Пролог и первая глава / Ритуал / Мачеча Юрий
 

Пролог и первая глава

0.00
 
Мачеча Юрий
Ритуал
Пролог и первая глава

Часть 1.

РИТУАЛ

 

Пролог.

Не боги создают людей —

Люди создают богов

Лондон, 19.09.1919 года, 22:53.

 

Майкл не любил дождь. Нет, конечно, иногда прогуляться по парку под легким осенним дождем можно. Но работать под летним ливнем ему не нравилось. С самого начала ночь выдалась немного странной. Сперва этот дождь… Ливень с грозой. И при этом яркий месяц луны. И от того ледяные струи кажутся серебряными, и от того невыносимо тяжелыми. Хорошо хоть, не полнолуние.

И потом эта тревога. Собирают все оперативные подразделения города. Начиная с постовых заканчивая суперинтендантами. Что у них там, война что ли? Не говоря уже о том, что 3 часа назад начался отпуск. Три часа… Три часа Майкл строил планы на отпуск и уже 13 минут торопливо шагал по безлюдным улицам Лондона, ощущая, как в тупоносые полицейские ботинки затекает вода.

Неожиданно, молния осветила конечную цель Майкла. Классический дом с приведениями. Двухэтажный деревянный особняк, огражденный монументальным забором и коваными воротами, выполненными в готическом стиле.

Про этот дом ходило множество слухов, легенд и просто леденящих душу историй. Когда-то Майкл слышал о том, что там жил то ли маньяк, то ли людоед. Впрочем, сейчас особняк был плотно окружен полицейским кордоном и освещен полицейскими огнями.

Майкл без труда нашел среди хаоса оцепления своего начальника — суперинтенданта Генри Томсона, сухопарого старика. Сейчас Генри был бледен, как простыня.

— Что случилось? — как всегда лаконично спросил Майкл.

— Чертовы сектанты. В доме засели с десяток человек. Неплохо вооружены. У них заложники… были. Ты как раз вовремя — мы планируем захват.

— Что у них за оружие?

— Карабины, пистолеты… много холодного оружия.

— Генри, я не понимаю, из-за чего такая тревога, что первый раз, что ли, такая ситуация? Послать туда Группу…

— Мы уже послали Группу. Майкл, такая ситуация у меня впервые. Ты бы видел этих маньяков!

— Понятно. Что делать будем?

— Пятнадцать бойцов залегли под оградой, перед главным входом. Но сад хорошо простреливается.

— А черный ход?

— Они его завалили, там не пройти. Но есть вход в подвал, он с северной стороны, с торца дома.

— Дай мне одного бойца, только посмышленей. Мы попробуем разведать, что там в подвале.

— Отлично, я знал, что ты меня не подведешь, Майкл! Когда будете готовы, наши дадут залп по окнам, и вы успеете добежать до угла дома. Дэйв! Живо, сюда!

Бойцом «посмышленей» оказался конопатый парень, на вид лет 18, рыжий, как огонь, и с таким же огнем в глазах. Оба полицейских укрылись за забором перед фасадом здания. По сигналу Генри раздался залп — в нос ударил запах пороха. Раздался звон стекла и чей-то сдавленный крик. Майкл добежал до угла дома, стараясь, чтобы траектория его движения была как можно более непредсказуемой. Оглянулся — Дэйв не отставал. Оба спустились по небольшой каменной лестнице к двери, ведущей в подвал, Майкл проверил дверь — открыто. Кивнул Дэйву, взвел курок револьвера и рванул дверь на себя, и полицейские ворвались в подвал. Дэйва сразу же отбросило влево выстрелом, Майкл выстрелил на вспышку, только потом увидел стрелявшего и на секунду замер от ужаса, и перед глазами все поплыло. Кажется, раньше это была женщина, но сейчас это не было человеком. Это просто не могло быть человеком! Впереди раскрылась дверь, и Майкл выстрелил, потом еще раз, и еще раз. Он не помнил, что он делал дальше, помнил только, что стрелял…

Когда Майкл очнулся, он лежал на полу в чем-то неприятно липком, над ним стоял человек, которого Майкл поначалу принял за ангела из-за его белоснежных волос и глаз, таких светлых, что, казалось, они были без глазных яблок. На его неестественно бледной левой скуле был шрам, похожий на нотный стан, только линий было четыре.

Незнакомец внимательно посмотрел на Майкла, ему показалось, что тот не может что-то решить. Затем незнакомец улыбнулся уголком рта, и Майкл опять провалился в туман.


Глава 1.

Дебю́т (фр. début — начало) — начальная стадия шахматной партии, характеризуется мобилизацией сил играющих.

 

Москва, 04.04.2004 года, 05:16

 

Утро выдалось холодное и солнечное. Солнце, казалось, выжигало глаза, даже через солнцезащитные очки. Наемник с ужасом думал о предстоящей прогулке по улице, пусть даже короткой, но тут же улыбнулся, вспомнив о предстоящей Работе. Правда, улыбка получилась больше похожей на оскал, из-за обнажившихся на его восточном лице клыков. Он расположился на чердаке еще ночью, и теперь уже седьмой час сидел замерев, прислонившись к холодной каменной стене и прижимая к себе винтовку. Оптический прицел был закрыт, но Наемник знал, что заметит свою Цель и без него, пускай даже на расстоянии чуть больше километра.

Он провел рукой по прицелу, как бы смахивая невидимую пыль. В Школе их учили, что оружие — лучший друг Наемника, как живой человек, даже как девушка. За ним надо ухаживать, заботиться, защищать, и тогда оружие ответит тем же. На своей первой Работе, колебался несколько секунд, прежде чем оставить свое оружие там. Сейчас он уже привык к тому, что для каждой работы новое оружие. Но иногда задумывался, можно ли надеяться на верность девушки, которая будет с тобой только одну ночь…

Его размышления прервал дорогой автомобиль, подъехавший к главному входу нужного здания. Цель близка! Наемник открыл оптику и прицелился. Он увидел, как дверь открылась, и на улицу вышел охранник — хмурый громила, под два с половиной метра ростом. Следом за охранником вышел Князь, как всегда в строгом костюме серебристого оттенка, он был среднего роста, но рядом с охранником он казался коротышкой. Цель!!! Князь сделал несколько шагов в сторону машины, и Наемник выстрелил. Пуля попала в грудь, туда, где должно было быть сердце, правда многие сомневались, было ли оно у Князя. Князь отлетел на несколько метров назад, ударившись о дверь, но Наемник уже не видел этого. Контрольного выстрела не требовалось, пуля была специальная, пробила бы насквозь несколько бронежилетов, а зачарованное серебро не оставит ни каких шансов — спустя несколько часов Князь умрет.

Наемник аккуратно положил винтовку и начал спускаться с чердака, предварительно надев капюшон, закрывший его лицо чуть ли не до подбородка. Выйдя из дома, он сел в припаркованный рядом с подъездом автомобиль и повернул ключ зажигания. Взрыв машины нарушил утренею тишину и засыпал улицу осколками стекла.

 

Москва, 04.04.2004 года, 23:02

 

Резиденция Князя ничем не отличалась от офиса какой-нибудь международной корпорации. Тот же стиль, та же строгость и официальность. В приемной девушка-секретарша. Не вампир, даже ни разу не укушенная. И вообще, в резиденции Князя было очень много людей. Спикеру это не нравилось, он не любил человеческое общество.

А сейчас он уже пол часа сидел в приемной, в ожидании аудиенции Князя, делая вид, что читает какой-то журнал, ловя на себе любопытные взгляды секретарши. Наконец, огромная двухстворчатая дверь открылась, и из нее вышел вампир в красном камзоле старинного стиля и в круглых желтых очках. Колдун, и очень сильный — определил Спикер. Незнакомец внимательно посмотрел на него, и Спикеру показалось, что он усмехнулся. Затем, не сказав ничего, колдун вышел из приемной. Кивнув секретарше, Спикер зашел в зал. Князь сидел в своем кресле-троне и задумчиво курил сигару.

— Садись, Спикер, извини, что заставил тебя ждать. Ты знаешь, что это? — Князь бросил на стол пластиковый пакетик.

Спикер сел напротив Князя, взял пакетик и внимательно посмотрел на его содержимое.

— Это пуля, бронебойная, скорее всего от снайперской винтовки. Сплав необычный, наверняка с примесью серебра…

Неожиданно на пуле начала проявляться странная гравировка, светящаяся серебристым цветом. Спикер прикоснулся к пуле через пластик. Вдруг из гравировки появились тонкие серебряные нити-щупальца. Они порвали пластик и вонзились Спикеру в запястье. Боль. Мир вокруг изменился, стал то ли серым, то ли серебряным, каким-то медленным, зыбким, тяжелым, освещаемым только пульсирующим серебром. Мир вокруг начал исчезать, оставляя только боль…

Резкий толчок — и мир стал прежним. На пуле пропали рисунки, пластик был целый. Князь стоял за спиной Спикера, положив руку ему на плечо. Именно это прикосновение и выдернуло Спикера из объятий боли.

— Что ты об этом думаешь?

— У вас проблемы с охотниками?

— Я проконсультировался с Культом. Их представитель заявил, что это пуля была зачарована вампирами. И, что не маловажно, выпущена она тоже вампиром.

— Клан?

— Неизвестно.

— Анархи?

— Возможно. Но утверждения того, что покушение организовали Анархи, это фактически объявление войны.

— Разве покушение на Князя это не начало войны?

— Ты прав, это война. Только пока непонятно, чья и с кем. Впрочем, для тебя уже есть работа. Посмотри, — Князь положил на стол перед Спикером фотографию и, пройдя по комнате, подошел к окну.

На фотографии была девушка лет шестнадцати. Светлые волосы и зеленые глаза. Настолько зеленые, что взгляд казался неестественным, и странно завораживающим. Впрочем, кроме, необычного цвета глаз, девушка ничем не отличалась. Одета просто, но со вкусом, по неформальной моде.

— Что нужно сделать? — сухо проговорил Спикер.

— Просто убить. Доказательств не надо.

Спикер удивлено заметил, что боялся этого ответа. Князь обернулся и подошел к столу, вынул из ящика папку и протянул ее Спикеру.

— Тут информация о Нелли, так зовут девушку, почитаешь по дороге, деньги и билет на самолет в Екатеринбург. Нелли живет в небольшом городке Зимнегорск, к северу от Екатеринбурга, ехать на поезде несколько часов. На вокзале встретишься с одним из приверженцев Наместника, он поможет с оборудованием.

Спикер понял, что аудиенция окончена. Он часто замечал, что Князю, как и другим вампирам Знати, удается заставлять окружающих понимать себя не только с полуслова, но и даже с полжеста. Он знал, что это одна из дисциплин Знати, но все равно для Спикера это было необычно, сродни цирковому фокусу для провинциального ребенка. Возможно, это было следствием того, что сам Спикер не умел общаться с людьми, и не любил этого…

Спикер молча встал, и вышел в приемную, кивнув девушке. Он зашел в кабину лифта, открывшегося перед ним. В лифте не было никаких кнопок или иных способов управления изнутри, впрочем, лифт, подчинившись чей-то скрытой воле, направился вниз…

 

Екатеринбург, 04.04.2004 года, 23:15.

Петр Спокойных поморщился, когда раздался автомобильный гудок, и вздрогнул, когда мимо пронесся грузовик, обдав его холодной дорожной грязью.

— Внимательней Петр, — сказал он сам себе, — вернись в этот поганый мир. Глубина-глубина, я не твой. Я не твой, — добавил он уже сквозь зубы, чувствуя, как холодный весенний ветер пронизывает худощавое тело.

Однако мир менялся. Так бывало всегда, когда он общался с Доктором. Причем совершенно не имело значение, какой способ связи выберет Доктор, ощущение реальности все равно пропадало. А если вспомнить, что Доктор только один раз использовал телефон, чтобы связаться с ним, за всю его почти трехлетнюю службу Доктору…

Сейчас, куда бы он ни посмотрел, он везде видел Доктора, причем каждый раз он выглядел по-иному, но он знал — Доктор наблюдает за ним. Глазами одинокого прохожего, скучающей кошки, пьяного бомжа — все равно чьими. Он наблюдает. Видит!

Спайк, как он привык себя звать, и как его знали знакомые, предпринял еще одну попытку собраться и вернуться в реальность. Вроде получилось. Отпускает, видимо у Доктора появились другие дела, чем контролировать действия своего пациента. Хотя все равно бьет дрожь, как в ту ночь, когда он впервые почувствовал Доктора. Он быстро сбежал по ступенькам в подземный переход и быстрым шагом направился в сторону вокзала. Войдя в вокзал, он с трудом сориентировался в знакомом здании и направился к камерам хранения, открыл первую попавшуюся свободную ячейку. Номер 13… Еще один дурной знак. Ему показалось, что мир снова поплыл, но он усилием воли, вернул миру прежнюю устойчивость. Рывком поднял спортивную сумку и задвинул ее в камеру — закрыл. Код 7351. Помедлил секунду запоминая код. Всё, теперь осталось дождаться Гостя. Спайк проигнорировал зал ожиданий, расположившись напротив выхода из метро. Он знал, что Гость, приедет на метро, а не на такси, например. Или это знал Доктор?

 

Екатеринбург, 04.04.2004 года, 23:56.

Что может быть лучше душа! Ки-Па, подставляла тело под упругие струи, мурлыча, словно довольная кошка. Потом она долго стояла в душе, опустив голову на грудь, чувствуя, как ледяная вода сковывает мышцы…

Зазвонил телефон. Ки-Па не меняя позы, вытянула руку, взяла с душевой полки телефон, и не сгибая руку, раскрыла «раскладушку».

— Я слушаю… — почти шепотом спросила она, не боясь, что шум душа или ее тихий голос помешают собеседнику услышать ее — это было не важно.

— Мать зовет тебя, — услышала она приятный женский голос, так четко, словно вокруг была абсолютная тишина.

Ки-Па закрыла телефон и положила его на полочку, снова погрузившись в атмосферу холодного душа. Через несколько минут выключила воду, наскоро вытерлась мягким полотенцем, вышла из ванной, укутавшись в шелковый халат. Она вообще любила шелк — любила одежду из шелка, постельное белье, даже шторы в ее небольшой уютной квартире, выполненной в восточном стиле, были из шелка. Зайдя в комнату, она расположилась прямо на полу, открыв ноутбук, начала изучать почту. Спустя некоторое время, Ки-Па закрыла глаза, несколько минут лежала, не двигаясь, затем достала из стеклянного футляра замысловатую иголку, воткнула ее себе в предплечье и что-то зашептала. Она открыла глаза, только после того как вынула иголку. Она поморгала, пытаясь восстановить зрение. Положила руку на дисплей ноутбука, чтобы закрыть его, бросила последний взгляд на экран и сказала:

— До встречи, Нелли…

 

Самолет Москва-Екатеринбург, 04.04.2004 года, 23:58.

 

Сколько веков человечество мечтало летать. Сейчас эта мечта исполнилась. Впрочем, для многих эта мечта о свободе полета превратилась в необходимость страха. Нельзя сказать, что Спикер боялся летать. Ему это не нравилось. Вернее, ему нравилось ощущать уверенную твердь под ногами.

Спикер выпил чашку дешевого кофе, вежливо предложенного стюардессой, и открыл ноутбук. Подождал, пока пройдет подключение к сети. Набрал несложный адрес одного из бесконечного количества чатов. Странная штука эти чаты. Разговор ни о чем. Общение, только ради первоцели общения. Спикеру казалось, что он никогда это не поймет. Впрочем, он подключился не для того, чтобы убить время полета. Войдя в чат, под именем «Нео», стал терпеливо ждать, обдумывая, не попросить ли у стюардессы еще чашку кофе…

Додумать Спикер не успел, компьютер издал неопределенный писк, информируя о входящем сообщении. Сообщение прислал некий Морфиус. Естественно, там было написано: «Ты готов узнать правду, Нео?».

Это был пароль. Спикер знал, о склонности клана Изгоев к конспирации, но не понимал, зачем использовать в качестве пароля, фильм, который посмотрело, наверное, полмира. Больше всего это походило на дурацкую игру. Однако, сеть, в каком-то смысле, была территория Изгоев, и приходилось подчиняться их правилам.

«Укажи мне дверь, Морфиус».

«Что ты ищешь, Нео?»

«Мне нужна информация».

«Я знаю, — не удержался невидимый собеседник, проявить свою осведомленность, — у тебя новая работа от Князя. Какого рода информация тебя интересует?»

«Меня интересует информация о человеке. Имя: Нелли Атохова. Возраст: 15-20 лет. Мне нужна максимально подробная информация о ней».

«Что-нибудь еще?»

«Да, меня интересует город Зимнегорск».

«Тебе нужна карта?»

«И карта тоже, первые лица и клыки города».

«Я найду, то, что ты ищешь. Ты помнишь, что я прошу взамен?»

«Помню».

«Я найду тебя. Иди за белым кроликом, Нео».

 

Екатеринбург, 05.04.2004 года, 01:28.

 

Спайк зашел в вокзальной туалет, спрятавшись в кабинке, достал зеркало и рассыпал на нем порошок. Время до приезда Гостя еще было, поэтому можно немного расслабиться. Уняв дрожь от предвкушения, он наклонился над порошком. Однако вкусить запретный плод ему не удалось, дверь в кабинку бесцеремонно распахнулась. В проеме стоял здоровенный детина, весь покрытый ужасающего рода татуировками и пирсингом.

— Скажи нам, брат, кого ты ждешь? — фальшиво доброжелательно спросил парень. Он был расслаблен и явно наслаждался слабостью оппонента.

— Я-я… жду-у… — очень медленно начал Спайк, внутренне собираясь. Он был до дистрофии худощав, болезненно бледен и не вызывал у громилы никаких опасений. Однако у него была маленькая тайна — он был Пациентом. И совсем еще недавно, Доктор выписал ему свое Лекарство.

Мир опять начал изменяться. Очертания стали размывчатыми, неустойчивыми. Изменился и парень, лицо стало уродливым, как из какого-то давно забытого кошмара, или фрагмента фильма ужасов, увиденного в детстве и после этого спасительно забытого. Только теперь татуировки начали светиться кровавым цветом и пульсировать словно живые вены. — я-я… жду-у… — повторил Спайк, расширяя сектор осмотра, мир при этом изменился еще больше, и Спайк увидел еще одного парня стоящего у входа в туалет.

Кажется громиле надоело ждать напуганного наркомана, и Спайк понял, что тянуть время бесполезно и он ударил. Просто сделал прямой удар своей тощей, словно кость обтянутая кожей, ногой в широкую грудь громилы. Громила, не смотря на все законы физики, вылетел из кабинки и ударился в зеркало над умывальником напротив, карикатурно закинув наверх ноги.

Спайк выскочил из кабинки и тут же нырнул вперед и вправо, увидев, что парень у входа, захохотав, вскинул автомат. Спайк, перекувырнувшись, подпрыгнул почти на два метра, сгруппировался и оттолкнулся от противоположной стены…

Вспышка боли, на мгновенье выбросила Спайка из сознания. Когда он пришел в себя, он лежал на холодном кафеле, в луже крови…Боль он не чувствовал, но именно этот факт его и испугал. Постарался пошевелиться — ничего. Только немного могла двигаться левая рука и то, только ниже локтя.

Неожиданно, Спайк понял, понял с ужасающей обреченностью — всё, это конец, его убили. Он так и не понял кто, но он знал, почему. Все дело в Госте. Это был очень важный Гость. И ему не удалось его встретить. Он не выполнил задание Доктора! Нет!!!

Спайк постарался напрячься, и вспомнил код замка.

 

 

  • О праведниках. / Размышление  002. О праведниках. / Фурсин Олег
  • Ноябрь палитрой не богат (акростих) / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Хандра  / Легкое дыхание / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Балтика осенью / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • Глава IV. Отголоски. Часть 2 / Полеты в пустоте / Дримский Александр
  • Собачий бой / Волк Олег
  • Парк. Парень идет, о чем-то думает... / Завтра Уйду
  • Салфетка № 112 / Миниатюры / Капенкина Настя
  • Рассказ 1/День 8 / Deus Machina - Темнейшие Дни / Rid Leo
  • Условия и сроки / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • За пределами / SofiaSain София

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль