Глава вторая

0.00
 
Глава вторая

Лорд Патрик проявил себя как радушный хозяин. Он пригласил за один стол с собой не только капитана Дирхейла, но и троих сопровождавших его солдат. Поначалу это удивило Делвина, но потом он вспомнил, что граф Телфрин много времени провел среди наемников и пиратов, и заразился от них простотой манер.

Горничные, прислуживавшие Патрику и его гостям за завтраком, демонстрировали хорошую выучку, а их опрятные наряды сверкали белизной. Хотя граф и предложил гвенхейдским военным вино, сам он к нему не притронулся, вместо этого взявшись за кофе. Горький черный напиток, привезенный из заморских стран, вошел в последнее время в моду в здешних краях. Телфрин кофе пил большими глотками, несмотря на то, что он был крайне горячим, и вскоре попросил у служанки вторую большую кружку.

Пользуясь случаем, Делвин задал интересовавший его вопрос:

— Кто тот господин, с которым вам предстоит драться?

— Я же сказал — опаснейший бретер. И редкий мерзавец, говорю без всякой иронии. Клаус Герстер — родственник одного из баронов республики. Половину жизни провел, служа в алгернской армии, резал и убивал по приказу императора в Фибрии, Веланде и Мерсии. Недавно вернулся в здешние края и считает себя хозяином жизни.

— То есть, вы поссорились, потому что он вам не по душе? Вы решили его проучить?

— Не совсем. Он вел себя неуважительно с дамой.

— У вас нашлась тут молодая невеста, ваша светлость? — вмешался Косой Боб. Он уже слегка опьянел, и язык его развязался. — Тогда понятно, почему вы не желаете возвращаться домой. Я тоже думал, когда решу завести семью, плюну на все на свете войны и королей, сколько бы их не набралось.

— Вовсе нет. Девица не моя возлюбленная. Мы едва знакомы.

— И у нее не имеется братьев или жениха, способных ее защитить? — не унимался солдат.

— Имеются. И даже присутствовали на том же банкете — и брат, и жених, — Патрик выпил еще кофе и неопределенно повел рукой. — Но вы должны понимать, что Герстер считается непревзойденным бойцом. Дуэли он предпочитает доводить до смерти, а не до первого или второго ранения, как тут чаще заведено. Никто больше не решился с ним связываться.

— Я вас понял, — сказал Делвин. — Вы вели себя, как и подобает порядочному человеку.

— Просто я не трус.

Покончив с завтраком, граф Телфрин и прибывшие из Гвенхейда военные отправились в тот самый парк, находившийся неподалеку. Там уже было людно — немало зевак пришло поглядеть на дуэль, затеянную двумя прославленными фехтовальщиками. Собрались тут и люди приличного достатка, разодетые в шелка и бархат, и всякий сброд в темном сукне. Всего, на глаз, присутствовало несколько сотен человек. В толпе бегали мальчишки, торгующие пирожками и сладостями, и наверняка затесалось несколько воров. Толпа гудела и обменивалась сплетнями, раздавались ругань и смех. При виде графа Телфрина, приехавшего в сопровождении четверых вооруженных конников, разговоры утихли.

Патрик спешился и поднял руку, привлекая к себе внимание:

— Доброго здоровья высокому собранию, — громко сказал он, не снимая украшенной белым пером шляпы. — Вижу, к зрелищу все уже приготовились. Где мессир Герстер? Желаю выразить ему свое почтение, а также как можно быстрее выпустить кишки. Солнце начинает припекать, да и душновато как-то, — Патрик извиняющиеся улыбнулся.

Из толпы выступил мужчина в фиолетовом камзоле и зеленом плаще, чье лицо украшал длинный белый шрам. Его сопровождали двое слуг в фиолетовых ливреях.

— Рихард Битнер, из дома баронов Герстер, — представился мужчина сухо. — Мой кузен изволит завтракать в соседней таверне. Клаус приказал доложить, когда вы явитесь, ибо, приведу его слова во всей точности, он не намерен жариться на солнцепеке, покуда изнеженный гвенхейдский молодчик нежится в своей постели.

Патрик поджал губы.

— Клаусу сейчас доложат о вашем прибытии, — сказал Битнер и сделал знак слуге. Тот коротко поклонился и отправился исполнять приказ. — Я же, с вашего позволения, хочу поговорить с вашим секундантом. Не знаю, правда, какой именно из этих головорезов может им быть, — Битнер с сомнением оглядел спутников Патрика.

Фрэнк и Клайв промолчали — головорезами им было зваться далеко не впервой. Случалось, величали их и похуже. Только Косой Боб с вызовом усмехнулся, проводя ладонью по рукоятке своего палаша.

— Лорд Дирхейл, — произнес граф Телфрин, не поворачивая головы, — окажите услугу, побеседуйте с секундантом моего противника. — Делвин спешился. Когда он проходил мимо Патрика, тот протянул ему кружевной платок. — Возьмите, пожалуйста, — сказал граф вежливо. — Может статься, вблизи от этого нелюбезного господина дурно пахнет.

К чести Битнера, он никак не отреагировал на подобный укол. Видимо счел, что нет смысла препираться с будущим мертвецом. Димбольдский вельможа коротко поклонился, приветствуя Делвина.

— Здравствуйте, сударь. Мы с вами, кажется, ранее не встречались. Вы один из новых приятелей Телфрина? Из тех, что приплыли три недели назад по реке?

— Нет, сударь, из других. Делвин Дирхейл, из Нового Валиса, к вашим услугам.

— Гвенхейдец! — от удивления Битнер приподнял брови. — Надо же. Еще один. Ну что ж, пусть будет так. Хотя должен признаться, мессир Дирхейл, вы завели не лучшее знакомство. Впрочем, новичку в наших краях это простительно. Вы офицер, судя по виду? Должно быть, поддерживали прежнего короля? Я могу найти вам капитанское место в димбольдской армии, если мы поладим. Не желаете распить бутылочку сухой «Аскариньи», когда этот цирк закончится?

— Меня не интересует служба в здешней армии, сударь. Давайте к делу.

— Грубиян, как и все свои земляки. Я даже не удивлен. Хорошо, к делу так к делу. Клаус полагает себя оскорбленной стороной, и я думаю, он целиком прав. Вы хоть знаете, что устроил Телфрин? Ударил его запеченной кабаньей ногой по лицу! И все почему — из-за неловкого комплимента одной высокомерной недотроге, — Битнер с осуждением покачал головой. — Как оскорбленная сторона, Клаус оставил за собой выбор оружия. Кавалерийские сабли — это будет достаточно честно, вы как считаете? Телфрин больше поднаторел со шпагой, а кузен — с полуторником, но сабля уравнивает всех.

— Всех уравнивает пистолет, — заявил Делвин. — Может, предложим господам стреляться?

Он помнил, что Телфрин известен как прекрасный стрелок. Да тот и сам недавно довольно неплохо это продемонстрировал. Наверняка он сможет воспользоваться подобным преимуществом.

— Оружие деревенщин и наемников, — Битнер аж поморщился. — Нет, это исключено. Поединок будет проходить на холодном оружии или не проходить вовсе. А я надеюсь все же, он пройдет. Телфрин своим поведением утомил уже всех в нашем городе. Со мной две прекрасных сабли имперской работы, изготовленных одним мастером. Все честно — они не отличаются по длине и по весу, не дадут преимущества никому из противников. Исход дуэли решит мастерство. Ганс, будь добр, покажи.

Второй слуга извлек на свет два длинных, чуть изогнутых клинка. Сабли были сделаны просто отменно, что Делвин признал, едва только бросив на них взгляд. Превосходного качества сталь сверкнула, отражая солнечный свет. Изумруды и рубины украшали эфес. За каждый из таких клинков можно было продать средней руки поместье и не остаться внакладе.

— Очень острые, — сообщил Битнер, — и, конечно, никакого яда на лезвиях. Клаус предпочитает драться по-честному. Если не верите, можете потрогать их и убедиться сами.

— Нет, спасибо. Я воздержусь.

Делвин взял обе сабли в руки и взмахнул ими, проверяя баланс. Сабли со свистом рассекли воздух. Капитан сделал несколько размашистых выпадов, проверяя, удобно ли ходит оружие. В обращении оно оказалось столь же хорошо, как и на вид. Сабли ничуть не уступали его собственному палашу — семейной реликвии, на протяжении трех столетий передававшейся в роду и пожалованной в свое время королем за отвагу.

«Тут и в самом деле никакого обмана, — подумал Дирхейл. — Все будет зависеть от того, не ослабела ли рука Патрика после длительного безделья. Надеюсь, он и по-прежнему такой же отчаянный боец, каким был в молодые годы».

— Граф Телфрин, вас устроят сабли? — спросил Делвин.

— Устроят, конечно. Что я, на пиратском корабле ни разу не ходил? Хотя эти, должен признаться, больно вычурного вида. Мои былые товарищи меня бы на смех подняли.

— У светского общества свои законы, — утешил Телфрина Дирхейл.

Не успели они закончить с выбором оружия, как показался сам Клаус Герстер. Делвин уже успел представить в своем воображении дюжего детину — рослого, бородатого и свирепого. Действительность полностью развеяла его ожидания. Знаменитый наемник оказался невысокого роста и даже не слишком широк в плечах. Коротко стриженый, темноволосый и гладко выбритый, он не внушал особенного опасения на вид. Он появился в компании еще двух господ, крепко выпивших, судя по их виду. Зеваки расступились, давая им дорогу. Приблизившись, Герстер коротко поклонился своему кузену и Делвину. В сторону Патрика он даже не посмотрел.

— Вы секундант Телфрина? — спросил Герстер Дирхейла. — Рад знакомству.

— Да, он секундант, — ответил за Делвина Битнер. — Гвенхейдец, по имени Делвин Дирхейл. Мы уже условились, что граф Телфрин согласен драться на предложенном тобой оружии, Клаус.

— Превосходно, — Клаус взялся за саблю. — Тогда начнем?

— Мессир Герстер, — подал голос Делвин. — Согласно дуэльному кодексу, мой долг как секунданта — призвать вас к примирению с обидчиком. Граф Телфрин принесет вам свои извинения, и мы покончим с этим недоразумением. К тому же, должен заметить, что я прибыл к графу по срочному делу, требующему его присутствия за границей. Мы покинем Димбольд сегодня же вечером и, если все пройдет удачно, никогда больше с вами не встретимся.

— Я не намерен извиняться, — немедленно вставил Патрик.

— А я не приму извинений, — в тон ему ответил Клаус. — Вы знаете, что сделал ваш земляк? При всем честном народе, при баронах и бургомистре ударил меня жареной свининой по щекам, а потом заявил, будто я и сам свинья. А все почему? Я ухаживал за дамой. Возможно, я был немного навязчив. Возможно, я даже перегнул палку. Поймите, я был пьян. Что мне теперь, спускать оскорбление?

— Вам не стоило так себя вести себя с госпожой Хелльберг, — сказал Патрик.

Сейчас граф не казался ни ироничным, ни вальяжным. Лицо его побелело от ярости, ноздри широко раздувались. Он стоял, широко расставив ноги, и смотрел на Герстера в упор, будто дыру в нем намеревался прожечь.

— Я убью вас, Клаус, — сказал граф Телфрин отчетливо. — Обо мне, видят небеса, говорят разное, но я был посвящен в свое время в рыцари самим королем и помню, что такое честь. Существует грань, переходить которую мужчина не должен. Вы не только были навязчивы, но и ударили госпожу Хелльберг, когда она вам отказала. Я пообещал, что поквитаюсь с вами за это, и я свое слово сдержу.

Капитан Дирхейл подавил вздох. Меньше всего ему хотелось, чтобы человек, имеющий в сложившихся обстоятельствах все права на тельгардский престол и способный одолеть узурпатора, погиб из-за пьяной ссоры. Не следовало тратить время, преодолевая все случившиеся на дороге опасности, если все закончится настолько нелепо.

«Если я позволю Телфрину умереть, я предам собственный народ, — подумал Делвин. — Подведу товарищей, генерала Марлина, всех. Я знаю Патрика всего пару часов, и уже и сам бы наложил на него руки, настолько он несносен и дерзок. Но этот человек может сделаться знаменем, вокруг которого объединятся все, не принявшие сторону Кледвина — а иначе, нам и надеяться не на что».

— В общем, вы понимаете, — подытожил Герстер. — Рассказывают, этот выскочка — выдающийся фехтовальщик, но я и не таким хорошим бойцам ноги укорачивал. Задета моя честь. Задета честь всей моей фамилии, черт побери. А фамилия у нас древняя и славная, не хуже ваших вшивых королей. Я знаю, как брать таких в оборот. Десять минут — и покончу с ним. А вы на свой счет не беспокойтесь, милейший. Вы мне ничего дурного не сделали, и зла я вам не желаю.

— Я вас понял. Разрешите передать графу Телфрину саблю?

— Передавайте и начнем. Парит неимоверно.

Делвин коротко кивнул и направился к Патрику, держа саблю на вытянутой руке, острием в землю. Капитан Дирхейл уже решил, как будет действовать. Сомневаться он в себе не привык и теперь оставалось только правильно все просчитать. Делвин понимал, что его поступок будет неизбежно воспринят всеми, собравшимися тут, как предосудительный и непростительный — но ему, в конце концов, не детей с этими людьми крестить. Делвин и в самом деле собирался покинуть этот город до заката солнца и никогда больше сюда не возвращаться. Главное — целыми и невредимыми унести отсюда ноги.

— Вы уверены в своих силах? — спросил он Телфрина, приблизившись к нему.

— Не уверен. Но что мне еще остается делать? Вы бы как в таких обстоятельствах поступили?

— Убил бы этого мерзавца прямо на месте, — ответил Делвин очень тихо — так, что слышали только они одни.

Дирхейл передал Телфрину клинок — и в тот же миг развернулся, выхватывая из кобуры пистолет. Оружие он держал заряженным. В своем полку Делвин считался самым лучшим стрелком — сгодилась наука, с малых лет преподанная ему отцом. Капитан Дирхейл даже брал призы на армейских состязаниях, а уж сколько раз он на спор разбивал меткой пулей бутылки в придорожных кабаках — и вовсе не сосчитать. Вот и сейчас ему потребовалось меньше одного удара сердца на то, чтобы прицелиться. Он навел ствол на человека, с которым Патрику Телфрину предстояло сойтись в поединке.

В толпе кто-то закричал. Дернулся вперед Рихард Битнер, доставая из ножен шпагу — но сделать он ничего не успел. Как не успел уйти с траектории выстрела и сам Клаус Герстер. Он попытался уклониться, но Делвин оказался быстрее. Сработал, к тому же, эффект неожиданности — даже бывалый ландскнехт не ждал, что приличного вида молодой офицер решится на подобную наглость.

Грянул выстрел, и наемник, не раз обнажавший во имя алгернского императора свой клинок, рухнул оземь с развороченной грудью. Дирхейл спрятал пистолет, другой рукой выхватывая палаш — длинный узкий клинок, чье лезвие украшали прихотливая вязь и колдовские знаки. Убийца звался этот меч и сослужил добрую службу многим поколениям его предков.

— А вы не так просты, как кажетесь с виду, капитан, — отметил Телфрин. Удивленным он не выглядел — скорее заинтересованным. — Я-то сперва решил, вы обычный солдафон. Что теперь прикажете делать?

— Бежать, граф. Забирайтесь в седло.

— А вы?

— Заберу сперва одну вещицу на память.

К ним уже бросились Битнер и еще двое приятелей Герстера, пришедших вместе с Клаусом из таверны. Остальные зеваки пока не вмешивались — но кто-то из них ругался, а кто-то так и вовсе достал оружие, явно готовый при случае его применить. Поступок, совершенный Дирхейлом, по законам любого из цивилизованных королевств считался безобразным и карался ссылкой на каторгу, а то и виселицей. Впрочем, Делвину на нарушенные им димбольдские законы были плевать. Он все равно в этой стране не задержится. Гвенхейд и исход войны — вот что действительно важно.

Не дожидаясь, покуда друзья Клауса набросятся на него, Делвин сплел заклятие. Сильным волшебником он не был, а значит, мог применить боевую магию всего раз или два за схватку. Потом отпущенный ему энергетический резерв бы закончился и пришлось бы ждать его восполнения. Так что Дирхейл решил действовать наверняка. Убивать он на сей раз не хотел — только лишь ошеломить и обезвредить.

Делвин вложил все свои силы в телекинетический таран, обрушив его на противников. Их сбило с ног всех троих — да не просто сбило, а еще и отбросило на пару десятков футов назад. Делвин подбежал к распростертому на земле Герстеру и подобрал выпавшую из его руки саблю. Именно ради нее Дирхейл и задержался. Клинок стоил баснословных денег — а уж золото и серебро в походе, который ему и Патрику предстоит, непременно понадобится.

— Леди и джентльмены, — обратился Дирхейл к толпе, держа в одной руке имперскую саблю, а в другой — фамильный палаш. — Простите, что лишил вас будоражащего кровь представления, полюбоваться на которое вы все сюда сегодня явились. Я бы не поступил так, не находись я в самых отчаянных обстоятельствах. Граф Патрик Телфрин нужен моей стране — и я не позволю ему умереть.

— Да вы подонок, мессир! — заорал Битнер, вставая на ноги и поднимая оброненную шпагу. — Клянусь всеми святыми, свет не видывал подобного мерзавца. Недаром говорят, все гвенхейдцы — отъявленные подлецы и разбойники. Я обращусь к городской страже и не сносить вам головы, и вашим бесчестным дружкам — тоже. Я немедленно отправляюсь в казармы.

— Не утруждайтесь попусту, сударь. Через два часа мы покинем эти края. И не пытайтесь больше меня задержать! Вы убедились сами, я — чародей и достаточно могучий. Я лишь продемонстрировал свои способности — самую малую их часть. Только приблизьтесь ко мне. Я испепелю вас огнем или обрушу с небес молнии.

Угрозы подействовали, и никто не посмел встать у него на пути. Пятясь, капитан Дирхейл уткнулся в своего тревожно заржавшего коня. Тогда гвенхейдец вложил палаш в ножны и взлетел в седло. Делвин покосился на своих солдат, глядевших на него со смесью уважения и опаски.

— Отличный выстрел, капитан, — отметил Фрэнк.

— Всегда знал, что вы помешанный, — добавил Боб.

— А они точно на нас не набросятся? — спросил Клайв. — Вы гляньте, сколько народу. Тут никакие чары не помогут, если навалятся все скопом. Пятеро против пятиста не бойцы.

— Не беспокойтесь, милостивый государь, — вмешался в беседу Патрик. — Эти люди пришли сюда смотреть на драку, а не драться самим. Вы разозлили их — но в делах отмщения полагаться они предпочитают на стражников, а не на собственные клинки. Торгаши! Дурная страна и дурные нравы, — граф сокрушенно покачал головой. — Но вы соображаете, что наделали, чертов вы дурень?

— Полностью соображаю, — ответил Делвин, пропустив «дурня» мимо ушей. — Я втянул вас в скандал и сделал едва ли не соучастником подлейшего по своей сути убийства. Вам пришлось бы изрядно попотеть, объясняя судьям, что не состояли со мной в сговоре, желая избежать поединка с сильнейшим противником. Поторапливайтесь, сэр Патрик. Заскочим к вам домой, соберете вещи — а затем прочь из Димбольда. Иначе мессир Битнер приведет на наши головы отряд солдат. Видите, уже побежал?

И правда, Рихард вместе со своими товарищами уже скрылись в противоположной стороне, растолкав толпу. Вид у Битнера, когда тот уходил, был самый решительный. Не оставалось сомнений — он и впрямь вознамерился привести стражников за мерзавцами, убившими его кузена в нарушение всех правил дуэльного кодекса. Патрик Телфрин грязно выругался, прикрепив к поясу одну из имперских сабель, доставшуюся ему столь странным путем, и направил коня следом за Делвином.

  • Стихами память кровоточит / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • Rainer Rilke, о смерти Марии II / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Звёзды для всех - Kartusha / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Быть любимыми / Еланцев Константин
  • Почему воют псы? / Стихи (Илинар) / Армант, Илинар
  • Афоризм 296. О народе. / Фурсин Олег
  • абсурд и дред / Моя книга грехов / Скид Эля
  • Афоризм 920. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Про любовь... и взаимоотношения / Рыжая планета / Великолепная Ярослава
  • О любви / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Июньская гроза / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль