Глава шестая

0.00
 
Глава шестая

Когда тем же вечером Патрик завернулся в плащ, готовясь отойти ко сну, его внезапно потревожили. Час был уже поздний — костер давно догорел, в небе светили ясные летние звезды. Почти все в отряде отправились на боковую, не считая двух часовых, вставших по краям поляны дозором. Даже капитан Дирхейл, несколько часов просидевший в компании одноглазого Роберта и сержанта Лоттерса, то и дело прикладываясь к виски, наконец улегся на землю, подложив под голову заместо подушки дорожную сумку.

Патрику не спалось. Его одолевало беспокойство, мучали сомнения. Из памяти никак не желала выходить недавняя перепалка с Дирхейлом. «Мальчишка ждет, что я принесу ему победу в войне, как ярмарочный фигляр достает кролика из шляпы. Вот только стоит ли овчинка выделки? Понятия не имею».

Впрочем, ломать голову пока было бессмысленно. «Приедем в Гвенхейд, оценим обстановку. Люди, уверенные, что знают все наперед, на практике не знают совсем ничего». Патрик сделал глубокий вздох, готовясь провалиться в дрему — и замер, услышав неподалеку, совсем рядом, шорох. К нему кто-то подкрадывался — достаточно ловко, надо признать. Будь Патрик пьян, он мог бы и не заметить этого. К счастью, он не имел привычки напиваться, когда поблизости столько потенциальных врагов.

«Возможно, товарищи того недоумка, прежнего здешнего сержанта, решили за него отомстить?» Рука сама собой потянулась к кинжалу — и немедленно была перехвачена. Вторая рука зажала ему рот.

— Не дергайтесь, всех перебудите, — шепнула Марта, склонившись над ним.

Патрик укусил девичью ладонь — и служанка тут же, бормоча ругательство, отдернула руку. Он не видел ее лица — только лишь темный силуэт. Горничная подалась вперед, прижимаясь к нему бедром, и ее длинные волосы упали на лицо, защекотав кожу.

— Старею, — пробормотал Патрик. — Становлюсь ни на что не годен. Раньше ты бы рухнула наземь с пробитым горлом прежде, чем успела ко мне прикоснуться. Похоже, теперь от меня мало толку.

— Вы просто устали. Совсем выбились из сил. День был долгий. Днем вы дрались достойно, я видела. Даже лучше, чем на тренировках, когда занимались со мной. Шпага так и сверкала, глазу не уследить. Кровь летела во все стороны. Враги падали как подкошенные. Но нельзя же постоянно быть начеку.

— Нужно. Если хочу дожить до седых волос. Но спасибо за попытку утешить, конечно.

Девушка фыркнула и легла рядом, положив голову Патрику на грудь и закинув ногу ему на бедро. Это было слегка неудобно — Телфрин как раз собирался перевернуться на бок, а теперь придется лежать на спине. Спать на спине он не любил — немедленно начинала болеть поясница. Патрик поморщился, но не стал отодвигаться. Марта, видя, что он не пытается ее отогнать, обняла его покрепче. Ее сонное дыхание вскоре сделалось размеренным.

Граф Телфрин до сих пор не понял, кем ему считать эту девушку — слабостью ли, капризом. Смешливая и серьезная, насмешливая и любопытная, Марта Доннер определенно делала его размеренную жизнь интереснее. Марта чем-то напоминала ему себя в юности. Тоже грезила дальними странами; чужими землями; ветром, бьющим в лицо. Последнее время Патрику казалось, что его собственная кровь, прежде горячая, начала остывать. Разговаривая с ней, он снова начинал чувствовать себя живым.

Отец Марты служил в имперской армии, получив чин капитана. Выйдя в отставку, он переехал в Димбольд, купив тут двухэтажный особняк. Сначала дела шли хорошо, а потом Келвин Доннер пристрастился к рулетке и картам. Всего за пару лет он проигрался, влез в долги и сгинул, прячась от кредиторов. Дом пришлось продать, въехав вместо него в каморку на чердаке. Патрик встретил Марту, когда та прислуживала официанткой в таверне. Граф Телфрин в тот вечер зашел пропустить виски у барной стойки и увидел, как к юной девушке пристают два незнакомца бандитского вида. Достав шпагу, он выпустил обоим мерзавцам кишки и предложил Марте пойти работать к нему.

Патрик щедро платил слугам. Денег, которые Марта получала, хватило, чтобы ее мать смогла снять себе квартиру в приличном районе и ни в чем себе не отказывать. Новая служанка показала себя внимательной и расторопной, хорошо справлялась со своими обязанностями. Незаметно они начали общаться. Наслушавшись в свое время отцовских историй, девушка не отставала от Патрика, упрашивая его рассказать о своих приключениях. Сидя у камина с бутылкой вина, он вспоминал про былые деньки, пока Марта слушала его с горящими глазами.

Ей, конечно, хотелось самой отправиться за приключениями, куда глаза глядят. Наверно, она воображала себя пиратским капитаном, с повязкой на глазу и саблей на поясе, или разбойницей с большой дороги, или даже могущественной чародейкой, овладевшей тайнами волшебства. «Ну вот и посмотрим, сбываются мечтания или нет».

— Не доверяйте этим людям, — внезапно пробормотала Марта. — Никому из них, и этому лощеному капитану в особенности. Пока вы им нужны, они вокруг вас пляшут, но как только что-то пойдет не так, вы сразу сделаетесь им помехой, и избавятся от вас не глядя.

«Пусть только попробуют».

— Я думал, ты уже спишь.

— Уснешь тут… Холодно.

Патрик поерзал, накрывая девушку плащом. Они разместились под ним, тесно прижавшись друг к другу. Ночь выдалась не слишком теплая, и по поляне гуляли сквозняки. «Я и сам отвык спать на голой земле. Три года подряд — кровать с балдахином, кофе с беконом на завтрак. Недолго размякнуть. Ничего, дорога быстро поможет все вспомнить. Дорога, проклятая и благословенная, всегда выручает».

— Так вы поняли меня? — настойчиво повторила Марта. — Не доверяйте им.

— Понял, конечно. — «Я не доверяю никому и никогда, а иначе сдох бы еще десять лет назад или раньше». — Спи спокойно. Второй раз за ночь ко мне никто не подкрадется, — хмыкнул он.

Марта заворочалась и вскоре, судя по тому, как изменилось ее дыхание, уснула. Патрик полежал еще с полчаса, пересчитывая до боли знакомые созвездия в небе. Там, за Морем Фантомов, светят совсем иные звезды, молятся другим богам, говорят на чужих языках, владеют незнакомой магией. Но сталь остается сталью везде — там ли, здесь ли, в Димбольде, в Гвенхейде, на дорогах далеких империй. «Пока моя рука еще держит клинок, я на что-то годен. Что-то могу».

Его мысли сделались расслабенными и медленными, и вскоре он провалился в забытье. Если Патрику и снились в ту ночь какие-то сны, он их не запомнил. Только лишь темноту, в которой ворочались беспокойные тени да слышался чей-то далекий полузнакомый голос.

Побудку сыграли довольно поздно — часов в девять утра. Поднявшись и наскоро позавтракав, путешественники пустились в дорогу. Делвин Дирхейл держался хмуро, как и сержант Лоттерс — оба мучались легким похмельем. Зато парень по имени Роберт от души напевал дорожную песенку, время от времени беззаботно улыбаясь. Горничные Патрика ехали с насупленными лицами, хотя Марта и потолковала с ними с утра, объяснив, что по прибытию в ближайший цивилизованный город им дадут достаточно денег, чтобы продержаться там первое время, пока не найдется работа.

«Бедняжек можно понять. В Димбольде у них остались родственники и кров. А с другой стороны, что было делать, бросать их там, посреди побоища? Я теперь преступник, порешивший целую толпу стражников и замешанный в подлом убийстве благородного мессира. Никому, кто был со мной связан, лучше не оставаться в республике. Они вполне могли попасть в застенки или достаться озверевшим солдатам, желающим мести за товарищей».

Патрик понимал, что по его вине несколько невинных девушек, не желавших, в отличие от Марты, впутываться в различные передряги, лишились дома и родины. Все, что он мог сделать — позаботиться, чтобы они нашли себе место в Наргонде. А оттуда уже можно будет подать весточку родным в Димбольд, когда все понемногу уляжется. «И плевать, что лорд Дирхейл сочтет подобные тртаты бездумным расточительством с моей стороны. Он, я смотрю, крайне болезненно воспринимает все, что касается денег».

Патрик глянул в сторону особенно сейчас угрюмого Делвина и усмехнулся. Мысль о том, что капитан останется недоволен, определенно могла поднять настроение.

День прошел спокойно — всегда бы так. Погони по-прежнему не было ни слуху ни духу, так что Патрик с облегчением выдохнул, решив, что дополнительных неприятностей в ближайшее время можно не ждать. Если только не посчастливится нарваться на местных разбойников, конечно — но тех пока тоже не встречалось.

Ночевали следующим вечером в укромной ложбине близ тракта, без всяких происшествий. Косой Боб, чья фамилия оказалась Кренхилл, и его приятель Стив Перхольт развлекли честную компанию военными байками, а потом Луис припомнил кое-что из своих заморских приключений — и напряжение, до того имевшееся между гвенхейдцами и людьми Патрика, начало понемногу спадать. Во многом этому также способствовали вино и виски, ходившие по кругу. Патрик заметил, что одна из служанков, Грета, обнимается с гвенхейдским солдатом, и не стал делать им замечания. Жизнь коротка. Пусть ловят момент, пока костлявая не взяла за горло. Сам он, поймав взгляд Марты, улыбнулся ей и отсалютовал флягой с водой. После вчерашнего разговора девушка держалась слегка встревоженно.

«Хорошее качество. Похоже, она унаследовала от отца лучшие его черты».

Двигаясь от Димбольда на юг, утром третьего дня путники достигли Опаленных земель — пустынной страны, раскинувшейся окрест на несколько сотен миль. Леса поредели, глухая чащоба сменилась холмистой равниной, изрезанной глубокими извилистыми оврагами. Лишь кое-где еще встречались небольшие рощицы. В давние годы злое пламя прошлось по здешним землям, уничтожив леса — а новые по неведомым причинам так и не поднялись. Ветер похолодал, небо сделалось хмурым — его стремительно закрывали тучи. Погода больше напоминала осеннюю, чем летнюю. Путешественникам сделалось неуютно и зябко. Места, которых они достигли, выглядели не слишком гостеприимными.

Примерно к полудню дорога стала совсем плохой — она вся поросла сорной травой. Каменные плиты, которыми был вымощен тракт, давно развалились и потрескались. Было заметно, что люди ездят тут совсем нечасто и за дорогой никто не следит. «И в самом деле, многие ли в здравом уме сюда полезут, когда есть оживленные торные пути с многочисленными постоялыми дворами». Через Опаленные земли пролегал короткий путь в Наргонд и Брезальду. Иногда им все же пользовались — гонцы, имеющие спешное поручение, или отдельные смельчаки, не желающие плыть по реке.

Дикий край привлекал к себе всяких лихих людей. По слухам, они устраивали логовища в долинах и пещерах, чтобы ходить оттуда набегами на вольные баронства и рубежи Цитариса. Порой тамошние жители устраивали отдельные рейды, но разбойники в большинстве случаев ускользали, не принимая открытый бой. За Опаленными землями утвердилась недобрая слава. В любом другом случае Патрик обязательно советовал бы Дирхейлу ехать Золотым Трактом или плыть по Тейле паромом, вот только сейчас поступить так было бы явно неразумно.

Всадники миновали небольшую гряду холмов, взобравшись на ее гребень — и тогда впереди показались развалины. Оплывшие, осыпавшиеся, изъеденные временем, поросшие мхом, они располагались на следующей возвышенности, хорошо обозреваемые на несколько миль окрест. Циклопические крепостные стены осели и потрескались, превратившись в жалкую тень себя прежних. Во многих местах зияли огромные проломы. От ворот не осталось ни следа, даже их арка обрушилась. К счастью, кто-то расчистил проход, оттащив массивные каменные глыбы к обочине. Несколько башен также превратились в гору обломков, другие кое-как держались. Они казались одинокими зубами, торчавшими из челюсти давно умершего великана.

— Это что за дрянь? — вырвалось у Боба Кренхилла.

— Добро пожаловать в славный Пенхолд, господа, — ответил ему Патрик с усмешкой. — Следующая остановка на нашем маршруте, по-видимому.

Остатки крепостных стен обозначали границу древнего города, давно покинутого жителями. Угрюмые и серые, они выглядели гостями из иного, давно сгинувшего мира. Этим руинам насчитывалось немало веков. Центральные земли бывшего Хейсенского королевства оставались заброшенными пять столетий с лишним, после опустошившей их войны чародеев. Именно тут волшебники Севера сошлись с легионами Аматриса в последней решающей битве. Сталь встретилась со сталью, земля вздыбилась теснинами, сокрушительный огонь рухнул с небес паутиной молний. За три недели, что длилось сражение, то затихая, то разгораясь вновь, захватчики оказались втоптаны в осенннюю грязь и испепелены заживо, но и от защитников уцелела лишь пятая часть.

Давняя и недобрая история — из тех, что полны ужаса, боли и крови. Патрик несколько раз пересказывал ее Марте, да так подробно, что она запомнила наизусть. Барышня Доннер обожала слушать про старые времена. Они казались ей ужасающе романтичными.

— Мрачные места, — пробурчал Кренхилл. — Это здесь колдуны воевали?

— Здесь, — подтвердила Марта, готовая поделиться своими знаниями. — Третья Война Падения, так? — Патрик молча кивнул. — Самый конец Темных Веков. Этот город прежде был второй по величине во всем королевстве, четыреста тысяч жителей, — девушка явно воодушевилась, вспоминая услышанную от Патрика историю. — Принц Пламени Кеган Аматрис, называвший себя Повелителем колдунов, вместе с армией наступал на север. Он спалил Хейсен за одну ночь и убил короля, а потом двинулся сюда. Последний раз, когда маги Гвенхейда и Алгерна сражались бок о бок, как союзники и друзья. Они держали в Пенхолде оборону, вместе с ополченцами из Димбольда и экспедиционным корпусом из Керании.

— Керанийцы те еще вояки! Мы их славно потрепали при Глесси-Глад. Драться совсем не умеют, зато расфуфыренные все — манжеты аж блестят.

— Вы способны не перебивать, сударь?! Невежливо, между прочим! — рявкнула Марта. Косой Боб стушевался, и тогда она продолжила. — Армией командовали принц Август Ордайн и принц Гэрион Ворфалер, и с ними было две сотни волшебников и пятьдесят тысяч солдат. Принц Пламени привел восемьдесят тысяч воинов. Маги из Соурейна и Ридана выступили на его стороне. Ворфалер и Ордайн повелели стоять насмерть, не дать врагу прорваться. Пока шла битва, небо пылало зарницами, готовое расколоться на части.

— Вы умеете рассказывать, Марта, — не сдержался Телфрин. — Прямо заслушаешься, какой слог.

— Сами мне так говорили! Слово в слово, я все запомнила. Сидели, в хламину пьяный, и все талдычили, как мечтаете побывать там и сразиться с Принцем Пламени лично. «Как досадно, что я родился в настолько скучный век, когда не осталось ни подлинного добра, ни настоящего зла», — передразнила горничная, подражая голосу Патрика. — Или, скажите, не было такого? — Патрик не нашелся с ответом, потому что просто не помнил. Крепкая выпивка уничтожает некоторые воспоминания начисто. — Ну вот, — отметила Марта, чуть успокаиваясь. — Был война, и была осада, и была битва, и в ее конце подошли еще союзные войска из империи и Керании, с двух сторон ударив по врагу с тыла.

— Дайте угадаю… То есть можно спросить, — стушевался Боб, опасаясь, что девушка опять разозлится. — Эти два принца, имперский и наш, выступили против злого колдуна и сразили его? В поединке на закате солнца, под окрашенным в кровь небом? — Солдат показал, что и сам может порой выражаться как заправской менестрель.

— Почти. Принц Пламени попытался бежать, увидев, что его войска, и без того уже потрепанные, окружены. Его взяли в плен и выдали северянам собственные генералы, надеясь таким образом выкупить себе помилование. Аматрис вырвался, но был убит выстрелом в спину. А его генералов все равно всех повесили, — девушка поникла, понимая, что конец у истории вышел не слишком балладный.

— Паскудная смерть, — сплюнул Боб. — И ничего геройского. А город тогда сожгли?

Марта замялась, и тогда Патрик ответил за нее:

— По большей части. Когда война закончилась, Пенхолд лежал в руинах, но жители в нем еще остались. Те, кто попрятался по подвалам, пока шли бои. Тогдашний хейсенский король, Эдрик Пятый, наследовавший павшему от руки Аматриса отцу, надеялся его восстановить. Но едва закончилась одна война, началась другая — междоусобная, на его собственных землях. Она продолжалась сорок лет, и к ее концу от Хейсена и следа не осталось. Это тогда Димбольд окончательно сделался независимым. Пенхолд забросили. Пытались как-то восстановить, но далеко дело не зашло. Снова войны, снова набеги, и вот вам, — махнул он рукой, — один громадный пыльный склеп. Сокровищ тут можно даже не искать. Что было, давно вынесли.

— Выглядит не слишком приятно, — пробормотал сержант Лоттерс. — Может, объедем?

— Чтобы трястись полдня по бездорожью? — фыркнул Делвин. — Благодарю покорно, и без того ноги свело. Нечего пугаться, Дейв. Могу покляться, если в округе и водятся бандиты, они обходят эти развалины за лигу.

— Почему вы так считаете, сэр?

— Разбойники народ суеверный, вот почему. Даже суевернее солдат. Уверен, они все считают, что тут не протолкнуться от призраков, демонов и голодных духов, оставшихся после последней битвы. Хватаются за обереги, едва завидев город на горизонте, и уж точно не станут устраивать в нем засаду.

— А вы, — спросил Патрик, — демонов, значит, не боитесь?

— Было бы чего бояться. Зачарованная сталь, — Дирхейл выдвинул палаш из ножен, — в равной степени разит живых и немертвых. Встречу духа — проткну его насквозь. Точно также, как и обычного человека. Мне не привыкать.

— Думаю, вам просто лениво объезжать сии живописные развалины.

— Разумеется. А вам, видимо, нет? Тогда милости прошу. Мы устроим привал на противоположном выходе и подождем, пока вы до нас дотащитесь, — Делвин глянул на графа Телфрина волком. И без того хмурое настроение капитана за два дня пути еще сильнее испортилось. Патрик пожал плечами и не стал больше спорить.

Беглецы вступили в Пенхолд. Дорога расширилась, превратившись в широкий проспект — такой, что пять повозок легко бы проехали в ряд. Не сравнить с узкими улочками Димбольда, возведенного много позже, уже после начала Темных Столетий. Древние строили основательно и на века. Неудивительно, что несмотря на прошедшие годы, от города уцелело столь многое. Патрику невольно вспомнился родной Тельгард, величественный и гордый. «Все, созданное Основателями, несет на себе отпечаток их могущества. Тем печальнее лицезреть упадок, постигший их творения».

Прежний Пенхолд, как и Хейсен, был городом величественных дворцов и высоких башен, запечатленных на старых гравюрах. Лишь немногое уцелело теперь от былой роскоши. Беглецы ехали по безмолвной улице, и гулкое эхо копыт отдавалось от мертвых камней.

Дома с провалившимися вовнутрь фасадами угромо глядели на путешественников провалами выбитых окон. От многих зданий сохранились лишь фундаменты, от каких-то осталось значительно больше — одна или даже две стены. Обугленные, потемневшие, раскрошенные дождями, ветром и беспощадным временем, они хранили на себе отпечаток жадного огня, который некогда их коснулся. Этажи выше второго почти все рухнули — а ведь когда-то большинство здешних домов были в четыре и даже пять этажей. Замысловатая лепнина обвалилась, фигурные колонны упали, погребенные под пылью и пеплом. Пересохли украшавшие перекрестки фонтаны. Мертвые лица искореженных статуй глядели в помертвевшее небо.

Патрик смотрел на остатки Пенхолда, чувствуя, как сердце сжимает тоска. «Древние оставили за спиной пламя и тьму, покидая Старую Землю. Они явились на Дейдру, желая творить нечто новое, нечто прекрасное, мечтая создать мир, который окажется лучше прежнего, сгинувшего. Мы все — наследники их амбиций, их иллюзий, их дерзости. Их начинания пошли прахом, пали жертвой гордыни. Знания забыты и растеряны, мир — разрушен. Все наши наука и магия не способны и на сотую долей известного им некогда. Мы по-прежнему ведем бессмысленные войны. Кто знает, возможно, однажды тот рок, что обрушился на Хейсен, настигнет Гвенхейд и Алгерн? Мы падем, оставив по себе только пепел и пару бессвязных легенд».

Путешественники ехали притихшие, внимательно оглядываясь по сторонам. Разговоры смолкли, руки то и дело сами, невольно начинали тянуться к оружию. Словно зараженные окружающей тишиной, путники боялись лишний раз открыть рот. Даже обычно неунывающий Луис впал в сосредоточенное молчание. Только Боб Кренхилл, завидев очередной полуразвалившийся дворец, что-то угрюмо бурчал себе под нос.

— Я представляла Пенхолд совсем другим, — шепнула Патрику Марта.

— Каким? Менее мертвым? Менее печальным? Менее разрушенным?

Он говорил с равнодушной насмешкой, пытаясь скрыть собственный страх.

— Не знаю… В ваших историях все было совсем не так. Более героично, что ли. Я думала, когда попадаешь в такие места, то легенды словно бы оживают на глазах. Едешь и хочешь приобщиться к ним. И каждый камень вопиет о прошлом — о доблести, чести и славе. А тут… Камни и правда разговаривают, мне кажется. Но мне совсем не хочется их слушать. Хочется поскорее убраться отсюда.

— Героические истории хороши только дома у камина, в чужом изложении и желательно спьяну. На проверку они пахнут смертью и кровью, сударыня. И это вы еще взглянули на них только краем глаза. Дальше придется намного хуже. Если мечтали о приключениях и подвигах, еще есть время вернуться домой.

— Мне некуда возвращаться, — тихо и зло сказала девушка. — Вы знаете сами.

Патрик не ответил.

Отряд миновал обширную площадь, на которую выходило огромное четырехэтажное строение, некогда увенчанное куполом и украшенное колоннадой. Дорога вела ровно, прямая, как стрела, нигде не петляя. «Таким темпом еще час — и выберемся обратно в поле, проехав город насквозь. Вот и слава небу. Совсем не хочется делать привал или тем более ночевать в настолько исторической обстановке. Хорошо хоть, пока все спокойно. Никакой засады, никаких нежеланных встреч. Иногда нет защиты лучшей, нежели дурная слава».

Видимо, подумав о том же самом, что и Патрик, Боб Кренхилл весело ткнул сержанта Лоттерса кулаком в бок:

— Ну вот, а ты предлагал объезжать. Только время бы зря потеряли. Сейчас бы плутали в холмах да матерились на весь белый свет. Отличное местечко. Тихое, спокойное, немного прибраться — и можно жить.

— В самом деле, — признался сержант немного смущенно. — Я что-то струхнул.

— А ты меньше бойся, у страха глаза велики. Молния дважды в один пень не бьет. Большая беда тут уже стряслась, и вряд ли скоро повторится. Не на нашей памяти, это уж точно!

Стоило Кренхиллу произнести эти слова, широко улыбнувшись, как воздух немедленно прошил арбалетный болт, выпущенный из окна стоявшего напротив здания. Дом выглядел чуть более целым, нежели все остальные, а в его окнах клубилась голодная темнота. Косой Боб охнул, поймав стрелу плечом, и начал заваливаться, сползая из седла. Тут же в воздух взвились еще четыре стрелы — и две из них мгновенно убили насмерть ехавших во главе колонны гвенхейдев. Еще одна чуть не поразила Делвина Дирхейла — но все же не долетела до него, вспыхнув в полете пламенем.

Дирхейл, видимо, среагировал мгновенно, прибегнув к магии. «А он силен. Лучше многих, кого я знал, в том что касается чар. Немногие колдуют настолько быстро». Эта мысль промелькнула у Патрика в голове сама собой, на ходу.

— Засада! — закричал капитан Дирхейл, выхватывая из кобуры пистолет и делая выстрел в окно. — Всем повернуть коней! Живо в укрытие! — махнул он рукой, указывая на дом напротив, от которого осталась только одна стена.

Лошади испуганно заржали. Еще несколько стрел с алчным свистом вылетели из дома, и на сей раз Патрик успел разглядеть прятавшихся в полумраке арбалетчиков. Темные фигуры на фоне темных стен, опущенные на головы капюшоны, блеск старомодной кольчуги под на миг распахнувшимся плащом. Одна из служанок Патрика, та самая Грета, что прошлой ночью с заливистым смехом целовалась с гвенхейдским солдатам, с криком рухнула оземь. Вороненое древо торчало из ее груди, а светло-серое платье стремительно темнело, окрашиваясь алым.

Патрик развернул коня — так, чтобы закрыть собой от обстрела Марту. Выхватил пистолет, делая выстрел — наугад, в белый свет, торопливо молясь всем известным в мире богам. Один из стрелков, не успевший вовремя спрятаться в укрытие, рухнул, словив пулю. «Уже хорошо. Сколько же их там всего, проклятье? Арбалет не лук, быстро не перезарядишь, и в этом наше спасение».

— Ходу, ходу, в укрытие! — кричал Делвин, сам гарцуя посреди улицы со вторым пистолетом в руке и прикрывая отступление товарищей. «Чего ему бояться, чародею с головы до пят. Я тоже могут так выделываться, сжигая стрелы и отклоняя пули… какое-то время».

Вокруг царило форменное сумасшествие. Орали, в основном проклятия, люди, брыкались лошади. Некоторые из спутников Патрика все же успели укрыться за ближайшей стеной. Им крупно повезло при этом, что за ней не обнаружилось врагов. Другие, оставшись рядом с Дирхейлом, доставали пистолеты и клинки. «И на что надеются, дурачье, что я снова выставлю щит, как в Димбольде? За всеми я не угляжу. Всех не спасу. Не стоило сюда ехать». Двое солдат, спешившись, потащили под защиту стены раненого Кренхилла.

Патрик завел коня в укрытие и торопливо соскочил на землю. При этом он едва не переломал ноги, поскользнувшись на сваленных грудой обломках, но все-таки устоял, оперевшись рукой о колонну.

— Держись и не высовывайся, — наказал он Марте. — А я пойду драться.

— Беса лысого я не высунусь, — девушка уже деловито заряжала пистолет, полученный ею от графа Телфрина накануне. — Буду вас прикрывать.

— Решила словить стрелу, как Грета? — прорычал Патрик, не помня себя от злости. — Не высовывайся, я сказал. Не шевелись и сиди тихо.

— Подавитесь своими приказами. Я сама решу.

Он поморщился. Выругался в сердцах и, больше не пытаясь спорить, бросился на помощь Делвину Дирхейлу и его солдатам, вытаскивая из ножен шпагу. Патрик Валентайн Ворфалер, граф Телфрин, из Дома Драконьих Владык, в очередной, возможно сотый раз в своей жизни вступал в непонятно зачем начатый бой. Очередные неприятности, которых он, будь у него выбор, охотно бы избежал. На продуваемой холодным ветром улице посреди заброшенного города, бок о бок с людьми, от одного вида которых могла настигнуть изжога. «Все как обычно. Рутина. Не привыкать». Он криво усмехнулся и вышел навстречу врагу.

  • И не такие стены брал!.. / Как я провел каникулы. Подготовка к сочинению - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Пыль дорог - Армант, Илинар / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • Вечность / Витая в облаках / Исламова Елена
  • Мысли / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • все верно / Спорить с миром / Рыжая
  • Бояндин Константин / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Сапожник / Рубин Элла
  • Кто, если не она! / Миниатюры / Вредная Рысь !!!
  • [А]  / Богатая наследница / Вредная Рысь !!!
  • Понедельник / Не вспоминай / Кипарисова Елена
  • Белые холодные ледышки... / Обо всем и ни о чем сразу / Ню Людмила

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль