Батл "Три мушкетёра": Итоги

26 октября 2018, 13:37 /
+42

Последний судья шлёпнул печать, и мы закрываем контору. Батл плавно перетекает в бал

 

 

Ссылка на топик с идеей игры

Участники:

Радуга

Екатерина N.

Borodec

 

Участники решили назвать литературный балт «Три мушкетёра» и выступить под игровыми никами: Атос, Портос и Матрос.

Выбранный жанр — сказка (и вот тут авторы приносят свои извинения читателям, надежды которых обманулись, — сказка не выходит *PARDON*, а что выходит… пока неизвестно =-O)))

Общий объём — 25 — 30 тз.

Объём каждого выстрела — 1 — 1,8 тз.

На выстрел отводится не более трёх дней. Все выстрелы будут пронумерованы.

 

Судьи:

Зауэр Ирина

Хоба Чебураховна

Чепурной Сергей

 

Критерии оценки для судей и читателей

Задача участников игры – создать из коротких отрывков цельное произведении, не оговаривая заранее тему и сюжет. Авторы работают в определённом жанре (в данном случае – это сказка), и знают примерный объём произведения (где-то 25 — 30 тз). Участники не могут вносить какие-либо изменения в тексты друг друга, и, значит, должны подстраиваться под выбранный стиль и раскручивать сюжетную линию так, чтобы вовремя подвести её к кульминации и финалу. Для этого каждому понадобится 5-6 выстрелов.

 

Судейское мнение после каждого выстрела не требуется. Ждём вердикт по итогам игры. Для этого предоставим нашим судьям неделю (или больше).

Читатели могут высказываться как по каждому выстрелу, так и по итогам.

 

1. Стилистика и язык текста – соответствие жанру, грамотность, читабельность (легкость восприятия, не перегруженность чем-либо: нагромождением метафор, рассуждениями, терминами и пр.). Красота и своеобразие (если имеются).

 

2. Композиция – крепкая, гармоничная или имеются композиционные перекосы (например, длинные описания, затянутые диалоги, оборванный финал, отсутствие кульминации и т.д.). Здесь оценивается работа каждого автора по внедрению текстов-кирпичиков в общую композиционную картину.

 

3. Сюжет – наличие сюжета как такового, наличие интересных и неожиданных сюжетных поворотов. Что привнёс каждый участник?

 

4. Внутренняя логика – мотивация поступков героев, отсутствие логических ляпов и роялей в кустах. Даже в сказке волшебство просто так не падает с неба, а главный злодей не оборачивается вдруг первой красавицей королевства. Всему должно быть своё объяснение и крепкая логическая подоплёка.

 

5. Персонажи – живость, оригинальность, сопереживание, сказочность, интересность.

 

По каждому пункту судья присваивает (или не присваивает) каждому участнику один балл и выводит общую оценку. По своему желанию судья может добавить еще один (но только один) бонусный балл за понравившуюся деталь или что-либо иное, как пожелает его судейское имхо (но строго по делу, не за красивые глаза автора, что светятся между строк).

 

Внимание! У каждого автора свой темп работы. Но по условиям игры на один выстрел (фрагмент текста размером 1 – 1,8 тз) каждому участнику отводится не более трёх дней. Быстрее – можно, дольше – только в исключительных случаях. Участники знакомились с условиями игры и знали на что шли. Поэтому, любые затягивания сроков кем-либо из авторов могут быть засчитаны судьями как технический недочёт и оценены в минус один балл (-1).

 

Ура! Читатели тоже голосуют!

 

Открыто, в комментариях, любой читатель может аргументированно высказаться и отдать предпочтение одному из авторов. Читательский голос оценивается в один балл и учитывается при общем подсчете голосов.

 

Уважаемые читатели и судьи! Поскольку игра у нас экспериментальная, авторы посовещались и решили, что для чистоты эксперимента им необходимо немного увеличить объём выстрела — до 1,8 тз и всего текста — примерно до 30 тз. :-[ Как выяснилось в процессе, малый объём выстрела не всегда позволяет развернуть авторскую мысль в полной мере *HELP*

 

ВЫСТРЕЛЫ

Атос1 (1.10)

Игла ловко скользила по канве, оставляя после себя цветные стежки тонкого ириса. Не сказать, чтобы узор складывался во что-либо вразумительное, но получалось, безусловно, очень красиво. Хотя видно было, что склонённую над пяльцами молодую женщину это занятие начинало порядком утомлять. В конце концов она взмолилась:

— Эрик, ну скоро там?

— Ещё сорок минут, — самым невозмутимым тоном ответил высокий юноша, почти мальчик, ловко обрезая коротенькую нитку и подавая вышивальщице иголку.

Женщина вздохнула. Кудряшка её рыжих волос упала на канву, заиграла в луче солнца медно-золотым светом.

— Что, опять нитка закончилась? Недавно заправляли же!

— Закончилась. Выбирай другую.

Тонкие пальцы протянулись туда, куда их направила рука юноши, и из нескольких нитей наугад коснулась одной.

— Вот эту.

Юноша покорно вдел выбранную нитку в иглу. Забавная игра продолжилась. Если бы кто-нибудь зашёл в комнату в этот момент, то удивился бы не столько доброму отношению между собеседниками, но и тому, что у Её Величества королевы Вероники Второй – рыжеволосой женщины за пяльцами – глаза крепко завязаны шёлковым платком.

Таковы были условия древнего гадания. Женщина, желающая узнать судьбу, должна была в течение десяти дней каждый день вышивать с завязанными глазами по три часа напролёт. Только после этого она могла посмотреть на канву и из сплетения стежков сложить хоть что-нибудь вразумительное. В промежутках, то есть, когда заканчивался очередной день гадания, видеть получающийся узор имел право только один человек – мужчина, подающий гадальщице нити. Шут знает что из этого получалось, да королева и сама не очень-то верила во все эти средневековые ритуалы, но когда у тебя есть серьёзная проблема и все другие средства её решения исчерпаны, поневоле вспомнишь о высших силах.

Вдруг…

 

Портос1 (3.10)

Вдруг раздался стук в дверь. Вышивальщица и юноша разом повернулись на звук, чтоб увидеть, осторожно пятившегося от страха и осознания своего недопустимого поведения, слугу.

— Ваааше Величество, — растягивая буквы в стремлении скрыть дрожь в голосе, проговорил мальчик, — тут к вам маршал пожаловал, во дворец вошел, встречи срочной требует.

Вероника с немой надеждой подняла голову на юношу, но даже сквозь повязку она чувствовала этот немного грустный, но от этого не менее требовательный взгляд, который говорил: “Не должно королеве прерывать обязанностей, возложенных на первое лицо государства”.

Требования долга, ритуала и этикета соединились в маленькой комнате. Королева обратилась к юноше:

— Гастон, разверни вышивку, и принеси мне корону, раз уж не отпускаешь меня от этой проклятой иглы, — и не удержалась от ядовитой шпильки, — побудешь сегодня моим камердинером.

По лицу молодого человека лишь на мгновение пробежала тень, но он лишь поклонился и передал иглу в руки королевы.

— Будет исполнено, моя королева.

 

Матрос1 (4.10)

— Я сказала подать мне корону, а не иглу! Или ты хочешь, чтобы я вонзила её в маршала?!.. – королева фыркнула совершенно не подобающе этикету, словно брезгливая кошка. – Есть способы и понадёжней, друг мой. Но прибегать к ним пока рано.

Покорно опустив голову, юноша быстро воткнул иглу в центр полотна с вышивкой и помог её величеству увенчать голову символом государственной власти.

Камердинер так камердинер. Кем только не приходилось быть в последнее время.

Когда дверь за королевой захлопнулась, он смотал растрепавшиеся клубки нитей, разложил по цветам. Затем аккуратно собрал обрезки с пола.

Тут ко всему привыкнешь. Даже к тому, что её величество то и дело путает твоё имя. Научишься откликаться на звук её голоса. Да и какая разница? Настоящего-то имени королева всё равно не знает. А если узнает…

— Ай!..

Вскрик получился громким и слишком девчачьим.

«Чёрт!.. Только бы не услышал никто…»

Убирая вышивку, новоиспечённый камердинер неловко провёл рукой по полотну, и кончик иглы больно царапнул палец. Рука одёрнулась, но капля крови успела оставить след на белой глади, и сейчас он предательски расплывался в алую кляксу с хвостом, похожую на прописную букву «а». Маленькую, но так цепко притягивающую взгляд, начальную букву имени. Её имени.

Анна — младшая дочь ныне покойного короля Георга, которою тоже давно считали умершей, сестра ныне здравствующей королевы Вероники — в испуге застыла перед гадальным полотном. Её губы сжимали раненый палец, а глаза наполнялись слезами.

Если бы сейчас в комнату кто-то вошёл — «юноша» выдал бы себя с головой.

 

Атос2 (5.10)

Эта ужасная проходная комната, где всё время хлопают двери, всё время кто-нибудь есть и ни на секунду нельзя уединиться! То и дело боишься, что застукают. И зачем Вероника села сегодня с пяльцами именно здесь? А может, ей всё это надоело, и она делает это нарочно, чтобы кто-то посторонний увидел вышивку или прервал её до истечения положенных трёх часов? Но зачем тогда вообще было затевать это дурацкое гадание?! Анна подошла к зеркалу и выпутала из-под нелепой шапки искусно забранную косу. Притворяться юношей – сколько угодно, ей это надо для дела; но вот обрезать волосы – никогда! Это её гордость, тем более что у неё точь-в-точь такой же оттенок и фактура волос, как у мамы. Это память, её нельзя убрать даже ради того дела, за которым она здесь и ради которого вынуждена была фиктивно сменить пол.

Ух, легка на помине! К голосу Вероники Анна уже привыкла, а вот слышать её шаги – пока нет. Слава Небесам, косу успела подколоть обратно.

Её Величество была одета в чёрное платье и длинную траурную накидку. Лицо её выражало серьёзную решимость. Вероника подошла поближе и сказала устало, но уверенно:

— Гастон или как там тебя… вышивание можешь выкинуть: всё равно условия гадания нарушены и ничего толкового из этого уже не выйдет… если кто-то будет меня спрашивать, скажи, что королева отправилась к Премудрому Борегару.

К этому старому выжившему из ума колдуну?! Сестрёнка, с тобой всё в порядке?!

 

Портос2 (8.10)

Покои королевского астролога несли в себе отпечаток какой-то тревожности и беспокойства. Даже сквозняк суетливо и бестолково толкал занавеси.

— Вероника Вторая, единственная и неповторимая королева, собственной персоной, — без малейшей тени почтительности произнес хозяин, вышедший навстречу гостье, — всё-таки решились посетить мою скромную обитель.

При слове “мою обитель” губы королевы на мгновение скривились.

— Всё верно, уважаемый Борегар, признаться, я уже очень долго не посещала Вас. Даже стала забывать, как выглядит мой бывший дворец. Напомните мне, вам назначили это здание для работы когда мне исполнилось тринадцать или четырнадцать лет?

Астролог направил на собеседницу взгляд, в котором ощущался интерес и любопытство. Столь пристальное внимание заставило Веронику передернуть плечами. В движении отразилось смесь негодования от столь неприкрытого внимания и возмущения от осознания, что она попалась в намеренно просто расставленную словесную ловушку.

Что хотел узнать этот старый сморчок, зачем он вызвал в ней негодование и почему её так задело то приветствие? Неужели этот безумец сомневается в силе судьбы, возведшей её на трон? Или это просто бредни старика, свихнувшегося в своей лаборатории?

 

Матрос2 (9.10)

— Напомнить?.. – Борегар прищурился. — Ну что ж, если королева желает окунуться в воспоминания, я помогу.

Переваливаясь на коротких кривых ножках, он подошёл к шкафу и достал оттуда баночку из темного стекла. Краем видавшей виды мантии обтёр пыль и что-то прошамкал губами: не то прочёл надпись, не то шепнул заклинание. После чего приблизился к Веронике и выплеснул на неё содержимое склянки.

Холодные брызги ударили в лицо и стремительно растеклись по телу. Скрипучий голос колдуна доносился будто издали, а перед глазами королевы всплывали яркие картинки прошлого.

— Этот замок раньше окружал дремучий лес, в котором обитали грозные Духи. Приходилось обходить его стороной. Ваш отец не стал мириться с древним укладом. Он считал лес пристанищем разбойников и попросту сжёг его как раз в год вашего рождения. И тогда Духи наслали на королевский род «проклятие семи ветров». Голод и болезни поселились в нашем государстве, тревога и страх не покидали тех, кто жил в этом замке. Ровно через семь лет умерла при родах ваша мать. Мудрецы уговорили короля отправить дочерей подальше – в старый дворец. Но ваша новорождённая сестра скончалась в дороге. Король правил ещё семь лет, и войны беспрестанно раздирали королевство. Внезапно король умер. Пока вам не исполнился двадцать один год, все важные решения в государстве по праву наследия принимал его двоюродный брат — маршал Арлен. И королевство обрело мир и покой.

Борегар чиркнул по воздуху магическим жезлом: прошлое исчезло, и перед Вероникой вспыхнула кроваво-огненная буква «А».

— Вот кто остановит проклятие!

— Арлен?!..

Вероника пошатнулась и опустилась на ловко придвинутый магом стул.

— Ваше величество, — мягко произнёс Борегар, — либо вы, как и прежде, ведёте тихую жизнь и предоставляете маршалу все рычаги власти, либо вступаете в права королевы, и тогда проклятие незамедлительно обрушится на вашу голову.

 

Атос3 (11.10)

— Я уже вступила в права королевы! – Вероника Вторая холодно одёрнула колдуна. Долго смотрела, не мигая, прямо ему в глаза своими необычно сиреневыми глазами, и в конце концов сказала спокойнее, но не менее властно:

— Я пришла сюда не за тем, чтобы ты читал мне мораль! Лучше скажи мне не как верховный жрец и великий маг, а как мой крёстный отец и мудрый человек…

Её взгляд – легкомысленный и обволакивающий, весёлый и безысходный одновременно — всегда выводил Премудрого Борегара из старческого презрения ко всему миру. Ехидные морщинки на его лице сейчас же разгладились, посеревшие от возраста глаза заблестели, и он спросил по-отечески:

— Что же беспокоит мою маленькую королеву?

— Мы с Алессио женаты уже четыре года. Врачи говорят, что мы оба совершенно здоровы. Тем не менее, мы до сих пор не подарили Озёрному Королевству наследника.

— Чего же Вы хотите от меня? – развёл руками Борегар.

— Чего-нибудь. Жертвоприношения, гадания, молитвы… чего-нибудь, что могло бы решить нашу проблему.

— Я посмотрю, что скажут книги судеб, — кивнул колдун. — Но, осмелюсь напомнить, Ваша бабушка, королева Агнесса, произвела на свет Вашего отца только на седьмом году брака. А до того считалась бесплодной и даже терпела порицание от своих подданных.

— Спасибо, ты меня несколько успокоил. Но… ты не мог бы сейчас посмотреть, что скажут твои книги?

— Нет, моя королева, сегодня неблагоприятный для этого день: лик Луны слишком тонок, а Большая Медведица не поднимается за линию горизонта.

Её Величество пожала плечами и заторопилась назад, во дворец. Когда звук её каблучков растаял в предзакатных сумпрках, Премудрый Борегар покачал головой. Этот Алессио… слюнтяй двадцати лет от роду. И по комплекции… мизинцем перешибить можно! Вот если бы вхож к Её Величеству в спальню был кто-нибудь другой, — маг посмотрел в зеркало и отметил, что годы добавили ему импозантности, — глядишь, и родился бы наследник…

 

Портос3 (12.10)

Вероника сидела в одиночестве в своих неосвещенных покоях и размышляла. Слишком много сил отняло вышивание. Слишком много надежд было вложено в последний шанс с гаданием.

Вопросов этот день принес намного больше чем ответов. Отдать королевство Арлену и стать подле него королевой для торжественных мероприятий и соблюдение этикета? А если всё же наследник? Еще этого старикашку в его логове уговаривай, морали вздумал читать. Но это хорошо, что он еще пытается что-то изобразить из себя, иначе его пришлось бы убирать, а так может он и сможет договориться с высшими силами по поводу наследника. И гори они огнем все проклятия этого и иных миров со всеми духами. Это будет её ребенок, её и больше ничей. Ни Алессио, ни Арлен, ни этот Эрик, никто не сможет претендовать на наследника престола. Да будь уверенность в успехе дела, то даже последний конюх сгодился бы в качестве отца ребенка, но все попытки так и не принесли результата.

Звон колокола на башне, предвещавший скорый приход супруга, застал королеву врасплох и ей пришлось усилием воли убрать с лица ту хищную улыбку, которая возникла при мысли о возможном посягательстве на нерожденного ребенка. Королева должна быть королевой, мягкой и справедливой.

 

Матрос3 (14.10)

Вероника взяла со столика зеркало в жемчужной оправе, пригладила прическу, присмотрелась.

«О… тёмные круги под глазами – это совсем не по-королевски».

Колокол продолжал звонить громко и настойчиво, но супруг не появлялся.

Надо немного взбодрить себя перед визитом мужа. Масло дикой фиалки снимет усталость и освежит кожу.

Вероника капнула на запястье, но слишком много. Терпкий аромат мигом разлился по воздуху, и королева чихнула. А потом ещё. И ещё…

Приоткрыв на ощупь шкатулку, Вероника достала чистый платок, приложила к лицу. Но он оказался каким-то чересчур большим и жёстким. Королева расправила платок и увидела неравномерные стежки разноцветных нитей на белом полотне.

«Так это же моё гадание!.. Откуда оно здесь?.. Ах, несносный мальчишка!..»

В центре полотно было выпачкано. Похоже – кровью. Пятно напоминало букву «а».

«Опять эта треклятая буква?.. Да что происходит в моём королевстве?!.»

От возмущения Вероника перестала чихать. Она отшвырнула полотно в сторону, и тут же раздался стук в дверь.

— Войдите! – пригласила королева.

Но, вопреки ожиданию, в комнате появился не супруг, а её нерадивый помощник.

— Как ты посмел войти?.. Как ты посмел сунуть гадальное полотно к моим чистым платкам, мерзавец?!

— Но… я… — юноша сейчас казался белее самого белого королевского платка. – Ваше величество, ваш супруг…

— Что супруг?.. Задерживается? Что-то велел передать? Ну, говори же!

— Ваш супруг скончался…

— А… а… а… пчхи!.. – только и смогла произнести королева.

 

Атос4 (17.10)

Вероника Вторая, в отличие от большинства королев всех времён и народов, беззаветно любила своего мужа. Но это было их с Алессио личное дело, а на публике Её Величество не имела права даже проронить лишнюю слезинку. Поэтому вниз, в старую часть сада, где было найдено тело принца-консорта, королева сошла плавным, полным достоинства шагом.

Возле тела уже копошились врачи, священники, жадные до сплетен журналисты. Последних Вероника разогнала жёстко, властно сказав им, что все комментарии она даст не раньше, чем через три дня, когда отзвучат положенные молебствия и тело Алессио де Корпо Мартино, принца-консорта Озёрного королевства, не упокоится в соборе. Слушая сухой доклад одного из врачей о причине смерти супруга, Вероника Вторая вспоминала, как всё начиналось.

Как не трудно догадаться по имени, Алессио был итальянцем. В Озёрное королевство угодил, можно сказать, по работе: приехал собирать материал для диплома. Он всерьёз изучал феномен монархии и хотел найти абсолютную монархическую модель, не замутнённую либеральными идеями двадцать первого века. Нашёл, да так хорошо, что через месяц после интервью с рыжеволосой королевой сам погрузился в это средневековье с головой, руками и сердцем. А Веронике, только вступившей тогда на престол, очень не хватало рядом кого-то умного. Она не чувствовала себя достаточно мудрой для принятия важных государственных решений. Карие глаза, лучистая улыбка, подкупающая искренность, фонтанирующее чувство юмора и недюжинный ум растопили сердце Её Величества, считавшееся до того момента неприступным (сколькие пытались!).

Господи, что же случилось?

 

Портос4 (19.10)

Собравшиеся в зале люди смотрели друг на друга с подозрением и настороженностью. Помещение было наполнено отголосками случившихся накануне событий. Верховный маг восседал на своем кресле с бесстрастным лицом и только легкая гримаса время от времени искажала его черты.

Маршал, как и положено воину, смотрел вперед с вызовом, ведь его ждал бой, и нужно было что-то решать. Только вот противника он никак найти не мог, равно как и союзника, да и армия его была где-то там, за стенами. Только он и эти знакомые фигуры, но практически неизвестные личности.

Вероника, сидевшая во главе стола, своим положением и образом королевы превратила обычный, хоть и добротный стул в царственный трон.

Тишина настораживала и никто не хотел начинать, выжидая первого хода оппонента, который начнет и раскроется, и уж тогда можно будет сыграть на новом поле в свою игру, чтоб выиграть битву.

Ворвавшийся в зал звук шагов буквально разбил звенящую тишину на миллионы осколков, рухнувших вниз с кристально тяжелым звонким голосом девушки.

— Вот и пришло время, предначертанное судьбой, — сказала Анна, — Пора решаться и определить, кто и чего хочет. Вот только не торопитесь, вы не на приеме и за речью спрятаться не удастся. Каждый из вас так и не смог принять свой путь и пытался изменить уготованный порядок.

 

Матрос4 (20.10)

Анна шумно выдохнула, раздражённо отодвинула стул и уселась на край стола. Сдёрнула с головы дурацкую шапку – озорные кудряшки рассыпались по плечам, но выражение лица принцессы было крайне недовольным.

— Тоже мне – геймеры… Вы же обещали во всём меня слушаться?!

— Ну так… Аннушка, детка, мы же старались, — вкрадчиво начал маг. – Думали, день рождения у тебя, подарок сделаем…

— Угу. Поиграем всей семьёй в «Озёрное королевство»… А кто просил тебя, дедушка, выдумывать этот бред о семи ветрах? Его же нет в сценарии!

— Я решил, что так будет лучше, сказочней… нет? – маг с надеждой посмотрел на королеву.

Та криво улыбнулась:

— От подобных сказок, папа, даже я в детстве зевала. А уж современные дети и подавно, — Вероника раскраснелась и обмахивалась вышитым полотном. – Другое дело: романтическая любовь, где-нибудь на итальянском берегу…

— Мама! – перебила Анна. – Кому нужны эти розовые кружева?! К тому же участие в игре ещё одного персонажа не предусмотрено, я же говорила!

— Анна, — твёрдым голосом вступил, наконец, в атаку маршал. – Не повышай голос на мать. Ты сама сказала, что в игру можно добавлять своих фантазий.

— Можно, папуля, можно. Но только я не учла, что ты фантазируешь только о битвах, а остальных занесёт бог знает куда! — Анна перехватила из рук королевы вышивальное полотно и стала тщательно протирать очки, вынутые из кармана. Затем надела их и окинула всех присутствующих свежим, незамутнённым взглядом: — Ладно, предки, проехали. Пора снимать игровые браслеты и возвращаться домой.

Она коснулась сенсорной кнопки под столом. В комнату вошёл слуга – хостес игровой компании. Собрал, пересчитал браслеты и с дежурной улыбкой удалился.

— Слава богу. А то я совсем упарилась в этом королевском корсете…

— Секундочку! – озабоченно вмешался маг. – А ресторан по случаю мы тоже отменяем?

— Нетушки! – властно отозвалась королева. – Ужин в «Семи ветрах» оплачен, и я – Вероника Вторая – повелеваю идти праздновать!

 

 

ИТОГИ

Оценки судей распределились следующим образом:

Атос — 4 + 3 + 2 = 9

Портос — 3 + 3 + 2 = 7

Матрос — 4 + 4 + 2 = 10

Читатели голосовать отказались и шляпа мушкетёра не достаётся никому :(

Благодарим наших судей за терпение и внимание! @}->--Ждите головных уборов по почте :)

 

Благодарю своих товарищей по оружию — Бородца и Екатерину N.! *DRINK*

Не знаю как остальным, а мне было весело *crazy_girl*

И, по праву организатора, возьму на себя смелость считать эксперимент удачным! ;-)

 

Да, снятие масок с авторов — сугубо их личное дело *WASSUP*

Всем участникам, судьям и самому активному читателю — плюшка в профиль

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль