Разбор по-мастерски № 57: Голосуем!

25 июня 2016, 09:53 /
+18

Уважаемые мастеровчане!:-)

Добро пожаловать на очередной разбор по-мастерски.

Цель — создание площадки для развития и совершенствования мастерства критиков.

 

Начинается голосование! Отсчёт пошёл!

Голосование продлится до 24:00 26 июня 2016

 

Разбирался рассказ Валерия Филатова «Забытый полёт»

 

Текст для разбора

writercenter.ru/library/fantastika/rasskaz/zabytyj-polet/159629.html

— Дьявол, что за дерьмовая планета? — выругался Джон.

Мониторы общего обзора показывали равнину, сплошь усеянную булыжниками всевозможного размера.

— И как только опоры не сломали?

Капитан Тортенссен устало откинулся на спинку своего кресла. Посадка проходила тяжело, звездолет то и дело терял тягу в двигателях, хорошо, пилот Луиджи Вилья не первый год пилотировал боевой корвет класса «Пиранья», иначе бы их разнесло по кусочкам на этой каменистой равнине.

— Лейтенант Вилья, вам моя особая благодарность, — проговорил капитан.

— Спасибо, сэр, — Луиджи смахнул со лба обильно выступивший пот.

Экипаж постепенно приходил в себя.

— Иван, — позвал Тортенссен канонира корвета, — что у нас на радарах?

— Ничего нет, сэр, — раздался ответ, — сейчас просканирую пространство в различных диапазонах.

— Хорошо, доложите мне, — капитан щелкнул тумблером внутренней связи, — экипажу собраться в кают-компании через минуту.

И добавил, выключив связь.

— Джон, вы остаетесь в командном отсеке, вместе с Иваном. Обо всех изменениях докладывать мне немедленно.

Капрал Джон Мерфи кивнул, бросив взгляд на канонира, который склонился над своим терминалом.

Капитан   вошел в кают-компанию в сопровождении лейтенанта Вильи. Экипаж поднялся, приветствуя своего командира. Свен Тортенссен служил во флоте уже тридцать лет, и прошел нелегкий путь от матроса до капитана боевого корвета. Экипаж на свой корабль Свен подбирал всегда сам, тщательно выбирая людей. Чтобы остаться в основном экипаже, нужно было пройти двухлетнюю стажировку. И далеко не все люди, приглашенные служить на корвет «Кросса», смогли выдержать повышенные требования капитана. Ну, а те, кто оставался, были настоящими профессионалами и фанатиками своего дела.

Тортенссена очень уважали во флоте, и его корвет являлся образцом дисциплины и боевой выучки.

Экипаж корвета был небольшим. Помимо самого капитана, он состоял из десяти человек.

Боцман — капрал Джон Мерфи, угрюмый и нелюдимый, но очень исполнительный и ответственный человек, настоящий ас своего дела. Застенчивый долговязый итальянец Луиджи Вилья был виртуозным мастером пилотирования. Механик Хью Мимото — маленький весельчак, эрудит, мастер на все руки. Настоящий гигант, сержант Аллен Гиз, добродушный и очень мягкий по натуре человек, обладающий невероятной силищей. Особняком стоял канонир, русский мичман Иван Белов. Сначала экипаж его недолюбливал. Иван держался на расстоянии от парней, никогда не участвовал в вечеринках и попойках. Но, однажды, отношение к нему изменилось. Дело было на учениях, корвет попал под внезапный метеоритный дождь большой плотности. Пальцы Ивана летали по клавиатуре наведения зенитных орудий с такой скоростью, что казалось, растворялись в воздухе. Он спокойным голосом еще успевал корректировать полет корвета по вырубленному от метеоритов пространству. Когда они вырвались из смертоносного потока, русский улыбнулся, и сказал, вытирая пот:

— Черт, клавиатура неудобная, пару раз промазал.

И экипаж стал уважать этого неулыбчивого парня.

В этом учебном полете на борту находились еще пять матросов-первогодок, приданных экипажу для стажировки.

Боцман с канониром несли вахту. Семь человек отдали честь командиру.

— Вольно, господа, — махнул рукой капитан, — доложите о состоянии корабля, и ваши соображения по поводу сложившейся ситуации.

— Сэр, — начал механик Хью Мимото, — я в растерянности. Создалось впечатление, что кто-то высосал энергию из наших реакторов. Топливо просто исчезло из хранилища. Сейчас системы корабля работают на остатках энергии в оружейных накопителях, а это на пару дней.

— А почему не исчезла энергия из орудийных башен? — спросил капитан.

— У меня не было времени проанализировать это, сэр, — ответил Мимото.

— Идите, Хью, — приказал Тортенссен, — мне нужен ваш анализ. И переведите корабль на минимальный расход энергии. Очень жду вашего конструктивного доклада.

— Что со связью, Аллен? — последовал вопрос к оператору связи.

— Система в полном порядке, сэр, — доложил сержант Аллен Гиз, — я успел протестировать. Будет энергия — будет связь.

— Хорошо, — кивнул капитан, и посмотрел на новичков экипажа, пятерых матросов-новобранцев.

— Господа, вам облачиться в скафандры и проверить личное оружие. Будете в полном распоряжении боцмана. Идите.

— Есть, сэр, — матросы бросились выполнять приказ. Кают-компания опустела.

— Все это очень странно, сэр, — начал Вилья, — странная звезда, странная планета и странная посадка.

— Космос вообще очень странное место, Луиджи, — капитан задумался, — ваши соображения, лейтенант?

— Надо искать энергию, без нее мы не уйдем отсюда. И провести разведку на поверхности, вряд ли наши сканеры работают. А разведчики может быть, что-то обнаружат, энергия не могла исчезнуть бесследно. У нас были почти полные хранилища, — высказался Вилья.

— Я согласен с лейтенантом, сэр, — раздался басовитый голос сержанта Гиза, — разведчиков можно снабдить коротковолновыми передатчиками, они работают на батареях, как и наши пушки, по аналогии принципа работы систем.

Тортенссен кивнул, но не спешил отдавать приказ, будто ждал чего-то. Он прошел в командный отсек.

— Джон, — последовал его приказ, — пройдите к матросам, проверьте их снаряжение, и сами облачайтесь в скафандр. Возможно, вам предстоит экскурсия на поверхность.

— Слушаюсь, капитан, — козырнул боцман.

— Иван, что на радарах? — Тортенссен повысил голос, — почему я не слышу доклада?

Канонир вздрогнул.

— Сэр, на экранах пусто, сэр, — проговорил Иван, — необычные показатели гравитации. Мне кажется, она мала для такой крупной планеты, на которой мы торчим.

— Вот! — воскликнул Луиджи, — мы заметили эту планету визуально! По курсу не было никаких объектов на наших радарах. Я включил форсаж, и стал уводить корабль в сторону, и только тогда двигатели начали захлебываться.

Замигала лампа вызова на командирском терминале. Тортенссен нажал клавишу связи.

— Сэр, — раздался голос механика, — исчезло топливо для маршевых двигателей. В системах накопителей энергии достаточно. Я попробую подсчитать, может ее хватит, чтобы поднять корабль с поверхности. Но, чтобы дойти до базы этой энергии не хватит точно.

— Понял вас, — ответил капитан, — работайте. Может быть, вам придут в голову более оптимистичные мысли.

Выхода не было. Капитан включил экран обзора. Куда не кинь взор, везде камни на поверхности. И лежат как ровно, камешек к камешку.

Да, прав Луиджи, какая-то странная планета. И звезда необычная, свой спектр света меняет, как перчатки. То ярко-желтая, то оранжевая, то почти белая. Или это экраны так работают?

— Иван, вы фильтры на оптике проверяли?

Канонир замер на секунду.

— Простите сэр, нет, — виновато ответил он, — немедленно займусь этим.

Капитан сел за свой терминал.

— Боцман, пятиминутная готовность для выхода на поверхность, — передал Тортенссен по связи.

— Есть, сэр, — последовал отзыв Джона Мерфи.

— Джон, аккуратно там. Сила тяжести мала, встаньте на канат.

Это значило, что люди должны привязать себя фалом и идти по поверхности цепочкой, с расстоянием не более двадцати метров друг от друга.

— Джон, вам направление от передней опоры по правому борту по носу корабля. Идете вперед до одной трети расхода энергии в скафандрах. Докладываете через каждые десять минут.

— Слушаюсь, капитан. Мы в шлюзе. Можете начинать снижение давления.

Свен ткнул клавишу открывания шлюза, и повернулся к канониру.

— Иван, направьте стволы передней башни по пути следования группы.

Корвет дрогнул. Это упала аппарель входного шлюза. На экране обзора капитан увидел, как его подчиненные довольно быстро удалялись от корабля по поверхности.

— Да, — сказал капитан, — шустро они шагают. Сила тяжести довольно низкая.

Мерфи замыкал колонну разведчиков. Боцман неоднократно подтягивал фал, чтобы его молодые подопечные не слишком резво отталкивались от поверхности.

— Франц, короче шаг, — раздался окрик Мерфи, — а то взлетим на хрен.

Боцман притормаживал направляющего матроса, чтобы люди не слишком высоко взлетали вверх на каждом своем шаге.

Прошло немного времени, и разведчики скрылись из виду, будто растворились в камнях, лежащих на поверхности.

— Сэр, — позвал канонир капитана, — что-то непонятное. На радаре четко вижу группу Мерфи, но они словно висят в воздухе, поверхность планеты поглощает сигнал радара!

Тортенссен переключил сигнал на свой монитор. Действительно, группа двигалась в пустоте.

— Сержант Гиз, — немедленно скомандовал капитан, — выйдите на поверхность. Возьмите с нее один камень, и принесите на корабль.

— Слушаюсь, сэр, — отозвался сержант.

— Аллен, будьте со мной на связи все время, — чуть не крикнул Тортенссен, — и прихватите какой-нибудь инструмент. Думаю, вам понадобиться приложить некоторые усилия, чтобы сковырнуть хоть один булыжник. И привяжите себя к кораблю коротким фалом.

— Капитан, группа Мерфи вышла за пределы обнаружения, — подал голос канонир, — черт, невероятно! Дальность работы сигнала чрезвычайно мала. Всего пятнадцать километров.

Капитан нахмурился. Догадка, проскользнувшая в его голове, стала обретать вполне реальные очертания.

Из динамиков раздались удары металла о камни, и отборная ругань сержанта Гиза. Иван переключился на обзор того места, где находился Аллен.

Сержант, перебирая вслух всевозможные ругательства, неистово колотил какой-то железякой по поверхности. Гиз обладал недюжинной силой, и при каждом мощном ударе сержанта, его тело подпрыгивало вверх, что очень нервировало здоровяка Аллена.

— Сержант, попробуйте не бить, а подковырнуть породу, — вмешался капитан.

Аллен запихнул железку в расщелину между камней, и повис на этом рычаге всем телом. В динамике раздалось его натужное кряхтенье.

— Капитан, — послышался голос Мимото, — а у нас что, теперь гальюн за бортом?

В этот момент раздался звук рвущегося железа, и отборная ругань сержанта. Выдернутый осколок породы ударился об обшивку звездолета, и срикошетировал внутрь переходного шлюза. Сержант прыгнул следом, успев нажать рычаг подъема аппарели.

— Капитан! Сэр! — послышался тихий крик боцмана, — тут такое! О, господи!

— Мерфи! — заорал Тортенссен, — немедленно назад. Иван, приготовиться к залпу.

— Нет, капитан, — далекий боцман запротестовал, — не стреляйте. Мы скоро вернемся.

— Отбой, Иван, — скомандовал Свен, — кстати, а почему связь с Мерфи не прерывалась?

— Сэр, — отозвался канонир, — частота сигнала разная.

— А можно настроить радар по частоте связи? Мы увидим картинку?

— Сейчас попробую, сэр.

В командный отсек ввалился сержант Гиз.

— Вот тот дерьмовый камень, сэр, — Аллен положил перед капитаном небольшой камешек черного цвета.

— Мимото, зайдите в командный отсек, — попросил Свен механика.

Хью появился через минуту.

— Попробуйте изучить этот материал, — капитан показал пальцем на кусок породы.

Мимото испуганно отшатнулся.

— Это то, сэр, над чем трудился недавно сержант Гиз? Скажи, Аллен, и как тебе это удалось, не расстегивая скафандр?

Раздался приглушенный смех канонира. Сержант сделал страшные глаза и вдохнул воздух.

— Аллен, не надо, — поспешил поднять руки механик, — я все понял. И все-таки.

Хью вынул кусок материи и осторожно обернул камень.

— Я попробую, сэр, — быстро сказал Мимото и удалился. Сержант медленно выдохнул воздух.

— Сэр, я не поверил своим глазам, — возбужденно рассказывал вернувшийся боцман, — там, на небольшом пространстве стоит с десяток кораблей! Они все мертвые, сэр. Аппарели спущены. Некоторые корабли почти развалились. Я побоялся осматривать их.

— Это правильно, Джон, — кивнул капитан, — я думаю, мы сможем посмотреть на них с наших экранов.

— Да, сэр, — кивнул канонир, — я настроил один из радаров. Картинка есть, правда не очень четкая.

На большой панели появилось изображение.

Девять кораблей стояли близко друг к другу на поверхности. В лучах странного светила их силуэты выглядели немного размыто, но некоторые детали разглядеть было возможно.

— Это совсем непонятно, — сказал Луиджи.

— Ни черта себе, — воскликнул вошедший механик, — о, дьявол, я знаю, что это за корабль.

Он ткнул пальцем в один из звездолетов.

— Я видел приблизительно такой корабль в одном из туристических проспектов. Помню, мои родители хотели путешествовать, и выбирали компанию. Я даже знаю тип корабля. Это межзвездный лайнер класса «Центурион». Другие корабли мне неизвестны. Но, обводами сильно напоминают земные звездолеты. Вероятно, они очень старые.

О, сэр! Главное. На этом лайнере стоит пара планетарных двигателей. В них не применяется топливо из тяжелых изотопов радиоактивных металлов. Идет смесь сжиженного водорода и какой-то хрени. Если в наших двигателях поменять отражатели на форсунки, мы сможем двигаться, используя импульсы водородных взрывов. Правда, придется немного повозиться.

Сержант Гиз кинулся к механику, и сжал потомка японских самураев в своих могучих объятиях. Мимото захлопал глазами, удивленно выглядывая из-за плеча гиганта.

— Хью, дружище, я всегда знал, что ты маленький гений! — послышался приглушенный голос Аллена.

— Мимото, сколько вам нужно времени? — вздохнул с облегчением капитан, появилась крохотная надежда убраться его кораблю с этого непонятного и страшного места.

— Немного, сэр, — ответил Хью, — надо доставить контейнеры с водородом на наш корвет.

— Экипажу, внимание, — скомандовал Тортенссен, — начинаем операцию по переброске контейнеров, если таковые имеются на том корабле, и предполетную подготовку. Мимото, возьмите столько людей, сколько понадобится. Операция может быть опасной, нам неизвестно, с чем или с кем мы можем столкнуться. Прошу всех соблюдать осторожность и быть предельно внимательными. Мимото, командуйте. Лейтенант Вилья и мичман Белов остаются со мной в командном отсеке.

Несколько часов ушло на поиски необходимых контейнеров, их демонтаж и переброску на корвет. Люди работали неистово, без устали.

Капитан наблюдал за работой экипажа молча, отдав инициативу действий в руки профессионалов, каковыми собственно его люди и являлись.

— Форсунки поставлены, сэр, — доложил Мимото, — разрешите проверить работу.

— Хорошо, Хью, — кивнул Тортенссен, — Луиджи, скорректируйтесь с командами механика.

Вилья пробежал пальцами по клавишам своего терминала.

— Хью, я готов, — взволнованно доложил лейтенант.

Повисла тишина, нарушаемая тихим гудением приборов.

— Луиджи, ты только не торопись, — раздался негромкий, но твердый голос механика, — у нас все получится. Дай небольшой импульс на стартер.

Пилот нажал кнопку зажигания.

Звездолет дрогнул всем корпусом, будто живой, раздался громкий свистящий звук, и затих.

— Упс, — сказал механик, — сейчас поправлю. Генри, подтяни прокладку, но не дави сильно. Вот, молодец, — это Хью отдавал распоряжения в двигательном отсеке.

— Луиджи, давай еще раз.

Пилот перекрестился, и снова включил стартер.

Послышался ровный гул.

— Есть! — воскликнул лейтенант, — генератор закачивает энергию в реактор.

— Все по местам, — вскричал Тортенссен, — корабль к взлету.

Луиджи напряженно всматривался в приборы контроля.

— Готовность пятьдесят процентов, — доложил он, — давай, родной.

Это лейтенант уговаривал генератор работать быстрей.

Неожиданно раздался гул. Звук нарастал, корпус корвета стал дрожать, как в лихорадке.

— Что это? — послышался испуганный голос механика.

Тортенссен сжал губы.

— Это дрожит планета, на которой мы стоим, — сказал он, — Луиджи, давай взлетай, и уберемся отсюда!

— Нельзя, сэр, — ответил пилот, — мы только израсходуем энергию, нужно минимум восемьдесят процентов в накопителе.

— Лейтенант, Вилья, — проревел капитан, — приказываю. Взлет немедленно.

Гул перерастал в тяжелый грохот. Корвет стал опасно раскачиваться из стороны в сторону.

— Рви, Луиджи, — истошно заверещал Мимото.

Лейтенант судорожно потянул рычаг взлета, добавив энергию в двигатели.

— Аааа!!! — протянул пилот, будто своим криком мог помочь оторваться от поверхности многотонной громадине звездолета.

Корвет резко прыгнул вверх, издав двигателями звук, похожий на короткий стон. Вилья прибавил энергии, и звездолет рывками стал уходить от этой странной планеты.

Между тем на экранах обзора стало происходить нечто странное. Светило, возле которого кружилась таинственная планета, стало ярко красного цвета. Вокруг него появился оранжевый ореол, с которого сорвался короткий протуберанец ядовитого огня. Поверхность планеты разорвалась на мелкие куски, и во весь экран появилось изображение огромного механизма.

— Бог мой, — выдохнул канонир, — так это корабль!

На таинственном звездолете стали подниматься какие-то плиты, трансформируясь в башни.

— Луиджи, полный ход! — вскричал капитан, словно предчувствуя что-то.

Корвет быстро уходил в пространство космоса. Последнее, что увидели люди, три ярких луча голубого света, направленные в сторону светила из башен неизвестного гиганта.

— Луиджи, не дави на реактор так сильно, — Мимото говорил спокойно и ласково, — дал импульс, и в нейтралку. Это ж водород.

Лейтенант скинул руку с кнопки подачи импульсов резко, будто обжег пальцы.

— Эй, — раздался осторожный голос Аллена Гиза, — мы оторвались? А то матросы все в обмороке. И я страшно перепугался за них.

Капитан сидел в своем кресле неподвижно. Только сейчас он почувствовал, как одежда под скафандром вымокла от пота до последней нитки.

— Лейтенант, — скомандовал Тортенссен ровным голосом, — курс на базу. Экипажу выполнять работы по расписанию. И еще. Джентльмены, советую забыть, что с нами произошло. Все равно никто не поверит.

 

Правила

1. Победитель предыдущего тура — Ведущий — выбирает произвольный текст (рекомендованный объем 5-25 тысяч знаков с пробелами, согласие автора обязательно) и создает новую тему с заголовком «Разбор по-мастерски — <порядковый номер>»

2. Любой желающий новым комментарием пишет критический разбор на предложенный текст. Форма произвольная, но от нее зависит результат голосования.

3. Участники, зрители и критикуемый автор вправе вступать в вежливую и доброжелательную дискуссию с критиком в комментариях к критическому разбору.

4. Участники, зрители и критикуемый автор голосуют плюсами и минусами за критические разборы.

ИЛИ

Отдельным комментарием присылаем ТОП с обоснованием мест.

Подробная (или не очень) критика разбора приветствуется в качестве обоснования топа или в индивидуальном порядке на любой разбор.

Общий балл выставляется из расчета 1 место = плюс три плюсика, второе = плюс два, третье — плюс один.

5. Через две недели Ведущий объявляет Победителя — автора критического разбора с наибольшим количеством голосов.

 

Правила оформления

1. Критический разбор публикуется с новой ветки.

2. Критический разбор нельзя прятать в оффтоп.

3. Каждый разбор помечается заголовком: КРИТИКА НА КОНКУРС

 

Ура, у нас кворум:

 

Олег Игнатов

Данный рассказ для меня близок и по форме и содержанию. То, что критиковать в нем нечего я понял прочитав строк десять. Спасибо автору за прекрасную работу!

Я вначале написал, что рассказ мне близок как по форме так и по содержанию. Но… один грамадный недостаток в этом произведении все же есть. Это его объём. Когда мне попадается интересный рассказ я буквально расстворяюсь в нем. Бывало, начинаешь читать и так вживаешься в сюжет, что сутки напролёт. Читаешь и не можешь остановиться до тех пор, пока не увидишь как приговор — конец. Закрываешь книгу и думаешь восхиженно — Ну как это вообще возможно? На ум приходит Фенимор Купер, описывающий нравы Дикого Запада, индейцев, природу, реки и озера. Хищников в человечьем обличии, Благородных парней противостоящих злу вообще и злу в зле. И… вдруг узнаешь, что автор никогда не был в тех местах и вся эта прелесть — авторский вымысел! Так и здесь. Я читал и был на том корабле. Я так же как и все члены экипажа не поодался панике с таким капитаном. Я был там. Но, если бы рассказ был на порядок большим по объему, я лищь приветствовал это. Надеюсь, и что-то подсказывает мне, как любителю писать продолжения, что это лишь глава большого интересного романа, который я бы с превеликим удовольствием бы прочитал. Уверен, что попал бы в свой личный сад наслаждений.

 

Иван Валеев

Добрый/ая/ое [вставить время суток]. С вами я, ваш дорогой ведущий Иннокентий. И сегодня мы поговорим о необычайном происшествии, произошедшем, простите за тавтологию, в [вставить координаты] квадрате космоса…

Простите, перепутал тексты. Сейчас возьму нужный.

Краткое содержание рассказа.

Корабль «Кросса», боевой корвет класса «Пиранья», приземлился (припланетился?) на невидимую для радара планету, едва о нее не разбившись. Причем во время довольно жесткой посадки кто-то умудрился выкачать из реакторов пропасть энергии. Осталось лишь то, что было в накопителях не использованных при посадке орудиях. Планету радар не видит и после приземления. Сила тяжести для размеров планеты маловата. Что же до звезды, вокруг которой она обращается, та меняет спектр света от красной до белой.

Короче, аномалия налицо.

Часть интернационального экипажа выбирается из корабля на разведку и довольно быстро пропадает из виду, а еще один с изрядным трудом отдирает кусок поверхности планеты и притаскивает его для дальнейшего исследования.

Разведчики возвращаются и рассказывают про кладбище кораблей. На этом кладбище обнаруживается то, что можно использовать, люди демонтируют и перетаскивают это на свой корабль…

И лишь только когда «Кросса» готов (или готова) взлетать, планета обнаруживает свое истинное лицо.

Читается хорошо. Смысл в целом понятен. Заметно, что автор понимает, что именно он собирался сказать, и воплотил что хотел. Однако…

Первое, что начинает раздражать — это нарочито интернациональный экипаж. Швед, американцы (предположительно), русский, японец с американским именем (да еще уменьшенным, что странно вдвойне, ну эт ладно). Далее про этот интернационал стараешься честно забыть, чтобы не мешался.

Второе. Длинноватое представление собственно героев… Что характерно, четверых членов экипажа нам так и не представили, про стажеров молчу. (Вру, проскакивает имя «Франц». Если я правильно разобрался в диспозиции, то Мерфи пошел в разведку именно со стажерами.)

Невидимая для радаров планета — это интересно. Но — опять же, если я правильно все понимаю и планета поглощает весь сигнал радара, то удивление «висят в воздухе» тоже должно бы возникнуть сразу.

Момент с кораблями. Следует ли перенастраивать радар, если на корабле и так имеется аппаратура для визуального наблюдения? Кроме того, ведь корабли-то радарных лучей не поглощают и потому как-то заметны быть должны. (Ощущения, ощущения...)

«Смесь сжиженного водорода и какой-то хрени»… Специалист?..

Собственно после появления кораблей становится ясно, что будет дальше, и весь вопрос только в том, пожалеет ли автор героев или нет.

Пожалел.

Кроме того, у меня возникли побочные вопросы.

Первый, второстепенный. Зачем было нужно приземляться на планете? (В «планета возникла внезапно» не очень верится, потому что это штука довольно большая и должна бы наблюдаться визуально.) Но тут я мог что-то упустить.

Второй. Зачем «планетяне» оставили на поверхности свалку кораблей? Тем паче, с каким-никаким, а топливом.

Финал вызывает недоумение. Ребят, вы что, правда не включили ни одного регистратора?..

По стилю. Тут хорошо, но автору (как мне кажется) следует пробежаться свежим взглядом по тексту и прибрать некоторые смысловые повторы. Например, вот:

Боцман неоднократно подтягивал фал, чтобы его молодые подопечные не слишком резво отталкивались от поверхности.

— Франц, короче шаг, — раздался окрик Мерфи, — а то взлетим на хрен.

Боцман притормаживал направляющего матроса, чтобы люди не слишком высоко взлетали вверх на каждом своем шаге.

Честно говоря, последнее предложение я бы убрал либо переместил часть информации из него в первое или в авторские слова посреди прямой речи: «окрикнул Мерфи направляющего матроса».

Из динамиков раздались удары металла о камни, и отборная ругань сержанта Гиза.

[...]

В этот момент раздался звук рвущегося железа, и отборная ругань сержанта.

Тут понятно, да?

Знаки препинания и особенно оформление диалогов тоже требуют причесывания. Примеры даже в цитатах. Запятые нахрен не нужны. Ну и «короче шаг» — если окрик, то лучше с восклицательным знаком.

Итого. Рассказ понравился, но требуется некоторая — очень скромная для программы-минимум — правка (повторы, знаки препинания, оформление диалогов; больше можно ничего не трогать).

ЗЫ

Программа-максимум: можно переписать целиком, убрав лишние действующие (не действующие) лица и добавив кораблю цель (но нужно ли — не знаю).

ЗЗЫ

Со второй половины рассказа не мог отделаться от дежа вю («Пленники астеродида», сокращенный и более взрослый вариант; в конце — из-за финала — добавляется «Рассказ Пиркса»).

 

Borodec

Это больше не разбор, а высказывание имхо посл прочтения.

Общее впечатление — скучно. Много героев, неясные цели, невыразительность этих самых героев, абсурдность поведения.

Несмотря на подробную (и совершенно ненужную) характеристику для каждого героя я забыл их имена на следующем же абзаце. Во-первых, потому что её (информации) много, во-вторых, потому что она совершенно не обыгрывается в тексте.

Сюжет основан на героическом преодолении в духе советской фантастики тех проблем, с использованием достижением науки и техники. Межличностных или внутренних конфликтов не наблюдал, сплошное покорение неведомых сил, захапавших корабль.

Манера построения текста тоже вызывает сплошное недовольное ворчание. По тексту дается много пояснений, полностью не вписывающихся в сюжет. Тут и вставка про манеру связки прыгунов по поверхности планеты, и про технические характеристики. Я читатель художественного произведения, а не краткой статьи на тему “основы альпинизма по чуждым поверхностям для самых маленьких”.

По ходу дела я запутался, кто из полутора десятков людей куда побежал. На несколько страниц текста слишком много действий, последовательность которых несколько сомнительна.

Если опять возвращаться к советской фантастике, то требовался некоторый финал, который бы доносил до читателя некоторый моральный или нравственный посыл автора. Здесь я такого не обнаружил. Выбрались герои и выбрались, фраза про то, что никто им не поверит вообще никуда не годится. Кроме уже упомянутых регистраторов, которые должны были быть включены, еще имеется иной межзвездный двигатель, который не может не вызвать многих и очень интересных вопросов.

Этот двигатель вообще вызывает очень много вопросов. Мало того, что его смогли перенести на руках (про технику в рассказе не сказано), так его еще и привинтили на неподходящую конструкцию. Или тут очень фантастическое допущение, что вся техника разных поколений в том мире унифицирована, или просто технический ляп.

Нелогичное поведение инопланетного монстра. У одного корабля он полностью сожрал всю горючку, а у второго оставил полный бак.

Мой личный вердикт — переписать. Самым кардинальным образом. Или пометить большими буквами “Ранние черновики”. Как верно заметил Яркс в существующем виде это рассказ начинающего автора для начинающего читателя.

 

Shinha

Итак. Что имеем? А имеем довольно читабельный стандартный текст, со стандартным сюжетом.

Космический флот бороздит просторы Большого Театра Галактики и как положено во флоте все названия флотские от линкоров до матросов, что иногда даже можно забыть о том, что флот космический и моряки там могут быть скорее в качестве груза чем экипажа, в воздушном флоте, пока что, матросов не наблюдалось… ну эт такое.))

Сюжет: классика жанра, экстремальная ситуация и «надо шото делать». И делая это самое «шото», вдруг попадаешь в передрягу из которой чудом уносишь ноги. Лучче никому не рассказывать, всё равно не поверят хоть и фантастика.

Персоналии и действующие лица -описаны достаточно хорошо, так, что в некоторых даже прочитываются характеры. Типичность имён и фамилий даёт возможность предположить, что в космических флотах различных авторов служат представители одних и тех же галактических династий потомственных «моряков»., что безусловно придаёт большую достоверность тексту.

Однако непонятно зачем такое количество персонажей, для короткого текста сюжета.

Передряга: пропажа топлива, аномальные явления явно не соотносящиеся с таким близким и родным космосом, появление конфликта(?) технологически более развитых «соседей»(?) в космосе, безусловно интригует, однако интрига срезана элементарным «Полундра!» и концом текста, так что, кто, зачем и вообще, что произошло далее, остаётся лишь только домыслить, или ждать пока автор допишет.

Впечатление двойственное.

Как отдельный рассказ, текст перегружен второстепенными персонажами. Описанием их и т.д и т.п. Порадовала динамика развития событий, но к сожалению концовка не яркая, не хватило, то ли парадокса ситуации, то ли юмора который можно увидать в коротких рассказах у Р.Шекли, П.Андерсона и других мастеров жанра.

С другой стороны, если воспринимать текст как главу некоей повести или романа, тогда да, есть хороший задел для развития.

Вывод:

Прежде всего автору нужно определиться, что он хочет дать читателю — короткий рассказ, или же, что-то посущественнее.

Отсюда и «плясать» с сюжетом и деталями, стараясь выдержать баланс между необходимым и достаточным.

Вот такое, чисто читательское имхо.

 

Stoned Bender

У моего отца была любимая присказка «Это чертила или баба или армянин». прошу прощения за точность цитаты, никого не хочу обидеть.

а почему она вспомнилась? потому что ЭТО «чертил» гуманитарий в вакууме.

Читается конечно захватываще (прямо Майкл Бэй и Кибертрон!) но ровно до того момента пока не становится понятно что сюжета как такового тут нет. Просто эпизод без начала и без конца. как было сказано нет посыла автора.

А вот насчет технической стороны это даже не забавно. Ну не совсем конечно «гудящие стропила» у Ильфа с Петровым (хотя там гротеск). Но все же хочется понять как себе представляют авторы ЭНЕРГИЮ? Это жидкость? Для нее есть хранилища, это сосуды? Она бывает в накопителях — это емкости или некие аккумуляторы? Она тождественна топливу. Топливо у них изотопы тяжелых элементов. Топливо это не энергия. А все тяжелые элементы вроде бы металлы при нормальных условиях. Из современных перспективных предположений в голову приходит ионный двигатель, который кстати планируют реализовывать вроде бы именно на чем-то легком типа водорода. НО! Водород с какой то хренью наводит на вывод что двигатель реактивный и химический. Установка форсунок подтверждает вроде бы это. Какая хрень даст более всего тепла с водородом? Уж не кислород ли? Итак из ионного двигателя (он кстати по теоретической пока конструкции больше похож на огромную электронную лампу как в старых телевизорах) за полчасика запилили обычный такой тепловой ракетный двиган.

Для сведения — водород сложно хранить, он текуч вследствие малого межатомного расстояния в молекуле. Если такой бак с жидким водородом годами подогревать неким солнцем, то он или разорвется или опустошится через негерметичности. очень вероятно, что баки с водородом просто были бы пусты на этом кладбище. Еще и вопрос чего эти древние обладатели водорода не свалили на нем с планеты?

Если двигатель был химическим то как они копили его энергию перед стартом? Турбогенератор? Взяли его со старого корабля?

Экипаж пошел искать энергию. которая не могла исчезнуть бесследно. И опять энергия это жидкость какая-то? Ушли на 15 километров разматывая фал от корабля! затащили внутрь булыжник (это кстати округлый кусок породы, а округлый он от нахождения в воде, но вода должна иметь постоянный волны, на земле булыжников много, потому что есть вода и есть луна, а там почему? Это декорация именно для землян?)

PS я прочитал диалог автора с Владимиром. Вы там друг другу доказываете логичность нелогичного и нелогичность невозможного. куча допущений от автора. Чтобы не погрязнуть в том же, могу обратиться к примеру признанных авторов. Приходит аналогия с «Солярием» Лема. Читаем его в 21 веке и практически все логично, а допущения обоснованы. Если уж столько людей обращают внимание на технику, может стоит переписать?

Итак энергия предстает в трех ипостасях: твердое радиактивное топливо, электрический заряд, некая жидкость. Твердое топливо пропало из хранилищ закрытого корабля. Нет продуктов распада, нет следов мнгновенного выделения всей энергии распада. Электрический заряд пропал (это вот самое еще допустимое хотя он был должен чтото нагреть и сильно). Жидкая энергия бесследно высосана, а экипаж пошел искать эти следы. Все это в диалогах экипажа наводит на мысль, что они даже рядом не имеют технического образования.

Тут внезапно удивление! Корабль стоит на планете с открытым шлюзом. Поисковая партия вышла из него в скафандрах. Один из поисковиков заносит внутрь камень и тут же капитан видит его у себя на столе. Потом капитан взмок под скафандром. ЗНачит весь экипаж постоянно находится в скафандрах на корабле!? Но от этого ушли еще на заре покорения космоса! НУ ладно предки были неумны, но ведь это же неудобно!

Почему аномально низкую гравитация определили только сев на планету. Я щас может быть удивлю кого-то, но еще первая лунная миссия, пролетая над морями луны (не садясь туда) зафиксировала гравитационные аномалии морей, которые выражались в долях процента! А уж подлетая к луне они несколько раз корректировали курс целясь в нужную траекторию (а она определялась именно гравитацией луны).

Как вообще можно куда сесть не выстроив курс еще только войдя в зону действия гравитации небесного тела (для луны это несколько сот тысяч километров).

Фраза «планета кружится возле светила» вообще из позапрошлого тысячелетия. Возле? Наше Солнце не из крупных звезд. На каком расстоянии первая планета? возле разве? А почему она так далеко? Да потому что масса солнца очень велика. А почему она велика и не может быть меньше (ну не более одного порядка в меньшую сторону)? А потому что при меньшей массе звезды не рождаются и в них собственная гравитация не сжимает вещество (водород). А теперь спектр звезды — это стабильная характеристика и определяется температурой. Так как звезда это равновесная система. то и температура у нее не меняется. Изменение спектра от красного до голубого это изменение температуры поверхности в несколько раз ( ну вроде бы с 1000К до 10 000К). То есть чтото должно мгновенно поглощать невероятно большое количество энергии и мгновенно же излучать ее. Вот такая рукотворная звезда смерти. Очень ну очень вряд ли.

 

Чупакабра

Первые строки воспринялись буквально обращением к Дьяволу.

«Дьявол, что за дерьмовая планета?»

Подумалось, что и впрямь круто. Межпланетная фантастика с участием Дьявола еще не попадалась.

Дальше еще круче. Корабль межзвездный, а должности как у моряков. Канонир – древняя должность артеллиристов, боцман – в основном мичманская должность, а тут капрал (сержант что ли?) Боцман на корабле веревки вьет, на лодке на рулях сидит ну и веревки тоже вьет. Интересно какие швартовые на космическом корвете? Потом капитан, подбирающий себе экипаж… Может на космических кораблях такая частная лавочка в порядке вещей, да кто же его спросит. Это пираты что ли? Кого пришлют для продолжения службы, тот и будет. Корвет все же, стало быть военный корабль. Но в начале рассказа воспринимается как пиратский.

Дальше круче. Попали в метеоритный дождь на учениях с супер профессионалами на борту…. Штурмана на мыло! Это типа: «Я тут все мели знаю!» Так и тут. Я тут все астероидные пояса знаю. Вот первый…

Ну а действия канонира порадовали вдвойне. Пальцы летали по клавиатуре… Он что, сикретутка-машинистка 1 разряда? Да еще без ошибок печатать не умеет, на клаву свалил. Блин, там явно пни третьи стояли. Да даже у них мышка была. Что за техника такая, что координаты надо наводить методом ручного ввода? Уже сейчас существуют программы голосового ввода, системы слежения за направлением глаз и прочее. А у этих… ручной ввод с клавиатуры. Это пипец!!!

А экипаж стал уважать этого Ивана. Еще бы. Это все равно что в ворде работать исключительно с клавиатуры по меню, с нажатым Alt с подчеркнутой буквой, да при этом не печатать, а использовать этот ворд в качестве фотошопа, делая ретушь и фотомонтаж. Эх, Ивашка, если бы не автоматика, вляпался бы весь этот корвет… Ну да ладно, пусть думает, что это он с клавы путь корвету пробивал. Промазал два раза… Ыыыыыыы.

Вообще-то экипажу не мешало бы изучить устройство корабля и все его возможности.

Теперь на счет семи человек, отдавших честь командиру. Как понимаю, они его ждали в кают-компании, после чего… Наверно встали, когда он вошел туда. Честь на корабле не отдается. А о состоянии корабля должно докладывать сразу после посадки, пока еще командир в ценральном посту, а не в кают-компании. Может ведь так получиться, что некие важные решения принимать надо непосредственно и сразу. Но доклад механика порадовал отдельно.

«Сэр, я в растерянности. Создалось впечатление, что кто-то высосал энкргию из наших реакторов…» Далее можно не продолжать. Это в условиях неизвестной планеты, куда сели с трудом, остаться без энергии в реакторах? Не представляю, как из реактора можно высосать энергию, но видимо из этих можно. (Автор, вы представляете себе устройство ядерного реактора???) Ладно. Из тех, что на том корвете, можно. Это как бы… Даже не знаю с чем сравнить в земных условиях. Ну типа как аквалангисты спускаются под воду, и вдруг:

— Сэр, я в растерянности. Создалось впечатление, что мой баллон с воздухом остался в лодке.

— А в легкие сколько набрал?

— У меня не было времени проанализировать это, сэр…

— Всплывайте на поверхность, мне нужен ваш анализ…

Но даже в этом как бы проблема одного аквалангиста получается, а тут под угрозой весь экипаж. Это скорей как бы группа рыбаков пошла на рыбалку, и вдруг один из них заявил, что у него создалось впечатление, что водка осталась дома или ее кто-то высосал прямо из бутылок… Н-да. И произошло это как бы в первые минуты пребывания на планете. Что дальше будет? Надо бы срочно сматывать удочки, а не анализы рассматривать.

Далее еще круче. Связист докладывает прямо и примерно так: «Все нормально, связи нет. Утром энергия – вечером связь…» Товарищи, потеря связи – потеря управления. А реакция командира впечатлила. Коротко и ясно: «Хорошо!» Он что, под кайфом??

И его соломоново решение – выгнать новичков-стажеров на разведку в данной обстановке это подтверждает.

Блин! Да тут похоже под кайфом вообще весь экипаж. Лейтенант Луиджи в праздном разговоре по поводу исчезнувшей энергии (ЧП и ЧС вообще-то для нормальных людей) но тут спокойно так:

— Надо искать энергию… Вряд ли наши сканеры работают… А разведчики может быть… хочется продолжить: да кабы, авось, кривая вынесет…

Господа, энергия пошла погулять. Самовольно с корабля срыла и пошла. Вернется.

Вообще, похоже, что этот корвет электрокар на конденсаторах. Вот и конденсатора может заряд уйти. Из аккумулятора может. Этот корвет видимо электрокар какой-то. Но заряд из конденсатора тоже не самовольно исчезает. Нет, рассказ определенно нравится. Чтим дальше.

Тут в разговор командира с лейтенатном встревает сержант, который предлагает снабдить разведчиков коротковолновыми передатчиками, работающими на батарейках «Энергджайзер» как минимум.

Они что, разведчиков без каких-либо средств связи хотели из корабля выкинуть? Тем более, что это стажировщики, а не профи. Блин, сколько надо было вынюхать дури перед посадкой? Автор, опишите ту оргию, пожалуйста! Но мне понравилась концовка тирады сержанта.

… на батарейках, как и наши пушки, по аналогии принципа работы систем.

Все. Прочтя эту бессмыслицу три раза понимаю, что я тоже уже в кумаре. Пушки на батарейках – это что-то. В реакторе явно энергии было меньше, чем в батарейках, отсюда и спокойсвие командира. А что? Мол сейчас поищем, куда энергия срыла, а потом батарейки подключим, да и полетим. (не удивлюсь, если разведчиков оставят за бортом. Все же легче будет. Начинаю понимать, почему капитан решил стажеров сбагрить за борт)

Далее ляп еще круче. Командир отдал приказ Джону следовать с матросами на экскурсию за борт.

Автор, бедные салаги-стажеры планировались на выход без старшего? Это командир вычислил вес Джона и решил, что батареек может явно не хватить для взлета, поэтому и от Джона решил избавиться? Пипец!!! Это даже не пираты, это еще круче.

Ну и последнее, дальше чего уже писать не могу в принципе. Тот же командир:

— Иван, что на радарах? Почему я не слышу доклада?

Канонир вздрогнул. (проснулся стало быть, поднял морду с неудобной клавиатуры. А может потому и неудобная, что прогнутая в середине???)

— Сэр, на экранах пусто, сэр, необычные показатели гравитации. Мне кажется, она мала для такой крупной планеты, на которой мы торчим.

Вот она правда! Они все там торчат! Ну, говорю же, под кайфом весь экипаж. Из того бреда, что выдал разбуженный канонир, становится все ясно. Канонир не сидит перед экраном радара. Там метрист может быть, а не канонир. (так, к слову) Ну ладно. Далее. Энергии на радарах нет, вот они ничего и не показывают. Или там радары тоже на батарейках, в отличии от средств связи, которые должны иметь резервные источники питания. Из всего этого похоже, что этот корвет не космический корабль, а Ё-мобиль, модернизированный в компании Тесла. Ну и последнее. Гравитацию радары точно не измеряют. Да и прежде чем делать посадку, стоит рассчитать силу притяжения. Ух как тут все запущенно. Канонир сам-то понял, что сбрендил?

Ладно, продолжаю разбирать этот ляп. Опустим момент, когда командир ловит разноцветные глюки в экране и рассуждает о фильтрах в оптике, которые канонир берется проверить. Исходя из логики, оптика находится снаружи корабля. Этаким намеком хитрый капитан решил еще и канонира Ивана за борт выкинуть. Но тут хоть понятно – фильтры проверить. А остальные – энергию искать. Ыыыыыы.

Восхищает забота капитана. Читаем.

— Джон, аккуратно там. Сила тяжести мала, встаньте на канат.

Поначалу воспринимается как прикол. Капитан хочет посмотреть цирк в виде канатоходцев. По всему круто прет мужика. Но автор нам поясняет, что это они должны привязать себя за фаллос… (извините фалом, прочлось не так)

Ну и далее. «Корвет дрогнул. Это упала аппарель входного шлюза. На экране обзора капитан увидел, как его подчиненные довольно быстро удалялись от корабля…» Тут создается впечатление, что они просто вынесли эту аппарель с ноги и давай драпать от корабля подальше со всех ног. Как же их достал капитан. Автор, любой солидный корабль не дрогнет от падения аппарели, которая не должна падать в априори. Аппарель должна плавно опускаться, не ломая корабль. (к слову)

Далее на счет камней, поглощающих радиосигналы. А прежде чем выходить на поверхность слабо было взять пробы грунта? Это же не американцы на Луне, едва коснулись грунта, бегом флаг ставить, на Ведровере кататься, кутить и прочее… Хотя, судя по именам, аммеры там присутствуют. Н-да.

Блин. Чем дальше, тем смешнее. Едва капитан проговорил пару фраз, (прошло не более минуты), как звучит доклад канонира:

— Капитан, группа Мерфи вышла за пределы обнаружения. Дальность работы сигнала чрезвычайно мала. Всего пятнадцать километров.

Итак, разбираем. За минуту группа преодолела пятнадцать километров и вышла за пределы видимости радара. Какова скорость передвижения пешей группы? Это как же их достал капитан, что они с такой скоростью, вынеся аппарель корабля, сиганули вдаль… Охренеть.

Опустим описание кряхтения сержанта за бортом и верные догадки Мимото. Там все ясно и понятно. Хотя, удивленный крик находящегося за 15 километров боцмана: «Тут такое!» красноречиво описывает усилия сержанта, но тот сам принес плод своих трудов на корабль. Теперь можно делать анализ, так нужный капитану. Меня больше заинтересовала возможность перестройки радара на частоту связи, которая, как мы помним, осуществляется коротковолновым передатчиком. (чем ниже частота, тем больше антенна должна быть) Короткие волны – это даже не УКВ. А радар – это гигагерцы, что в свою очередь требует волноводы, магнетроны и прочее. (сантиметровый диапазон) Как известно, магнетрон не сможет излучать КВ диапазон, а волновод не сможет его провести. И потом, если бы даже КВ диапазон использовать в качестве частоты радара, то… трудно представить себе, что бы можно было увидеть на таком радаре, где длина волны в тысячи раз больше самого препятствия. Одним словом в мертвой зоне должно оказаться несколько километров пространства. (может я что путаю, но по физике вроде так)

Тем не менее, бравый командир выдал:

— А можно настроить радар по частоте связи? Мы увидим картинку?

И бравый канонир отвечает

— Сейчас попробую!

Без комментариев. Автор, браво!

Это же столько не выпить и не вынюхать за раз. Тут, похоже, по жизни надо быть заряженным как ракета. В рассказе явно не хватает наркоманского сленга.

Со следующих строк упала под стул в конвульсиях и судорогах.

«В командный отсек ввалился сержант Гиз.

— Вот тот дерьмовый камень, сэр, — Аллен положил перед капитаном….»

Автор, в медицине действительно существует понятие каловый камень, как следствие долгих запоров от чревоугодия. Он может быть извлечен лишь хирургическим путем, но сержант кряхтел не зря. Я не буду это комментировать, но… О чем этот рассказ? Это даже не пипец. Это хуже. Мимото тоже в точку попал в своих догадках. И командир ему сразу

— Мимото, зайдите в командный отсек…

Блин, я не могу воспринимать серьезно этот рассказ, извините. Ржу на каждой строке.

— Попробуйте изучить этот материал…

Мимото испуганно отшатнулся…

Тут невольно вспоминается выкрик боцмана: «Тут такое!» И тот Мимото выкрикивает:

— Это то, сэр, над чем трудился недавно сержант Гиз? Скажи, Аллен, и как тебе это удалось, не расстегивая скафандр?

Автор, пощади! У меня тушь с ресниц течет. Так ржать не могу. Каждая строка дальше дается с трудом. Ильф с Петровым отдыхают. Пять с плюсом вам за такой юмор. Давно так ржать не приходилось. Я в истерике и не в силах разбирать тот эпизод до конца.

Так, ладно. Видимо я как обычно что-то не так воспринимаю. Успокоившись, добиаю разбор. А собственно что там далее. Соломоново решение снять форсунки со старых кораблей и поставить их вместо неких отражателей… Это и вся недолга технического прорыва между поколениями космических кораблей? С чем тут это сравнить. Снять двигатель с мопеда и поставить на формулу-1 будет легче и вернее, нежели то, что предложено капитану. Ну правда. Заменить ядерный реактор атомной АЭС на пару старых дизелей в принципе можно по той же схеме. Надо только пару контейнеров с водородом… автор, вы чего, а? Так отжигать по трезвяне невозможно. Да еще приплести ключ зажигания, кнопку запуска с обходом ключа и… не хватает снять звездолет с сигнализации. Хотя и тут все есть.

«Звездолет дрогнул всем корпусом, будто живой, раздался громкий свистящий звук, и затих.» Ну точно, с сигнализации не сняли. Иммобилайзер сработал.

— Упс, — сказал механик, — сейчас поправлю…

Ну, в общем завелись и улетели с планеты, которая оказалась космическим кораблем неизвестной цивилизации. Странность в том, что те корабли, что там приросли, оторваться не смогли, а эти раз и в космос. Ну так все просто. Тем более, что система управления ракетным двигателем, тем более водородным… Ладно, расписывать не буду. Ну проще пареной репы. Всего-то, форсунки заменил, баки поставил и в путь. Н-да.

Итог. Детская юморина в виде космического приключения. На роман не тянет и близко. На научную фантастику тем более.

 

 

Вне конкурса

Наталия Фейгина

История, рассказанная в «Забытом полёте», напомнила мне о приключениях Синбада-морехода: путешественники высадились на зелёный берег необитаемого острова и развели костёр. Вдруг земля зашевелилась у них под ногами – это рыба-кит, на спине которой вырос остров, разбуженная огнём, собралась нырять. Виталий Филатов рассказывает нам историю космического Синбада, но прежде, чем разбирать её, хочу сказать несколько слов о жанре научной фантастики.

Само определение «научная» налагает некоторые ограничения на пишущего, в отличие от фэнтези, предоставляющего полную свободу фантазии в рамках правил мира, установленных автором. Скажет автор, что дракон питается камнями, так и будет; скажет, что он вегетарианец – будет жевать деревья. И никто не сможет доказать, что диета драконов отличается от описанной. С научной фантастикой сложнее, тут необходимо хотя бы приблизительно ориентироваться в описываемых технологиях и физических явлениях. И когда у какого-нибудь научного фантазёра флотилии кораблей, несущиеся на околосветовых скоростях, обстреливают друг друга из чего-то крупнокалиберного, червячок сомнения просыпается в душе читателя и начинает, встав в позу Станиславского, шептать «не верю!»

Если же перейти конкретно к «Забытому полёту», то замечу, что и здесь при описании космических материй возникают определённые проблемы. Приведу несколько примеров, вызвавших большие сомнения даже у меня, человека от техники весьма далёкого:

кто-то высосал энергию из наших реакторов. Топливо просто исчезло из хранилища

генератор закачивает энергию в реактор

Я-то наивно полагала, что реактор как раз и есть устройство, производящее энергию, и что это то же самое, что генератор. С исчезнувшим топливом ещё интереснее – оно испарилось? Аннигилировалось? Телепортировалось в неизвестном направлении? Может, стоило сказать, что оно просто испортилось? Пусть уж автор сам додумывает каким образом – размагнитилось ли, окислилось, кристаллизовалось?

Вторая проблема с разноцветным солнцем. Есть определённая зависимость между массой звезды и её спектром свечения. И если цвет светила менялся от оранжевого до белого, это означает, что её масса менялась туда-сюда, то увеличиваясь, то уменьшаясь примерно в два раза. Не хотела бы я оказаться в пределах досягаемости этой звезды.

Сержант… неистово колотил какой-то железякой по поверхности

А что, на космическом корабле никаких более продвинутых инструментов не наблюдается? Всё ж таки механик этого корабля чуть позже двигатель «на коленке» перемонтировал, должно же у него в хозяйстве водиться что-то вроде плазменных резаков. Кстати, лёгкость с которой это было проделано, вызывает у меня сомнения. Если топливо было настолько разных типов, что из одного «энергию выкачали», а из другого – нет, то перестроить двигатель… Очень большой знак вопроса.

И последнее. Фраза

советую забыть, что с нами произошло

лучше подходит капитану вольных охотников, но странно звучит в устах командира военно-космического катера. Тем более, что корвет должен был бы быть напичкан всякого рода регистраторами, а если из-за потери энергии вся информация на них оказалась бы затёртой, то это уже весьма серьёзный повод для дальнейших выяснений. Сознательная же подделка показаний регистраторов уже, вероятно, уголовно наказуема.

Теперь несколько слов о стилистике. Рассказ написан неплохо. Привлекшая моё внимание в самом начале фраза о «булыжниках всевозможного размера» или «рвущееся железо» ближе к финалу, к счастью, оказались исключением из правил, как и некоторые неточности в связанности предложений:

Боцман с канониром несли вахту. Семь человек отдали честь командиру.

Понятно, что автор пытался сказать, что свободные от вахты члены экипажа, присутствовавшие в кают-компании, отдали честь командиру. Но читается примерно как «В огороде росла бузина. Дядька в Киеве ел борщ».

Гиз обладал недюжинной силой, и при каждом мощном ударе сержанта, его тело подпрыгивало вверх, что очень нервировало здоровяка Аллена.

На первый взгляд кажется, что речь идёт о трех, а то и четырех разных людях. И только, перечитав внимательно предложение, понимаешь, что об одном – сержанте Аллене Гизе.

В целом, судя по количеству нестыковок, хором отмеченных разбиравшими и просто проходившими мимо читателями, над текстом следует еще серьезно поработать. Так что остается пожелать Виталию удачи и терпения в работе над дальнейшей правкой приключений космического Синбада.:)

Примечание от Владимира Кармана. У меня бы была только одна просьбы к автору – убрать из экипажа космонавта с русским именем. Наших ребят космическими булыжниками не испугать

 

PS Большое спасибо Доре Штрамм за помощь и безграничное терпение, с которым она отвечала на бесчисленные технические вопросы новосёлов сайта в нашем лице! @}->-- Без её помощи мы ещё долго разбирались бы, как объявить новый разбор. :-[

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль