Глава пятая

0.00
 
Глава пятая

Стражники, дежурившие на выезде из Димбольда, сделали попытку задержать отряд. Колонна вооруженных всадников, летевших на полном скаку, наверняка показалась им подозрительной. Стражники кинулись к механизму, поднимавшему переброшенный надо рвом мост — однако Патрик Телфрин вовремя им помешал. Граф приподнялся в седле, взмахнул рукой — и солдаты тяжело повалились на землю.

«Он могущественный чародей, — подумал Делвин. — Ворфалеры обычно сильны в тайном искусстве, превосходят в нем прочих волшебников. Драконья кровь особенная. Она проявит себя и через века».

Беглецы вырвались в предместье. Ехали быстро, горяча коней, и вскоре добрались до постоялого двора, на котором Делвин оставил своих солдат. Капитан торопливо спешился, привязал коня к придорожному столбу и приказал остальным дожидаться его на улице.

— Из города вот-вот могут явиться преследователи, — пояснил он. — Будьте готовы убегать или драться. Смотря по обстоятельствам. Если придется уходить без меня, встретимся у раздвоенной сосны в двадцати милях к югу. Она приметная, мимо не проедешь. Только схоронитесь с дороги.

— Я с вами, — сказал Патрик. — Хочу посмотреть на ваших молодцов.

— Зрелище незавидное, но как изволите.

Делвин и Патрик вошли в трактир. Внутри, как и следовало ожидать, дым стоял коромыслом. Солдаты из отряда Дирхейла сдвинули посредине обеденной залы столы и расселись за ними, трапезничая. В больших кружках пенилось пиво, на огромных медных блюдах покоились свиные окорока, уже наполовину съеденные. Под столом крутились собаки, обгладывая кинутые им кости. Черно-белый кот степенно вылизывал разлитое кем-то вино. Похоже, подумалось Делвину, на оплату этого пиршества пошла немалая часть денег, реквизированных им недавно у купеческого каравана.

На коленях у сержанта Майло сидела кудрявая и рыжая девушка, по виду одна из местных официанток. Сержант, назначенный Делвином следить за порядком, то и дело покрывал лицо и плечи барышни поцелуями, попутно прикладываясь к пиву и утирая рукавом усы. Дейв Лоттерс, его заместитель, сидел рядом и задумчиво глядел в кружку. Он выглядел порядком захмелевшим и что-то негромко напевал себе под нос.

— Я так понимаю, — осведомился Патрик, — все идет по плану?

Делвин сцепил зубы и не ответил. Он подошел к Майло со спины, никем не замеченный в трактирных чаду и сутолоке, и со всей силы дернул сержанта за плечо. Тот охнул, расплескал пиво и рухнул с табуретки на пол. Вместе с ним упала и девушка — но тут же с неожиданным проворством вскочила и, выхватив у сержанта кружку, швырнула ее в Делвина. Тот ловко уклонился и кружка с грохотом разбила окно. Сидевший за стойкой трактирщик охнул и схватился за сердце, а солдаты повскакивали со своих мест, выхватывая оружие.

— Вы сумасшедший! — крикнула рыжая девица. Она была явно возмущена и немного пьяна. — Не знаю, что вы за разбойник, но эти господа вас живо проучат!

— Я командую этими людьми, сударыня. Господа, — Делвин наступил сапогом на руку попытавшемуся было встать сержанту Майло, отчего тот вновь откинулся на спину и жалобно застонал, — я, кажется, приказывал не превращать приличное место в вертеп.

— Тоже мне приличное, — фыркнула девушка, но, поймав ледяной взгляд Делвина, осеклась.

— Простите, ваше благородие, — подал голос Дейв Лоттерс. Этот выглядел смущенным. — Ребята устали. Столько дней жрем солонину, из ушей скоро полезет, да и заплесневелым сыром сыт не будешь. Мы думали, вы вернетесь не скоро, вот и решили отдохнуть маленько.

— Отдых закончился. Немедленно собирайтесь и седлайте коней, мы уезжаем отсюда. Позвольте представить, граф Телфрин — отправится вместе с нами в Гвенхейд. — Патрик выступил вперед и сдержанно кивнул. Он глядел на солдат оценивающе, чуть прищурившись, и явно не был доволен увиденным. — Майло, вы не справились с отданным приказом и потому разжалованы в рядовые. — Делвин убрал наконец ногу, позволяя теперь уже бывшему сержанту встать. — Сержант Лоттерс, принимайте командование на себя. Через десять минут чтобы все были в седлах и трогаемся.

— Так точно, сэр.

— За обед и постой заплатить успели?

— Так точно, сэр. Совсем недавно.

— Хорошо, я разберусь с этим. — Делвин подошел к трактирщику. — Возвращайте наши деньги, сударь. Мы уходим.

Тот, ошарашенный этой сценой, еще нашел в себе силы на возмущение:

— И не подумаю. Я пожалуюсь в магистрат! Пиво выпито, мясо съедено. За комнаты, так и быть, рассчитаюсь, но за обед не рассчитывайте. Вы разбойник, сударь, вы это знаете?

— Знаю. Мы не доели, вы врете. — «И Гвенхейду эти деньги нужней». — Давайте деньги.

Трактирщик скривился и швырнул Дирхейлу туго набитый кошелек, который тот поймал и в свою очередь перекинул Лоттерсу. Делвин развернулся — и увидел, что к нему двинулись два вышибалы, державшие в руках окованные металлическими шипами дубинки. «Хорошо. Я как раз еще не остыл после скачки». Делвин обнажил палаш — сталь с мягким шелестом покинула кожаные ножны. Солдаты Дирхейла дернулись было, собираясь помочь командиру, но замерли, остановленные Лоттерсом. Дейв хорошо успел изучить капитана и мог угадать, когда тот желает решить дело самостоятельно. «Следовало раньше назначить его сержантом. Майло бесполезен и только путался под ногами».

Первый из громил бросился вперед, явно вознамерившись размозжить Делвину голову. Делвин сделал шаг в сторону, перехватил занесенную руку и сломал ее в запястье. Вышибала взвыл и выронил дубину. Дирхейл развернулся навстречу второму, выпростав клинок. Сталь сверкнула, поймав на рунном лезвии пламя свечей — и тут же окрасилась алым, пронзив громиле плечо. Делвин аккуратно высвободил меч, сделал пируэт и ранил в колено первого из вышибал, попытавшего было поднять дубину левой рукой. Тот повалился на пол и Дирхейл пнул его сапогом в лицо.

— Не мешайте нам, — выдохнул капитан. — Иначе здесь будет два трупа. Даже три, считая вашего хозяина.

Вышибалы оказались понятливыми и больше не дергались. Трактирщик наблюдал за случившимся с недовольной миной, посетители жались к углам, проявившая немалое проворство рыжая официантка сердито стояла у стены, подперев руки в боки. Гвенхейдские солдаты поспешно собирались, на ходу допивая пиво. Патрик Телфрин с невозмутимым видом подошел к трактирщику и кинул ему несколько золотых монет, покатившихся по стойке.

— В качестве извинения за беспокойство, — сказал он.

Делвин развернулся, двинулся к дверям — и немедленно остановился, услышав за спиной шум и крик. Развернувшись, Делвин увидел, что разжалованный из сержантов Грег Майло рухнул лицом в пол, выронив саблю, а из его шеи фонтаном бьет кровь. Патрик вытер кружевным платком кинжал, пряча его обратно в ножны.

— Бедняга собирался зарубить вас, но не успел, — пояснил Патрик.

— Благодарю. Вы спасли мне жизнь.

— Пустое. Не люблю подлость, а удар в спину, без сомнения, подл. На будущее, впрочем, советую все же быть несколько любезнее со своими людьми. Тогда и не придется каждый раз ожидать предательства. Существует грань между жесткостью и жестокостью, капитан Дирхейл. Не уверен, что вы ее осознаете.

Делвин почувствовал, что его лицо горит от гнева.

— Я осознаю. Я прекрасно осознаю, что командую разбойным сбродом, готовым каждый миг пьянствовать, развратничать и всеми прочими способами позорить мундир. Или я буду держать этих людей в ежовых рукавицах, или они быстро утратят человеческий облик.

— Всякое может случиться, — пробормотал Патрик себе под нос.

Отряд, в котором насчитывалось уже почти сорок человек, выдвинулся в путь. Делвин и Патрик все также ехали впереди колонны. Служанка по имени Марта вновь пристроилась позади Телфрина, прижавшись к его спине. Делвин скользнул по ней взглядом, а потом отвернулся. Хочет Телфрин тащить с собой любовницу, или кем ему там приходится девчонка — дело его. Лишь бы в бою не мешалась.

Преследователи так и не появились. Возможно, в городе все еще царила неразбериха, а возможно, в димбольдской страже не захотели связываться с владеющими магией головорезами, и так уже устроившими немалый переполох. Убрались куда подальше — и ладно.

Беглецы вскоре покинули предместья, двигаясь выложенной старым камнем дорогой, которая уводила на юг, плавно отклоняясь к западу. Они не стали выезжать на Золотой Тракт, с его многочисленными почтовыми станциями и сторожевыми постами, вместо этого углубившись в чащобы.

Дорога пролегала через густые лиственные леса, на вырубках изредка попадались небольшие фермы. Маленькая республика жила торговлей, не земледелием, будучи перевалочным пунктом на реке Тейле, и большая часть населения сосредоточилась вокруг столицы. За лесами, в нескольких днях пути отсюда, начинались владения вольных баронов, в давние годы служивших Хейсенскому королевству, и Опаленные земли, служившие предметом споров между окрестными феодалами. Дальше к западу — граница с Керанией. Именно туда Делвин и намеревался направиться. Он не планировал возвращаться на родину прежним путем — границы уже, должно быть, перекрыты узурпатором, а в керанийских портах можно раздобыть корабль, чтобы доплыть до Гвенхейда и незаметно высадиться в какой-нибудь укромной бухте.

Путь через Опаленные земли, конечно, опасен. Тамошние края кишат разбойниками, облюбовавшими заброшенные города и крепости, однако все равно остается шанс миновать их незамеченными. А вот гвенхейдские рубежи наверняка на замке, и без серьезного боя сквозь них не прорваться.

Переговорив с Патриком, Делвин изложил ему свой план.

— Не Керания, — поморщился Телфрин. — Тамошний король в последнее время слишком помешался на нейтралитете. Вряд ли нам продадут корабль. Скорее уж схватят, выдворят из страны, а то и отошлют дядюшке в качестве подарка. Лучше поедем в Наргонд. Я водил знакомство с тамошним грандгерцогом, когда служил ему капером. Он, по старой памяти, может уступить нам хорошее судно в половину цены, а возможно и целых два, да еще и с командой. Наобещаю ему с три короба и согласится. Если, конечно, не поджал хвост точно так же, как мои димбольдские друзья.

— А такое возможно? — спросила Марта, слушавшая их разговор.

— Всякое возможно, милая леди. Еще сегодня утром я и помыслить не мог, что окажусь вне закона в городе, столько лет дававшем мне приют и кров. Но я попробую. Альфонсо — хитрый человек, себе на уме, как и все, кто желает достичь величия. Когда он воевал с Брезальдой, мы, вольные пираты, таскали для него каштаны из огня. Но я сделал затем хорошую карьеру на его флоте, и он прислушивается ко мне. Если я пообещаю ему в случае нашей победы торговые преференции, он может пойти навстречу.

— Но мы еще не победили, — заметила Марта. — Разве герцог купится на обещания каких-то… — девушка запнулась… — каких-то проходимцев с большой дороги? Если мы проиграем, он навлечет на себя гнев Гвенхейда тем, что помогал нам. Если, конечно, это однажды всплывет. Он легко может не захотеть рисковать, разве нет?

Патрик неопределенно пожал плечами. Было видно, что он не хочет загадывать наперед.

— До Наргонда сперва стоит добраться, а там увидим. Нам предстоит долгая дорога. Там же отпустим тех из моих слуг, кто не хочет тащиться в Гвенхейд. Ваших товарок, например, Марта. Не бросать же их посреди глухомани и не отправлять обратно в Димбольд. Советую, кстати, и вам остаться в Наргонде.

— И не подумаю, — фыркнула девушка.

— Воля ваша, но я предложил. Нам предстоит крайне опасное и кровавое приключение. Я таких повидал немало, и поверьте моего опыту, ничего хорошего в этом нет, — Телфрин задумчиво смотрел вдаль. Марта покосилась на него, сжала губы и ничего не ответила.

Отряд проехал весь остаток дня, не встречая других путешественников — мало кто двигался этим маршрутом. Последнюю ферму они миновали часа два назад, а затем началась глухомань. Солнце припекало, постепенно клонясь к вечеру. Затем жара спала, удлинились тени и потянуло холодным ветром, как в здешних местах часто бывает в начале лета. Наступили сумерки, и в ложбинах по бокам от дороги собиралась тьма.

Достигнув ручья, над которым был переброшен каменный мостик, Делвин остановил отряд, направив Косого Боба и еще двоих ребят на разведку. Через полчаса они вернулись, доложив, что обнаружили в нескольких милях от тракта просторную поляну, подходящую для того, чтобы встать там лагерем.

Путники спешились и сошли с тракта. Ведя коней в поводу, они вскоре достигли обширной прогалины, оставшейся, по всей видимости, после давнишнего пожара. Там обнаружилось несколько поваленных деревьев, давно иссохшихся. Беглецы разожгли костер, накидав в него ломких веток, и тогда сгустившиеся сумерки озарились трескучим пламенем. Марта заявила, что может приготовить овсяную кашу. Вместе с поваром Телфрина она принялась за дело, вытавщив чугунные кастрюли из походных мешков. Гвенхейдцы натаскали ей воды из ручья.

Люди, конечно, боялись. На их глазах погиб их сержант. Иногда они бросали на Дирхейла чуть настороженные, внимательные взгляды. Это не слишком тревожило Делвина. «Пусть боятся. Лучше запугать их, нежели в конец распустить». Делвин насмотрелся на молодых офицеров, выпускников столичной военной академии. Вторые и третьи сыновья знатных господ, беспомощные и лощеные, они не умели добиться от солдат уважения. Многие из них бесславно погибли, когда началась война, а их полки дезертировали или переметнулись к врагу.

Делвин присел на одно из бревен и принялся наблюдать, как солдаты чистят оружие, достают к ужину копченую колбасу, солонину, сыр и хлеб. Капитана настигло расслабленное, чуть сонное состояние, иной раз возникающее после драки или долгой скачки. Он не опасался, что огонь окажется заметен издалека — деревья вокруг росли кучно. В крайнем случае, если по их следу все же увязалась погоня, всегда можно встретить ее мушкетным залпом и обнаженной сталью.

Делвин не привык бояться драки или тем более избегать ее. Будучи в семье младшим сыном, он с детства научился давать обидчикам отпор. Старшие братья то и дело задирали Делвина — колотили его со всей дури. На коже не оставалось живого места от синяков. Затем Делвин сам научился драться и хорошенько избил Николаса и Брендана, вооружившись незаточенным тренировочным мечом. Он выбил пять зубов старшему брату, напав на него в темноте, а среднему в двух местах сломал руку. Отец, узнав о потасовке, сурово отчитал Делвина и на две недели оставил его на воде и хлебе. Юный Дирхейл безропотно понес наказание, но в глубине души остался доволен.

Дворецкий Телфрина, Луис, вытащил из заплечной сумки мандолу, заиграв на ней простенькую, но умиротворяющую мелодию. Ее переливы, чистые и звонкие, разнеслись над поляной. Светловолосый дворецкий, удивительно похожий на северных морских бродяг, играл неторопливо и мягко, прикрыв глаза и временами слегка покачивая головой. Путешественники, еще недавно скованные напряжением и страхом, начали расслабляться. Делвин заметил, что Марта, помешивавшая большой деревянной ложкой закипающую кашу, что-то тихонько напевает себе под нос.

— Хороший вечер, — сказал Косой Боб, присев неподалеку и приложившись к фляге с виски. — Скоро жратва сготовится, и тогда вообще красиво заживем. После хорошего дела грех не пожрать, а поработали мы сегодня отменно, — он с наслаждением хрустнул шеей.

— Не сожалеешь о Клайве? — спросил Делвин. — Вы из одной деревни и вроде дружили.

— Да что о нем сожалеть. У него пять братьев, найдется кому землю пахать. Родители и не вспомнят. Я ему всегда говорил — не боец ты. Пропадешь и могильного камня никто не поставит. Так оно и вышло. Эти, в Димбольде, разве станут его хоронить по всей чести? Бросят в одну яму с бродягами, и дело с концом. Они даже имени его не знают, а у нас вряд ли спросят. Будете, сэр? — солдат передал капитану флягу.

Делвин молча принял ее и сделал глоток. Чистый солодовый виски моментально обжег горло и пищевод, в груди потеплело, а в глазах сделалось светлее. Дирхейл отхлебнул еще, чувствуя, как мрачное оцепенение постепенно проходит. «Мы действительно хорошо поработали, Боб прав. Телфрин с нами, а еще утром было непонятно, получится ли вообще вытащить его из Димбольда». Делвин покосился на Патрика, сидевшего по правую руку, и протянул ему виски, но граф отрицательно покачал головой.

— Насколько все плохо в Гвенхейде? — спросил он.

— Достаточно плохо. Совет лордов провозгласил Кледвина королем. Собрались не все, но и тех, кто явился в столицу, хватило. Из двадцати полков королевской армии пять рассеяны, четыре у генерала Марлина в Тенвенте, остальные на стороне узурпатора. Вместе с ним также и лейб-гвардия, целиком. Мы почти не получали вестей из столицы, но по тому, что узнали, понятно, что у Кледвина абсолютное преимущество.

Патрик опустил голову, задумчиво рассматривая ногти. Аккуратно подстриженные, чистые — не то что у Делвина, кое-как обгрызенные и с забившейся под них грязью.

— Эйрон был не лучшим государем, — заметил граф.

— Вы так говорите, потому что он выслал вас из страны?

— Я так говорю, потому что это знали все. Кузен правил бездарно. Пресмыкался перед Алгерном. Подписывал договоры один позорнее другого. Уступил имперцам Оленьи земли, разрешить взымать пошлину на Хэмстонском мосту. Боялся вторжения и заискивал, как мог. Продал Керании заморские форпосты. Превратил Совет лордов в пустую говорильню, где каждый краснобай стремился перекричать остальных. Аристократы набивали погреба золотом, а народ голодал. Когда я покидал Тельгард, видел нищих на каждом углу. Общинников стали сгонять с земель, чтобы пасти там овец, а фермеров обложили налогами, — Патрик посмотрел на Боба. — Почему вы оказались в армии, молодой человек?

— Дома жрать было нечего, вот и оказался. Здесь хоть жалование платят.

— Вот. Прежние короли заботились о народе. Отвечали перед землей и водами, а не перед знатью. Эйрон уронил королевское достоинство так низко, как не делал никто с самых Темных Веков. Его терпели из последних сил — все, кроме кучки его придворных. Армия пошла за Кледвином, потому что устала от Эйрона и его произвола. Возможно, Кледвин подарит нашему старому несчастному королевству немного порядка?

Делвин уже слышал подобные разговоры прежде — в самом начале восстания и потом, когда армия покидала столицу, выступая на Кенхолд. Их повторяла чернь в кабаках и знать в светских салонах, их шепотом поддерживали офицеры. Большинство людей, которые их вели, оказались потом предателями, переметнувшись к узурпатору.

— Кледвин Ворфалер изменник и убийца, — отчеканил Делвин. — Он изничтожил королевский род. Он предавал и запугивал, шантажировал и лгал — так он дорвался до власти. Его наемники убили лордов, не поддержавших мятеж. Вы назвали меня «лордом Дирхейлом», видимо сгоряча — так знайте, сейчас я действительно лорд Дирхейл из Нового Валиса, последний в своей ветви, и имею право заседать в Совете. У меня были отец и два брата. Они погибли, когда люди Кледвина сожгли наш замок. Я находился в действующей армии и ничего не мог предпринять. Все потому, что мой отец прогнал послов узурпатора, когда те явились в нашу крепость. Через два дня Новый Валис подожгли. О случившемся рассказали двое слуг. Они чудом спаслись и пришли в Тенвент. У одного все лицо обгорело — сплошные ожоги, и видел только один глаз. Вы знавали моего дядю Мэтью. Он пал при Кенхолде. Я последний из нашего рода. Вы предлагаете мне поддержать человека, на чьих руках кровь моей семьи?

— Я сочувствую вашей утрате. Но это война.

— Война, значит? — Делвин подался вперед, тяжело дыша и со всей силы сжав флягу в руках. Хорошо хоть, успел ее закрутить. — Вы только что рассказали о достоинстве былых королей, а теперь выгораживаете подонка, на чьих руках — кровь родичей. Кровь вашей семьи, милорд. Кровь моей семьи и еще многих семей в Гвенхейде. Мне самому был противен прежний государь, но подобного он не творил. У нас есть шпионы в Тельгарде. Вы знаете, что Кледвин обезумел? Я говорил утром, он ищет ключи от Бездны.

Слушатели, незаметно собравшиеся вокруг Дирхейла и Телфрина, навострили уши. Марта, уже переставшая делать вид, что перемешивает кашу, с жадным любопытством впитывала буквально каждое сказанное слово. Бобу, Дейву Лоттерсу и остальным тоже явно сделалось интересно. Делвин запоздало понял, что сболтнул лишнее. Видимо, сыграли свою роль усталость, гнев и выпитое виски, хоть его и было совсем немного.

— Что такое Бездна? — спросила Марта.

— Ничего, — буркнул Дирхейл. — Забудьте.

— С вашего позволения, я удовлетворю любопытство юной леди, — сказал Патрик. — Марта, что вы знаете о давних временах? Еще до Темных Веков?

— Что и все. Основатели пришли со звезд. Создали первые королевства. Алгерн, Гвенхейд, Хейсен и все остальные. Построили дороги и крепости. Принесли порядок и закон. И мир. Хотя с миром немного не получилось.

— Верно, — граф Телфрин улыбнулся, словно учитель, получивший на экзамене верный ответ. — Две тысячи лет назад наш мир, Дейдру, населяли варвары, едва научившиеся выплавлять бронзу. Наши предки — мои, лорд Дирхейл, и ваши, а также предки нынешнего императора и многих других знатных семей по всему континенту, покинули мир, известный в хрониках как Старая Земля. На тот момент его сотрясала ужасная война. Основатели хотели начать все заново под этим небом — но вскоре перессорились, растеряв магические знания в войнах и сохранив лишь жалкие крупицы. Легенды рассказывают, что мир, покинутый ими, не был первым на их пути. Словно брошенное на ветер семя, они и прежде странствовали по вселенной. Первые из Ворфалеров, а также выходцы из других Великих Домов, величайшие чародеи, пришли из места под названием Бездна. Они принесли магию на Старую Землю, обучив ей тамошние народы — а когда Земля горела в великом пламени, бежали сюда. На Дейдру.

— Красивая сказка, — буркнул Боб. — Вечером в кабаке и не такое расскажут.

— Возможно. Но мой дядя, ныне севший на тельгардский трон, в эту сказку верит — а значит, придется поверить и нам. За гранью всех известных миров существует Бездна, наполненная пустотой и светом — а за краем Бездны воздвиглась цитадель древней магии, в которой могущественнейшие из волшебников былого уберегли свои знания, нами утерянные. Так говорится в хрониках. Тысячи лет никто не возвращался оттуда — но овладевший тайнами этого места способен поменять землю и небо местами. Если верить сказкам, — Патрик иронически улыбнулся.

— Это больше не сказка, — нехотя признался Делвин. — Согласно донесениям, полученным генералом Марлином от нашего шпиона, волшебники в Башне нашли способ вновь отворить двери между мирами. Кледвин Ворфалер собирается воспользоваться этим способом. Никто не знает, какую силу это ему принесет. Говорят, он одержим желанием научиться обращаться в дракона.

— А такое возможно? — ойкнула Марта.

— Мои предки могли, — ответил ей Патрик. — Драконья кровь течет в жилах принцев из дома Ворфалеров, подлинных повелителей Гвенхейда. Драконья кровь спит. Драконья кровь таит силу, пусть никому не ведомо, как этой силой воспользоваться. Некогда мои предки умели превращаться в огнедыщащих крылатых чудовищ. Таков был наш особенный дар, не доступный прочим волшебникам. Это знание потеряно, как и многие другие — но вдруг его действительно можно вернуть? Против подобного противника могли бы дрогнуть даже имперские легионы. Кто знает, какие еще секреты хранятся на древней родине чародеев? О каких сокровенных тайнах повествуется в тамошних книгах? Ценный приз, и Кледвина можно понять, если он жаждет овладеть им.

— Поэтому я и приехал просить вашей помощи, граф Телфрин. Происходящее выходит за рамки обычного династического конфликта. Узурпатор амбициозен — а знания, которыми он стремится овладеть, и вовсе способны сделать его непобедимым. Остановить его — в ваших интересах. Кледвин помешался на древней магии, и ему не нужны конкуренты — а ведь вы одного с ним происхождения. Он устранит вас также, как и всех, кто прежде стоял на его пути.

— Возможно, — сказал Патрик. — Возможно.

Его глаза горели в полумраке, губы дрожали в подобии слабой улыбки. Делвину не понравилось выражение, проступившее на лицо Телфрина. Любопытство и азарт. Впервые за все время Патрик выглядел заинтересованным. «Ну конечно, такие как он обожают рассказы о магии — и о могуществе, которое она можнт принести». Казалось бы, стоит радоваться — Телфрин перестал относиться к происходящему в Гвенхейде равнодушно. И вместе с тем Делвин ощутил укол тревоги. «А если он решит перебежать к Кледвину, желая приобщиться его знаний?»

— Каша готова, — нарушила Марта воцарившееся молчание. — Есть будете, господа?

— Конечно, — потянулся Патрик, зевая. — С удовольствием, милая леди.

Все время, что путники обедали, попутно хваля горничную Телфрина за хорошую стряпню, перебрасываясь шутками и делясь походными байками, Делвин Дирхейл не мог отогнать тревоги. Он внимательно наблюдал за Патриком, то и дело бросая на него взгляд. Тот продолжал беседовать с Мартой, пересказывая ей и остальным перипетии давней истории, и казался совершенно расслабленным. С виду — безупречно вежливый джентльмен, идеальный завсегдатай светских раутов.

«Он пролил не меньше крови, чем Кледвин. Пиратствуя и разбойничая в дальних землях, он не гнушался ничем. Сейчас Патрику легко читать морали, рассуждая о вреде излишней жестокости — но прежде о нем ходила недобрая слава. И определенно, он из тех людей, что способны отправиться на край света, влекомые одним лишь желанием рассмотреть этот край во всех подробностях. Что, если он договорится с узурпатором и пожелает стать ему союзником? Что, если я везу в Гвенхейд не спасителя, а губителя всех наших надежд?»

Делвину сделалось не по себе. И все же, он уже не мог отступить — не теперь, когда за спиной остался такой длинный путь. Не возвращаться же в Тенвент с пустыми руками, расписываясь в неудаче. В любом случае игра уже начата и выбор сделан. Только время рассудит, был этот выбор правильным или нет. Капитан Дирхейл постарался утешить себя этой мыслью. Одно он знал наверняка. Если возникнет необходимость стрелять в Патрика Телфрина или нанести ему удар кинжалом в спину, точно также, как он сам убил Грега Майло — рука Делвина не замрет и не дрогнет.

Как бы ни был граф Телфрин важен для королевства, кроме него и Кледвина Ворфалера остался еще один, действительно самый последний из основавших некогда Гвенхейд Драконьих Владык. И этот Драконий Владыка не остановится ни перед чем, чтобы убить Кледвина Ворфалера, виновного в гибели его семьи.

  • Ты в дверь мою утанешь биться... / 1994-2009 / scotch
  • «Дети - живут, другие- играют» / Vinkiza
  • Автор - Великолепная Ярослава - три работы / КОНКУРС АВТОРСКОГО РИСУНКА - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Понедельник начинается в... / Юррик
  • Афоризм 375. О пути / Фурсин Олег
  • Афоризм 331. О ГНВ. / Фурсин Олег
  • №8 / Отголоски / Ева Ладомир
  • Медянская Наталья - Их танец / Собрать мозаику / Зауэр Ирина
  • Мозгодёр / Тестовый анонимный конкурс / Администратор сервиса
  • Сны Апреля / Хранители времени / Анастасия Сокол
  • Не записанный в контактах как любимый / Если я виновата... / Сухова Екатерина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль