Глава 3. Друзья

0.00
 
Глава 3. Друзья

 

Потянулась рутина серых, убивающих похожестью дней, в которой не было видно ни одного просвета. Это так и называлось: “prison routine ” — распорядок дня в тюрьме.

В шесть утра сирена, завтрак в огромном зале. Поначалу я ничего не мог есть. Не потому что плохо кормили, нет, отличная еда. Не то, что жуткая баланда российских тюрем. Но мне не хотелось поддерживать организм, цель существования которого я видел только в желании умереть.

Потом по широкой, каменистой дороге нас направляли в цеха для работы. Когда я впервые увидел эту дорогу, проходящую между редкими деревьями в зелёной дымке, я обалдел. Нас никто не сопровождал. Огромное пространство, лишь ограниченное вдалеке высокими каменными стенами. Словно мы обычные люди, бредущие на работу.

В двенадцать — ланч. Затем вновь работа.

Ильф и Петров в своей знаменитой книге «Одноэтажная Америка» писали, что заключённые Синг Синг делают гробы, в которых потом хоронят умерших здесь заключённых и, естественно, казнённых на электрическом стуле. Я не видел этого помещения, анатомического зала со стеллажами простых деревянных гробов, но великолепно представлял наяву. Они мерещились везде, эти гробы, мне казалось, я хорошо вижу их шершавую, серую, плохо обработанную поверхность. Вижу изнутри, потому что лежу в одном из таких домин. И тесный ряд вырубленных из мрамора белых плит, врытых в грязно-жёлтый песок над могилами тюремного кладбища. Вызывающих тошноту идеальной схожестью, унифицированностью.

Но мы не делали гробы, кто-то шил одежду, кто-то тачал обувь. Здесь не стояли злобные надзиратели с плетьми, которые они опускали на плечи тех, кто не желал трудиться на благо рыночной экономики. Не хочешь работать — сиди шесть часов и смотри в окно. Но те, кто работал, получали сдельную оплату. А на эти деньги, пусть небольшие, в тюремном магазине можно было купить все, что душе угодно. Кроме наркотиков, конечно.

Главное, что сводило с ума, погружало в непроглядный чернильный мрак депрессии — абсолютная тишина. В камерах не разрешалось говорить даже шёпотом. В российских тюрьмах все заключённые переговариваются, перекликаются друг с другом. Здесь-запрет на любой звук.

Нет, эта тюрьма не была похожа на российскую, и уж тем более советскую. Как-то пришлось побывать в одной из них. Из любопытства. Искал материал для очередной статьи. Мне показали камеры, где порой находилось по двадцать заключённых, стены из необработанного камня в грязных потёках. Омерзительная, не выветриваемая вонь человеческих отходов, тлетворной сырости и плесени. Насилие, унижение. Система, направленная на жёсткое удушение любых человеческих качеств, превращение в затравленного, одичавшего зверя. Мутанта, не человека. Запреты, запреты на все, на свидание с родственниками, звонки. Лишение самого необходимого — нормальной пищи, медицинской помощи.

Здесь все было иначе. Разрешалось заниматься спортом, работать, учиться, молиться любому богу, читать.

Все свободное время я проводил в тюремной библиотеке. Она встречала меня восхитительно пьянящей смесью ароматов старого дерева, типографской краски, бумаги. Там, на воле, я давно перешёл на электронные варианты, но здесь толстые томики в кожаных переплётах, под которыми скрывались тайны человеческой души, все равно заставляли сердце забиться сильнее, как от встречи со старыми друзьями. В современных книжных магазинах я никогда не испытывал подобного. Там полки заполнены одноразовым дерьмом, на которое не было потрачено ни грамма души, в лубочных обложках.

Небольшое помещение метров десять на десять, тесно заставленное деревянными лакированными столами и стульями. Высокими до потолка с остроконечными деревянными стропилами шкафами с двух сторон. При входе сразу утыкаешься в стоящий на конторке чёрный массивный параллелепипед картотеки, разбитый на маленькие ящички, помеченные буквами латинского алфавита с карточками, где был указано название, автор, год издания. В старых библиотеках, даже при наличии компьютерной техники, сохранилась подобная систематизация книг. Например, в Ленинке — библиотеке имени Ленина, где я часто работал в читальном зале, когда учился в МГУ. От этого лишь заныло сердце.

Во мне проснулось любопытство журналиста, я решил изучить материалы, связанные с делом Стэнли. Пытаясь найти хоть какую-то зацепку, которая навела бы на мысль, есть у меня шанс на освобождение или нет.

Процесс освещался довольно подробно, но сухо, без эмоций, продлился недолго, месяца полтора, увенчался безоговорочным вердиктом присяжных: «Виновен». Комментарии выглядели сдержанными, хотя явно отличались в изданиях, которые принадлежали консерваторам, то есть республиканцам и либералам, партии демократов.

В качестве свидетелей обвинение вызывало ту самую мерзкую ведьму в балахоне Гедду Кронберг и Джефри Мортимера, субъекта с одутловатым лицом и жидкими кудряшками, которые присутствовали на казни. Какое они имели отношение к уголовному делу, мне выяснить не удалось. Стенограммы их выступлений я не нашёл, зато в большом количестве обнаружились статьи Кронберг и Мортимера, которые печатались в газете «Daily Mirror» до процесса.

Кронберг называла Стэнли «красным придурком», «коммунякой», «агентом Москвы». В полном соответствии с антикоммунистической истерией сенатора Маккарти. Не отставал от неё колумнист Джефри Мортимер. С ним Стэнли вёл непрекращающиеся «журналистские дуэли».

После объявления о помиловании пара этих гнусных змей вновь возобновила шипение, исходя такой восхитительно жуткой ненавистью, что казалось концентрированный змеиный яд дюжины королевских кобр, сосредоточенной в каждой букве, может убить от одного прикосновения. Досталось и губернатору, который посмел помиловать «беспринципного негодяя, убийцу невинных, агента Кремля».

Если бы я оказался на свободе, к обвинению в пяти убийствах, добавилось бы как минимум два — Кронберг и Мортимера убил бы, не задумываясь, получив невероятное наслаждение. Моё воображение рисовало кровожадную картину изощрённого уничтожения двух негодяев. Вот тогда я решил ответить им, хлёстко, иронично, без оскорблений, но резко и прямолинейно. Работа в качестве разоблачителя разного рода мошенников меня научила этому. Лишь жалел, что мерзавцы никогда не прочтут мои изысканные комментарии, которыми убили бы их наповал.

Эту маленькую заметку я мог пропустить. Она не касалась напрямую меня, но краем глаза заметив черно-белую фотографию со знакомым лицом, я постарался расцепить измученные, опухшие от усталости глаза и внимательно вчитаться. Взглянул на дату выхода газеты, и перед глазами вспыхнула информация о Стэнли, когда я впервые увидел дату приговора и казни.

Когда я возвращался в мою «клетку» вечером, мне никак не удавалось выбросить из головы фотографию супружеской четы. Они стояли у меня перед глазами, как укор — жизнерадостные улыбающиеся лица уже отошедших в мир иной людей. Почему мне так важна эта заметка, что в ней такого особенного? Я плёлся по коридору с такими привычными, осточертевшими до зубовного скрежета стенами из необработанного камня, где каждую выемку и почерневший торчащий осколок выучил наизусть. Серая, бугристая стена сменилась на крашенную облезлую решётку, за которой на стене виднелись телефонные аппараты. На углу я остановился в задумчивости.

В деревянной анахроничной будке за стеклом откровенно скучал охранник в чёрной форме, выглядевший ничуть не лучше большинства заключённых. Бледное с истончившейся кожей лицо с впалыми щеками, тощий подбородок, серые тонкие губы, покрасневшие глаза с большими мешками. Последствие постоянного нахождения в закрытом помещении без солнечного света. Впрочем, заключённым разрешалось выходить гулять на специально оборудованный двор, охранники тюрьме бывали на свежем воздухе редко.

— Господин офицер, мне нужно позвонить в офис моего адвоката, — негромко, но чётко, чтобы привлечь внимание, сказал я.

Охранник разомкнул веки не сразу и только наполовину, бросив равнодушный взгляд, в котором тускло просвечивал вопрос-осуждение. Черт, я совсем забыл!

— Кристофер Стэнли, номер 110-296, — быстро добавил я. — Абонент — советник Чарльз Дэвис. За его счёт.

За каждый звонок приходилось выкладывать немаленькую сумму, а сейчас у меня с собой не было денег. Иногда я с ужасом представлял счёт за юридические услуги, который рос с каждым днём, проведённым в этой проклятой тюрьме, стараясь всеми силами отогнать эту мысль. Если Дэвис занимался моим делом, значит, его гонорар оплачивался. Иначе его бы сменил адвокат, предоставленный государством.

Тяжело вздохнув, будто его заставляли выполнять какую-то немыслимо сложную работу, офицер полез в ящик стола, вытащив толстую «амбарную книгу» в сильно потрёпанном чёрном переплёте. Распахнув, начал медленно листать, провёл костлявым пальцам по строчкам, и чуть заметно кивнув головой, не размыкая глаз, в сторону решётки. Визгливо вскрикнув, она автоматически отъехала в сторону, пропустив меня внутрь.

— Номер три, — буркнул он.

На грязно-белой стене с отбитой штукатуркой в ряд висело несколько больших чёрных блестящих коробок — телефоны с круглым выпуклым диском наверху для набора номера. Мне разрешалось делать один звонок в неделю, но к моему адвокату я мог обращаться в любое время дня и суток. Собственно говоря, я только ему и звонил. Больше знакомых в этом мире у меня не было.

Набрав номер, который выучил наизусть, я долго выслушал долгие гудки, уже потеряв всякую надежду. Но тут в трубке что-то щёлкнуло.

— Мистер Стэнли, наша апелляция отклонена. Но мы не теряем надежды, — проговорил дежурным тоном Дэвис в ответ на моё приветствие.

— Да, я помню. Но я звоню по другому поводу, — царапая ногтем довольно глубокую дырку в штукатурке, быстро объяснил я. — Скажите, Меган Баррет была женой Питера Баррета, который погиб в лаборатории?

— Совершенно верно.

— Я прочёл в газете, что она покончила с собой. Что она написала в предсмертной записке? В заметке об этом ни слова.

— Записки она не оставила, но все было и так ясно, — объяснил Дэвис сухо. — Полиция опросила родственников Меган. Они сообщили, что она чувствовала себя подавленной, после смерти мужа. Очень переживала. Дело закрыли.

Кажется, его совсем не заинтересовали мои слова. Он жаждал отвязаться от меня.

— Прошу вас, вернитесь к этому делу. Вдруг записка найдётся?

— Если записка найдётся, я буду вынужден передать её в прокуратуру, — он пытался меня убедить. — А если там будет что-то негативное для вас, обвинение может открыть новое дело. Процесс может закончиться трагически. На волне общественного недовольства, которое выплеснулось уже на страницы прессы.

Да уж, отвратительные жабы из ультраправой газетёнки постарались взвинтить градус ненависти к Стэнли. А вдруг я ошибся и Дэвис прав? Страх вновь начал заливать душу тёмной, удушающе ледяной водой. Повисла пауза, я мучительно соображал, стоит ли быть настойчивым.

— Чарльз, я рискну. Пожалуйста, возобновите расследование этого дела.

Я повесил трубку, когда услышал короткие гудки.

На следующее утро после завтрака меня вызвали к директору, Джеймсу Тодду, тому самому «грифу», которого адвокат Дэвис так долго уговаривал не добивать меня в зале казни. Сейчас Тодд не казался таким отвратительным, хотя, безусловно, держался на расстоянии, холодно и надменно.

Кабинет не поражал роскошью, но мрачная обстановка, выдержанная в чернильно-чёрных тонах — письменный стол с облезлыми ящиками, стеллажи с папками, портативная пишущая машинка, телефон, наводила уныние.

Тодд сидел в обычном коричневом двубортном костюме за столом, изучая меня. И затем сухо произнёс:

— Стэнли, вы ведь кажется, хороший бейсболист? Центрфилдер. Участвовали в студенческих матчах? Довольно успешно.

Что такое центрфилдер я понятия не имел, играть в бейсбол мог бы с тем же успехом, как переводить с санскрита. Игра с дико запутанными правилами, которую так обожают американцы, похожа на нашу лапту. Но запомнить всех этих пробежек до баз и отбивания битой мяча был не в состоянии. Кроме того, пребывание в тюрьме совсем не сыграла на пользу моему физическому состоянию. Кожа зажила, сожжённые электротоком волосы отросли, но я почти не двигался.

— Есть идея, — продолжил Тодд. — Провести совместный матч с «Янкиз».

— Мы продуем, — усмехнулся я.

— Ну, за это вас не отправят на электрический стул, — шутка показалось настолько неуместной, что я не пытался улыбнуться. Хотя подобные идиотские остроты были здесь в порядке вещей, и никого не оскорбляли. Кроме меня.

Охранник привёл меня на двор — место отдыха для зэков блока Б. Оказавшись на улице, я невольно закрыл лицо рукой, зажмурившись от яркого света. Солнце, уже расплавив с утра достаточное количества золота, осыпало с бездонной лазури блестящим шафраном деревья, изумрудную, ровно подстриженную травку, даже залитые живительным светом каменные коробки с узкими проёмами казались не такими унылыми. С залива тянуло свежим ветерком, обдувающим лицо, раздражающе игриво забирающимся под лёгкую рубашку.

Медленно прошёлся по двору, лишь наблюдая, как один за другим зэки встают в импровизированный сектор и размахивают битой под резкие окрики немолодого мужчины со свистком на груди, одетого в светло-серый деловой костюм. Некоторых он отсылал сразу, кому-то предлагал пробежаться, делая пометки в блокноте.

— Стэнли? Давай, покажи, на что способен.

Вздохнув, направился к сектору, взял брошенную биту. Встал в позицию, ожидая удара питчера. Парень красиво размахнулся, бросив мяч. Я никогда раньше не играл в бейсбол, не знал, как нужно наносить удар, хотя много раз видел это в голливудских фильмах. Но одно дело видеть, другое дело сделать самому. Вдруг мои руки как-то сами пришли в движение, будто проделывали это много раз, изящно, довольно сильно отбив мяч.

— Крис?! — услышал я крик.

Со скамейки вскочил долговязый тип с узкими плечами в летнем темно-синем костюме. Длинное вытянутое лицо с крупным, неправильной формы носом, большим губастым ртом и небольшими широко расставленными глазами. Он расплылся в лучезарной улыбке, обнажив ряд крупных широко расставленных «лошадиных» зубов.

— Сейчас, я пару мячей подам. Возьмёшь? — по-прежнему улыбаясь, спросил он.

Небрежно стряхнув пиджак на скамейку рядом, он встал в сектор, размахнулся, нанёс удар. Это был не удар, а сказка, не похоже на прежние размазанные сопли. Мяч просвистел рядом, я чудом отбил. Второй угодил в ловушку кетчера. Стоун пришёл в полный восторг. Похлопав по плечу, предложил:

— Пробегись-ка до стены и возвращайся обратно.

Отбив мяч, я бросил биту и как видел в голливудских фильмах, пронёсся до стены, которая огораживала двор. Когда вернулся, всеми силами старался скрыть отдышку, но Стоун все равно заметил. Радостная улыбка сползла, сменившись откровенным разочарованием. Его помощник, бросив взгляд на секундомер, вопросительно взглянул на него, ожидая реакции, и Стоун едва заметно отрицательно качнул головой. Усмехнувшись, стараясь не смотреть в сторону Тодда, чтобы не видеть его кислой физиономии, поплёлся на небольшую спортивную площадку с расставленными гимнастическими снарядами. Прошёлся по брусьям туда и обратно, попрыгал. Подтянувшись раз тридцать на турнике, спрыгнул вниз. Рядом стоял Стоун, напряжённо всматриваясь в меня, словно пытался понять, знает он меня или нет.

— Привет, Крис, — глухо произнёс он.

— Привет, — бросил я, медленно надевая серую тюремную куртку.

— А ты что, не помнишь меня? — спросил он тихо. — А, Крис?

— Помню, как же не помнить великого Люка Стоуна.

На его лицо набежала тень, погасив остатки радости. Он нахмурился, помолчал, закрыв ладонью рот.

— Ты что, Крис, мы же с тобой вместе служили, — растерянно пробормотал он. — На Гавайях в 43-м. Ты забыл что ли?

— Люк, после того, как через меня ток пропустили, началась абсолютно полная офигительная амнезия. Извини, — ответил я, собираясь уходить.

Ясно теперь, почему директор тюрьмы так хотел, чтобы меня включили в команду. Он просчитался. Стоун долго молчал, собираясь с мыслями.

— Так тебя действительно казнили? — просипел он, словно у него перехватило дыхание. — Мерзавцы. Черт, ты был классный бэттер. Такой удар. Реакция — блеск! Как я тебе завидовал. Если бы ты журналистом не стал, мог быть лучшим игроком сейчас. Слушай, Крис, давай, я тебе хорошего адвоката пришлю. У меня есть на примете. Тебе это ничего стоить не будет. Просто по старой дружбе.

— Не надо, Дэвис справляется, — напрягать человека, которого я видел первый раз в жизни, мне совершенно не хотелось.

— Да этот ублюдок провалил всё дело! Довёл до смертного приговора! Слизняк! Сломался сразу.

— Дэвис спас меня, когда я на электрическом стуле сидел, — объяснил я. — Не он, так они бы третий раз рубанули и конец. Я на тот свет отправился. Ладно, — я похлопал его по плечу. — Скажи, а ты на суде присутствовал?

Его небольшие далеко расставленные глаза распахнулись так, что сошлись на переносице. Но быстро вспомнив о моей «амнезии», лишь бросил огорчённый потерянный взгляд, потёр рукой лицо.

— Конечно, — наконец, выдавил он из себя, постукивая ребром ладони по брусьям, где я сидел. — Я же был свидетелем защиты. Я тебе алиби обеспечил.

— А что алиби у меня не было? Люк, пойми, ни хрена я не помню процесс.

— Я понял. Алиби было. Просто ты не хотел говорить, где находился в тот момент, — он помолчал, почесал шею, грудь, казалось, он смущён. — Ты был с Лиз.

— Лиз? Это кто? — поинтересовался я.

— Элизабет Шепард, твоя подруга. Она замужем была. Ты не хотел говорить о ней. А я прикрыл тебя.

Странно, ни одна женщина ко мне на свидание в тюрьму не приходила. Может быть, это к лучшему. Любые мысли об «этом» я старательно гасил. Иначе точно свихнулся бы. Даже вспоминать не хотелось, что творится в тюрьмах, где подолгу находятся представители одного пола. В Синг Синге, где сидят осуждённые на длительные сроки или пожизненно, с этим обстояло ничуть не лучше, а возможно даже хуже, чем в любой российской тюрьме. Только от одной мысли, что ты никогда в жизни не сможешь заняться нормальным, обычным сексом, сойдёшь с ума. Несмотря на то, что в Синг Синге зэки сидели в одиночках, всегда была прекрасная возможность «зажать» несчастную жертву в углу, в душе, кладовке, прачечной, откуда ей некуда деться, и удовлетворить своё противоестественное похотливое желание, «опустить». Поскольку я прекрасно был наслышан об этом, старательно избегал подобных мест и пару раз смог продемонстрировать на разбитых носах и выбитых зубах, что ко мне лезть опасно. Естественно, своё желание я удовлетворял, что называется, по старинке, как умеет это делать любой подросток.

— Была? А сейчас что?

— Она замуж-то вышла назло тебе. Потому что ты не хотел жениться ни в какую. Ну а потом все равно не заладилось. Сейчас она подала на раздельное проживание с мужем. Она что не приходила к тебе ни разу? Ясно, — протянул он разочарованно. — Ну, бывай, Крис.

Проводив взглядом его спину, тяжело вздохнув, я вернулся в здание тюрьмы, пройдя по коридору вниз, остановился у кофейного автомата, который недавно поставили, куб с напылённой сверху охристой, неровной поверхностью, с хромированным краном. Медленно потягивая пенящийся напиток, подумал, что от Стэнли мне достался в наследство не только смертный приговор, но и женщина, возможно, даже красивая, и друг — великий бейсболист. Но это не меняло моего печального положения.

— Ох, Боря, страшно это — услышал я голос. — А вдруг не выйдет, а тут под боком мать вашу «Old Sparky».

«Old Sparky» — «Старина Разряд», так по-свойски называли здесь электрический стул.

— Не дрейфь, братуха, я все сделаю, — сплюнул второй. — Беру этого хмыря в заложники, а вы снимаете охрану.

Краем глаза я заметил две фигуры, стоящие неподалёку. Длинный, тощий с квадратной челюстью, оттопыренными ушами. Второй — крепыш, головастый, обритый наголо, с огромными кулачищами на концах длинных, как у обезьяны рук. Они говорили по-русски, первый, с квадратной челюстью с чистым столичным выговором. Второй, похожий на гориллу, с хохляцким акцентом. Естественно, они думали, что я не понимаю, и разговаривали очень откровенно. Обсуждали в деталях план побега. Усмехнулся про себя. Был бы американцем, сразу настучал охране. Получил бы в награду привилегии, скажем больше времени для работы в библиотеке. Может быть, сказать, что я тоже русский? Возьмут в команду. Сбегу вместе с ними. Но куда? В полную пустоту? До моего рождения ещё тридцать долгих лет.

Выпив кофе, в глубоких раздумьях вернулся в свою клетку. Стало темнее. В камеру, которая находилась на нижнем этаже, солнечные лучи проникали лишь через закрытые частой решёткой узкие проёмы в толстых каменных стенах. Я не мог избавиться от глухого гнетущего отчаянья. Пройдут годы, а я буду просыпаться под гул сирены, завтракать в мрачном здании, напоминающем крест, тачать ботинки, или шить одежду. И сидеть в библиотеке. Лет через сорок стану седым, сгорбленным стариком с пустыми, погасшими глазами.

На следующий день, в воскресенье, ко мне заявился нежданный гость. Вернее, гостья. Встречи посетителей с зэками проходили в небольшом помещении, напоминающем зал ожидания провинциального вокзала. Кирпичные, оштукатуренные в грязно-белый цвет стены. Перегороженные деревянными отполированными перилами сектора с короткими скамейками друг против друга.

Миновав охранника в чёрной форме у дверей, я окунулся в монотонный, негромкий гул разговоров. К каждому зэку могло прийти несколько человек, два-три максимум. Никаких решёток, внутренних телефонов, как обычно показывают в фильмах о тюрьмах.

Оглядев помещение, сразу понял, что это она. Стэнли мог полюбить только такую девушку, выглядевшую здесь также нелепо, как ландыш, выросший на помойке. Сердце подпрыгнуло в груди, замерло, чтобы забиться у горла, шумно отдаваясь в висках. Присев на скамейку напротив, погрузился в чуть заметный аромат хвои, цитрусов и свежего морского ветра. Она улыбнулась, показав маленькие зубки с чуть выступающими передними резцами, что придало ей особое очарование несовершенства. Нежный овал лица, словно мягкой кистью обведённые скулы, жёстко уложенные вокруг чистого лба локоны, курносый носик. Особенно приковывали взгляд огромные, яркие глаза. От зрачка расходились пульсирующие лучи небесной лазури, чтобы раствориться в краях мягкой бирюзы. Темно-серое платье закрывало её до шеи, но не могло скрыть грациозного до беззащитной хрупкости фарфоровой статуэтки силуэта, соблазнительной груди.

Она протянула маленькую ручку, которую я прижал к своей щеке, поцеловал пальчики. Не выдержав, стал так страстно целовать, что её глаза заполнились до краёв жалостью и печалью.

— Дорогой, не надо, — не вырывая руку, хотя чувствовала себя неудобно, она предприняла попытку ласково успокоить меня. — Прости, что не пришла сразу. Была очень занята.

Погладила меня по голове, вглядываясь в лицо, и добавила с чистой открытой улыбкой, что сделало её похожей на мадонну, которая молится за грешника:

— Я получила развод у Джефри, мы теперь можем пожениться.

— Лиз, ты серьёзно? Или шутишь? — в любой другой момент я бы рассмеялся. Но сейчас ощущал лишь растерянность. — Как ты представляешь нашу семейную жизнь?

Она так снисходительно взглянула на меня, словно я маленький мальчик, сморозивший глупость.

— Здесь есть помещение. Я буду приходить по воскресеньям, — объяснила она спокойно, словно давно все решила.

На миг я гордо ощутил себя декабристом на каторге, к которому пришла на свидание жена-дворянка. Но когда торжественные фанфары утихли в голове, я трезво оценил, что принимать это предложение совершенно немыслимо. Мы будем заниматься любовью в клетке, сделаю ей ребёнка. Она будет растить одна, а я буду сидеть в тюрьме? Невероятная глупость. Очаровательная девушка, убивающая молодость на бывшего «проклятого». Хотя, за эти несколько месяцев я так изголодался по женскому телу, что готов был пойти на любое преступление, только, чтобы удовлетворить сжигающее желание зверя, наконец заполучившего самку. Я не знал, как сказать нет. Обидеть, задеть до глубины души, когда она пожертвовала тихой, размеренной жизнью, бросив мужа? Сказать — да, я согласен? Я потёр рукой по лицу, повисла пауза, я лихорадочно перебирал в памяти все варианты отказа. И ни один не подходил к ситуации. Хорошо, что мне не пришло в голову ляпнуть, что я женат. Изменяла мне Милана или нет, уже не имело значения.

— Лиз, давай ещё раз все взвесим и подумаем, — выдавил я, наконец, от напряжения у меня выступили слезы.

На самом деле мне хотелось взвыть, как волк-оборотень на полную луну, грызть полированные поручни, броситься на охранника, чтобы он застрелил меня. Лишь бы унять накопившееся чувство безысходной чудовищной тоски, которую я сдерживал, словно пар под давлением в котле, а нежная ручка Лиз так неосторожно приоткрыла клапан.

Но тут же нахлынул стыд, я сжался в комок, машинально оглядев зал свиданий. Охранник также равнодушно стоял у дверей. Сзади нас сухонький седой старичок тихо втолковывал что-то тощему, нескладному парню с торчащими вихрами. Немолодая пара, мужчина в старомодном потрёпанном костюме и женщина в жакете, совершенно неподходящей для этого места элегантной маленькой шляпке выслушивали коренастого давно небритого мужчину с таким вниманием, словно они сидели где-то в кафе под звёздами и обсуждали вселенские проблемы.

— Милый, ты слишком долго думал и взвешивал, — прервав тягостное молчание, проговорила она. — Не хочу больше слышать твои оправдания. Сейчас, я тебе нужна. Я вижу. Не придумывай отговорок.

— Нет, Лиз, — твердо сказал я, наконец. — Не могу. Прости меня. Я рад, что ты приехала. Но больше не приезжай.

Не дождавшись окончания положенного часа встречи, я встал и молча ушёл, не оборачиваясь.

 

  • Говорят / Парус Мечты / Михайлова Наталья
  • Тайна ночи / Тихий сон / Легкое дыхание
  • Песня бури / Медведникова Влада
  • Зелёная фея / Тарасенко Станиалав
  • Всё впереди. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Афоризм 182. О смерти. / Фурсин Олег
  • Дождь в прошлое / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Северная месса / Музыкальное / Зауэр Ирина
  • Песок / Лисовская Виктория
  • Алое солнце / Миниатюры / Law Alice
  • Вампир / Королевна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль