Глава 11 / Я меняю мир. Книга 2. Становление / Ли В.Б. (Владимир Ли)
 

Глава 11

0.00
 
Глава 11

Мы сидели на полу на расстеленном коврике в моем кабинете напротив друг друга. Перешли сюда сразу после неплотного ужина, приготовленного Таней. Она еще дала Мелиссе переодеться в халат Наташи, обе примерно одной комплекции, довольно худощавой. Я держал девушку за руки и инструктировал ее:

— Мелисса, пожалуйста, расслабься. Постарайся отвлечься от других мыслей. Вспоминай о нас, все, что ты знаешь, видела или слышала обо мне. А сейчас закрой глаза и не бойся, все у тебя будет хорошо!

Девушка послушно прикрыла веки, застыла сосредоточенно. Немного понаблюдал за ней, а потом ушел в ментал. Я надумал вытянуть Мелиссу сюда, заметил вчера, что у нее достаточно насыщенная аура, почти такая, как у Наташи. Предположил, что мне удастся перенести ее сознание в невидимый мир и уже здесь войти в ауру. Не сразу, после нескольких попыток — все же для меня это первый подобный опыт, у меня получилось, увидел рядом с собой призрачный образ хрупкой девушки. Она стояла неподвижно, зачарованная открывшейся перед ней нереальной красотой. Дал ей время как-то прийти в себя, мысленно сказал:

— Мелисса, пойдем со мной. Я покажу тебе этот фантастический мир, ты никогда прежде такого не видела!

Взял ее за прозрачную руку и мы полетели — к туманностям и созвездиям, плывущим в невесомости островам и лесам. Водил между причудливыми сооружениями совершенно невообразимых форм и оттенков, скоплениями светящихся тел, переливающимися цветами радуги. Я воспринимал эмоции девушки как свои — восторг, удивление, ее душа открылась всему очарованию окружающего мира, жадно впитывала сказочную красоту. А когда рядом с ней закружились призрачные птицы и зверьки, детская радость заполнила ее сердце — подставляла им руки, пыталась прикоснуться и погладить.

Подождав, пока Мелисса натешится с призрачными существами, передал ей мысль: — Я сейчас войду в твое поле, попробую считывать образы из памяти. Не волнуйся, все увиденное останется между нами.

Она кивнула головой, я окутал ее аурную оболочку своим полем, а затем проник через нее в сознание. Передо мной калейдоскопом проходили картины детства — маленькая девочка на руках у мамы, вот она пошла в школу, первая учительница. Маленькие радости и огорчения, первая детская любовь. Девочка уже выросла, заботы и интересы тоже стали взрослыми. Подруги, среди них узнал Ксюшу, совместные с мальчиками вечера, походы в кино и дискотеку. Выпускной вечер, бессонная ночь с одноклассниками. Вступительные экзамены, зачисление и первая встреча с однокурсниками. С этого момента я замедлил смену картин, стал внимательно следить за каждым эпизодом.

Вижу глазами девушки нашу группу, часть из них узнаю — они подходили ко мне. Совсем еще юные лица, любопытные глаза, первое знакомство. Вот и я — серьезный и важный, снисходительно смотрящий на младших товарищей. Первые лекции и семинары, новые преподаватели. И первая взрослая любовь — это опять же я. Соперничество с подругами за мое внимание, жалость к Ксюше, потерявшей голову от безответной любви. Потрясение от отчаянного поступка подруги и гнев на меня, доведшего бедную девушку к попытке самоубийства. А потом смятение чувств, охватившее Мелиссу, когда она узнала о близости подруги со мной. Радость за нее и ревность, горечь за свою несбывшуюся надежду стать когда-нибудь близкой мне.

Переживаю с девушкой страдания ее разбитого сердца, мучительные терзания при виде счастливой подруги, не скрывающей при всех свои чувства ко мне. Попытки найти счастье с другими юношами, они идут чередом передо мной. С кем-то из них у Мелиссы произошла первая близость, но ничего, кроме боли и разочарования, она не принесла. Все ей виделось мое лицо, как наваждение, оно не отпускало, не давало сердцу покоя, даже когда отдавалась кому-то другому. А когда узнала от Ксюши о случившейся аварии, прибежала в больницу, ждала исхода операции. Молила про себя бога, чтобы я выжил и выздоровел. Потом долгие месяцы отчаяния, когда я находился в коме, между жизнью и смертью.

Весть о моем возвращении к жизни и потере памяти потрясла Мелиссу, но предпринимать что-то она не пыталась, сердце устало от всех тревог. Даже то, что Ксюша оставила меня, не вызвало каких-то сильных чувств или надежд. Только вчера, когда узнала о моем возвращении в институт и встретила меня, у нее в груди вновь забилось до боли, прежние страдания вернулись с полной силой. Сегодня, увидев меня и услышав просьбу, решилась сразу, чтобы от нее не понадобилось. На сердце от радости, что может помочь любимому, стало горячо, с усилием преодолела желание броситься в объятия, сохранила невозмутимый вид. Сдерживала волнение, пока ехала рядом со мной, сидела за одним столом, а потом в кабинете переживала предстоящий сеанс. Только здесь, в этом невероятно красивом мире, отпустила на волю свои чувства.

Я смотрел на открывающиеся картины, слушал эмоции Мелиссы и поражался — не ожидал такой страстности в ничем с виду не примечательной девушке. Особо красивой ее не назовешь, заметно проигрывает той же Ксюше, статью тоже не блещет. Прежний я, судя по ее воспоминаниям, на нее не обращал внимания. Но ее страдания и переживания захватили меня — жалость и сочувствие сдавили сердце, боль Мелиссы передалась ему. Отпустил из своего поля ее ауру, обнял призрачную девушку, без слов передавая благодарность за ее любовь и доверие. Она застыла, казалось, даже боялась пошевелиться и напугать мою нежность. В таком настрое между нами не стал продолжать свой опыт, прервал сеанс. По существу, я не добился основной цели, образы Мелиссы не помогли мне пробудить память. Но оставил повторную попытку на следующий сеанс, был уверен, что девушка мне не откажет.

Первое, что увидел, выйдя из ментала — по-детски счастливое лицо Мелиссы, оно светилось восторгом от сбывшейся чудной сказки, пусть и в фантастическом мире. Смотрел и сам радовался, что хоть и не надолго, но доставил ей блаженство, заставившим забыть прежние невзгоды и разочарования. Девушка сидела с закрытыми глазами еще долго, ее тонкие пальцы покоились в моих ладонях, иногда вздрагивали, передавая душевное состояние. Я ждал терпеливо, пока она вернется из своих грез, а когда открыла глаза и смотрела на меня удивленно-не верящим взглядом, спросил тоном по-мягче:

— Мелисса, с тобой все в порядке?

— Да, Сережа. Только что это было? Как будто во сне или в сказке!

— Мы были с тобой в ментале, Мелисса. Я так называю невидимый обычным взглядом мир вокруг и внутри нас. Не каждый может видеть его, а он прекрасен, ведь так?

— Да, Сережа, его с ни чем не сравнить!

— Если хочешь, то завтра можно повторить. Да и мне еще надо провести сеанс с тобой. Начало положено, но пока нужного результата нет. Ты согласна, Мелисса?

Не сомневался в ответе девушки, после ее безусловного "Да" предложил отвезти домой, а завтра после занятий продолжить вновь у меня. Так и поступили, теперь каждый день мы вместе переносились в волшебный мир. Пока девушка любовалась им, забавлялась с призрачными созданиями, я пытался раз разом открыть свое прошлое, пользуясь как ключом своим образом в ее воспоминаниях. Но ничего не вышло, моя нынешняя память молчала, не отзывалась на такие подсказки. Единственно, что я извлек для себя из воспоминаний Мелиссы — стал лучше представлять, каким я был прежде. Что-то мне показалось нужным перенять, но и отвращающего тоже заметил. Можно сравнить нынешний разбор, как взгляд на себя со стороны — грехи и достоинства заметнее.

Образовалась проблема с Мелиссой, вообще-то, мне следовала ее ожидать. Наше общение, совместные прогулки в ментале пробудили с большей силой ее чувство, любовь ко мне у нее стала всепоглощающей. Все остальное — учеба, подруги, прежние друзья, даже семья, — не представляло для нее смысла без меня. Ночами плохо спала в нетерпеливом ожидании следующего дня и встречи со мной. Я видел такое в ее видениях, но ничего не мог поделать, влиять через сознание на чувства я еще не научился. Да и прежний "я" вряд ли справился с такой сильной страстью.

У меня самого Мелисса, кроме жалости и благодарности за помощь, других чувств не вызывала, даже сексуального влечения. Да и не было в ней никакой изюминки, могущей хоть как-то привлечь к себе. Но оттолкнуть ее от себя уже не мог, чувствовал, что добром для бедной девушки это не кончится. Ничего толкового, как выйти из такой ситуации, не придумал, обратился за советом к женам. Рассказал все как есть, а потом принялись вместе ломать голову. Брать ее в семью как прежде Ксюшу — мне никак не хотелось, ясно понимал, что она мне будет в тягость. Так и объяснил Наташе, от своей доброй души предложившей этот вариант. Алена высказалась за другое решение: — Сделай ей ребенка, будет девушке на кого направить свою безудержную любовь.

Меня подобный выход не привлек, считал, что он только умножит проблему: вряд ли отвратит от меня Мелиссу, да и с ребенком будут лишние сложности. Компромиссный вариант предложила Таня — пусть живет у нас, если захочет, но без каких-то обязательств с моей стороны. Так и приняли, в ближайший день я высказал Мелиссе:

— Извини, что затрагиваю твои чувства. Но я знаю о них и отношении ко мне. Не могу ответить тебе взаимностью, но и оставлять без помощи тоже не хочу. Можешь, если желаешь, жить с нами, но пока о близости между нами речи нет. А там дальше видно будет. Пожалуйста, обдумай мое предложение, и не обижайся, я иначе не могу.

Девушка молчала. Начальное недоумение на ее лице перешло в боль понимания, что какие-то надежды на возможное счастье канули прахом, жизнь вновь безжалостно ударила в самое сердце. Она побледнела, едва слышно застонала и закрыла глаза, по ее щекам потекли слезы. Мне самому стало горько от мысли, что именно я принес ей новые мучения, жалость затопила меня. Притянул Мелиссу к себе, обнял, так и сидел, держа ее на руках. Она прижалась лицом к моей груди и заплакала навзрыд. Мне представилось, что это мой ребенок, которому больно. Встал, принялся ходить по комнате с девушкой на руках, покачивая и приговаривая утешающим голосом:

— Не плачь, Мелисса, у тебя все еще образуется. Я буду о тебе заботиться, моя маленькая девочка. Только, пожалуйста, не плачь, мне тоже нелегко.

Я говорил и чувствовал, как к глазам подступили слезы, голос предательски задрожал. Девушка оторвала голову от моей груди, посмотрела мокрыми глазами на меня, а потом воскликнула:

— Сережа, ты плачешь!

В ее голосе звучали удивление и сочувствие, нотка признательности за мое сопереживание ее боли. Ответил, улыбаясь сквозь слезы:

— Вот заставила меня заплакать.

После добавил:

— Тебе плохо, мне тоже. Пожалуйста, перестань терзаться. Может быть, когда-нибудь у нас уладится. А пока прими как есть, прошу тебя.

Мелисса молчала, не отрывая глаз от моих, а потом ответила:

— Хорошо, Сережа, я постараюсь. Буду рядом с тобой и ждать. Только знай, что жить без тебя не могу!

Вечером того же дня Мелисса переехала к нам, выдержав трудный разговор с родителями. Мои жены встретили ее сочувственно, помогли устроиться в бывшей Ксюшиной комнате. Старались при ней не демонстрировать нежности со мной, но после все же не выдержали — дальше у нас пошло в привычной атмосфере, с заботой и ласками, близостью днем и ночью. Мелисса вела себя незаметно, ее было почти не слышно, только иногда садилась рядом, несмело прижималась к моему плечу. А когда я уединялся с кем-то из жен, уходила в свою комнату и сидела там, запершись. Я видел ее покрасневшие глаза, когда она выходила к нам, чувствовал ее томление и однажды не выдержал. Взял Мелиссу прямо на полу после одного из сеансов, изредка я продолжал их с ней.

Как только вошел в нее, она закричала, а потом забилась в судороге, напугав меня. Девушку схватили спазмы, я даже не мог выйти из сжавшегося лона. Только после долгого времени и моих успокаивающих слов и ласки ее отпустило, она бессильно откинулась и размякла, а потом заплакала. Всхлипывая, проговорила:

— Извини меня, Сережа. Я мечтала о близости с тобой, а сейчас будто сошла с ума! Не понимаю, что случилось со мной.

Успокаиваю девушку:

— Ничего страшного, Мелисса, просто ты переволновалась. Если хочешь, мы продолжим, только осторожнее, хорошо?

Мягкими ласками подготовил ее, а потом медленно вошел. В первый момент она вновь сжалась, но до судорог не дошло, так и довели до ее оргазма. После небольшого отдыха вновь продолжили, пока девушка не отпала в изнеможении. С тех пор так и повелось, за каждым сеансом я проводил Мелиссе сексотерапию, если так можно назвать наши бережные совокупления. Не рисковал идти с ней на те безумства, которым отдавался с женами, памятуя о психических сложностях девушки. Она же теперь спокойнее переносила мои ласки с подругами. Да и в общем тонусе произошел заметный сдвиг, стала гораздо жизнерадостней и общительней.

В одном из сеансов с Мелиссой произошел прорыв. Видел ее глазами, как я помогал однокурснику, упавшему на футбольном поле после столкновения с налетевшим соперником. Внезапно пришло озарение, вспомнил, что же совершал тогда. Вот я осматриваю состояние травмированной ноги, вижу поврежденные ткани, перелом малоберцовой кости. Складываю небольшой осколок, срашиваю его энергетическим лучом, такую же процедуру провожу с разорванными сосудами, потом восстанавливаю здоровую структуру кости и тканей. Полного представления о том, как я выполнял операцию, у меня не создалось, но общий механизм и последовательность действий понял.

Первый успех с возвращением памяти вызвал перехлестывающие за край эмоции, от радости выпал из ментала, а потом отдался сумасшедшей страсти с Мелиссой, забыв об осторожности. Девушка стала моей Мнемозиной, хранительницей памяти, от эпизода к эпизоду из ее воспоминаний я узнавал все больше о прошлых умениях. Пусть и без детальных подробностей, фрагментами, но уже то, что раскрылось, поразило меня — мои нынешние способности составляли ничтожно малую долю от прошлых возможностей и знаний. Мне предстояло много работы — нарабатывать нужные навыки, экспериментировать, искать оптимальные параметры, — но все это дело времени, главное — знал, что и как достичь.

Носил Мелиссу буквально на руках, едва ли не молился на нее, а она расцвела от моего восторга, вся лучилась счастьем. Не мог уже без нее и часа провести, и днем и ночью она была рядом со мной. А сексуальные утехи между нами перешли мыслимые границы. Девушка избавилась от прежних страхов, раскрылась во всей своей страстности, о каких-то предосторожностях мы и не вспоминали. Заметил, что с тех пор, как наши соития стали самозабвенными, я все больше знаний перенимал из образов девушки. По-видимому, ее эмоции напрямую отражались на глубине слияния наших сознаний. Такое наблюдение подстегнуло возродившееся влечение, сдерживало только еще слабое состояние Мелиссы, надолго ее сил не хватало.

Тем временем в институте наступила пора зачетов, а потом сессия. Меня допустили к ним, сдавал вместе со студентами второго курса. С контрольными и зачетами я не беспокоился, у меня достаточно было свободного времени, чтобы заранее подготовиться по всем заданиям. С экзаменами обстояло немного хуже, по некоторым предметам не все еще запомнил. Объем материала большой, по той же гистологии и физиологии. Хорошо еще, что самый трудный предмет — анатомия, — у меня засчитан, я его сдал в зимнюю сессию, еще до аварии. Но и без него нагрузка оказалась чрезмерной, практически за три месяца я прошел годовую программу. Но страхи почти не оправдались, пусть и на четверки, но сдал все экзамены. Правда, преподаватели принимали их у меня не строго, прощали небольшие огрехи.

Уже спокойно, без спешки, принялся за отработку тех сведений, которые я получил с помощью Мелиссы. Самыми главными принял два направления — оперирование энергетическим полем и выход в астрал. Именно с их помощью я прежде проводил самые сложные операции. Конечно, следовало начинать с самых азов, чем и занялся. Первое, что знал наверняка, необходим огромный резерв жизненной энергии. К этому времени он у меня пополнился существенно, но, сравнивая с прежним, ясно понимал, что мне еще надо трудиться и трудиться, чтобы добиться хотя бы сотой доли. То, что я получал естественным образом — от положительных эмоций и сексуальных занятий, было слишком мало, понадобится не один год, чтобы набрать минимально нужный объем.

Долго думал, как же мне ускорить рост энергетики, но никакого реального пути так и не нашел. И тут очень ценную подсказку дала Наташа, которой я как-то посетовал на свою проблему:

— Знаешь, Сережа, ты как-то говорил, что тебе помогло святое место возле Сенежского озера. Там еще красивый водопад и храм — забыла его название. Может быть, тебе стоит съездить туда?

В воспоминаниях Мелиссы я никакого упоминания о святом месте не нашел. Наверное, Сергей был там раньше, еще до знакомства с девушкой. Но все же решил последовать совету Наташи, отправился на следующий день к этому месту. Никого не собирался с собой брать — все же поездка в обе стороны утомительная, — но Мелисса уговорила, поехала со мной. Направился по прямой дороге, не вокруг озеро — она хоть и хуже состоянием, но намного короче. По пути мы остановились возле речки, искупались, затем перекусили и отдохнули немного в тени раскидистого дуба — этот июньский день выдался жарким. Ближе к полудню по проселочной дороге доехали к храму Сергия Радонежского, оставил на гостевой площадке минивэн. Что делать дальше — я не представлял, пока последовал по тому пути, каким когда-то прошли здесь прежний я и подруги.

Вместе с Мелиссой поднялся к водопаду, постоял у источника, бьющего прямо из скалы. Я пытался почувствовать что-то особое, какой-то знак, подсказывающий о влиянии этого места на мою ауру и энергетику, но ничего примечательного не обнаружил. Подождал, пока подруга налюбуется открывшимся с высоты видом, сам тоже осмотрелся, но после красоты в ментале особо не впечатлился. После спустились к месту омовения паломников, заняли очередь в душ. Народу было немного, туристический сезон только начался. Мелисса побоялась холодной воды, не стала заходить в душ. Прошел сам и встал под ледяной поток, льющийся со скалы. Простоял минуту, кроме обжигающего холода, опять же ничего не почувствовал.

Стоял возле машины и раздумывал, где же здесь прежний я мог получить источник своей силы. Словам Наташи поверил сразу, как она рассказывала, раньше я не отличался особой энергетикой, все поменялось именно здесь. В мои мысли вмешалась Мелисса, высказавшая свою просьбу:

— Сережа, коль мы здесь, давай зайдем в храм. Я раньше в церкви не была, интересно, как там?

Только что в храме закончилась обедня, открыли свободный вход для любопытствующих. Согласился с подругой: — Хорошо, зайдем.

Поднялись на парадное крыльцо — паперть, а потом через притвор прошли в молитвенный зал, огляделись здесь. Стены украшены росписью, задняя, у алтаря, увешена иконами. Свет, льющийся сквозь большие окна, хорошо освещал картины, принялись рассматривать их. Прошли по кругу, дошли до икон, именно здесь я уловил что-то необычное. На душе стало легко, все заботы ушли из головы. А потом почувствовал, как в меня вливается какая-то неведомая сила, отличающаяся от той, что я обычно ощущал. Не столько физическая, а иная, можно сказать, духовная. Стоял, замерев, прислушиваясь к себе. Так прошла минуту-другая, а потом резко поменялось, внешний мир вторгся в мои чувства, услышал звуки, голос Мелиссы, обеспокоенно спрашивающей меня: — Сережа, что с тобой?

Ответил, взяв ее за руку и ведя к выходу: — Все хорошо, Мелисса. Пойдем во двор, я там тебе расскажу.

После, выйдя из храмового комплекса, сказал девушке: — Похоже, я нашел то, что искал. Пока точно не знаю, но что-то во мне изменилось, дома проверю.

А потом обратился к ней с вопросом: — Мелисса, ты сама что-нибудь почувствовала, там, у икон?

— Нет, а что там такое было у тебя?

— Наверное, верующие называют такое чувство благостью — мне стало легко, как-будто очистился от всех забот и грехов.

— Да, неспроста сюда тянутся паломники. Наверное, поэтому это место называют святым, получают божье благословение.

Подруга на минуту задумалась, после продолжила: — Только почему я ничего не почувствовала? Или надо иметь особый дар, чтобы принять ту благодать?

— Не знаю, Мелисса. Сам я себя не считаю верующим, но сегодня убедился, что есть нечто сверхъестественное, которое умом не понять, только сердцем или душой.

Уже дома, в кабинете, проверил, что за дар получил в храме. Мое поле раскрасилось новыми оттенками, к прежнему — оранжевому, добавился зеленовато-изумрудный, а резерв энергии увеличился на порядок. Хотя он не достиг того, что я считал достаточным, но с ним уже можно начинать эксперименты. Не стал откладывать на будущее, приступил сейчас. Я предварительно наметил, что мне надо опробовать, взялся за более детальное изучение ауры и способы воздействия на него. Сначала на себе, а потом на близких максимально аккуратно влиял своим полем на отдельные участки, а через них на ответственные органы. Первые пробы принесли некоторые результаты, которые можно было считать обнадеживающими. Более предметным будет заключение после реальной отработки в условиях клиники, но до того еще не скоро, взялся за другие эксперименты.

Теперь каждый день по несколько часов занимался исследованием и начальной отработкой тех воздействий, что я видел в операциях себя прежнего. Что-то получилось, но больше осталось пока нерешенным. Насколько я понял, нужно для них выйти в астрал и уже из него выполнять самые сложные и ювелирные операции. Но попытки добиться такого эффекта не привели к успеху, раз за разом терпел неудачу, только напрасно расходуя свои силы. Мне просто не хватило энергии, чтобы пробить выход во вселенную астрала, надо еще намного больше. Я зашел в тупик — все, что мог отработать с нынешним уровнем, уже провел, осталось снова работать со своей энергетикой, искать новый источник ее пополнения.

Тем временем в семье наступили перемены — вначале забеременела Мелисса, а потом о подобной новости сообщила Наташа. Младшая подруга, как только наши отношения стали близкими, заявила мне о желании родить. То, что придется прервать учебу, ее не остановило, даже посчитала лучшим — через год будет учиться со мной. А ребенок даст ей полное женское счастье, наряду с моей любовью и заботой о ней. Пошел навстречу Мелиссе, мы перестали беречься от зачатия, с полной страстью принялись творить свое будущее дите. Вскоре после поездки в храм подруга поведала мне о задержке, а потом в консультации ей подтвердили беременность. С того дня подруга заметно поменялась, старалась ходить плавно, часто застывала на месте и прислушивалась к себе. На ее лице отражались радость и волнение впервые испытываемого состояния, пока больше ею воображаемого, чем реального.

Наташа еще в прошлом году собиралась рожать, но происшедшая со мной авария и последующие события сделали невозможным ее намерение. Только теперь, когда у меня более-менее определилось, вернулась к своему желанию. Правда, встал вопрос в связи с подобным планом Алены, та тоже захотела родить. На семейном совете решили, что сразу три беременные жены будут перебором, оставили Алену на следующий год. Наташа больше не стала откладывать, через две недели после Мелиссы сообщила о своем интересном положении. Обе будущие роженицы стали объектами общей заботы, их берегли от лишних нагрузок, включая и постельные. Всю тяжесть семейных обязанностей приняли на себя Таня и Алена, справлялись спокойно, с моей помощью. Меня строго предупредили, чтобы не усердствовал с беременными женщинами, берег их и холил. С чем я, разумеется, безоговорочно согласился и исправно исполнял.

В июле, как только Алене дали отпуск, мы всей семьей собрались на отдых. Ранее, когда решали с выбором его места, разбирали разные варианты, но все же остановились на пансионате у озера. Правда, у женщин еще не прошли страхи с происшедшей там трагедией, но лучшего не нашли. Отправляться в дальнюю поездку с малыми детьми посчитали слишком хлопотным. Такой выбор стал в какой-то мере фатальным для нашей семьи, а для меня особенным, рубежным. А пока укладывали вещи в две машины, собирали радостно возбужденных детей, поздним утром выехали из дома. Ехали не спеша, Алена впереди, я за ней, каждый час останавливались на придорожной парковке, давали возможность малышам оправиться и размяться. Приехали в пансионат к обеду, оформились и устроились в большом четырехкомнатном коттедже.

Отдохнули с пути, ближе к вечеру направились с детьми в аквапарк. Ничто здесь не напоминало о случившемся два года назад несчастье. Народу было очень много, к каждому аттракциону гигантские очереди. Подруги разошлись по ним, занимая очередь, я же с малышами побарахтался на мелководье. Они облепили меня со всех сторон, самые младшие — Вова с Виталиком и Лена, — у меня на руках. Зашел в воду по грудь, катал как на буксире уцепившихся за плечи и шею Валюшу и обоих Сереж. Писку и визгу было предостаточно, дети не хотели выходить из воды, пока их мамы не позвали нас на аттракционы. Пробыли здесь до самого ужина, прошли все аттракционы — памятную для жен горку, карусели, шары и колеса. Дети просили после каждого круга повторить, даже самые маленькие. Мы, разумеется, шли им навстречу, и так раз за разом, на радость малышам и себе.

Поздним вечером, уложив детей спать, отправились на дискотеку, беременные также. Она длилась долго, заполночь, так что душу в захватывающих танцах отвели сполна. Время от времени жены по очереди убегали проведать малышей, возвращались и так до самого закрытия танцевального вечера. Уставшие и довольные вернулись в коттедж, приняли душ, после я провел женам релаксацию — с Наташей и Мелиссой бережно, зато отвязался на полную катушку с Таней и Аленой. Наутро встали бодрыми, полными новых сил, после позднего завтрака отправились на пляж. Так сложилось, что я больше возился с детьми, а жены купались сами, кружась рядом. К полудню вернулись в коттедж, а дальше повторилось по вчерашнему дню и ночи. Так проводили день за днем, пока не случилось происшествие, едва не приведшее к большой беде.

 

Выброс ядовитого газа на озере

 

 

  • Рим, прости... / Фурсин Олег
  • Глубина / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Курмакаева Анна - СОН / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Оборотень-Лиса / Королевна
  • Хочу!.. / Фурсин Олег
  • Танец Коломбины / Богомолова (Лена-Кот) Леонида
  • Чёрная берёза. Kartusha / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Лезвие ножа / Сладкий яд / Kalip
  • Письмо / Берман Евгений
  • Эврика! Недопонятость... / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Химия / Маятник / Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль