27 февраля 2 года

0.00
 
27 февраля 2 года
Остров

 

Под утро снова позвонила Юля. Выяснилось, что после того, как все (за исключением Детовского гарема) прошли проверку, достойными доверия, по результатам теста, оказались Илья с женой, Лиля и Света. Естественно, что такой поворот дел очень не понравился остальным, особенно Севе и Дету. Да и Росс в восторг не пришёл и теперь демонстрировал всем очередной приступ плохого настроения.

— Сева с Россом, скорее всего, не прошли из-за вспыльчивости, — поделилась предположением Юля. — Маркус — слишком безалаберный. А вот почему забраковали Игоря и Дета, я не поняла. А как ты? Прошла?

— Прошла, к сожалению, — вздохнула я.

— Нам надо выбрать троих, кто будет представлять посвящённых. Понятно, что ты входишь — как оборотень, Илья — как единственный мужчина (куда мы без него), а вот кто будет третьим… Я отвела свою кандидатуру, — поделилась астроном, — потому что это слишком будет, если и муж, и жена в правительстве. А вот Света не хочет уступать Лиле, хотя та вроде как самая деятельная в политическом плане.

— Почему не хочет? — удивилась я.

Раньше Света ни одним действием не показывала, что желает принимать активное участие в политической жизни нашего племени или в его взаимодействии с другими.

— Сама не понимаю. Они сейчас отошли и решают этот вопрос между собой, — Юля фыркнула. — Лица такие серьёзные и говорят тихо, но не похоже, что ссорятся.

— А как остальные?

— Мужчины пытаются оспорить результаты тестов, правда, пока безуспешно. Странно даже — у нас из пяти достойных, по мнению сатанистов, людей, четверо — женщины.

— У них самих тоже из трёх только один мужчина, — поделилась я. — Насчёт волгорцев что-нибудь слышно?

— Ещё нет. Вроде бы Игорь хотел с ними связаться, но пока он слишком спором занят.

Потом Юлю позвали остальные, и она отключилась. Подумав, я решила не ждать у моря погоды и сама позвонила волгорцам. Выяснилось, что там тоже не всё в порядке, но по другой причине — проверку прошли только двое (зато оба — мужчины). Причём даже вторая попытка, на которой настояли провалившиеся в первый раз, показала такие же результаты.

А что, если так посмотреть, у нас в племени ещё очень хорошие результаты! Аж пятеро из тринадцати, против двух из двадцати двух. Даже гордость за друзей проснулась.

— Нехорошо получается, — вздохнул Вадим. — В идеале, все племена должны быть представлены в равной мере, а тут такое. Нет, я подозревал, что у волгорцев немного достойных, но думал, что три человека всё же найдётся.

Прошло ещё несколько часов, прежде чем народ всё-таки договорился. Подумав и взвесив все «за» и «против», Лиля уступила место в общесоюзном правительстве коллеге, а волгорцы смирились с тем, что их племя будут представлять только двое. После этого все новоявленные «правители» отправились в путь, для того, чтобы встретиться на нейтральной территории, а именно — на том острове, на котором их уже ждали мы с Вадимом.

— Когда все соберутся, мы откроем вам правду. И дадим те же возможности, что есть у нас троих, — лидер сатанистов грустно улыбнулся.

Видимо предстоящие изменения его не радовали и даже пугали. Но почему тогда Вадим вообще согласился пойти на такой шаг? Впрочем, если он говорил правду, то внутренний круг уже сам склонялся к этому решению. Я лишь подтолкнула их и заставила чуть ускорить события. Однако не безопаснее ли им сохранить тайны (особенно опасные) при себе, а не посвящать в них малознакомых людей?

— Неужели простого теста достаточно, чтобы ты начал кому-то доверять? — высказала я вслух возникшие сомнения.

— Нет. Но, во-первых, за всеми племенными мы уже следили и собрали кое-какие сведения. А во-вторых, если бы я ориентировался на свои ощущения, то во внутреннем круге до сих пор был бы в гордом одиночестве.

Я с удивлением посмотрела на Вадима. Вроде бы столько всего пережили, уже давно знакомы, так неужели до сих пор в его племени нет доверия?

— Вы что, даже друг друга подозреваете?

— Не совсем. Я доверяю своим союзникам, но не исключаю предательства, — сатанист помолчал, а потом тяжело вздохнул. — Хотя да, получается, что до сих пор подозреваю. Насчёт остальных не знаю, не интересовался, насколько они верят мне и друг другу.

Воцарилось молчание. Я задумалась, как тяжело жить таким образом — в полном неверии. Прямо паранойей отдаёт. Хорошо всё-таки, что у нас в племени сложилось иначе и любой из посвящённых знает, что его не бросят в беде и не предадут. Хотя и покрывать или одобрять тёмные делишки не станут. Заодно вспомнила первое время, когда только присоединилась к своей группе. А ведь я тоже долго подозревала друзей в чём попало. Впрочем, доверие вот так, сразу не появляется...

Наконец все прибыли и, взобравшись по крутой скале, уселись в круг. Одна из сатанисток, кивнув лидеру, сняла с плеча неполный рюкзак и начала выкладывать вещи. А её лидер решительно повернулся к нам и заявил:

— У нас есть не только детекторы лжи.

Вадим, как и я, оговорил усовершенствование кольца-анализатора ядовитости, но надстройку заказал другую. Кроме своей основной функции, прибор позволял парализовать любое разумное существо при прикосновении. Да и колец он заказал несколько штук, а не одно, которое выдавалось по умолчанию.

— Погоди, — прервала рассказ я. — Но ведь керели не давали нам продвинутое оружие, а что это, как не оно?

— Я сам не понимаю, по каким критериям они ориентировались, — пожал плечами сатанист. — Но факт, что такой вариант прошёл, а вот когда я пытался заказать кольца, парализующие любое живое существо, керели отказали. Но при условии обездвиживания исключительно разумных возражать не стали.

Кроме того, и в детекторах лжи скрывался неприятный сюрприз. Во-первых, Вадим сообщил, что заказал такой вариант, который нельзя обмануть. Разумеется, особенность работала только если задавать чёткие вопросы и получать на них однозначные ответы. А во-вторых, лидер сатанистов признался, что детекторы легко настроить так, чтобы лишить человека памяти за ближайшее время — непосредственно от момента применения и назад, от нескольких минут до суток. Воспоминания стираются не выборочно, а сплошь, но из-за этого второе предназначение «детекторов лжи» не становится менее страшным.

У нас всех тут же всколыхнулось подозрение — а не использовали ли уже эту особенность приборов на нас? Ко всему прочему, я тут же припомнила провал в памяти, возникший после уничтожения своего неправильного потомства. Сатанисты вполне могли находиться где-то неподалёку. Но все трое добровольно прошли тест на детекторах лжи, позволив предварительно себя обыскать (вдруг скрывают ещё что-то). В результате сомнения отступили: по крайней мере, нас подобным процедурам не подвергали. В том числе, и во время тестов. Мелочь, а успокаивает.

Будто этого мало, выяснилось, что телефоны также несут дополнительные функции и позволяют не только прослушивать чужие разговоры во время связи (что после предыдущего я уже начала подозревать), но и в любой момент тайно подключиться и шпионить в прямом режиме. Или вести запись происходящего (как аудио, так и видео), чтобы просмотреть её позже.

И в заключение, Вадим рассказал, что у него есть ещё и специальные, отдельные приборы-жучки, позволяющие шпионить за другими людьми или проводить разведку.

— Но не слишком совершенные, — горестно поделился он. — Подвижные, удобные, качество передачи отличное, но работают не далее, чем за два километра от управляющего модуля.

Кстати, управляющим модулем являлись многофункциональные телефоны, но центральной, базовой станцией — компьютер.

— У меня есть вопрос, — заявил Илья. — Почему ты вооружился, как шпион? С какой целью?

Я чуть не добавила «и как вы смогли утаить такую массу вещей во время сплава?», но вовремя закрыла рот.

Вадим вздохнул, встал и подошёл к краю скалы, на которой проводилось собрание. Посмотрел вдаль, избегая поворачиваться к нам лицом.

— Я полагал, что после высадки людей на планету образуется некое общество. Государство. И появятся те, кто будут хранить порядок и расследовать преступления.

— Милиция, — нерадостно усмехнулся волгорец.

— Милиция, армия, ФСБ и так далее, — кивнул сатанист. — Естественно, чем лучше будет оборудование у таких служб — тем эффективнее они смогут выполнять свои функции. Поэтому я взял только самый минимум необходимого — ножи и костюмы, — а остальное потратил на обеспечение будущей организации.

Без слов стало ясно, что уже тогда Вадим прочил себя в «хранители порядка». И именно так получилось на деле. Пусть и есть в этом что-то неприятное, но нельзя не признать, что сатанисты очень неплохо справляются с расследованиями. И в несправедливости или корыстности их почти никто не обвиняет.

— Ты был милиционером? — спросила я.

— Нет. На Земле я служил в ФСБ. Больше говорить не буду: сейчас это неважно, а прошлую подписку о неразглашении никто не отменял. Да и осталось всё это в другом мире, — Вадим встряхнул головой, будто отгоняя неприятные воспоминания. — Но хватит об этом. Сейчас важно другое. Во-первых, я предлагаю вам допросить нас троих под контролем детектора, чтобы убедиться, что мы не злоупотребляли имеющимися возможностями, не распространяли третьим лицам полученные в результате наблюдений за людьми сведения и так далее. Во-вторых, как я уже ранее сообщал, теперь у каждого из вас будут те же возможности и оборудование, что и у нас. А в-третьих, надо перенастроить базовую программу, чтобы управлять и вносить глобальные изменения входящие во внутренний круг могли только группой из шести или более человек. Именно глобальные — например, давать допуск кому-либо ещё или исключать из списка доверенных.

— Минутку, — поднял указательный палец Илья. — В этом случае надо предусмотреть ситуацию, если, например, часть из нас погибнет или будет не в состоянии участвовать.

— Такая возможность есть, — улыбнулся Вадим. — У меня есть маленькие детекторы. Они уходят под кожу и предоставляют информацию о том, жив ли и находится ли в невменяемом состоянии его владелец. А также позволяют переговариваться носителям между собой, не произнося слова вслух. Но только если хотя бы один из телефонов находится не дальше трёх-пяти километров от детектора. Мы трое уже давно вживили себе эти приборы. Удобно вести секретные разговоры — шанс, что их подслушают, сильно уменьшается.

Заметив на моём лице сомнение, лидер сатанистов добавил:

— Извлечь их можно в любой момент, но только по доброй воле владельца или единогласному решению установленного кворума.

— Хорошо, — кивнул Илья. — Тогда предлагаю вживить детекторы и установить кворум как семьдесят процентов от живых и вменяемых.

— Лучше шестьдесят шесть процентов, — тут же поправила я. — Тогда пять из восьми ещё не смогут вносить изменения, а двое из трёх — уже да.

Поскольку никто не возражал, так и решили.

Почти всего уникального и ценного оборудования (за исключением базовой станции-компьютера) у Вадима оказалось по одиннадцать штук, так что хватило на всех и три экземпляра осталось в запасе. А вот следящих жучков нам выдали аж по десять штук. Потом мы долго разбирались, как всем этим пользоваться, придумывали и запоминали каждый свой, уникальный, пароль, вносили изменения в основную программу и решали множество мелких организационных вопросов. Заодно выяснилось, что порог менять и не придётся: у сатанистов он уже стоял на шестидесяти шести процентах.

Честно говоря, гораздо больше детектора лжи, парализатора, подслушивания и тайной связи меня заинтересовали следящие жучки. Мелкие, едва больше семени паразитической травы, полупрозрачные, почти не заметные обычным зрением и вовсе не видимые — ночным, очень подвижные, надёжные и действительно передающие чёткое изображение и звук. По словам Вадима, жучки контролировал управляющий модуль, на нем же хранились как траектории, так и полученные данные. Выяснилось, что приборы слишком примитивны и им нельзя задать функцию поиска, а только или разведки по определённой траектории (без автоматического распознавания объектов), или передвижения на ручном управлении (в этом режиме оператор становился похож на заядлого игромана — с таким вниманием и азартом он тыкал в кнопочки на телефоне, следя за происходящим на экране), или следования за определённым объектом (но для этого надо сначала найти объект вручную и навести прибор на цель). В любом режиме жучки позволяли вести запись в хорошем формате. От такого богатства возможностей я пришла в восторг: ведь они могут очень помочь в наблюдении за живой природой. Шикарный подарок, прямо мечта любого натуралиста. Только ради него стоило войти в межплеменное правительство.

Меня с трудом оторвали от игры в «самолётики», чтобы познакомить с остальным оборудованием. После того, как возбуждение улеглось, мы кратко обсудили, что произошло в каждом из поселений и как лучше скоординировать дальнейшее взаимодействие, а потом Вадим перешёл к тому, ради чего всё затеял:

— Думаю, что наилучшим решением будет не идти, а лететь, — сказал он, вручая мне большое, с крупную простыню, гладкое и тонкое, но плотное полотнище.

— Это ковёр-самолёт? — удивилась я.

Лицо сатаниста удивлённо вытянулось, но чуть позже он рассмеялся.

— Нет, ни в коей мере. У нас нет ничего подобного, — улыбнулся он. — А вот у тебя — есть. Дождись, пока ветер повернет в сторону гор, и активируй антиграв. Так ты оставишь меньше следов. И подойдёшь к местным с другой стороны, не выдав расположения наших.

Понятно. Использовать-то и передавать полученную информацию не спешили, но это не отменяет того факта, что за нами шпионили. И, судя по всему, уже довольно давно.

— Хорошая идея, — одобрила я. — Но простыня-то мне зачем?

— Мы подумали, что она может пригодиться в роли паруса, — пояснила Элла.

— Вообще-то я заказывала не антиграв, а флиграв, — вздохнув, поделилась я. — То есть, чтобы не только вверх-вниз летать и вес ослаблять, но и в определённом направлении передвигаться. Но он не работает как надо, так что парус, наверное, пригодится.

— Инструкции есть? — тут же спросил волгорец.

— Да, но краткие.

— Скинь мне на телефон, потом посмотрю. Ни разу не встречался со случаем, чтобы керели обманули и не придали вещи оговорённых качеств. Вот если ты что-то подразумевала по умолчанию, то этого может и не быть.

— Нет, это оговаривалось, — покачала головой я.

Потом сатанистка рассказала, каким образом они узнали о начале войны и об участии в ней оборотней. Причиной такого крупного конфликта оказалась чёрная пыль. После того, как всё нажитое трудом имущество рассыпалось в прах, у местных людей сдали нервы. И без того напряжённая обстановка стала невыносимой. Появились крупные банды, нападающие, чтобы отобрать устойчивое к гниению начальное имущество и остатки лекарств. Для противостояния преступникам другие люди тоже начали объединяться в группы большего размера. Банды заключали между собой союзы и сливались воедино; те, кто пытался от них защититься, следовали тому же принципу. Русалкам пришлось покинуть пещеру, поскольку чёрная пыль разрушила защиту от камнегрызов, а оставаться на голом камне оказалось весьма опасно. В результате группа стала так же уязвима, как и остальные, и тоже подверглась атакам.

— При одном из таких нападений племя русалок было уничтожено, — сухо сообщил Вадим. — Мы не знаем, полностью или кому-то всё-таки удалось спастись, но большая часть точно погибла.

После этого телефон, вместе с остальной добычей, некоторое время находился у крупной банды, по уровню организации и размерам больше напоминающей небольшую армию. А вскоре и на них совершили нападение — но на сей раз не люди, а оборотни. Одержав победу (непонятно, насколько чистую), они, в свою очередь, тоже обобрали мертвецов.

— Но как минимум часть добычи, в том числе и телефон, не таскают с собой, а спрятали в тайник. Так что мы не в курсе дальнейшего развития событий, — закончила рассказ Элла.

Я вздохнула. И здесь тоже война, и тоже в том числе из-за начального имущества. Даже то, что всем людям давали одинаковые наборы, не помогло. И оборотни опять показывают себя не с лучшей стороны. Жадность неистребима.

— Понятно. Если что-то ещё понадобится — уточню позже, по телефону или по этой подкожной штуке, — я прикоснулась к голове за ухом, куда вживили детектор. А сейчас не буду затягивать. Тем более, что надо ловить момент, пока ветер дует со стороны моря.

Остальные согласились и пожелали удачи в разведке, а Вадим передал ещё пару телефонов (как он сказал — на всякий пожарный). Забравшись на дерево, я вырезала два шеста и, сложив их крест-накрест, привязала к краям полотнище. Пока чёрная пыль пожрёт ветки, пройдет несколько часов. За это время можно улететь на достаточное расстояние. А там сделаю перерыв и вырежу новый каркас. С этой мыслью я активировала флиграв и воспарила над высокими кронами, отдаваясь на волю ветру.

 

  • Глава 4 / Записки сумасшедшего / Профессор
  • СКАЗКИ ПРО ТАМАРУ сказка "Папины драконы" / Bandurina Katerina
  • Поврежденные люди / Нити времени / Анастасия Сокол
  • Илюзии / Рог / Олива Ильяна
  • Это наша реальность / Панков Максим
  • Бремя дара / Казимир Алмазов / Пышкин Евгений
  • Давно. Недавно / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Перчатка / Сергей Власов
  • Подарок / Карев Дмитрий
  • Два сердца / Анна Михалевская
  • Глава 38. Последняя капля / Орёл или решка / Meas Kassandra

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль