Фиал

На пределе (или как я провела прошлые выходные)

+3

В пятницу я беспрерывно обновляла страничку с прогнозом погоды. И результат был все хуже и хуже. К вечеру стало известно, что в ночь на воскресенье будет +6, а всю пятницу и субботу — «временами дождь». Но когда нас останавливал дождь? «И в любую погоду вместе» шесть придурков (другое слово просто не подобрать) сели в машины в восемь вечера и отправились в Дивногорье/в ночь/искать приключения на свою.../отдыхать с палатками (нужное подчеркнуть, но в каждом варианте есть доля правды).

«Главное, — думала я, — успеть до заката палатки поставить!» Даже смешно вспоминать, какой наивной я была несколько дней назад!

 

Всю дорогу ехали на позитиве с легким налетом истерии. Ржали как ненормальные, глядя на стену дождя и хмурый лес у обочины. И куда мы едем? Но навигатор бодро рисовал сиреневую полосочку и отматывал километры. А потому я упорно спорила с Сашкой, что так начинаются тупые комедийные сериалы, а не фильмы ужасов.

Закат застал нас в пути. Когда окончательно стемнело, я даже немного успокоилась.Теперь было уже все равно, когда мы доберемся — лагерь-то разбивать по темноте без вариантов. Теория о том, что нас занесло в ужастик серьезно перевешивала слабые доводы за комедию. От нагретой за день дороги поднимался белесый пар и замогильный голос Сашки вещал:

— Привидения, привидения… А за ними справа — смотри, что это за желтый силуэт? Это смерть с косой! Мы все умрем! Нас обязательно съедят!

Но желтый дорожный знак никак не мог сломить наш безумный позитив — да разве у нас был выбор?

Навигатор умолял повернуть налево, но мы упрямо ехали вперед за второй машиной — уж они-то знают, куда мы едем! Когда у них замигал правый поворотник, я почуяла неладное.

Остановились.

Заблудились.

Потом еще долго петляли и кружили вокруг села с неприглядным названием Селявное. Намотали вместо ста двадцати километров все двести. Несколько раз бегали друг к другу в машины держать совет племени (иначе нас и не назовешь). И вот наконец-то Юлька решительно ткнула пальцем на карту, где сходились в одну точку железная дорога, река Дон и Тихая Сосна. Навигатор живенько перерисовал сиреневую линию к одинокой точке посреди темного поля. Десять километров. Такая ерунда по сравнению с сотней! До цели — рукой подать, даром, что время к двенадцати ночи. Поехали. Юлька строго-настрого приказала искать мужской монастырь. От него до речки рукой подать. Туда-то нам и нужно.

— Что-то вы притихли? Закончился позитив? — поинтересовался Вадим.

Мы вяло запротестовали.

— Дорога в никуда, — мрачно подытожил он.

Когда осталось 900 метров, машина поплыла.

В горах в дождь опасно. Даже в миниатюрной меловой пародии на горы!

Глина, смешанная с мелом, размытая дождем.

— Только не останавливайся, Вадим! Держись! — подбадривал Сашка, а машину носило из стороны в сторону по скользкой дороге.

Медленно и неуверенно, но мы ползли или скорее плыли по липкой слизи.

— Вот теперь-то уж нас точно съедят! Это ж болото!

— Болото?!

Конечно, это была шутка, но все-таки…

Навигатор дружелюбно предупредил:

— Впереди крутой поворот направо.

Вадим мужественно справился с управлением и мы продолжили скольжение вниз.

И тут позвонила Юлька и сообщила убитым голосом:

— Мы застряли. Макс просит, чтобы вы пришли подтолкнули.

После минутного колебания мы оставили Вадика с дальним светом и аварийкой и побежали с Сашкой вверх по склону.

Только теперь я поняла, какой подвиг совершила наша машина! По этой дороге не то, чтобы ехать, идти было невозможно! Подошвы мгновенно превратились в толстенные платформы из глины, ноги разъезжались, как у новорожденного котенка на мокром полу. Жилетка промокла насквозь, но я, конечно же, не обращала на такие глупости внимания! Уверенно схватила Сашку за руку и потащила его вперед, ориентируясь на далекий свет фар. А далеко мы успели от них уехать!

Что-то внутри буквально переворачивалось и я с ужасом осознала, что я все-таки ненормальная. Потому что мне это нравилось! Не комедия и не ужастик — мы попали в самый настоящий приключенческий фильм!

Оказалось, что дверь заклинило и Юлька не может выбраться из машины. Кроме двери, застопорились еще и задние колеса, забитые глиной — что на ручнике ехать! Машину болтало из стороны в сторону, но мы втроем с Темой без устали направляли ее на путь истиный.

— Нужно останавливаться и ставить палатку здесь! — сообщил Макс. — Потому что мы не вернемся, если дождь не прекратится.

— Но наша машина уже на крутом спуске. Нам не развернуться.

Точка возврата пройдена.

Как хорошо, что у Вадима работала аварийка! Если бы мы затолкали Макса не в тот поворот, мы бы уже точно не смогли выбраться на нужную дорогу! Но в последнюю секунду кто-то из мальчишек закричал:

— Не туда! Здесь прямо! Поворот дальше!

И это нас спасло.

Потом мы тщетно пытались очистить ноги. Но когда вокруг только мокрая глина, это невозможно. В конце концов Вадик махнул рукой:

— Да садитесь так! Все равно машина жутко грязная.

И мы поскользили дальше. «Осталось 300 метров» — светилось на экранчике. Кто бы мог подумать, что последние 300 метров такие трудные?

Дальний свет выхватил крутой глинистый спуск.

— Мы сможем спуститься? — повисла тревожная мысль.

— Да разве у нас есть выбор? Мы уже ни повернуть, ни остановиться не можем!

Так мы доплелись до железнодорожного переезда.

Дальше навигатор советовал ехать направо. И мы послушались. Но уже скоро начали отдаляться от точки, указанной, как говорится, «пальцем в небо».

— Мы уходим от Тихой Сосны! Может, позвонить Юльке? — я вновь не находила себе места.

— А смысл? — пожал плечами Вадик. — Развернуться на этой дороге мы не можем!

— Тогда хотя бы давайте смотреть по зеркалам, чтобы в случае чего не так уж далеко было возвращаться толкать Макса!

Так мы проползли по лесу вдоль железной дороги почти километр. Вскоре показались признаки цивилизации и подобие дороги, уходящей под железнодорожный мост. Ребята оживились:

— Выезжаем наверх на асфальт, ночуем в машинах, а утром решаем, что делать дальше.

Но ночевать в машинах нам не хотелось категорически. Немного пройдя в другую сторону от железнодорожного моста, мы услышали рычание застрявшей девятки. Радует, что не мы одни такие «умные». И тут мы делаем парадоксально логический вывод:

— Если девятка ехала туда, то в той стороне река и нам нужно туда.

А то, что девятка застряла, нас почему-то не остановило. Как и тысяча предостерегающих знаков до этого, как и прогноз погоды, и песни из динамиков машины «Остановись, пока не поздно!», как и размытая глина.

— Ты гарантируешь, что мы там не застрянем? — поинтересовался Сашка.

Я заверила, что застрять мы никак не можем, потому что глина-то кончилась! Впереди только чернозем!

И через пять метров мы сели в глубокую колею.

Причем намертво.

Вадим тщетно пытался выехать, подсовывал под колеса доски и обломки горелых кирпичей (почему-то их рядом оказалась целая куча, как специально).

Впереди продолжала реветь девятка.

Тут уж нам пришлось ставить палатку под дождем. Одну на всех.

Справились мы на удивление быстро, переоделись в сухое, надули матрас и уселись в кружочек.

— Что, еще и кормить будут? — воскликнул Макс, когда увидел, что я старательно нарезаю колбасу с сыром.

Еще бы! Все с работы, голодные, мокрые, а на часах два ночи. Это был незабываемый ужин. Бледный фонарик под потолком, шум дождя, порывы ветра, буксующая девятка и мокрая голова. А вокруг — темнота. И, кажется, поле, но ручаться я бы тогда не стала. В четвертом часу мы заснули. Под утро из машины прибежали Вадим с Сашкой — замерзли. А нам было не холодно. Вот не как-нибудь, а совсем не холодно. Как говорится, в тесноте, да не в обиде.

Утро началось рано — Вадим завел машину и принялся еще глубже зарываться в колею. Некоторое время нам удавалось делать вид, что нам всего лишь снится кошмар, но потом Вадим попросил помочь его толкнуть. Я вышла, сонно оглянулась и принялась хохотать — по правую руку высился монастырь. Тот самый, который мы должны были отыскать! Все-таки мы ехали верной дорогой! Но радость моя была недолгой. После нескольких тщетных попыток вытолкать машину я получила фонтан грязи и брызг прямо в лицо и — о ужас — на единственные сухие и чистые штаны! Ума сразу переодеться обратно в мокрые джинсы у меня не хватило. Я чуть не разревелась и полезла переодеваться, параллельно препираясь с Вадимом о том, что нужно было подождать, пока все проснуться. Под звуки нашей «милой» беседы в палатке зашевелились.

Пока ребята воевали с домкратом и кирпичами, мы с Юлькой прогулялись до монастыря и до Дона, прошлись по размокшему чернозему и отыскали удивительно тихое и уютное местечко неподалеку. Когда мы вернулись, девятки и след простыл, а наши мальчики хмуро обозревали окрестности. Мы сообщили им, что нужно проехать всего-то метров 500 и будет хорошее место для стоянки.

На слово нам не поверили и пошли проверить сами.

Но почему-то все равно решили ехать!

И еще три часа мы буквально на руках несли машины. Комья грязи, подкопы, охапки срубленных веток, доски, кирпичи. Машины рычали и сопротивлялись, но мы упрямо заталкивали их все дальше.

Моросил мелкий дождик.

Человек во истину не знает пределов своих возможностей! Вместо того, чтобы завалиться без чувств спать, мы разбили лагерь, напилили дрова, развели костер, нарезали салат и даже сварили глинтвейн. Когда первая порция шашлыка была начисто сметена, наша тяга к приключениям получила долгожданное второе дыхание. И вместо здорового сна Вадим с Темой занялись рыбалкой, Макс самоотверженно мыл колеса от глины, а мы с Сашкой и Юлькой отправились гулять по железной дороге, любоваться на забытые меловые монастыри и церквушку, и на великолепные виды с вершин холмов.

Заодно мы хотели выяснить, как же нам выбираться отсюда в воскресение. Дорога, что дальше вдоль Дона, поразила нас глубочайшими ямами — там буксовали внедорожники! Куда уж нашим маленьким легковушкам с ними тягаться? Вчерашний глинистый спуск производил неизгладимое впечатление. Градусов 30 в подъеме и все еще мокрый. Навстречу шла группа туристов. Мы скромно поинтересовались — не знают ли они еще какой путь «наверх». Они сокрушенно покачали головами и сказали, что сами стоят на другом берегу реки, моста нет, а единственный выезд — здесь.

Приподнявшееся было настроение резко упало. «Ну, ничего! — подумали мы. — Если дождя не будет — завтра все высохнет!»

И тут вновь пошел дождь! Как же иначе-то?

Мы побрели к лагерю, рассуждая о том, на сколько дней хватит еды и как мы будем звонить на работу, чтобы сообщить, что в понедельник не вернемся.

И вот тут, именно в этот момент, кажется, мы переупрямили природу, погоду и обстоятельства. Не унывая и не сдаваясь, мы заставили удачу повернуться к нам лицом. Как будто именно наш смех заставил тучи потесниться. И на другом берегу запылал пожар. Точнее, закат. Но между стволов деревьев он горел огнем и мы никак не могли отвести глаз.

Вскоре показались первые звезды, из палатки вылезла гитара, а в котелке подоспел плов.

Спать легли под утро.

В воскресенье было солнечно. Мы радостно приветствовали проплывающие баржи, прикалывались, как могли, и рассказывали друг другу, какой удачной вышла поездка. Преодолеть подсохший подъем оказалось не сложнее, чем ехать по асфальтированному шоссе. Теперь никто и не поверит, какое приключение довелось нам пережить ночью!

Все пришли к выводу — нужно обязательно повторить. Но только в солнечную погоду!

P.s. Утром, одевась дома перед зеркалом, я прочла надпись на майке: «Bad decisions make good stories». Просто девиз нашей поездки!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль