Пятая глава / Ритуал / Мачеча Юрий
 

Пятая глава

0.00
 
Пятая глава

 

Глава 5.

«Солнце светит, шепчут листья.

На полянке я один.

Под кустом в траве росистой

Кто звенит динь-динь?

Это ландыш серебристый

Смотрит в ласковую синь.

Колокольчиком душистым

Он звенит: динь-динь…

Он звенит: динь-динь…»

 

Сергей Есенин

 

Пригородная дорога (24 километра от Зимнегорска), 05.04.2004 года, 23:00

 

Они некоторое время ехали молча. Нелли видела, что ее спутник постоянно проверял, нет ли погони. Ей хотелось с ним заговорить, просто для того чтобы услышать чей-то голос, после всего того ужаса, который она видела. К тому же, она хотела узнать, что происходит, почему за ней охотятся. А еще она боялась, что незнакомец, обратив на нее внимание, снова захочет ее убить. Она очень боялась его, и не знала, можно ли ему доверять. Почему он ей помогает. И помогает ли? Они ехали в сторону Екатеринбурга, Нелли знала эту дорогу, они с отцом часто по ней ездили…

Ночью было достаточно холодно, и Нелли куталась в свою куртку, а Незнакомец сидел в одних штанах с голым торсом. Тело его было все покрыто запекшейся кровью, но при этом, не было видно ран, и это усиливало ее страх.

— Кто они такие? — тихо спросила Нелли, она, почему-то чувствовала, что он услышит ее, несмотря на шум двигателя, и поймет, кого она имела ввиду.

— Религиозная секта — немного помолчав, ответил он, — очень древняя и такая же жестокая. Я не знаю, зачем им ты, — предугадав ее вопрос, добавил незнакомец.

— Они..., — Нелли не знала, как задать этот вопрос. Она столько видела за последние сутки, что казалось, готова была поверить во все, что угодно. Тем не менее, она боялась этого. Боялась, что это все не розыгрыш, не мистификация, — Кто они? Люди?

— Не многие — только бесправные слуги, которые должны заслужить свое право смешать свою кровь. Правят в Секте — вампиры. Большинство — приверженцы — полулюди-полувампиры. Вампир — Сир, передает им часть своей силы, и они служат ему.

— Вампиры? Они пьют кровь? — почему-то уточнила Нелли, затем осеклась, — А ты?

— Я тоже вампир, но другой. Я — одиночка.

— Почему одиночка? И как тебя зовут? — незнакомец говорил спокойно и не проявлял агрессии, и это немного расслабило Нелли.

— Меня зовут Спикер. А одиночка, потому что люблю пить кровь любопытных и разговорчивых девочек, — он посмотрел на нее и неожиданно скорчил смешную рожицу, видимо имитируя образ вампиров из немого кинематографа.

Нелли осеклась, даже если это была действительно шутка, то незнакомец, теперь уже Спикер, явно давал понять, что не настроен на разговор. К тому же она увидела два тонких клыка, выглядывающих из-под верхней губы, и засомневалась, было ли это шуткой.

Они еще некоторое время проехали молча, затем Спикер резко затормозил и уперся локтями на руль. Выглядел он очень удивлено, и в тоже время насторожено. Нелли проследила за его взглядом и беззвучно раскрыла рот. В метрах двухсот впереди находилось дорожное кафе. Оно запоминалось по смешному лозунгу на стене здания: «Путник! Это твой последний шанс поесть вкусно и недорого». Больше ничего примечательного в этом кафе не было, за исключением того, что они уже проезжали его совсем недавно…

— Ты эту дорогу хорошо знаешь? — от голоса Спикера Нелли вздрогнула, — Мы уже в третий раз мимо этого места проезжаем. В прошлый раз, я подумал, что ошибся, — он замолчал и посмотрел на нее. Взгляд был каким-то странным, и Нелли снова почувствовала усиливающийся липкий страх.

— Может, тут кольцевую дорогу сделали? Я полгода назад здесь проезжала.

— Ну да, это как раз та страна, в которой новые дороги строят за полгода. К тому же, мы все это время ехали на юг. Не изменяя направления.

— Но как же тогда? — Нелли помедлила с продолжением фразы, она не знала, как описать то, что происходило, — может это тоже из-за смещения восприятия фокуса или как там это правильно называется.

— В любом случае, нам придется там остановится — нужно наладить связь, — Спикер снова нажал на педаль и они подъехали к странному месту. Нелли хотела спросить о том, с кем собрался связываться Спикер, но передумала, рассудив, что тот все равно не ответит. Припарковавшись, Спикер и Нелли вышли из машины и осмотрелись, а Спикер, как показалось Нелли, еще и принюхался.

Место не вызывало никаких подозрений. Кафе и гостиница занимали небольшое двухэтажное здание, явно переделанное из деревенского клуба или иного подобного сооружения. Позади него располагался небольшой хоздвор и два небольших подсобных помещения. Чуть поодаль, ближе к железнодорожному полотну, располагалась деревня в десять домов. Там было очень тихо и безжизненно, отчего она казалась заброшенной, но пару раз Нелли увидела людей проходящих через эту деревню.

Ее спутник молча потянул Нелли за рукав, и они вошли помещение кафе. Там сидело несколько человек, судя по припаркованному возле заведения грузовика — дальнобойщики, а также местные пьянчуги. Обе компании были увлечены своими разговорами, так что не обратили на странных путников практически никакого внимания, хотя должно быть они выглядели несколько странно, если не сказать больше. Нелли постаралась представить их со стороны — грязная и немного помятая девушка, с невыспавшимся и усталым лицом, в сопровождении крепкого альбиноса в военном разгрузочном жилете на голое тело. Нелли показалось странным, что на них никак не отреагировали, но потом подумала, что внешность ее спутника, да и пара пистолетов, торчащих из-за пояса, и заставляли окружающих не заострять на них внимание. Они подошли к полной женщине за стойкой, и Спикер, раскрыв меню, молча указал на несколько блюд и протянул меню Нелли. Сделав заказ и расплатившись, они уселись за самый дальний столик.

— Слушай, а откуда такое странное имя? — Нелли сделала глоток сока через соломинку и начала рассматривать собеседника, — к тому же, не пойми меня неправильно, оно тебе несколько не подходит — ты не очень-то любишь говорить.

Спикер не ответил, он смотрел в одну точку, о чем-то думая. Затем посмотрел на Нелли, без тени смущения разглядывающую его, и несколько смутился, но все-таки произнес:

— Как зовут твоего отца? Ты сказала, что он работал в милиции, это так?

— Его зовут Михаил, — Нелли почему-то не понравилось, что Спикер спросил у нее про отца. Вспомнив о нем, она затосковала. Ей казалось, что он всегда может ее защитить, помочь. А сейчас он был далеко. Нет, он и раньше часто оставлял ее одну — она была достаточно самостоятельной девушкой, но сейчас был другой случай. — Да он работал в милиции, но он мне очень мало рассказывал о своей работе. Говорил, что этим не стоит интересоваться юной мисс.

— Нет, как его зовут дома, друзья?

— Я его зову — папа! Друзей у него практически не было, так знакомые называли его Михаилом, — Нелли все больше не нравились эти расспросы и ее голос начал срываться.

— Тише, Нелли не бойся. Просто для меня это очень важно. Имя «Майкл», тебе ничего не говорит? Это английское имя, но ты же прекрасно знаешь этот язык, верно?

Нелли поразилась этой догадке, отец с детства обучал ее двум языкам. Английским она владела почти так же, как и русским. Но откуда об этом узнал незнакомец? И еще одно, ей было знакомо имя «Майкл», так ее мама называла отца, и это имя было написано на той единственной фотографии, которую хранил ее отец.

— Нет, это имя мне не знакомо, — уже спокойно ответила Нелли.

 

Москва, 04.04.2004 года, 22:58

 

Движения девушки завораживали, ее обнаженное тело было безукоризненно и вызывало желание, которое всплывало из глубины сознания с каждым, плавным и гибким, как у змеи, движением, расслабляя напряженное тело и душу. Глаза девушки прикрыты, демонстрируя длинные каллиграфические ресницы, лишь иногда бросая в сторону Капитана полные страсти томные взгляды. В один миг, ее глаза широко распахнулись, и она не сломав движения, также плавно и бесшумно отошла куда-то в сторону. Капитан закрыл глаза и до боли стиснул зубы, собираясь и прогоняя пробудившееся желание. Он прекрасно владел не только своим телом, но и духом, и потому, когда он открыл глаза — образ танцовщицы уже вылетел из его головы, зато на столике перед ним стоял раскрытый ноутбук. Пробежав взглядом несколько фотографий, он внимательно изучил достаточно подробное досье и произнес стоявшему рядом совсем молодому бойцу, лет восемнадцати, не больше, который принес компьютер и теперь стоял по стойке смирно, не шевелясь и даже не моргая:

— Парней собирай, с рассветом идем на охоту. Пусть подготовятся как следует, идем на Одиночку.

— Так точно! — отрапортовал мальчишка. — Разрешите идти?!

Капитан кивнул, и боец, развернувшись, исчез за дверью, вид у него был собранный, но движения выдавали нервозность, для него это будет первая охота, да и, возможно, последняя.

Он посмотрел на девушку, которая снова вышла в центр комнаты, затем снова закрыл глаза и произнес:

— Иди сюда.

 

 

Пригородная дорога (24 километра от Зимнегорска), 05.04.2004 года, 23:58.

 

В кармане беззвучно сработал телефон. Специальное устройство выдавало короткий ультразвуковой сигнал, который был практически неслышим для людей. Немного резало по ушам, но терпеть можно было, тем более не так часто ему присылали сообщения.

— Я сейчас вернусь, никуда не уходи, — сказал он Нелли и, поднявшись, направился в сторону коридора, который обозначался «WC». Зайдя внутрь, он почувствовал неприятный холодок, пробежавший по спине, от чего волосы по всему телу встали дыбом. Запах, одновременно непонятный, и в тоже время знакомый, Спикер не мог понять, где он его чувствовал раньше, но этот запах вызывал у него страх. А может это и не страх, какие-то тревожные колокольчики зазвонили в сознании Спикера. Он вспомнил про входящее сообщение, и достал телефон и прочитал сообщение — «Целую, сладкий». Он озадачено смотрел на текст сообщения, словно ожидая продолжения, и в этот момент вспомнил запах.

Бросив телефон он, рванулся в зал, выбив дверь и изменяясь на бегу. Взрывная волна ударила его в спину, разнося половину здания, ломая легкие перегородки, поднимая в воздух множество мусора и осколков, превращая их в смертоносные снаряды, способные прошить человека насквозь.

 

Пригородная дорога (24 километра от Зимнегорска), 05.04.2004 года, 23:56.

 

Когда Спикер ушел, Нелли уронила голову на руки. Что же, черт возьми, происходит? Ее сознание, было наполнено таким количеством противоречий, что мысли путались, стараясь собраться в плотный клубок. Любые попытки распутать этот клубок, попытаться разложить мысли приводили только к сильной головной боли. Девушка глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки.

Больше всего ее беспокоило то, что она не знала, кому верить. Спикер? Он хотел убить ее, и признает это. Она даже не знает, что заставило его передумать. И передумать ли? Может, он просто решил подождать немного? Отец! Он интересовался ее отцом. Причем знал гораздо больше, о нем, чем хотел показать. Может, как раз поэтому он и решил ее не убивать, чтобы она привела его к отцу… Да и кто он такой на самом деле? Вампир? Но разве они вообще существуют? С другой стороны, Нелли видела уже достаточно, чтобы поверить в существование потустороннего. Но какой-то уголок сознания, вероятно, отвечающий за здравый смысл, пытался убедить ее в том, что это все неправда, какой-то розыгрыш.

Часы коротко пискнули — полночь. В этот момент, в зал вошла знакомая рыжая девушка, на этот раз она была не в форме, а мужском джинсовом костюме. Улыбнувшись, она быстро подошла к Нелли и взяла ее за рукав:

— Послушай, тебе угрожает опасность. Нужно уходить как можно скорее.

Она показалась Нелли каким-то оазисом света в этом темном царстве, она чувствовала к рыжей девушке сильную симпатию. Нелли хотела объяснить, что ее ждут здесь, и что ей нужно остаться, но девушка, улыбаясь, тянула ее к выходу, что-то объясняя и не давая ничего сказать. Они дошли до середины зала, когда раздался удар и из коридора выпрыгнул Спикер. Он изменился до неузнаваемости! Сейчас он был больше похож на какого-то монстра. Спикер прыгнул через стойку — прыжок получился метров восемь длинной.

Рыжая девушка, еще до прыжка Спикера, обхватила Нелли за талию и упала вместе с ней на пол, опрокинув один из столов. В этот момент прогремел взрыв — от резкой боли, Нелли зажала уши ладонями и закричала, зажмурившись и постаравшись сжаться в комочек. Когда она вновь открыла глаза, Спикер и рыжая девушка стояли рядом, они сцепились пистолетами на вытянутых руках, не давая друг другу навести на себя оружие. В этот момент Нелли почувствовала резкую головную боль и снова закричала, на этот раз дико, задыхаясь от собственного крика, чувствуя тошнотворное головокружение от того, что мир теряет свою устойчивость и становится зыбким, словно трясина, затягивая куда-то в темную глубину…

 

Спикер узнал ее — это была та же вампирша, что увела Нелли у него из под носа прошлой ночью. Ярость начала подниматься из глубины души, охватывая его сознание, замещая его — это была его добыча! И она снова хочет отнять ее.

Оба вампира двигались с одной скоростью, постоянно уходя с линии стрельбы, не позволяя противнику поймать себя. Спустя пару мгновений они одновременно направили пистолет друг на друга, и в этот момент их накрыло. Они словно провалились в глубокий колодец — в ушах заложило, а голова закружилась. Свет, исходящий из электрических лампочек потускнел. Штукатурка и покрытие стен треснуло, стены и потолок начали покрываться сетью трещин, через которые проступили мелким бисером капли бурой жидкости — крови, Спикер почувствовал резкий знакомый запах, который сейчас совершенно не вызывал голод. В глазах вампирши он прочитал то же смятение, что испытывал сам. Их пистолеты были направлены друг на друга, но ни один из вампиров не стрелял.

Краем глаза Спикер взглянул на Нелли и с удивлением понял, что она изо всех сил кричит, при этом крика слышно не было. Тишина была практически абсолютная, натянутая словно струна. Тишина разбилась вместе со стаканом, упавшим с барной стойки, так же как и она, разбившись на множество мелких осколков. Стакан словно прорвал плотину сознания, впустив лавину звуков, самым громкий из которых был крик Нелли. Но были еще звуки, которые не понравились ему — звуки шагов, мелких, путающихся и каких-то зловещих. Спикер бросил взгляд на источник звука — из развороченного взрывом коридора вышел человек, вернее, то, что от него осталось. Вместо одной руки висели кровавые лохмотья, а лицо и грудь были превращены в кровавую кашу, из которой торчало множество осколков. Двигался он медленно, прихрамывая на одну ногу, объятую пламенем. Он был мертв. Абсолютно. Спикер почувствовал, что его сердце не билось, а дыхание замерло навечно. Следом за ним показались еще несколько подобных фигур.

Позади него открылась дверь, откуда раздавались такие же шаги. Глаза рыжей вампирши удивленно округлились. Не сговариваясь, они прижались друг к другу спиной и начали стрелять. Но мертвецы не спешили умирать второй раз — пули рвали их тела, но они продолжали идти на стрелявших, вытянув вперед руки. Первого из них Спикер встретил прямым ударом в живот, отбросившим его и опрокинув позади идущих мертвецов. А вампирша, подхватив на руки Нелли, в ужасе закрывавшую лицо руками, бросилась вслед за Спикером, который кулаками расчищал им путь на улицу.

Выбежав на улицу, они попытались закрыть дверь, но из-за дома со стороны деревни вышла целая толпа живых мертвецов, вооруженных подручными орудиями сельскохозяйственного быта.

«В грузовик!» — скомандовал Спикер, и двумя прыжками пересек площадку перед кафе и забрался в кабину грузовика. Одновременно с ним, в кабину запрыгнула рыжая вампирша, втолкнув в кабину Нелли, все еще пребывающую в шоке от увиденного.

Двигатель грузовика никак не хотел заводится, а первый ряд уже в плотную подошел. Один из мертвецов ударил кулаком в боковое стекло со стороны вампирши, разбив его в дребезги. Та, мгновенно сориентировавшись, перехватила его руку и, заломив ее, прикрывалась им от остальных. Не удержавшись, она съязвила:

— Нельзя побыстрее!?

Спикер справился с двигателем и, утопив педаль акселератора, произнес как можно более галантно:

— Как скажете, мисс…

Грузовик рванул с места, протащив несколько метров мертвеца, пока он не врезался в придорожный столб. Несколько мертвецов, уцепившихся за кузов, вампирша сбила меткими выстрелами из пистолета, почти по пояс высунувшись в разбитое окно.

Сев на сиденье, она начала осматривать Нелли, которая до сих пор пребывала в коматозном состоянии, практически не реагируя на происходящее.

— Как она? — тихо спросил Спикер.

— Сейчас будет в норме, — она вдруг размахнулась и отвесила девушке звонкую пощечину.

Нелли вздрогнула и удивленно уставилась на нее:

— Что?! — возглас словно застрял у нее в горле.

— Вот, уже лучше, — удовлетворенно улыбнулась вампирша.

— Что это было, черт вас всех…

— И ведь действительно отпустило, — засмеялся Спикер, тем самым прервав готовящийся выплеснуться поток эмоций. — Но ее вопрос мучает и меня, в частности, кто ты такая и почему хотела меня убить?

— Убить? — вампирша демонстративно надула губки. — Это была всего лишь маленькая безобидная бомбочка. И вообще, тебе бы следовало извиниться!

— Мне?! — Спикер чуть не отпустил руль от неожиданности. — Это, интересно, за что?

— Конечно тебе! Ты напугал меня прошлой ночью, когда я пыталась спасти Нелли.

— Спасти, говоришь? А зачем тебе это? И только не говори, что тебе стало ее жаль.

— А почему ты исключаешь этот вариант? И вообще, сладкий, раз уж мы оказались в одной заднице, давай жить дружно, тогда, глядишь, еще и удовольствие получим от этого приключения, — она наклонилась и быстро поцеловала Спикера в щеку. — И не надо делать такое лицо. Я не кусаюсь, — с этими словами она улыбнулась, продемонстрировав аккуратные клыки, при виде которых Нелли вздрогнула.

— Лучше подумай куда нам теперь ехать, — сквозь зубы проговорил Спикер, он чувствовал необъяснимую симпатию к этой вампирше, что невероятно злило его. К тому же он прекрасно понимал, что она знает об этом чувстве и умело играет им.

— Подальше от этого города, у меня от этого места мурашки по коже, — вампирша обхватила себя за плечи, Спикер, который наблюдал за ней краем глаза, поначалу залюбовался точеными плечиками, но потом заставил себя сконцентрироваться на деле.

— Не получится, нас не выпустят от сюда.

— Кто?! Кто нас не выпустит?

— Город, — после небольшой паузы сказал Спикер.

— Alter ego, — вдруг закричала Нелли, ее глаза запали, так что были видны одни только белки, лицо и губы побелели. Пальцами она вцепилась в удивленно смотревших на нее спутников, — intro meus… — закончила она, потеряв сознание.

Наступила тишина, которую разрезала автоматная очередь, разнесшая вдребезги лобовое стекло грузовика. Спикер рванул руль в сторону, съезжая с дороги туда, где виднелись какие-то постройки, видимо, раньше являвшиеся железнодорожной станцией. Вампирша обхватила Нелли, закрыв ее своим телом. Это оказалось вовремя — десяток пуль попали в нее и Спикера.

Грузовик пробил защитное заграждение, пролетев несколько десятков метров вниз по склону, налетел на бетонный блок, несколько раз перевернулся и, разрушив часть ветхой кирпичной кладки, влетел в заброшенное строение еще дореволюционной постройки на самом берегу реки.

 

Зимнегорск, 06.04.2004 года, 7:48

 

Завораживает ли вид приближающейся смерти? Возможно, раньше Нелли согласилась бы с этим, но сейчас ответила бы твердо — Нет! Она очнулась от звонкой капели, даже ощущала брызги ледяной воды и, вместе с ними, надвигающуюся опасность. Открыв глаза, она увидела кусок металлической арматуры летящий прямо в нее. Она дернулась, пытаясь увернуться, но ноги ее были зажаты каким-то мусором, и ей удалось лишь чуть-чуть изогнуться, и тяжелая острая железка воткнулась сырой песок между ее рукой и боком, разорвав куртку. Нелли начала судорожно дергаться стараясь освободить ноги, но ничего не получалось. Она попыталась заставить себя успокоиться, закрыла глаза и медленно вдохнула в полные легкие. В ушах до сих пор звенело, но паника потихоньку начала отпускать свою ледяную хватку. Она открыла глаза и осмотрелась. Она лежала на дне широкого колодца диаметром около пяти метров, дно колодца было завалено обломками. Попробовала пошевелить пальцами ног — получилось и резкой боли это не вызвало, однако, почувствовала, как сильно они затекли, и ей сильнее захотелось освободится.

Крепко схватившись за железку, которая чуть не стала причиной ее смерти, она с трудом выдернула ее из песка и просунула под обломок бетонной плиты, зажавший ее ноги, уперлась спиной в песок и изо всех сил надавила на арматуру. Высвободив таким образом ногу, она отползла в дальний угол колодца — подальше от горы мусора, словно та могла ее укусить.

Первым делом Нелли осмотрела ногу. Штанина оказалась разорванной, но нога, кажется, была не повреждена. Возможно, ей стоило бы позвать на помощь, но после всего того, что с ней произошло за последние несколько дней, это показалось ей плохой идеей. Вместо этого она тщательно осмотрела колодец, опасливо поглядывая наверх. Почти сразу она наткнулась на вделанную в стену трубу, достаточно широкую, чтобы можно было проползти по ней на четвереньках. Отверстие трубы было заложено листами фанеры и засыпано ветошью, словно его пытались замаскировать.

Нелли заглянула в трубу, но слабый утренний свет плохо проникал в колодец, и ей ничего не удалось рассмотреть. Бросив последний взгляд вверх, она, вздохнув, залезла в трубу, но поразмыслив, вернулась и взяла с собой тяжелую арматуру...

 

 

Зимнегорск, 06.04.2004 года, 1:00.

 

Капитан сидел на пассажирском кресле справа от водителя в передовой машине отряда, со спокойным видом, всматриваясь в местность, слабо освещенную фарами машин и прожектором, установленном на "газоне" в котором ехала боевая группа охотников.

Проехав очередной поворот, они увидели несколько человек бредущих по ночной дороге.

— Твою ж...! — водитель попытался объехать людей, но машину занесло на подмерзшей дороге, и выбросило на обочину, но Капитан успел произнести по рации: "К бою! Держать круговую оборону! Огонь по усмотрению!". Произнес он это совершенно спокойным голосом, словно это была не боевая ситуация, а заурядные учения, и даже удар, предшествовавший резкой остановке, не сбил его.

Водитель грузовика, отлично сориентировавшись, остановил машину так, чтобы оба транспорта образовали укрытие. Бойцы тут же выпрыгнули из машины и рассыпались, занимая удобные позиции. Прожектор начал рыскать вокруг, выискивая противников.

Капитан, внешне неторопливо вылез из машины, оценивая обстановку, откуда-то снизу на него бросились два темных силуэта, но сразу же были отброшены двумя выстрелами из пистолета в руке Капитана. Одновременно с этим, около полусотни темных силуэтов бросились на бойцов, загрохотал шквал выстрелов, и в воздухе повис тяжелый запах пороха. А еще через несколько секунд, в рядах нападающих взорвались несколько гранат.

Луч прожектора на мгновение выхватил из темноты нападавших — и в этот момент почти материальная волна ужаса прокатилась по охотникам. Нападавшие словно сошли с экранов фильмов ужасов про оживших мертвецов.

За первой волной нежити последовала вторая, мертвецы шли с территории заброшенного завода или какого-то промышленного объекта.

— Осветительную! На два часа! — скомандовал Капитан, перекрикивая даже грохот выстрелов. Спустя мгновение руины осветила красная ракета, туда куда не мог добраться луч прожектора. Еще одна волна ужаса накатилась на охотников. В руинах толпилось, натыкаясь друг на друга, больше сотни темных фигур.

— Гранаты из всех стволов!!! Два часа, триста! — почти синхронный хлопок выстрелов подствольных гранатометов. Следом прозвучала канонада взрывов. Выстрелы прекратились — бойцы напряженно всматривались в медленно рассеивающиеся облако дыма, пыли и летящего в разные стороны мусора. Вокруг лежало множество фрагментов трупов — окровавленные и обгоревшие, но продолжающие шевелится.

Бойцы оцепенели от этого зрелища больше, чем от вида полчища нежити. Тогда было понятно во что стрелять. Капитан понимал, что отряду нужно было действовать, куда-то бежать, кого-то уничтожать. Не потому, что их позиция была не безопасной, а потому, что в сердца напряженно озирающихся бойцов постепенно заползал страх. Нужно было быстро принять решение, и Капитан его принял.

— Два часа! Захватить позицию! Четыреста! — в голосе Капитана не было ни страха, ни сомнения. И бойцы побежали, побежали несмотря на свой страх, не думая о Долге, который заставил их несколько лет назад принять присягу, лишь понимая, что это единственный способ выжить. А спустя мгновения, встретив новых мертвецов, они забыли и об этом, отдавшись инстинктам, которыми одарила их природа, и рефлексам, которыми одарил их Капитан.

Спустя еще десять минут, отряд уже занял небольшое помещение, служившее когда-то сторожкой или контрольно-пропускным пунктом на предприятие, рядом с которым находилось. Отсутствие стены было компенсировано машинами, поставленными так, что через них не возможно было пройти, но удобно вести огонь и, в случае необходимости, можно уехать, не разворачиваясь и не мешая другой машине. Бойцы постоянно продолжали укреплять позиции, когда в эфире раздался рапорт снайпера:

— Десять часов, грузовик, шестьсот. Водитель и пассажир вампиры, плюс один человек посередине.

— Все. Готовность ноль. Пройдут отметку сто, открыть огонь на поражение.

Сердце Капитана забилось сильнее, но он усилием воли заставил себя успокоиться. Он не спеша взял штурмовую винтовку, включил ИК-прицел, нашел грузовик. Точно, два вампира — они хорошо выделяются бледными пятнами, из-за своей температуры тела, отличающих их от людей, но и не дающих слиться с окружающей средой. Следя за дальномером, он начал отсчитывать про себя секунды, синхронизируя удары сердца с дыханием и покачиванием винтовки.

Пять. Четыре. Три. Два. Один. Он задержал дыхание и нажал на курок, выдавая короткую очередь, затем переместил винтовку в другое положение и вдавил курок подствольного гранатомета. Капитан увидел, что, до того как граната попала в грузовик, он вылетел на обочину и, пробив заграждение из сетки-рабицы, перевернулся несколько раз, скрылся, проломив хлипкую стену какого-то строения на территории завода.

— Девять часов! Штурм!!! Не дайте этой падали уйти, парни!

Отряд покинул позицию и сохраняя строй побежал к строению, в котором скрылся грузовик, окружив его сразу с трех сторон, внимательно прочесывая каждый закоулок и освещая каждый темный угол. Грузовик лежал на боку в центре цеха, уперевшись в какой-то станок, рядом был провал, в котором метров на двадцать вниз уходил бетонный колодец. В кабине грузовика было пусто, только большая лужа запекшейся черной крови. Вампиров нигде не было. Один из бойцов, осветив колодец фонариком, доложил:

— Капитан, здесь тело. Человек, девчонка. Пульса нет. Мертва.

— Продолжаем поиски…

 

 

  • № 1      Федералова Инна / Сессия #3. Семинар "Структура" / Клуб романистов
  • Я любила, и поэтому не знала / Испытаю ли когда-нибудь любовь? / Сухова Екатерина
  • Претензии к эволюции / Эволюционное / Армант, Илинар
  • Салфетка-11.2 / Салфетки / Риндевич Константин
  • Katriff - Светлое будущее / Незадачник простых ответов / Зауэр Ирина
  • Зауэр И. - Вторые руки / Собрать мозаику / Зауэр Ирина
  • Мужская роль (Знатная Жемчужина) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Осторожные движения / Губина Наталия
  • Темная сторона Луны / Крапчитов Павел
  • Другая юность / Печаль твоя светла / Пышкин Евгений
  • «У Прычинса» / Дорогами Сиреневых Эпох / Гофер Кира

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль