друзьями, мне как-то не по себе. Они, конечно, весёлые и добрые ребята, но в то же время для меня они чужие.

— А как Вы относитесь к плаванию? Вы не боитесь воды? — спросила Сунанда.

— У меня такое ощущение, что я любил купаться, — весело ответил юноша.

— Ну, вот и замечательно, — резюмировала директор института. Я думаю, такой распорядок занятий Вам должен подойти. Вот посмотрите, — Сунанда передала своему подопечному планшетный компьютер.

Молодой человек взглянул на экран и увидел подробный график на неделю вперёд:

 

7.00 Подъём, утренние процедуры.

7.30 Бассейн — понедельник, среда, пятница. Велотрек — вторник, четверг, суббота.

9.00 Завтрак.

10.30 Лечение мозговыми волнами.

12.30 Обед.

14.00 Тихий час.

15.00 Spa терапия — понедельник, среда, пятница. Йога — вторник, четверг, суббота.

16.00 Полдник.

16.30 Уроки музыки — понедельник, среда, пятница. Танцевальная терапия — вторник, четверг, суббота.

18.00 Ужин.

19.00 Групповое чтение художественной литературы и обсуждение прочитанного материала — понедельник, среда, пятница. Беседы с психологом — вторник, четверг, суббота.

20.30 Вечерняя прогулка.

21.00 Поздний ужин.

21.30 Вечерние процедуры.

22.00 Отбой.

Воскресенье — свободный день.

Распорядок дня может меняться по усмотрению руководителя НИИ Мозга и Центра Трансологии.

 

— Меня всё устраивает, — альтруистически заявил Крис.

— Тогда завтра и приступим к занятиям, а сейчас пойдёмте ужинать, — произнесла экстрасенс и пригласила молодого человека в ресторан, который находился на втором этаже здания.

 

***

 

Первый же день занятий поразил своими непредсказуемыми результатами не только Криса Энжела, но и его преподавателя музыки Стива Рэнда. Стив — полный мужчина средних лет в прошлом был известным рок музыкантом и считался виртуозным клавишником в своих кругах. Группа "Сансара", участником которой он тогда являлся, имела миллионы фанатов по всему миру и записала восемь дисков, два из которых стали платиновыми. Однажды на гастролях по Великобритании после своего выступления музыканты устроили небольшую вечеринку в номере отеля. Народу набилось более пятидесяти человек. В основном это были молодые девушки, которые с ума сходили от песен группы "Сансара". Началось всё, как обычно, с алкогольных напитков и марихуаны, а закончилось тяжёлыми наркотиками. Именно в ту злополучную ночь певец музыкального коллектива Фред Блэкбёрд скончался от передозировки наркотическими средствами, а Стива Рэнда удалось откачать. Три минуты музыкант пребывал в междумирье и считался мёртвым. После этого случая Стив попал в лечебницу, где провёл более года. Группа к тому времени распалась, и музыкант искал себе новое применение. Как-то на конференции посвящённой борьбе с наркотиками, на которой Стив выступал как сольный исполнитель, к нему подошла странная женщина и предложила интересную работу в Научно-исследовательском институте мозга. Это была Сунанда Кунти. "Ваша задача — сочинение специальной музыки для реабилитационных программ нашего центра" — пояснила она. Так Стив оказался в стенах этого заведения на должности композитора и по совместительству учителя музыки. За последние два года через его руки прошли десятки учеников, которые под воздействием мозговых волн показывали невероятные результаты, но то, что он увидел сегодня, не укладывалось, ни в одни рамки. Молодой человек, который до этого дня никогда не сидел за роялем заиграл так, что у профессионального рок музыканта побежали мурашки по всему телу. Это было потрясающе, если не сказать — гениально. Пальцы юноши бегали по белым и чёрным клавишам, словно заведённые. Создавалось такое впечатления, что сухожилия и нервные импульсы никак не влияют на них, и они живут сами по себе. При сравнительно не большой руке юноши расстояние от мизинца до большого пальца Криса составляло полторы октавы. А музыку, которую он наиграл, вообще сложно было передать словами. Несколько мелодий одновременно сходились и расходились, дополняя друг друга и создавая поистине космический лейтмотив произведения. При этом даже ритмика и размеры их были отличны друг от друга, что крайне тяжело было для исполнения. Но молодой человек не замечал трудностей, он играл как одержимый, словно он всю жизнь провёл за роялем, и сейчас наступило его лучшее время. Если бы Стив через пять минут не остановил своего ученика, тот бы ещё, неизвестно сколько, исполнял эту неземную сонату.

— Это невероятно! Ты точно никогда не учился музыке? — с недоумением спросил преподаватель.

— Я не помню, но родители и жена сказали, что у меня даже музыкального слуха нет, — ответил Крис.

— Возможно, это последствия травмы. Надо обязательно исследовать твой феномен! — поднимаясь со стула, произнёс Стив.

На следующий день все сотрудники института обсуждали этот уникальный случай и строили свои предположения по этому поводу. Удивлены были все, кроме руководителя исследовательского учреждения, которая знала истинную причину произошедших событий.

— Вот и первые проявления, — подумала Сунанда.

Во время вечерней прогулки по аллее парка экстрасенс аккуратно поинтересовалась у юноши, как он сам объясняет случившееся на музыкальном занятии.

— Думаю, что-то сдвинулось у меня в мозгах, — засмеялся Крис, — и теперь во мне проявились новые способности.

Молодой человек весело подпрыгнул и коснулся кончиками пальцев листьев акации. По инерции пробежав несколько метров вперёд, он повернулся к Сунанде.

— А Вы полагаете, это наследие прошлой жизни? — с лёгкой иронией во взгляде обратился юноша к женщине и, не услышав ответа, продолжил: — А мне кажется, всё это выдумки! Допустим, что душа — это сознание, но как можно говорить о сознании, если воспоминания утрачиваются. А без воспоминаний — это уже новая жизнь и другой человек. Например, я.

Экстрасенс понимала, что весь этот монолог, в котором помимо иронии чувствовалась ещё и агрессия, служит молодому человеку защитой, а где-то глубоко внутри него живут одиночество и печаль. Но она не могла ему раскрыть все карты, ибо это нарушало великий Закон Кармы. Его душа должна была сама найти ответы, а ей оставалось только помогать ему и ненавязчиво указывать путь.

— Почему, например, одни из нас могут вспомнить о своей предыдущей жизни, а другие — нет? — продолжил Крис.

— Учёные связывают это с защитными механизмами психики. Если в психику хлынет поток воспоминаний о прошлых воплощениях, то она окажется перегруженной, — ответила биоэнергетик, — поэтому я против применения регрессивного гипноза, который может сильно навредить человеку.

Крис и Сунанда остановились в конце аллеи, развернулись и не спеша пошли обратно к главному корпусу. Фонари на солнечных батареях освещали пешеходную дорожку ровным голубым светом. Из глубины парка доносились голоса птиц, а по кронам деревьев прыгали неугомонные мартышки. Природа жила своей жизнью, не обращая внимания на прогуливающихся людей.

— Значит душа, по Вашему мнению — это обычное человеческое сознание? — с хитрым прищуром спросила Сунанда.

— Да, — спокойно произнёс Крис, — именно сознание напрямую связано с личностью человека и, если душа — это не есть сознание, значит, и человеческая индивидуальность не сохраняется. А как Вы думаете, что такое душа?

Женщина остановилась около большого эвкалиптового дерева. На нём почти не было коры, а листья начинались на высоте трёх метров от поверхности. Сквозь крону гиганта проглядывались многочисленные огоньки далёких звёзд и туманностей. Экстрасенс подняла с земли зелёный листочек и потёрла его между пальцами. По воздуху разнёсся лёгкий ментоловый запах.

— Практически все люди, спрашивая о той или иной живой сущности, ставят вопрос "что — что это за дерево? Что это за птица? Что такое душа?", лишая их своим вопросом жизненной сути, — с грустью сказала женщина. — Душа, как выразился украинский философ Григорий Сковорода — это то, без чего трава становится сеном, дерево — дровами, а человек — трупом. Душа — это сама жизнь!

Молодой человек стоял как завороженный. Слова экстрасенса и её интонация голоса настолько сильно подействовали на чувства юноши, что ему хотелось плакать. В этот момент он ощутил общность с миром, и каким-то шестым чувством осознал, что всё во Вселенной состоит из огромного числа живых элементов, составляющих единое целое — мировую душу, но при этом каждая такая частичка наделена собственным разумом и волей. Крис смотрел по сторонам и видел скрытую структуру мира — эвкалипт, женщина, птица на ветке, все они состояли из квинтиллионов живых, мыслящих существ объединённых общей целью и судьбой.

— Я понял, что вы пытались мне сказать! — возбуждённо произнёс Крис. — Человек — это единое сознание многих сущностей, которые сформировали вокруг себя приемлемую оболочку для жизни в этой реальности. Человек — это своего рода государство, в котором живут, дружат, влюбляются, спорят, и дерутся его граждане.

— О как ты загнул! — рассмеялась биоэнергетик.

— Что, я ошибаюсь? — обиженным тоном спросил юноша.

— Нет, не ошибаешься, — подтвердила Сунанда и добавила, — пора спать, пойдём.

И в эту ночь Крису снова приснилось, что он выступает перед огромным зрительным залом, только теперь он был в роли дирижёра. В оркестровой яме находились девяносто пять музыкантов одетых в строгие костюмы с бабочками, которые только и ждали его команды. Первые несколько рядов составляли струнные инструменты: скрипки, альты, виолончели и контрабасы. Дальше шли духовые: флейты, гобои, кларнеты, фаготы, валторны и тубы. Чуть с боку располагались две арфы, ксилофон и рояль. Завершала оркестровую рассадку группа ударных инструментов.

На сцене в клубах дыма и в луче прожектора появились три старца в белых одеждах. Грянули литавры, одиноко запела пан флейта и на электронном табло в виде солнца высветилась надпись «Царство Небесное». Началась вступительная авансцена.

Первый старец:

Когда ещё я молод был,

Красив, талантлив, полон сил,

Я посещал Мидгард планету,

И по Вселенскому Завету,

Создал прекрасный я народ,

С тех самых пор мне имя Род.

 

Второй старец:

О, ты, возлюбленный мой брат!

Тебя я снова видеть рад,

Твой лик есть отраженье славы,

Твой голос усмиряет нравы,

Весь мир лежит у твоих ног

И даже я твой брат Сварог!

 

Первый старец в ответ:

Спасибо друг за тёплые слова,

Настало время нам на землю возвратиться,

И в теле человеческом родиться,

Чтобы открыть ворота в Небеса.

 

И затем обращается к третьему:

Иди Перун и подготовь нам почву,

И время не тяни, нам нужно это срочно!

 

Третий старец:

Лечу Отец исполнить твой наказ,

Хоть тяжело мне будет в этот раз!

 

Над головами зрителей пронёсся порыв ветра, засверкали стробоскопы, имитируя всполохи молний, и в концертном зале прогремел гром. Сцена опустела и протяжно, словно гул океана, в нижнем регистре вступила группа виолончелей.

 

Проснувшись в творческом порыве, Крис взял нотную тетрадь и карандаш, и стал записывать партитуру нового произведения. Он пропустил бассейн и не пошёл на завтрак. Все его мысли были посвящены музыке. Ближе к обеду в дверь постучали. На пороге стояла взволнованная Сунанда.

— Что-то случилось? — спросила она.

Крис смотрел на неё отсутствующим взглядом. Между пальцами он крутил карандаш.

— Что случилось? — повторила вопрос женщина.

— А, — пришёл в себя юноша, — простите, мне приснился странный сон, в котором я увидел постановку музыкального спектакля. И чтобы ничего не забыть и не упустить, я попытался всё записать.

— Получилось? — удивлённо поинтересовалась экстрасенс.

— Да, — удовлетворённо произнёс Крис, — хотите послушать?

— С радостью, — ответила Сунанда.

— Тогда пойдёмте в музыкальную комнату, — пригласил женщину юноша.

Они спустились в цокольный этаж, и зашли в музыкальный класс. Крис сел за рояль, откинул крышку и положил руки на клавиши. Сунанда устроилась рядышком в удобном кожаном кресле. Молодой человек извлёк несколько пробных нот, посмотрел на экстрасенса и объявил: — мюзикл «Царство Небесное», часть первая.

Помещение наполнилось красивыми переливами мелодий и сложных аккордов. Временами останавливаясь, юноша комментировал музыкальное произведение и снова продолжал играть. Его руки завораживали взгляд женщины. Они летали с неимоверной скоростью над клавиатурой, а потом, резко замерев в одном из минорных аккордов, снова уходили в мажор. Казалось, что Крис и рояль единое целое и, в данный момент, живут одной жизнью. Сунанда, затаив дыхание, наслаждалась виртуозным исполнением молодого человека, а также неординарной гармонией и лейтмотивом мюзикла. Она не ожидала, что душа находящаяся в теле юноши так быстро встанет на правильный путь исполнения своей программы.

— Ну как? — закончив играть, поинтересовался Крис.

— Гениально! — воскликнула директор института.

— Вам не кажется это странным — я американец, а главные герои произведения Северные Боги? — спросил молодой человек.

— Точнее Боги Славян, — поправила юношу биоэнергетик. — Такое случается во время озарений. Пробуждается глубинная память и наполняет сознание древними образами, которые могут не иметь отношения к тому этносу, в котором проживает человек.

— Понятно, — произнёс Крис и мечтательно добавил, — Вот бы записать этот материал в профессиональной студии.

— Я могу всё организовать, — предложила экстрасенс. — У меня друг дирижёр берлинского симфонического оркестра. Я с ним поговорю и думаю, он согласится. Ты ему отправишь материал, он поработает над ним со своим оркестром, а мы приедем в его частную студию на запись мюзикла, где ты сможешь внести коррективы.

— Очень хорошо! — просиял молодой человек, — спасибо.

 

***

 

Уже через месяц Сунанда получила приглашение от своего друга Карла Бергера приехать на запись мюзикла и сообщила об этом Крису. Не теряя времени, экстрасенс заказала два билета до Берлина и отправилась вместе с молодым человеком в аэропорт. Прилетев рано утром в столицу Германии, они сразу поехали в частный дом дирижёра, где находилась студия. Сонный и в домашнем халате Карл встретил их на пороге своего коттеджа.

— Сунанда, как я рад тебя видеть! — мужчина обнял свою подругу и поцеловал в щёку. — Извини, я не при параде, ты же знаешь, в это время я ещё сплю.

— Знаю, — улыбнулась женщина.

— Мой слуга Ганс проводит вас и покажет комнаты, — распорядился Карл, — а в одиннадцать встретимся на завтраке в гостиной.

— Договорились, — ответила Сунанда.

Рослый мужчина со светлыми короткими волосами помог гостям с вещами и проводил их на второй этаж. Крису досталась маленькая уютная комната около лестницы с окнами на красивый сад. Минимальный интерьер помещения и немецкая аккуратность пришлись по нраву молодому человеку. Рядом с одноместной кроватью в скандинавском стиле стояла тумбочка из состаренной сосны, а напротив двухстворчатый шкаф с коваными ручками. Стены из узкой шлифованной доски были украшены двумя картинами в дубовом окладе, на одной из которых была изображена яхта в открытом море, а на другой ваза с подсолнухами. Ванная комната и туалет находились на этаже в конце коридора. Юноша открыл дорожную сумку, разложил вещи по полкам и повесил пиджак и несколько рубашек на вешалку в шкаф. Спать Крису не хотелось, поэтому он решил погулять по саду. Дорожка из красного кирпича, которая начиналась прямо у открытой веранды, привела молодого человека к резной лавочке около небольшого пруда. Над водоёмом склонилась плакучая ива, в ветках которой пряталась маленькая птичка с чёрно-коричневым окрасом. Увидев приближающегося человека, она испугалась и перелетела на вершину большого дуба, который располагался чуть поодаль. Крис улыбнулся пугливой пичужке и опустился на лавочку. Сняв с руки швейцарские часы марки HANOWA, молодой человек выставил берлинское время. Стрелки показывали восемь утра.

— В Чикаго час ночи, — посчитал Крис. — Лиза, наверное, ещё не спит.

Достав смартфон, юноша набрал номер своей супруги.

— Здравствуй дорогой! — поприветствовал юношу бодрый голос Лизы. — Я чувствовала, что ты мне позвонишь, поэтому и спать не ложусь.

— Привет, — ласково произнёс Крис. — Как у тебя дела?

— У меня всё хорошо. Я по тебе очень соскучилась, — сказала девушка.

— Я по тебе тоже, — пролепетал молодой человек.

— Ты как себя чувствуешь? Когда домой? — с тревогой поинтересовалась Елизавета.

— Я в порядке. Домой прилечу дней через шесть-семь, — успокоил супругу юноша. — Тебе из Берлина что-нибудь привезти?

— Да брось, ничего не надо, — скромно сказала девушка.

— Тогда я на своё усмотрение, — убедительно произнёс Крис.

Лиза задавала и задавала вопросы мужу, не упуская из внимания ни одной мелочи. Молодой человек с удовольствием отвечал ей, рассказывал о своих успехах, делился планами и мечтами. Девушка вздыхала, восхищалась, спорила и разделяла желания мужа. Обменявшись признаниями в любви, супруги закончили разговор. Лиза пошла спать, а Крис помедитировав на лавочке, отправился в свою комнату переодеться к завтраку.

За столом молодого человека уже ждали хозяин дома с супругой Мелани, которая также по совместительству являлась первой скрипкой его оркестра, их четырнадцатилетняя дочь Стефани, пятилетний сын Удо и Сунанда Кунти. Крис поприветствовал всех и занял предложенное ему место. На завтрак подали омлет с луком и томатами, жареный бекон, несколько видов джема, тосты, а также кофе и чай. Юноша отметил для себя, что семья Бергер была очень приветливой и позитивной в общении. Гостей окружили вниманием и заботой. Даже маленький неугомонный Удо постарался подружиться с Крисом и задавал тому на ломаном английском вопросы. Мелани, стройная и красивая брюнетка, которой было около сорока, как настоящая хозяйка отлучалась на кухню и отдавала распоряжения слуге и повару. Красотка Стю, так называл свою дочь Карл, девочка подросток с рыжими волосами и веснушчатым лицом не сводила глаз с юноши из Америки и мило ему улыбалась.

— Мне кажется, Удо очень похож на тебя, — обратилась Сунанда к хозяину дома. — Такие же голубые глаза с густыми ресницами, широкий лоб, подбородок с ямочкой.

— Спасибо, — ответил дирижёр, гладя сына по светло-русым волосам. — Я в его возрасте был таким же светленьким и шустрым малым. — Ты же его видишь впервые?

— Да, — ответила экстрасенс, — мы с тобой встречались последний раз семь лет назад в Берне.

— Как летит время, — вздохнул мужчина.

После трапезы Карл Бергер отвёл молодого композитора в цокольный этаж, где находилась студия звукозаписи. Крис был поражён количеством аппаратуры. Особенно ему понравился цифровой микшерный пульт «Yamaha», который функционировал практически в автоматическом режиме. Он был настоящим шедевром современных технологий. Хозяин студии нажал кнопку «reset», и ползунки на сорока восьми каналах как солдаты выстроились в ровную шеренгу. После этого дирижёр выбрал на LCD мониторе специальную программу настройки своего оркестра, и ползунки снова задвигались, образуя неглубокую синусоиду.

— Звукорежиссёрскую комнату ты осмотрел, теперь пойдём, я продемонстрирую акустику центрального помещения, — предложил Карл Бергер.

Мужчины вошли в просторный зал. Взгляд Криса сразу упал на шикарный белый рояль «Steinberg», который располагался около ближайшей стены и был подзвучен трёмя конденсаторными микрофонами. Рабочие места для музыкантов были уже подготовлены. Тридцать шесть стульев стояли в шесть рядов по шесть в каждом. В отдельной комнате за толстым стеклом находились ударная установка «Tama», литавры и латиноамериканские конги.

— Хлопни в ладоши, — предложил дирижёр.

Юноша исполнил, о чём его попросили, и изумился идеальному звукопоглощению стен. Хлопок моментально растворился в прекрасно заглушенном помещении. Даже намёка на отражение звуковой волны или эффекта реверберации не было и в помине.

— Ну как? — заулыбался Карл Бергер.

— Вот это акустика! — восхищённо произнёс Крис. — А можно я попробую Ваш рояль?

— Конечно, — ответил хозяин студии.

Молодой человек аккуратно открыл крышку дорогого музыкального инструмента и как-то невзначай с лёгкостью наиграл одну из прелюдий Баха «До-мажор». Техника и звукоизвлечение у Криса были настолько чёткими, отточенными и чувственными, что даже известный дирижёр берлинского симфонического оркестра заслушался исполнением молодого человека. Когда юноша закончил играть, Карл Бергер обратился к нему: — Если тебе нужна будет работа, милости прошу в мой оркестр.

— Спасибо, — поблагодарил дирижёра молодой человек, — буду иметь в виду.

К 13.00 в студии собрались все музыканты, и началась запись мюзикла. Крис внимательно следил за процессом и ему всё нравилось. Каждый исполнитель был виртуозом своего дела и прикладывал максимум старания и чувств. Карл уверенно командовал своим музыкальным войском и вёл его к коде произведения. Его дирижёрская палочка разрубала воздух, словно казацкая сабля, создавая невидимые вихревые потоки. В первый же день оркестр записал практически весь мюзикл от начала до конца. Оставалось проработать несколько мест во вступлении и кульминации произведения. Карл собирался это сделать завтра. На третий и четвёртый день была запланирована запись вокала, а дальше немецкий дирижёр вместе со своим коллегой саунд продюсером Рихардом Бруно собирались заняться сведением и мастерингом материала.

В итоге уложиться в неделю не получилось, и весь процесс растянулся на девять дней. Наконец, не найдя ни одной помарки и удовлетворившись результатами Карл Бергер пригласил своих друзей и коллег на прослушивание окончательной версии мюзикла в кинозал, который находился по соседству со студией звукозаписи в том же цокольном этаже. В небольшом помещении с мягкими диванами и креслами удобно расположились Крис, Сунанда, Мелани, Рихард Бруно, контрабасист Фриц Готлиб, кларнетист Станислав Замойский и непосредственно сам Карл Бергер. Нажав на кнопку пульта дистанционного управления музыкальной аппаратурой, дирижёр произнёс: — Начнём!

Из многочисленных динамиков, развешенных по кинозалу, полилась интригующая мелодия в исполнении пан флейты, нескольких скрипок и виолончелей. Загремели литавры и тарелки. Звук флейты отдалился и на передний план выступил низкий мужской голос с небольшим расщеплением.

— When I was young,

— And full of strength,

— I had no sons,

— And had no wealth…, — пропел герой мюзикла.

Его уверенные интонации и самобытный тембр внушали уважение и вызывали трепет у слушателей. Крис вжался в мягкую спинку кресла, и лёгкий холодок пробежал по его спине. Именно так и должен был начинаться, по его замыслу, мюзикл, сразу достигая глубины души каждого.

Фриц Готлиб, который к своему собственному сожалению не знал английского языка, склонился к уху Карла Бергера и шёпотом спросил: — О чём поёт главный герой?

— Он поёт, что когда был молод и полон сил, у него не было сыновей и богатства, — потихоньку перевёл коллеге смысл слов дирижёр.

Один за другим в сюжет вводились всё новые и новые герои, пока голоса исполнителей не соединились в большой единый хор. Кульминация произведения была настолько торжественной и волнующей, что сентиментальная Мелани расплакалась.

— Царство небесное, царство небесное,

— Снова открыто и мне и тебе! — пели в финале мюзикла актёры, исполняющие роли обычных жителей планеты Земля.

Снова загремели литавры, и симфонический оркестр, уйдя в до-мажор, закончил произведение на пафосной коде.

В кинозале раздались аплодисменты и крики «Браво». Мюзикл «Царство Небесное» не оставил никого равнодушным. Даже Рихард Бруно, который за свою длинную жизнь принимал участие во многих известных проектах и продюсировал поп-звёзд, признал это музыкальное произведение очень удачным.

Компания поднялась в гостиную, где Ганс уже накрыл стол и предложил всем шампанское.

— За нашего юного гения! — произнесла тост Сунанда Кунти.

— За гения! — весело поддержали её остальные.

Молодой композитор не понимал, что вокруг происходит. Взрослые и опытные музыканты пели ему дифирамбы и были восхищены его талантом. Шампанское ударило в голову, и немного захмелевший юноша стоял, облокотившись о барную стойку. К нему не спеша с бокалом в руке подошёл Карл Бергер.

— Спасибо большое Вам за всё, — поблагодарил его Крис, — если бы не Ваша помощь…

— Не за что, — ответил хозяин дома. — Мне самому было приятно работать с таким материалом! В последнее время не часто встречаются удачные произведения!

Карл поставил бокал и пожал руку юноше.

— Я уверен, что через полгода Ваш мюзикл захотят поставить на лучших сценах планеты! — добавил известный немецкий дирижёр.

— А мы поможем! — весело прокричала Сунанда Кунти и снова зазвенели бокалы из богемского стекла…

  • Оправдание / Возгонка духа / Юханан Магрибский
  • Записки безработной / Винокурова Лора
  • Правдивая история о воронах. NeAmina / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Бета - Чепурной Сергей / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Смятение / Фотинья Светлана
  • Валентинка № 56 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • 6 / Комикс "Три чёрточки". Выпуск второй / Сарко Ли
  • NeAmina - Разговор / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • По ту сторону сознания  / Kartusha / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Маяк / Schnei Milen
  • Старик / Плоды размышлений / Юханан Магрибский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль