Часть 3. Во французской стороне…

0.00
 
Часть 3. Во французской стороне…

В XI-XII вв. при монастырях, бывших главными центрами культуры, создаются школы, библиотеки и книжные мастерские. Монастыри выступают основными заказчиками произведений искусства.

Судя по коллекции манускриптов и книг, найденных в монастыре бенедиктинцев Бенедиктбойерн, где обнаружили «Carmina Burana», он также являлся одним из центров просвещения — его библиотека до 1803 г. насчитывала порядка 30 тыс. экземпляров, накопленных за тысячелетие. Ведь Бенедиктбойерн был заложен самим основателем немецкой церкви святым Бонифацием еще в 740 г., а бенедиктинцы были первым монашеским орденом.

Но уже в конце XI в., в обстановке относительной стабильности, начался быстрый рост городов, стремившихся освободиться от власти феодальных сеньоров и зачастую превращавшихся в очаги религиозной и социальной крамолы.

Сыграли свою роль и крестовые походы, положившие конец утопическому средневековому универсализму — стремлению построить всемирное христианское государство. Крестоносцы столкнулись с культурой и нравственностью иноверцев, иногда значительно превосходящими их собственные. Это было прозрением для людей, воспитанных в уверенности, что существует единственно возможная форма достойного существования — в синтезе христианской церкви и государства.

Все это оживление породило потребность в образованных людях, которую уже не могли удовлетворить монастырские школы. Спрос спровоцировал появление новых образовательных учреждений — городских школ. Были необходимы и институты, дающие высшее образование. Благодаря этому стали складываться внецерковные союзы ученых. Именно так в XI веке возникли медицинская школа в Салерно, юридические школы в Болонье и Падуе. Многие города славились своими школами, но они были узкоспециализированными. Ученики, желавшие расширить диапазон полученных знаний, были вынуждены передвигаться от одного города к другому.

И не только ученики вели кочевой образ жизни. Сами преподаватели в поисках учеников ходили из города в город.

Прослышав, что где-то будет читать курс лекций известный ученый, школяры со всех сторон стекались к обозначенному месту. Остаться в чужом городе, не имея гражданства, в те времена означало оказаться в бесправном положении. Чтобы защитить себя и иметь возможность хоть как-то выжить, средневековые студенты и учителя объединялись в корпорации, называемые «Universitas magistorum et scolarium» — «Корпорация учителей и учеников», или проще — университеты.

Первые университеты возникли в XII веке, частично из епископских школ, имевших наиболее крупных профессоров в области богословия и философии, частично из объединений частных преподавателей — специалистов по философии, праву и медицине. Наиболее древним университетом в Европе считается Парижский университет, существовавший в качестве «вольной школы» еще в первой половине XII и в начале XIII века.

Преподавание в средневековых университетах велось на латинском языке. Из-за недостатка книг основным методом преподавания были лекции. Распространенной формой научного общения являлись также диспуты, или публичные споры, устраивавшиеся периодически на темы богословско-философского характера. В диспутах принимали участие как профессора, так и школяры.

Пока университеты переживали период становления, ученики все также вынуждены были перемещаться в погоне за знаниями. Средневековые студенты переходили целыми группами из одного города в другой, где процветало изучение той или иной отрасли. С ростом количества школ и университетов число бродячих школяров увеличивалось, а возможность получить место уменьшалось. И вот, как это ни странно, в темной средневековой Европе возник кризис перепроизводства образованных людей. И вчерашний бродяга — студент превращался в вечного странника, став неизменной составляющей бурлящего на дорогах Европы броуновского движения.

Так и возникло движение вагантов — бродячих клириков, школяров, попрошаек, распутников и бедолаг, недоучившихся или переучившихся теологов. Это было своего рода братство без роду-племени, общавшееся на латыни, которой владели образованные люди любой европейской страны.

А чем может заняться в скитаниях образованный, полный энергии и озорства молодой человек, начитавшийся Овидия? Разумеется, сочинением стихов. И, конечно, на латинском языке. Хоть они и деклассированы, но не уронят свое достоинство до того, чтобы зарабатывать сочинительством на вульгарных национальных языках для крестьянского сословия.

У вагантов была своеобразная цеховая гордость. И латынь служила ее воплощением.

Потому ваганты создали литературу особого рода — жизнерадостную провозвестницу возрождения. На латыни, по образцу церковных гимнов, но не имевшую ничего общего с назиданиями духовенства. Своеобразным манифестом вагантства является стихотворение «Орден вагантов» или «Чин голиардский».

Ваганты или иначе — голиарды, сочиняли стихи и песни, славящие жизнь и природу, пиршественные и любовные. Знаменитое «Gaudeamus igitur» зародилось на основе их творчества. Как и великолепная «Застольная» Гете.

Причисляя себя к особой касте наделенных образованием, ваганты с пренебрежением относились к мирянам, равно как и к поэзии на народных языках, исполняемой конкурирующей конфессией — трубадурами и миннезингерами.

Также они не стеснялись выдавать беспощадную сатиру на родное им, по большому счету, монашество и священство. Тоже понять легко, учитывая, что более удачливый собрат-клирик, дав взятку, смог устроиться после завершения образования на тепленькое местечко, а вагант вынужден был месить грязь средневековых дорог. Пример такой пародии — «Евангелие от серебряной Марки». Или «Всепьянящая литургия» — пародия на известную церковную «Всесвятейшую литургию».

Церковники в долгу не оставались, и скоро вагантское племя стало преследуемым и гонимым.

В конце XII века завершились крестовые походы, исчерпалось стремление людей к бродяжничеству. В университетах вырос уровень преподавания — теперь для овладения богословскими науками не было необходимости ехать из Салерно в Париж. Многие ваганты нашли себе место на службе. И вагантское творчество медленно, но неотвратимо угасало.

Дошедших до нас сборников школярской лирики не так много, это «Кембриджская рукопись» и «Carmina Burana». Оба они, по всей видимости, имеют немецкое происхождение.

Помните песню Тухманова «Во французской стороне, на чужой планете…» с винилового диска? Ее еще называют песенкой студента. Или «Из вагантов». Или «Прощание со Швабией». Это вольный перевод песни вагантов «Hospita in Gallia» из сборника «Carmina Burana» (автор перевода — Лев Гинзбург). Послушаем ее и помянем добрым словом веселых бродяг-школяров, принесших в мир столько юношеского задора и озорства, что его с лихвой хватило до наших дней.

  • Бойся отражений (Армант, Илинар) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • № 11 Майя Филатова / Сессия #4. Семинар "Изложение по Эйнштейну" / Клуб романистов
  • 41 / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Мне не спится в полнолуние / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Сарлакк / Анти-Зан / Плакса Миртл
  • Ветерок для эльфа / Пять минут моей жизни... / Black Melody
  • Мне без тебя / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Песенка про надежду / Плоды размышлений / Юханан Магрибский
  • Как мне быть? / Сборник стихов о Любви / Ollor
  • ОВА Юля - этюды / Летний вернисаж 2018 / Художники Мастерской
  • роман / Судьба / мила

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль