Реинкарнация - продолжение 6

0.00
 
Реинкарнация - продолжение 6

Глава 9. СТРАННАЯ ВСТРЕЧА.

 

Дронов стоял рядом с железным столом, на котором лежало его собственное тело. Человек в белом халате склонился над мёртвой плотью и проводил не понятные для композитора действия. Кирилл бросил беглый взгляд. Помещение, в котором он очутился, казалось холодным и неприветливым. Пол и стены выглядели стерильно чистыми и были облицованы дешёвой керамической плиткой. Под потолком висело несколько мощных ламп дневного света, которые выбеливали каждый закуток пространства. Поблизости располагалось ещё несколько столов с мёртвыми телами.

— Морг, — догадался Дронов. — Но, почему я здесь?

— Здесь ты потому, что твоё тело призвало тебя, — раздался голос справа.

Кирилл повернул голову и увидел человека, внешность которого всё время менялась, как мозаика в калейдоскопе.

— Оно испытывает страх перед патологоанатомом, — произнёс странный персонаж, не открывая рта.

Дронов вспомнил утверждение Карла Штерна, что после смерти тело только внешне кажется мёртвым. На самом же деле энергочастицы, составляющие любую материю, продолжают жить и испытывать по инерции те же чувства, что и при жизни той личности, которой они временно были. А соответственно могут чувствовать страх!

— Кто Вы? — спросил незнакомца Кирилл.

— Уже никто, как и ты! — ответил человек. — Вон видишь тот труп, — и он указал на стол в углу помещения, — этим мужчиной несколько дней назад был я. А теперь я энергетическая субстанция, ждущая нового воплощения.

— Нового воплощения? — переспросил Дронов.

— Да. Индусы называют это реинкарнацией. Через некоторое время, как только я подберу нужный вариант, я снова стану человеческим существом, — пояснил незнакомец.

— Значит, реинкарнация существует?! — удивлённо и, в то же время, радостно, произнёс Кирилл.

— И да, и нет, — спокойно ответил странный человек. — Примерно 70% людей подвержены реинкарнации, и то, не прямой.

— А можно поподробней, — попросил Дронов.

В помещении морга раздался звонок. Патологоанатом достал мобильный телефон и коротко ответил: — Да, сейчас поднимусь. Затем накрыл тело умершего композитора белой тканью и вышел.

— Дело в том, — продолжил разговор незнакомец, — что все религии очень поверхностно и размыто доносят информацию до людей. Немного ближе к пониманию жизни и смерти подошли философы. Но и они не смогли передать всего, ибо не были за чертой материальной жизни, а кто её пересекал, уже ничего не рассказывал.

— А Вы откуда всё это знаете? — недоверчиво поинтересовался Кирилл.

— Ну, во-первых, давно существую, — в голосе странного человека чувствовалась улыбка, хотя рот его был по прежнему закрыт, — и смог создать не только гармоничное энергетическое тело, которое люди называют ещё астральным или душой, но и ментальное. Именно ментальное тело делает из человека осознанную субстанцию, которая становится сотворцом Вселенной и получает доступ к безграничным объёмам информации. А, во-вторых, мы находимся за чертой, и скоро ты сам убедишься во всём. Давай пройдём в отделение реанимации.

Дронов кивнул, и мужчины покинули помещение морга. Они медленно двигались по коридорам госпиталя, словно живые люди, обходя препятствия и пропуская всегда куда-то спешащих врачей.

— Меня в жизни звали Кирилл, Кирилл Дронов, — представился композитор.

— А меня Виктор Строганов, — ответил незнакомец.

— Очень приятно, — произнёс Кирилл. — Виктор, вот Вы сказали прямая и не прямая реинкарнация, а что это значит?

— Чтобы тебе было всё предельно ясно, я начну издалека, — произнёс Строганов и начал своё объяснение. — Внутри каждого человека находится субстанциональное энергетическое ядро. Именно с этого ядра, можно сказать, зарождается жизнь любой сущности, которая впоследствии, через много стадий трансформаций и перерождений становится человеком. Да и само ядро вначале было только несколькими активными частицами энергии.

— И? — проявил заинтересованность Кирилл.

— Эти изначальные энергочастицы при соблюдении основного вселенского закона о Триединстве встают на гармоничный путь развития и эволюционируют от простейшей сущности типа «минерал» до такой сложноорганизованной структуры как «человек». Но и человек это только промежуточный пункт эволюции, — Виктор сделал паузу.

— А в чём суть этого вселенского закона и как он связан с реинкарнацией? — спросил Дронов.

— Закон Триединства — это простой и в то же время величайший закон разнонаправленного движения энергочастиц, — произнёс торжественно странный человек. — Первый вектор движения — навстречу друг другу и называется он «Сила Притяжения», второй наоборот друг от друга — это «Сила Отталкивания» и третье движение «Сила Равновесия» — принцип атомарного или орбитального движения, когда вокруг ядра или планеты крутятся электроны-спутники.

— Здравствуйте, — поздоровалась с мужчинами проходящая мимо них молодая женщина в коротенькой джинсовой юбке, которая выгодно подчёркивала всю прелесть её длинных и прямых ног.

Кирилл вздрогнул от неожиданности.

— Здравствуйте, — ответил ей спокойно Строганов.

Женщина сделала несколько шагов и скрылась за дверью операционной палаты.

— Кто это? — ошарашено спросил Дронов.

— Такая же, как и мы, энергетическая субстанция, — пояснил Кириллу его новый товарищ.

— А что она здесь делает? — Дронов посмотрел на дверь, за которой скрылась незнакомка.

— Возможно, она недавно перенесла физическую смерть или ждёт здесь своих близких…, — сделал предположение Виктор. — Ну, вернёмся к нашему разговору. Именно «Сила Притяжения» отвечает за эволюцию сущности. Вот представь себе, — странный человек посмотрел на Кирилла.

Дронов до сих пор не мог привыкнуть к необычным переменам во внешности его спутника. Глаза, рот, нос, уши, то появлялись, то снова исчезали, принимая каждый раз абсолютно новую форму.

— Две энергочастицы нашли общий язык, — продолжил Строганов, — так сказать подружились и притянулись друг к другу. Затем у них наступает период притирки. Если они преодолевают этот отрезок времени и не распадаются, то входят в гармоничный режим сотрудничества-равновесия. Существующие рядом другие энергочастицы находят их союз успешным и желают присоединиться к ним. Так происходит нарастание субстанционального энергетического ядра или, для простоты понимания, назовём это — формированием души. В процессе одни энергочастицы отрываются и создают новые ядра, другие присоединяются к уже имеющимся союзам, третьи находятся в свободном поиске. Если всё это представить в условных величинах, то, к примеру, минерал может включать в себя от нескольких сотен до тысяч энергочастиц, простейшие растения от десятков до сотен тысяч, а человек уже миллиарды этих кирпичиков мироздания. И я не говорю ещё о планетах и звёздах, ибо всё во Вселенной идёт по нарастающей и является звеньями одной цепи. Вот краткое изложение закона о Триединстве.

Мужчины подошли к двери с надписью «Реанимационное отделение».

— Прежде чем пересечь порог и наглядно убедиться, что происходит с человеком в момент смерти, я отвечу на твой вопрос о реинкарнации, — остановил Кирилла Строганов. — Любое субстанциональное ядро формирует вокруг себя оболочку, чтобы находится в данной реальности. На нашей планете это органические и неорганические материальные формы. Чтобы создать вокруг себя человеческое тело энергочастицам нужно пройти огромный эволюционный путь. Человек это союз энергочастиц — единомышленников, которым вместе уютно и комфортно. Первым предвестником внутреннего конфликта являются болезни. Например, какое-то количество энергочастиц являющихся основой для десятка клеток человеческого организма что-то не устраивает. Они перестают жить по общим правилам, которые подразумевают сотрудничество и взаимопомощь, и начинают существовать по своим собственным законам: бесконтрольно размножаться, захватывать пространство других клеток и т.д. Люди назвали эту болезнь «рак». Такая болезнь способна разрушить не только физическую оболочку, но и уничтожить энергетическую субстанцию человека. И тогда реинкарнация или новое воплощение не произойдёт. Конечно, не только болезни могут причинить вред энергетическому телу, но также разгармонизация сознания, потеря интереса и смысла жизни, бесконтрольное прожигание отведённого человеку времени и многое другое. Всё это в той или иной степени разделяет энергочастицы и разрушает их гармоничный союз. Прямая реинкарнация происходит тогда, когда человек прожил свою жизнь с минимальным положительным или отрицательным энергобалансом, т.е. приобрёл или потерял не существенное количество энергочастиц и должен воплотиться снова в человеческом теле, чтобы продолжить эволюционное движение. Не прямая реинкарнация — это всегда либо эволюционный скачок, либо деградация. Если человек смог за свою жизнь создать не только уравновешенное астральное тело, но и ментальное, подойдя к следующей ступени развития, то он способен воплотиться в более совершенной сущности или, на основе свободного выбора, остаться на Земле в человеческом облике и помогать другим созданиям, достичь совершенства. Я отношусь к последним. А вот, если, в течение жизни, индивидуум не достиг внутренней гармонии и его разрывают противоречия, то часть энергочастиц от субстанционального ядра отделяется и оно деградирует. И тогда эта сущность может воплотиться только в более примитивном создании…

— А теперь мы можем наглядно увидеть, что происходит с человеком после выхода из строя его телесной оболочки, — произнёс Виктор и вошёл в дверь реанимационного отделения.

Кирилл проследовал за своим товарищем, и мужчины остановились перед стеклянной перегородкой палаты интенсивной терапии. Внутри помещения суетилась бригада врачей вокруг не подающего никаких признаков жизни тела.

— Разряд! — прокричал молодой доктор, — ещё разряд!

Пациент на мгновение открыл глаза, и тут же веки снова опустились на глазные яблоки. Его взгляд был наполнен ужасом и безграничной печалью, но никто из врачей этого не заметил. Для них были важны жизненные показатели, которые высвечивались на медицинских измерительных приборах, а не душевные переживания больного.

— Следи внимательно за умирающим человеком и попытайся своим взором проникнуть внутрь него, — обратился Строганов к Кириллу.

Дронов с интересом и в то же время с какой-то внутренней грустью сконцентрировался на пациенте реанимации. Он предчувствовал что-то не очень хорошее.

— Убери эмоции, — назидательно подсказал ему Виктор. — Каждое существо подсознательно понимает, чего оно заслужило…

Сначала Кириллу бросился в глаза нездоровый цвет ауры человека. Он был серо-бурый с вкраплениями чёрного. Прерывистые колебания биополя вызывали завихрения энергочастиц на поверхности тела, провоцируя их отрываться от субстанционального энергетического ядра и растворяться в пространстве.

— Это «Сила Отталкивания», — прокомментировал происходящее Строганов. — Его астральное тело разрушается, а значит, он в прямом смысле слова умирает, и его сущность окончательно исчезнет.

Внутри физического тела также происходили безвозвратные процессы энергетического разложения. Частицы энергии хаотично метались, сталкиваясь между собой и выделяясь вовне, но не в виде единой астральной субстанции, а по отдельности или малыми группами.

— Время смерти пациента 16:45, — констатировал врач.

Бригада реаниматологов сложила свои инструменты и покинула палату.

— Нам тоже здесь больше нечего делать, — произнёс Виктор, — через пятнадцать минут большая часть энергочастиц покинет его тело, и останутся только те, которые являются основой его физической оболочки и освободятся только после полного разложения последней.

Строганов и Дронов отошли от палаты и направились по коридору в противоположенное крыло отделения.

— Я прочитал в одной книге, что после смерти физическое тело для души является якорем, — обратился Кирилл к своему мудрому товарищу. — В ней энергочастицы названы «Тахионами». Но о полном уничтожении энергетического тела автор ничего не говорит.

— По-моему я знаю, о какой книге идёт речь, — улыбнулся Строганов. — Её написал мой ученик Карл Штерн. Он действительно очень одарённый человек и изложил в небольшой брошюре много полезной информации и ряд практических советов и упражнений.

— Ничего себе! — воскликнул Дронов, — поистине пути Господни неисповедимы.

— Но есть в этой книге некая недоговорённость, — продолжил Виктор, — наверное, Карл пожалел людей и не написал о полной аннигиляции души и смягчил информацию о так называемом «Чистилище».

Кирилл внимательно слушал своего товарища и тот продолжил.

— Абсолютное разложение астрального тела ты смог увидеть несколько минут назад, а вот о Чистилище я тебе сейчас расскажу, — на лице Строганова проявились глаза, которые смотрели сквозь Кирилла куда-то вдаль.

— Действительно из-за неправильных мыслей и действий людей Чистилище становится пристанищем монстров, — начал рассказ Виктор. — Субстанциональное энергетическое ядро без недостающих частиц не может вновь воплотиться в человеческом облике, и вынуждено находиться в этом междумирье. Физическое тело на земле разлагается крайне медленно, а так как в Чистилище время течёт по-своему, и может, как ускоряться, так и замедляться, то муки души длятся вечность. И слабые души, которые не выдерживают это испытание, чтобы сбежать оттуда, готовы воплотиться в более примитивном облике. Но и это не самое страшное, хотя и отбрасывает энергетическую субстанцию на несколько шагов назад. Намного страшнее то, что какой-то процент душ полностью распадается. Успокаивает одно — то, что этот процент не велик. Именно поэтому в древности многие народы практиковали сжигание тел, что гарантировало быстрое высвобождение энергочастиц, которые возвращались к своему субстанциональному ядру, и человек мог перевоплотиться снова.

— Значит, Чистилище и есть Ад? — спросил Дронов.

— Не совсем так, — ответил Строганов. — Для некоторых энергетических сущностей Чистилище может стать отражением Рая. Лучшие души, которые создали гармоничное астральное и ментальное тела, как я уже говорил выше, могут слиться с информационно-энергетическим полем Вселенной и испытывать неописуемое наслаждение, при этом, не теряя сущностной индивидуальности и обогащаясь индивидуальностями других субстанций составляющих зримое и незримое пространство. Человек на Земле не в силах даже осознать тот безграничный поток энергий любви, радости, общности, гармонии, умиротворения и творчества, который испытывают эти души. Субстанциональные энергетические ядра, не достигшие такого развития, ещё не готовы стать осознанной творческой составляющей Вселенной и отправляются в Чистилище. Но, если они позитивно мыслили и совершали правильные поступки, то уже при земной жизни эти души создают себе гармоничную реальность в так называемом «ином пространстве». И когда они попадают в это междумирье, то там воплощаются их мысли-образы, а хорошие поступки становятся питающей силой. Конечно, это не тот поток энергий, который испытывают лучшие души, а больше прототип мыслимого рая, но и это для энергетических сущностей становится благим временем.

— А как долго это длится? — поинтересовался Кирилл.

— Если сущность испытывает страдания, то время для неё удлиняется, а при радостном и счастливом пребывании сжимается, — пояснил Виктор. — Приведу пример из земной жизни. Пациенту в кресле стоматолога кажется, что время бежит медленно, а у человека, приехавшего на отдых, неделя пролетает, как один день. В связи с этим, — резюмировал Строганов, — время для добрых душ в Чистилище становится мигом, и они снова воплощаются на Земле, чтобы продолжить своё развитие.

Во время прогулки по реанимационному отделению Кирилл ещё несколько раз наблюдал процессы разрушения энергетических субстанций умерших людей и только один гармоничный выход астрального тела. Дронова не порадовали такие результаты, и он озабоченно посмотрел на своего мудрого товарища.

— Да, — покачал головой Строганов, — к сожалению, в последнее время прослеживается тенденция увеличения астральных смертей. Это трагедия не только для всего человеческого рода, но и для нашей матушки Земли, ибо развитие планеты зависит от каждой букашки и камушка на поверхности.

— И что же делать? — спросил Кирилл.

— Я последние сорок лет земной жизни пытался помочь людям спасти их души, но они упрямцы делают всё для того, чтобы результат был обратный, — произнёс печально Строганов, — и моя миссия не закончена.

— А расскажите, пожалуйста, о себе, — попросил своего товарища Дронов.

— Это долгая история, но раз ты настаиваешь, я расскажу…, — сказал Виктор, и его внешность обрела привычные черты для человеческого глаза. Перед Кириллом стоял высокий мужчина 55-60 лет, с правильным и открытым лицом, а его желтовато-карие глаза излучали любовь и заботу. На нём были обычные потёртые джинсы и этническая славянская рубаха, по воротнику и рукавам которой шёл кант со спиральным рисунком.

— Для начала мы переместимся в более уютное место для беседы, — произнёс Строганов и взял Дронова за руку. Реальность стала неожиданно меняться, и через несколько мгновений мужчины оказались в небольшом и уютном баре. На стенах этого заведения висели фотографии с изображениями буддистских храмов и заснеженных горных вершин, паломников и людей в бордово-жёлтых балахонах, а также картины известного русского художника Николая Рериха.

— Где мы? — поинтересовался Дронов.

— Это кафе-бар "Тибет", — пояснил Виктор. — При жизни я любил здесь проводить время со своими учениками. Интерьер и картины на стенах мне напоминают мой дом-усадьбу в селении Наггар.

Кирилл недоумённо посмотрел на своего старшего товарища.

— В одно из своих воплощений, — продолжил тот, — я с семьёй в поисках истины совершил большое путешествие из России в Индию. В то время в начале двадцатого века деревня Наггар была спокойным местом в Гималайских предгорьях, где я и провёл значимую часть моей жизни, предаваясь творчеству и медитациям.

Глаза Дронова загорелись. В них одновременно читались изумление и вопрос.

— А случайно, это не Ваши картины? — Кирилл указал на одну из репродукций, висевших на стене, на которой была изображена река, прорезающая горный пейзаж.

— Ты хочешь спросить, звали ли меня в том воплощении Николаем Рерихом? — улыбнулся Строганов.

Кирилл закивал головой.

— Имя мой мальчик для Вселенной не так важно, важны наши дела? — произнёс ласково Виктор. — А сейчас я тебе поведаю историю своей жизни.

 

Глава 10. ДЕСЯТОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ.

 

— Я родился в начале второй половины двадцатого века спустя семь лет после предыдущего воплощения. К сожалению, я не смог подобрать нужного варианта из взрослых тел, и вынужден был появиться на свет как все обычные люди — младенцем. Десятый раз моё субстанциональное энергетическое ядро формировало вокруг себя человеческую оболочку, закладывая в неё нужные психологические и физические данные. Я был странным ребёнком. Родители были поражены, что их сын в возрасте девяти месяцев уже говорил фразами, а к трём годикам самостоятельно читал сказки. В то время я ещё не понимал своего предназначения, но моя энергетическая сущность делала всё для развития моей физической оболочки. Истинное осознание себя у меня произошло в девять лет. Тогда родители отвезли меня на дачу к бабушке. Стоял солнечный летний день, и я, как обычно, пошёл на свою любимую лесную полянку, чтобы в тишине почитать книгу и насладиться пением птиц. В какой-то момент меня так увлекли удаляющиеся трели соловья, что я, забыв обо всём, устремился на звук птичьей песни. Очнулся я от этого наваждения только через час и понял, что заблудился. Мной овладел ужас. Я, как сумасшедший, стал метаться из стороны в сторону сквозь непролазные кусты и густой ельник пока не выбился из сил. Найдя огромный дуб, я свернулся калачиком у его основания и уснул. Сначала мне снилось, как я убегаю от стаи волков. Их глаза горели огнём, зубы щёлкали прямо за моей спиной, а смрадное дыхание вызывало отвращение и неимоверный страх. Я пытался спрятаться или влезть на высокое дерево, но всё было бесполезно. Они шли за мной по пятам. Я чувствовал, что вот-вот стану добычей этих кровожадных хищников. Спасения не было. И тут, собрав последние силы, я сильно оттолкнулся от земли и полетел. Я парил над поверхностью словно птица. Ловил восходящие и нисходящие потоки воздуха, произвольно меняя высоту и направление движения. Вся округа была как на ладони: лес, поле, а за ним, словно разноцветные кубики, дачные дома. Как в этот момент мне захотелось оказаться в тёплой кроватке и спрятаться под одеялом. Внезапно перед моим взором возник Змей Горыныч. Его чешуя блестела на солнце, а из пасти вырывалось обжигающее пламя. Крылья чудовища закрывали половину небосвода, а хвост касался макушек деревьев. Он громко шипел и явно хотел сожрать меня. От испуга я проснулся и открыл глаза. На меня смотрела, не моргая, змея. Большая уплощённая голова, вертикальные зрачки с нависающими надглазничными щитками и контрастный зигзагообразный рисунок на спине придавали ей злобный угрожающий вид. Из книг я знал, что это гадюка и если она меня укусит, то я могу умереть. Неприятный холод пробежал по спине. Мне почудилось, что даже волосы зашевелились на моей голове. Я, как заворожённый, уставился на неё. Внутренний голос настойчиво уверял, что если я тоже не буду моргать, то змея оставит меня в покое. Через пару минут я почувствовал покалывание и резь в глазах, но продолжал пристально смотреть на рептилию.

— Уходи, уходи отсюда, — шептал я себе под нос. Но она и не думала этого делать!

Для меня время остановилось. По моему внутреннему таймеру прошёл час или больше. Мои веки налились свинцом, и зрение начало отказывать. Перед глазами всё плыло, контуры предметов стали нечёткими и смазанными. И в тот момент, я каким-то шестым чувством уловил мысли гадюки. Она оценивала кто я: хищник или добыча, друг или враг. Именно тогда я понял, что надо делать. Как бы настроившись на её мысленную волну, я мягко и настойчиво произнёс: — Я тебе не враг. Я не желаю тебе зла и не хочу захватить твоё жизненное пространство. Я сейчас отдохну и уйду. Мы с тобой одной крови.

Мне показалось, что змея поняла меня. Она издала странный звук. Это было шипенье с примесью щелчков и свиста, а потом попятилась и быстро уползла.

— Возможно, мой разговор с рептилией тебе напомнил сказку про Маугли, — Строганов внимательно посмотрел на Кирилла, — но, я уверяю тебя, Редьярд Киплинг любил природу, и я думаю, интуитивно понимал язык животных и описывал его в своих книгах. Это в очередной раз подтверждает нерушимые законы Вселенной, что у всех живых существ есть общий язык коммуникации.

Дронов в знак согласия кивнул, и Виктор продолжил:

— Домой из леса я вернулся по наитию. Казалось, что сама природа помогает мне найти дорогу назад. В пении птиц, в шуме листвы, в шелесте травы, в порыве ветра я слышал целые фразы: "поверни налево", "иди прямо, не сворачивая", "обогни это болотце" и т.д.

Вышел я из этого изменённого состояния сознания только на опушке, когда луч военного фонарика ударил мне в глаза. В трёх шагах от меня стоял наш сосед дядя Слава.

— Где же тебя носит парень? Ночь на дворе! Мы тебя всем дачным посёлком ищем! — громко произнёс он.

На миг я оцепенел, и молча, смотрел на мужчину в камуфляже и высоких резиновых сапогах. Видимо моё состояние его напугало, и он более ласково обратился ко мне: — Всё позади Витя. Пойдём домой. А затем повернулся в сторону и прокричал: — Я его нашёл!

Через несколько минут вокруг собралась толпа народа. Кто-то трогал меня, другие задавали вопросы, но я в ответ только хлопал ресницами. Уже дома после того как бабушка оттёрла с моего лица и тела грязь, и согреваясь в мягкой постели, я осознал, что хотела донести до меня Вселенная. С помощью деревьев, птиц, ветра она говорила: — Все вы мои дети от травинки до животинки, и кузнечик и человечек — частички меня. Живите в гармонии, общайтесь и помогайте друг другу, и будете счастливы.

С той самой поры я решил, что стану преподавателем, правда сам ещё не знал по какому предмету, и буду учить людей жить в гармонии с природой.

Когда мне исполнилось тринадцать лет, мой отец получил назначение, и наша семья уехала в Индию. Сколько необычных людей я встретил в этой удивительной стране. Но особую роль в моей жизни сыграло знакомство с маленькой девочкой по имени Сунанда и её отцом Радживом Кунти.

Произошло это так. Наша семья тогда проживала в городе Мадрас на юге Индии. Я как все дети ходил в общеобразовательную школу при русском представительстве, мама сидела дома с младшей сестрой Юлей, а папа курировал подготовку к строительству новой атомной электростанции в восьмидесяти километрах от города. Мне очень хотелось посмотреть, что собой представляет этот стратегический объект, о котором отец говорил уважительно и полушёпотом, а заодно поближе познакомиться с природой и пейзажами в окрестностях Мадраса. Я часто просил папу взять меня с собой на работу, и вот, во время школьных каникул, он сказал: — Собирайся, поехали!

Я, не раздумывая, покидал вещи в зелёный внедорожник с брезентовым верхом, и мы отправились в путь. Водитель по имени Саид шустро маневрировал между повозками, слонами и коровами, которые, так же как и мы, были полноправными участниками движения. Временами путь нам преграждала какая-нибудь процессия в пёстрых одеждах и с барабанами наперевес. Но больше всего меня тогда удивило то, что малую нужду люди справляли прямо на улице на виду у всех.

— Такие здесь нравы, — комментировал происходящее отец.

Наконец наш автомобиль выскочил на западную окраину города, мы обогнули озеро Пузхал и свернули на юг по направлению к городу Ченгалпатту. Вместо невзрачных одно и двухэтажных построек, узеньких улочек и людского столпотворения теперь перед моим взором раскинулись обширные сельхоз поля и бедные хижины крестьян из необожженного кирпича и высушенного тростника. Трасса стала свободней, и водитель прибавил газа. Через какое-то время мы свернули на второстепенную дорогу и помчались оставляя за собой шлейф пыли.

— Уже не далеко, — сказал отец, — проедем эту деревню за ней небольшое озеро и мы почти на месте.

За нашей машиной бежала гурьба детей. Они радостно махали руками и что-то кричали.

Мне показалось, что каждый из них хотел прикоснуться к автомобилю. Саид старался ехать так, чтобы не задеть малышей и в тоже время позволить самым быстрым дотронуться до заветной цели. Внезапно прямо перед капотом внедорожника появилась бурая корова с тощей мордой. Водителю ничего не оставалось, как вывернуть руль в сторону и мы, съехав в кювет, перевернулись на бок. Слава Богу, серьёзных повреждений из нас никто не получил. Я отделался несколькими царапинами и большим синяком на лбу. Местные жители оказали нам первую помощь и привели меня с папой в хижину старейшины деревни, где мы могли дождаться другой машины, за которой отправился Саид.

Я сидел на лавке и мечтательно смотрел вдаль через дверной проём. Из моих грёз меня вывел детский голос: — Пить хочешь?

Передо мной стояла невысокая черноволосая девочка лет десяти. Её огромные темно-зелёные глаза в мелкую крапинку внимательно изучали меня. В руках она держала деревянную ёмкость с водой.

— Пить хочешь? — повторила свой вопрос незнакомка.

Я, молча, кивнул, взял чашу и осушил её до дна.

— Меня зовут Сунанда, — представилась девочка, — я дочка старейшины. Ты говоришь по-английски?

— Да, говорю, — смущённым тоном ответил я, — а меня Витя.

Девочка улыбнулась и протянула руку: — Будем друзьями.

Потом мы долго болтали о всякой всячине. Сунанда рассказывала мне о жизни в джунглях и как она ловко может управлять слонами, а я о своей стране, зимних холодах и снеге, описание которого вызвало у темнокожей девочки неподдельное удивление и восторг. С тех самых пор при любом удобном случае я стал приезжать к ней в деревню. Мы гуляли, болтали, купались в озере. Наша дружба всё крепла и крепла. Сунанда познакомила меня с интересными легендами, которые описаны в индийском эпосе "Махабхарата", а также научила медитировать. Спустя несколько месяцев по приглашению её отца Раджива Кунти я начал посещать занятия по йоге и философии, а впоследствии он стал моим духовным наставником. Целый мир новых эмоций, ощущений и переживаний открылся передо мной во время обучения. Их сложно описать словами.

— Представь себе, — Строганов раскинул руки в стороны и устремил свой взор чуть выше головы Кирилла, — что твои части тела постепенно сливаются с пространством и те предметы, которые находятся поблизости, становятся частью тебя. Ты начинаешь чувствовать их вибрации, тепло, энергию. С этого момента вы единое целое. Твоё "я" более не является изолированной субстанцией живущей ради себя. Теперь ты — это Вселенная, а Вселенная — это ты.

Виктор выдержал театральную паузу и добавил: — Это настоящее блаженство! Кто его испытал, не причинит вред и страдания ближнему.

— И что было дальше? — спросил Дронов.

— А дальше, — продолжил Строганов, — наша семья вернулась в Москву, и я поступил в МГИМО на кафедру востоковедения.

 

***

 

— Институт, кстати, я так и не закончил, — засмеялся Виктор, — хотя был самым лучшим студентом курса. Сейчас я вспоминаю это с лёгкостью, но тогда мне было не до улыбок.

На дворе стоял 1973 год, а страна, в которой я жил, называлась Союз Советских Социалистических Республик. Скорее всего, ты слышал от родителей, — обратился Строганов к Кириллу, — что в то время помимо дефицита бытовых товаров был ещё повальный эстетический и духовный голод. Чтобы купить обычную книгу надо было сдать двадцать килограмм макулатуры, а потом в магазине записаться на получение того или иного художественного произведения и отстоять в очереди. О литературе теософского, религиозного или эзотерического направления вообще не могло быть и речи. Всё инакомыслие пресекалось на корню, будь то книги, музыка или образ жизни. Власть могла на многое закрыть глаза: на пьянство, прогулы, разгильдяйство, но только не на это. У коммунистической партии была своя строгая идеология, и каждый гражданин страны советов должен был её разделять и придерживаться. Тех, кто шёл против системы для начала подвергали воспитательным беседам, а если это не действовало, отправляли в психбольницы или тюрьмы. Их называли диссидентами и врагами народа. Некоторым удавалось убежать из этого социалистического лагеря и продолжать борьбу против тирании вдали от родины. Одним из таких отщепенцев, отстаивающих свои взгляды, был и я. Именно из-за смелых радикальных идей, как окрестил их тогда преподаватель по философии Марк Владимирович Зиновьев, я поплатился учёбой в институте международных отношений. На одной из лекций по этому предмету нас попросили написать сочинение на тему "Коммунизм — светлое будущее советского труженика". Конечно, я дословно не помню, что я изложил на бумаге, но суть была в следующем: Коммунизм сродни христианству, — писал я. — Только в высоко-одухотворённом обществе, где личность переросла свои узко-материальные интересы, вышла за пределы собственной физической оболочки и слилась с окружающим миром, разделяя с ним радость и боль, блаженство и страдания, развитие и деградацию можно создать гармоничную структуру социальных отношений. В обществе, в котором процветают насилие и принуждение, ограничения и лишения не связанные с общими космическими законами этого добиться невозможно. Сама Вселенная, разумными клетками которой мы являемся, подсказывает нам, куда надо стремиться и чего не следует делать. Подтверждением моих слов является то, что любой закон придуманный человеком можно отменить, а вот те принципы, по которым существует космос и планеты, являются нерушимыми вехами в эволюции Вселенной. Разве способен кто-то оспорить силу гравитации. Да, у вас есть возможность оторваться от земли и совершить полёт на воздушном транспортном средстве из точки "А" в точку "Б". Но все ваши расчёты будут построены на основе знания закона тяготения. Или старость и смерть. Что это, по-вашему, как не закон развития биологических видов. Сколько человечество не пыталось избежать этого, всё впустую. А ответ очевиден. Когда род людской достигнет совершенства, задуманного Вселенной, и не будет нуждаться в дальнейшем развитии, именно тогда смерть будет побеждена, и Адам вернётся в райские кущи Эдема. Задача любого социального объединения, будь то государство или община, помогать индивидуумам на пути их следования к кульминационной точке эволюции и предоставлять равные возможности при неравных условиях. Это общественная структура должна быть для человека соломой, а иногда и батутом, чтобы подстраховать его от падения, но, ни в коем случае не рельсами и кнутом. Свободный выбор превыше всего! Только благодаря личному опыту и собственным ошибкам внутренняя сущность по имени душа формирует себя и свои взаимоотношения с окружающими в правильном направлении. Если же государство доминирует над личностью и узурпирует духовную жизнь своих подданных, то оно формирует из них покорных рабов для своих нужд. Именно это происходит сейчас по всему миру и наша страна, к сожалению, не исключение.

Я верю, что в недалёком будущем наша цивилизация перейдёт с технократического на духовный путь развития, принцип "разделяй и властвуй", как это сделали с душой и телом церковь и государство, останется в прошлом, и мы будем жить в гармонии с природой по справедливым законам, которые гласят: "Не желай другому того, чего не желаешь себе" и "От каждого по способностям, каждому по потребностям".

После такого сочинения меня вместе с родителями вызвали к декану, в кабинете которого присутствовало большинство преподавателей нашего учебного заведения и два работника КГБ. Целый час мне объясняли, кто я такой и, где живу, а моих родителей обвиняли в плохом воспитании их сына. В конце беседы высокий мужчина в штатском, как он сам представился майор Коломиец, предложил мне написать заявление и отказаться от своих слов, мол, это было временное помешательство. На что я ответил: — Мне за свои слова не стыдно, — и вышел из помещения.

— Так из студента третьего курса престижного ВУЗа я превратился в грузчика овощебазы.

Если ты спросишь, жалею ли я о своём поступке, — Строганов немного грустно посмотрел на Кирилла, — нет, не жалею. Теперь я точно знаю, что не мог поступить по-другому. Единственно, за кого я переживал, так это за своего отца. Ему пришлось из-за меня положить на стол партбилет и поменять работу. Но и это к лучшему, ибо его коллеги с бывшей работы в 1979 году были направлены в Афганистан и там погибли.

 

***

 

— А как Вы познакомились с Карлом Штерном? — спросил Дронов.

— Это произошло гораздо позже, — ответил Виктор, — до моей с ним встречи в Берлине я успел полежать в психбольнице, уехать по принуждению из собственной страны и попутешествовать по миру. Но всё по порядку. Ты, кстати, выпить чего-нибудь хочешь?

Кирилл удивлённо посмотрел на своего товарища.

— А что в нашем положении это возможно? — засмеялся он.

— А почему нет, — весело ответил Строганов. — Мы можем формировать любую реальность под себя, не нарушая общекосмических законов. Конечно, это не будет напиток в обычном понимании, но идентичность вкусовых ощущений я тебе гарантирую.

— Тогда односолодовый виски, — улыбнулся Кирилл.

— А я, пожалуй, выпью кофе, — заявил Виктор и перед мужчинами возникли две одинаковые ёмкости напоминающие пивные кружки. Дронов заглянул внутрь одной из них и обнаружил там парообразную субстанцию, издающую приятный фруктовый аромат с нотками груши и коры дуба.

— Давай, попробуй, — предложил товарищу Строганов.

Кирилл сделал небольшой глоток и пришёл в восторг.

— Это же мой любимый «Гленфиддич»! — выпалил композитор. — Сколько я его выпил на тусовках, банкетах или в музыкальной студии за микшерным пультом.

— Ну, вот теперь, я могу смело продолжать свой рассказ, — пригубив кофе, произнёс Виктор.

— Исключение из института стало для меня определённым уроком. Я понял, что не могу бороться против устоявшейся системы в открытую и решил идти другим путём. Из книг и личного опыта я знал, что сила идеи может свернуть горы, и подобна зерну, в котором содержится огромный жизненный потенциал. Если его посадить в нужный грунт и удобрить, то из маленького семечка вырастет великолепное дерево с вкусными плодами. Зерно было. Оставалось найти нужную почву. Ей стали мои первые семь учеников, которым я преподавал Раджа-йогу. За три года наша секция разрослась до сорока восьми человек. И летом 1976-го, чтобы попрактиковаться на природе и освоить новые ступени обучения мы отправились в Крым.

— А что такое Раджа-йога? — прервал Строганова Кирилл.

— Раджа-йога или "царская йога" — это свод правил и упражнений, — ответил Виктор. — Их основная цель: контроль ума посредством медитации, осознание разницы между реальностью и иллюзией и достижение освобождения.

— А откуда такое название? — поинтересовался Дронов.

— "Раджа" в переводе с индийского "царь", а название эта практика приобрела в связи с тем, что направлена на работу с умом, а ум традиционно считается "царём" психофизической структуры человека, — пояснил Строганов.

— А, понятно, — качнул головой Кирилл.

— Так на чём я остановился? А, да, Крым! — вспомнил Виктор и продолжил рассказ.

— Расположились мы в уютной Лакской долине Бахчисарайского района. Нашей задачей было уехать подальше от людей и поближе к природе. Это место отвечало всем нашим требованиям. Деревню, которая до 1948 года называлась Лаки, а затем была переименована в Горянку, местные власти признали неперспективной и расселили. Так что до ближайшего населённого пункта было не менее пяти километров. Вокруг горы покрытые лесом да пустоши. Неделя практических упражнений и медитаций пролетела на одном дыхании. И вот как-то утром, примерно, в шесть часов, мы услышали звук автотранспорта и лай собак. Я вышел из палатки и не поверил своим глазам. На нас двигались солдаты с автоматами наперевес, а перед ними бежали несколько восточно-европейских овчарок. Рядом со мной остановился мой старый знакомый майор Коломиец.

— Ну что, допрыгался студент, — произнёс он и ударил меня в живот.

Всю нашу секцию задержали и отвезли в центральное отделение милиции города Симферополь.

Потом был суд, на котором меня признали психически ненормальным и упрятали в больницу. Много раз ещё майор Коломиец и его коллеги из КГБ пытались сломить мою силу воли и характер, но поняв, что это бесполезно оставили свои попытки. Полгода я провёл в весёлой компании параноиков и шизофреников. Конечно, не все из них были сумасшедшими. Ведь не только я один имел разногласия с властью. Я думал, что останусь там навсегда, но неожиданно всё изменилось. Однажды меня навестил очередной коллега Коломийца и сделал предложение, от которого я не смог отказаться.

— Вы, по-моему, увлекаетесь йогой и индийской философией, — сказал он, — мы подготовили все документы и предлагаем Вам продолжить изучение этих наук в стране, где они зародились.

Так я снова оказался в Индии рядом со своей подругой Сунандой и учителем Радживом.

Спустя пару лет я уехал в Египет, где работал помощником американского археолога, а потом вместе с ним переехал в США. Там я продолжил преподавать Раджа-йогу и стал читать лекции по теме "Духовное возрождение человечества. Путь к вечной жизни". Мне пришлось взять псевдоним, и к 1985-му году я был известен во многих странах мира под именем Риши Ману. Я выступал в разных точках земного шара и осенью 1989 года по приглашению немецких товарищей посетил Берлин. Возле стены, которая отделяла западных и восточных немцев друг от друга, я и встретил Карла. Он был тогда восемнадцатилетним юнцом, выкрикивающим абсолютно надуманный лозунг "Свобода, Равенство, Братство". Я к нему подошёл и мы заговорили. А потом я пригласил его на свои лекции. С тех самых пор он стал моим учеником и другом.

 

***

 

— Путешествуя по миру и знакомясь с разными политическими системами и общественными устройствами, я окончательно укрепился в мысли, что разговоры о демократии и равенстве — это сплошное надувательство, чтобы завуалировать безжалостную эксплуатацию людей. С давних времён, когда рабы трудились на галерах, в каменоломнях и исполняли все прихоти своих господ, ничего не изменилось. Поменялась лишь форма и мотивация. Хозяева стали президентами, генеральными секретарями, сенаторами, олигархами, а простой народ теперь работает не за еду и крышу над головой, а за деньги, которые, в конечном счёте, будут потрачены на то же самое. И разрушить этот порядок в такой системе координат не представляется возможным, ибо с самого детства многие мечтают, чтобы на них работали другие. Я не нашёл лучшего решения для себя и моих единомышленников, чем постепенный выход за границы сложившейся структуры мировоззренческих взглядов и социальных условностей. Моей целью до сих пор оставалось стремление к гармоничному сосуществованию всех частей Вселенной и духовному развитию внутренней субстанции. И я понимал, что трудиться над этой задачей надо здесь на Земле, ибо человек это одно из звеньев в цепи эволюции. Не надо быть гением, чтобы понять, если род людской не выполнит своей миссии, то перестанет существовать как рудимент.

Так в 1991 году на свет появилось теософское общество "Ученики Риши". Меня избрали его председателем, и работа закипела. Мы печатали специальную литературу, знакомили людей с новыми практиками духовного развития сущности, проводили массовые занятия по йоге, организовывали концерты и выезды на природу и, конечно, открывали филиалы в разных уголках планеты. А в 1996 году я снова вернулся на родину, но это уже была другая страна, и называлась она Россия. Успех нашего общества был ошеломительный. И это взволновало власть. Первым предвестником надвигающейся угрозы послужило закрытие Берлинского филиала, который возглавлял Карл Штерн. Все члены были разогнаны, а Карла, как руководителя, упекли в тюрьму, где, кстати, он и начал работу над своей книгой. Ну а дальше, посыпались, как карточный домик, остальные филиалы и региональные отделения. Одним из последних был ликвидирован офис в Москве. К нам в помещение ворвались вооружённые люди в масках, перевернули всю мебель, разбили мониторы, конфисковали документацию и накопители памяти. И снова я лицом к лицу столкнулся всё с тем же, только постаревшим, Коломийцем. Теперь он носил погоны полковника ФСБ.

— Не живётся тебе спокойно сволочь! — рявкнул на меня он. — Всё приключения на свою задницу ищешь. Ну, собирайся, поехали.

Полтора года шло следствие по нашему делу. В чём нас только не обвиняли. В средствах массовой информации поднялась такая шумиха.

"Это сектанты и сатанисты, которые практикуют жертвоприношения", — писали одни. Другие газеты утверждали, что мы мошенники и отнимаем у людей квартиры и деньги. А один бессовестный журналист по фамилии Блискин вообще выпустил книгу с названием "Свой среди чужых", где он рассказывал, что являлся членом нашего общества и сам наблюдал за всеми бесчинствами, которые мы творили. Можно смело сказать — система защищалась всеми доступными для неё способами, а средств у неё для этого было в избытке.

Всё это время я провёл в следственном изоляторе, и как много лет назад ко мне в камеру пришёл сотрудник спецслужб и настоятельно порекомендовал убраться из страны и больше не возвращаться. И снова меня приютила моя вторая семья в лице Сунанды и её отца. К тому времени моя подруга стала успешным целителем и экстрасенсом, к которой выстраивались очереди из страждущих.

— Ты измотан и истощен, — сказала она мне, — тебе нужен отдых. Давай поедем в место, где я смогу

восстановить твои силы.

Так я оказался в небольшом монастыре в Тибете недалеко от города Лхаса. Мы провели там чудесные три месяца, после чего я почувствовал, что снова полон сил для борьбы с поработительной системой.

Как ни обидно, но возобновить работу теософского общества мне не удалось и пришлось начинать практически всё с нуля. Чтобы не наступать второй раз на одни и те же грабли Сунанда мне предложила решение и помощь.

— Мы должны убрать все непонятные и пугающие названия из нашей будущей деятельности, — сказала она. — Такие термины как "теософия", "эзотерика", "оккультизм", "гностика" непонятны и чужды простым людям. А вот слова "наука", "мозг", "психология" — это то, что надо. С помощью моих связей мы откроем научно исследовательский институт по изучению работы мозга и привлечём на свою сторону многих известных учёных, которые в привычной для них обстановке убедятся, что за обычной функцией мозга стоит нечто большее. А когда они начнут изучать это "нечто", то бесспорно придут к тем же умозаключениям, что и мы. А дальше дело времени.

На этом мы и порешили. И в 1998 году в Бангалоре был открыт НИИ мозга, а спустя два года, как и предсказывала экстрасенс "Центр трансологии и изучения изменённых состояний сознания" в Дели, который впоследствии стал самым крупным и передовым филиалом института, а также штаб-квартирой Сунанды Кунти.

 

***

 

— А как Ваше тело оказалось в обычном московском морге? — с нескончаемым интересом спросил Кирилл.

— Здесь загадок никаких нет, — ответил Строганов. — Неделю назад по приглашению наших коллег из аналогичного института, который располагается в Санкт-Петербурге, я в очередной раз посетил Россию. Сунанда предостерегала меня от этой поездки.

— Ты не вернёшься оттуда, — говорила она мне.

— Но ради общего дела я решил рискнуть и отправился в северную столицу, — продолжил Виктор. — Остановился я в исторической части города рядом с метро Петроградская и в десяти минутах езды до места работы. Разобрав вещи, приняв душ и немного отдохнув после долгой дороги, мне очень захотелось побродить по центральным улицам Санкт-Петербурга. Я давным-давно влюбился в этот город, когда будучи студентом, первый раз посетил его. Тогда он носил имя "Ленинград". Выйдя из отеля на Каменноостровский проспект, я не спеша побрёл в сторону метро. Какое же наслаждение я испытывал, ощущая атмосферу северо-западной Европы, наблюдая смешение стилей в архитектуре и не такой сумасшедший ритм жизни, к которому я привык в Дели и Бангалоре. Проходя мимо ДК имени Ленсовета, я обратил внимание на одну пару, которая неотступно следовала за мной. Одеты они были обычно: мужчина в сером костюме без галстука, девушка в чёрных широких брюках и в белом летнем пиджаке. На влюблённых или близких друзей они не были похожи скорее на сотрудников.

— Но если они коллеги, — подумалось мне в ту минуту, — то почему они гуляют словно туристы? И с какой стати преследуют меня? Затем, я откинул свою подозрительность, спустился в метро и сел в поезд. Но каково было моё удивление, когда я снова увидел эту девушку, но уже одну в толпе зевак около Александровской колонны. Заметив, что я за ней наблюдаю, она шустро юркнула за спины двух молодых парней и затерялась среди людей.

— Слежка, — сказал я сам себе и с того момента стал внимательней относиться к деталям.

Какое-то нехорошее предчувствие появилось в душе. Перед глазами временами возникал образ Сунанды, который твердил: — Ты не вернёшься оттуда, не вернёшься, не вернёшься...

Неприятности не заставили себя долго ждать. Буквально на третий день на выходе из научно-исследовательского института ко мне подошли двое крепких мужчин.

— Виктор Строганов? — спросил один из них.

— Да, — спокойно ответил я.

— ФСБ, — произнёс он, показывая мне своё удостоверение. — Вам надо проехать с нами.

— Если они отвезут меня в контору, то оттуда я больше не выйду. В третий раз меня уже не отпустят, — проанализировал я ситуацию. — Значит надо сматываться.

— Хорошо, — невозмутимо согласился я, и в этот момент, настроившись на мозговые волны сотрудников федеральной службы, я просканировал их сознание и память. Моё натренированное серое вещество работало в связке с энергетической субстанцией и ментальным телом, загружая из их черепных коробок миллионы гигабайт информации. Затем я отделил важное, что может мне пригодиться и отбросил мусор. Всё это заняло менее двух секунд. Хоть обманывать не хорошо, но я вынужден был пойти на это, чтобы вывести моих оппонентов из психологического равновесия. Теперь я знал, что у одного мужчины жена лежит на сохранении, а у другого болеет мать. И мне предстояло воспользоваться этой информацией.

— У Вашей жены случился выкидыш, а у Вас несколько минут назад умерла мать, — уверенным тоном произнёс я. — Ждите, вам позвонят.

По движению их зрачков я понял, что информация проникла в их сознание. Теперь нельзя было упустить инициативу. Ментальным ударом я понизил частоту колебания их мозговых волн с "Бета" до "Дельты" и ввёл их в состояние активного гипноза. Дальше никаких трудностей не возникло. Мужчины, как обезумевшие, помчались к своим родственникам, а я поехал на Московский вокзал. Купив билет по своему второму индийскому паспорту на имя Риши Чаудари, я сел в поезд и отправился в Москву.

Роковой ошибкой стал мой звонок младшей сестре. Приехав в столицу, я в интернет кафе на сайте компании "Аэрофлот" заказал билет на рейс Москва-Дели. До посадки на самолёт оставалось чуть меньше шести часов, и я решил увидеться с Юлей, тем более что её дом находился на пути в Шереметьево. Сестрёнка очень обрадовалась предстоящей встрече и даже обещала успеть приготовить мои любимые пирожки с капустой. Выйдя из метро "Речной вокзал", я пересёк площадь и шёл по красивой аллее парка «Дружба», которая утопала в зелени аккуратно подстриженных деревьев. Практически все лавочки по обеим сторонам пешеходного проспекта были заняты. На сине-зелёной скамейке справа двое пенсионеров играли в магнитные шахматы, а на соседней молодая мама что-то вязала, чуть поодаль в стороне ворковали влюблённые. Я прошёл мимо компании молодых парней, которые пили пиво, и вынырнул из островка зелени на улицу Флотская. До дома моей сестры оставалось чуть меньше двухсот метров. Я посмотрел по сторонам, дорога была свободной. Смело шагнув на проезжую часть, краем глаза я уловил изменения в дорожном движении. На меня на бешеной скорости мчался чёрный автомобиль БМВ. Даже на таком приличном расстоянии я заметил глаза водителя. Они горели злобой и ненавистью. Затем последовал удар.

Так моя физическая оболочка оказалась в московском морге.

Сейчас я понимаю, что телефон моей сестры прослушивали, и моё устранение было спланировано спецслужбами. Безусловно, они опасались обнародования информации наших последних исследований по зомбированию населения и выпуска новейшего прибора "АБС-001: анализатор-блокиратор скрытых частот".

 

  • Токсоплазма 3 / Абов Алекс
  • Магия лиц / Салфеточные изыски / Хоба Чебураховна
  • Rudolf Steiner, антропософский календарь души, 41 / Рудольф Штайнер, АНТРОПОСОФСКИЙ КАЛЕНДАРЬ ДУШИ / Валентин Надеждин
  • Ночь над нами / Время опавших листьев / Пышкин Евгений
  • Импульс / Юррик
  • Бегут по кругу стрелки / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Неопределенно безумен / Зима Ольга
  • Песенка зомбикамикадзе (Последний экзамен) / Стихи / Капустина Юлия
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Три белоснежных пера. Клетка / Настоящие искатели приключений / Буревестник Владимир
  • Как Иван Зиму искал, Аривенн / "Зимняя сказка — 2017" -  ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Колесник Маша

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль