Глава 16. Михаил

0.00
 
Глава 16. Михаил

— О, кто к нам припожаловал! Ну заходите, молодой человек, заходите. Чем порадуете? — Татьяныч, как всегда, делал вид, что абсолютно безразличен к происходящему. Но веко дергается — нервничает. И действительно не ждал. Чему тут удивляться...

— Диплом принес.

— Только что, за три дня до защиты? Почему не заходил раньше?

— Не хотел мозолить глаза на кафедре. Вы же понимаете...

— Гм. Ладно. Показывай.

Передаю ему карточку с файлом, и Татьяныч сразу прилип к экрану.

— Так, "сухой душ", значит? А почему мы раньше ни о чем подобном не слышали?

— Раньше эти установки в руки людей не попадали.

— А тебе, стало быть, попали? Ну-ка, кто тут руководитель практики? Роман, из посольских. Интересно. Отзыв… отличный отзыв. И как этот "сухой душ" работает?

— Смотрите вторую главу и дальше, там устройство и описание работы.

— Михаил, откуда вы взяли эти схемы подключения с переходниками на местную электросеть?

— Я сам монтировал кабинки.

— Оч-чень интересно. И коши ими пользовались?

— Да.

Татьяныч перелистал еще несколько страниц на экране, потом вздохнул и повернулся ко мне.

— Михаил… На мой взгляд, вы отлично выполнили работу. М-да. Все бы так. Но ее не зачтут. Собственно, завтра рецензент и забракует.

— Почему?

— Скажет: нет доказательств, что кошраты этим пользовались и именно так, как описано.

— В том же каталоге, рядом с файлом диплома, лежит видео.

На экране появляется зелено-полосатая спина, по шерсти пробегают волны, закручиваются белесые вихри очищающего порошка. Кош поворачивается в профиль. Лицо закрыто дыхательной маской. Затем в кадре оказывается хвост, распушенный до состояния щетки, и короткий ролик заканчивается.

— Очень, очень прилично. — Татьяныч поглядывает на меня даже с некоторым уважением. — Может быть, и пройдет. Плохо только, что рецензентом вам назначен Благован Серг-Мариевич. А он как раз из тех, кто считает нужным оставить вас без диплома. Постарается к чему-нибудь прицепиться. Хотя я не представляю, к чему. Но будьте внимательны на защите.

— Спасибо за предупреждение.

— Да не за что. Глупая история: бегали вы, бегали от браслета, врагов себе нажили. А в результате что? — кивает на мою руку. — Если уж не греет обеспечивать девицу, которая оказалась достаточно хваткой, чтоб вас поймать, делали бы сразу серый браслет.

— Ну, судьба живущих вместе как-то выглядит более привлекательной. Да и есть… — хотел сказать "есть с кем", — но Татьяныч не дает договорить, хлопая ладонью по столу:

— "Живущие вместе" при золотом браслете есть сказка! Вы, молодежь, хоть бы статистику посмотрели. Если двадцать лет назад такое еще встречалось, то в вашем поколении подобных случаев нет. Не-ту! Понимаешь? Этот миф специально раздувается женской прессой, чтобы такие молодые кобели, как ты, не надевали серого браслета, на что-то надеялись. А что до выбора, так серобраслетникам куда чаще можно повыбирать. Женщинам, вишь ли, живой мужчина тоже порой приятнее пластикового автомата. Есть такие любительницы и немало. Ай, да что теперь говорить! Я думал, ты умнее.

— По статистике, может, и не бывает. Не знаю, мы вроде пока живем...

— Вот как? И сколько дней?

— Месяц уже.

— "Ме-есяц..." Но хотя, — он поскреб затылок, — это уже достижение. Больше половины разбегаются наутро, остальные — за первую неделю. Было бы интересно взглянуть на эту женщину. — Татьяныч задумчиво покачал головой. — Ладно, иди, готовься к защите. И пусть подруга побережет тебя от второго браслета, а то на защите диплома многие выпускницы могут совсем с нарезки сорваться, когда поймут, что учеба закончилась и пора идти работать.

Покидаю кафедру и выхожу из здания через заднюю дверь. Неуютно как-то стало в родном универе.

— Багир, диплом я отдал. Руководитель ждет новых пакостей. От рецензента.

— Ага. Кто рецензент?

— Благован Серг-Мариевич. Он у нас "современную профессиональную этику" преподавал. Скользкий тип.

— Я настрою отслеживание его комма. Так что, возможно, и узнаем. И кроме того, я думаю, тебе стоит на защиту взять с собою Бри. На всякий случай.

— Комм отследить — вариант, а чем может помочь Бри, я не понял.

— В качестве свидетеля, от конкурирующей организации. При ней, надеюсь, будут вести себя не так… откровенно. Можно было бы мне там появиться, но вот стоит ли открывать лишние карты?

— Если придешь ты, вся кафедра встанет на уши и защиты не получится.

— Мне тоже так кажется. Кстати, Бри говорит, что идти надо именно ей. Кроме всего прочего, покажет твоим однокурсницам, что ты — не один.

— Да я разве против?

— Тогда договорились.

Улыбаясь до ушей, выхожу на летнее солнышко. Плохие предчувствия растворяются под ним, как воспоминания о холоде университетских коридоров. Как бы там ни сложилось — я не один.

* * *

В день защиты проснулся рано и долго ворочался на кровати. Все-таки гораздо лучше спится, когда есть рядом, кого можно обнять. Рафа или Бри. Лучше — теплая и мохнатая. Но последние дни я сижу в городе. Вроде как к защите готовлюсь, а на самом деле маму успокаиваю своим присутствием. Тяжелая работа, хорошо еще, мама не в курсе нюансов ситуации. Для нее все выглядит более-менее традиционно: сын вляпался в браслет, но тем не менее заканчивает учебу и даже работу нашел. А я поддерживаю этот образ.

Позавтракав, собираюсь встречать Бри. Договорились с нею погулять по городу перед защитой, погода-то хорошая. Эх, если бы пойти с Рафой, размечтался было я… тогда уж точно не вышло бы "спокойно" — нездоровое внимание было бы обеспечено. Ничего, мы с ней еще покатаемся ночью на мотоцикле, вот только эта суета закончится.

— Мр… Обязательно покатаемся. Теодран говорит, о проекте островов скоро официально объявят в прессе. И о вас как о сотрудниках проекта — тоже. Тогда и… Багир, чего тебе?

— Мих — там твой Благован полицию вызвал к началу защиты.

— Нафига?

— Зачем?

— Подано заявление, что ты нарушил закон о "приватной информации и личном пространстве". А в качестве основания — наше видео.

— Ох ты ж… И что делать?

— Бри побежала сюда в посольство, а я готовлю бумагу "о передаче видеоматериалов научного значения". Но на этот паром она не успеет, только на следующий.

— А следующий не успеет к началу защиты.

— Но ты ведь не первым защищаешься?

— Нет. Третьим. Да, понял — могу появиться на час позднее. Только позвоню, чтобы защиту не отменили.

Татьянычу наврал, будто проспал и только-только продираю глаза. Выслушал порядком ругани и требований "хватать ноги в руки", однако получил обещание успокоить комиссию. И сейчас сижу на лавочке в старом скверике, жду Бри. Она прибежала вся раскрасневшаяся и слегка запыхавшаяся, с блестящими глазами. Залюбовался даже.

— Красивые все-таки у нас девочки… Да, Багир?

— Еще бы. Удачи вам, расскажите, какое лицо будет у этого Благована.

А от Рафы получаю теплый мурлык ободрения и уверенности.

— Уф. Вот и я! Идем? — Бри размахивает сумочкой.

— Ага.

Полиция обнаруживается прямо у дверей аудитории. Причем очень знакомая полиция — эту женщину-следователя я уже видел после истории с моим похищением.

— Опять ты!?

— Здрасте...

— И опять попал в историю. Против тебя выдвинуто серьезное обвинение в нарушении закона о "личном пространстве".

— Видеозапись? — в разговор вклинивается Бри.

— Вы кто? — сдвинув брови, вопрошает "полиция". Но Березку не так-то просто осадить:

— Студентка "дипломатического колледжа". У нас с Михаилом была совместная практика. Вот разрешение на использование видеоматериалов. — Бри протягивает бумагу с печатью посольства кошратов.

— Да, все верно, — она бегло просматривает бумаги. — Почему вы не представили эти документы комиссии? Тогда преподаватели не стали бы обращаться в полицию.

— Потому что у меня этих документов никто не спрашивал.

— Понятно. Можете быть свободны.

Киваем и вбегаем в аудиторию. Там полно народу, и все оборачиваются в нашу сторону.

— … поскольку следующий докладчик сейчас находится в следственном изоляторе, его защита не состоится и мы можем продолжить по списку… — вещает Благован от стола экзаменационной комиссии.

— Как это не состоится? На каких основаниях?

Побледневшее лицо Благована действительно стоило, чтобы на него посмотреть.

— П-почему вы не в изоляторе?

— Потому что с ложным доносом уже разобрались.

— Вы обвиняете меня? Да...

— Пока не обвиняю. Но могу. Я или моя коллега из "дипломатического колледжа", которая проходила практику вместе со мной. — киваю на Березку и тут уже вся комиссия в растерянности. Тем временем выхожу к кафедре и начинаю доклад.

От комиссии вопросов не было, бумаги подписали молча. Но в аудитории оказалось много зрителей с младших курсов. И как только объявили перерыв...

— А скажите, какие коши на ощупь? — интересуется невысокий встрепанный пацаненок, курса с первого-второго.

— А как они пахнут?

— А у них синие глаза бывают?

— А вы не могли бы распечатать мне фотографию этого коша в душевой? Я заплачу.

— И мне!

— И мне! Мы список составим… — это уже девицы.

Выбрались из аудитории с трудом. Кое-как отделавшись от поклонников и поклонниц кошратской тематики, радуюсь, что не позвал Рафу. А ведь мелькнула такая мысль… а ее вся эта суета крайне забавляет. Но живой коше тут моментально бы выщипали всю шерсть на сувениры.

В коридоре у стеночки стоит мама, большими глазами наблюдая столпотворение вокруг нас.

— Мам! Ты откуда тут?

— Отпросилась с работы. Хотела послушать твое выступление, но все равно не успела. Расскажи, как все прошло? Как защита?

— Хорошо, мам. Я теперь все, специалист с дипломом.

— Большой вырос. Так неожиданно… и диплом, и работа. А это кто с тобой? — мама обратила внимание на Бри, которая подошла и молча встала рядом.

— Мама, это Березка. Мы с ней вместе. Ну и это… — поднимаю руку с браслетом, не зная, что еще сказать.

— Понятно, значит, это она тебя поймала, — внимательно и недобро разглядывает Бри. Внутренне напрягаюсь: вроде как защищать надо, но что сказать — ума не приложу. Березка беззаботно машет рукой:

— Да все равно его бы кто нибудь поймал, коли так ловили, что весь универ на ушах стоял.

— А что вы сейчас тут делаете? — мама напоминает кошку, которая уже выпустила когти и думает, прыгать или чуть подождать.

— То же, что и вы: пришла поддержать Миха на защите. Только я — успела, — она улыбается уголком рта. Беспечность куда-то испарилась. Мама отступает на шаг и, кажется, успокаивается.

— Он мой сын. — Не понял, о чем она? Ясно, ее, но что сказать-то хочет? А вот Бри все поняла. Ощущаю идущее от нее несколько нервное веселье:

— И мой мужчина, — произносит спокойно и неторопливо, но вокруг нас внезапно падает тишина.

— Мих, обними Бри и разверни лицом к себе. — Рафа что-то понимает в этом танце, в отличие от меня. Ну и ладно, потом попрошу объяснить, а пока просто делаю как сказано: обнимаю Бри за плечи и привлекаю к себе. Получаю легкий, почти дружеский поцелуй:

— Мих, ты молодец, хорошо защитился, — Бри прижимается ко мне.

Вижу, как расслабляется и успокаивается мама.

— Пригласи маму посидеть с вами в кафе, отпраздновать диплом.

— Зачем? Мы же с Бри собирались сразу на остров ехать.

— Затем, что сейчас поворачиваться к ней спиной нехорошо. А на остров успеете и следующим паромом.

— А ты? Я соскучился.

— А я иду на Тош. Надо поговорить с представителем лесного клана. Буду завтра к вечеру.

— Жаль. Ну тогда да, можно и в кафешке посидеть.

— Мам, пойдем с нами. Тут недалеко есть приличное кафе. Посидим, отпразднуем диплом...

— Если вы меня приглашаете… — нерешительно начинает она.

Неожиданно получаю еще один поцелуй от Бри. Развернувшись в моих руках, она легко и приветливо улыбается маме, как будто и не возникало никакого напряжения:

— Разумеется, приглашаем. Это же наш общий праздник!

Мама качает головой, но тоже уже улыбается. Выходим на солнечную улицу.

— А ты видела, какие они зеленые стояли? — вдруг спрашивает она Бри заговорщицким тоном. О чем это?

— Конечно, — отвечает та, — я же готовилась! — И обе смеются, оглядываясь на меня. Не понимаю ровным счетом ничего, но улыбаюсь тоже, — приятно на них смотреть.

Летняя веранда кафе укрыта в зарослях цветущего жасмина, запах такой, что вся еда приобретает жасминовый вкус, и ни мяса, ни корицы почти не чувствуется. Мама и Бри уже поговорили на тысячи тем — просто удивительно, как много требуется обсудить только что познакомившимся двоим женщинам. Сейчас, наконец, сидим молча, но молчание спокойное и доброе. Мама искоса поглядывает, как Бри ложечкой снимает пену с чашки и, наконец, решается задать вопрос:

— Березка...

— Можно Бри.

— Бри… скажи, правду я слышала, что у кошей принято жить вместе?

— Да. У них даже не считаешься совершеннолетним, если ни с кем не жил вместе.

— Вот как. Да, наверное, это отдельный опыт.

— Но это действительно, — очень серьезна, а внутренне усмехается, — отдельный опыт.

— Получается, ты как бы старше меня. Если по кошратским понятиям.

— Ну разве только по кошратским.

— Береги его, пожалуйста, — мама кивает в мою сторону.

— Постараюсь.

— Пойду, — мама обрывает и вертит в пальцах цветок жасмина, — такой романтичный день сегодня, и вам явно будет лучше вдвоем. Да и мне самой… подумать надо, как-то все не так, как я себе представляла.

Уходит, на прощание растрепав мне волосы на макушке. А я так и не нашелся что сказать. Смотрю на Бри, она помешивает ложечкой свой кофе. И улыбается в ответ.

— Все-таки мама тебя очень любит. Не знаю, хорошо это или плохо.

— Иначе бы я, наверное, в интернате оказался.

— Видимо, так. Поехали на остров? Вечером Багир собирался прийти, я хочу что-нибудь из его любимой рыбы приготовить.

К парому мы идем не спеша. Солнечная погода и цветущая зелень на улицах располагают к приятной прогулке. За спиной остался универ, большой кусок жизни, радостей и переживаний. А вот друзей там я так и не смог найти. Но зато нашел семью, которая со мной.

* * *

В гостиной виллы "Русалка" нас встречает Лавиния, задумчиво сидящая у открытого окна на озеро.

— Люблю лето… — обернулась к нам. — Вас можно поздравить?

— Да, Мих защитил диплом, — Бри осторожно ставит сумочку на консоль у стены, я кладу рядом планшетку с документами.

— Даже двигаетесь синхронно… — дама качает головой, шелестят ленты на шляпке. — Молодые люди, я имею разговор к вам. Вы искали виллу в аренду, чтобы сделать диплом. Ну а я, старая змея, сдала вам ее на пять лет. И мне чрезвычайно любопытно, бросите вы сейчас все или будете и дальше жить здесь?

Ну что же, вполне понятный интерес. Перехватываю быстрый взгляд Бри и отвечаю:

— Вообще-то мы планировали и дальше здесь жить. Работая у кошратов по вашему проекту, удобнее быть поближе к их посольству, да и им самим наверняка понадобится бывать здесь. Только уже не как постояльцам, а как коллегам.

— Да, понимаю, — Лавиния обратилась к Березке. — А позвольте поинтересоваться, каковы ваши личные планы? После браслета...

— Живу с Михом, — Бри пожимает плечами. — А в связи с чем интерес, можно узнать?

— Именно интерес, ты права. Конечно… Если вам интересно, расскажу с самого начала. Думаю, вы уже выяснили, что главой клана сейчас является моя внучка Марджори. Так случилось, что первым ребенком у нее родился мальчик, а мальчик в качестве наследника клана… слишком опасно. Сразу после рождения Мардж отправила ребенка в интернат.

Я его, конечно, нашла и приглядываю за ним. О наследнице основной собственности клана пусть Мардж беспокоится, хотя пока у нее успехи на этом поприще невелики, — Лавиния вздохнула. — А мне достаточно беспокойства о своей доле. О тех же островах, например.

— Вы хотите оставить все правнуку? Сколько ему сейчас лет?

— Ты верно догадалась, девочка. Я бы хотела оставить, да. А ему уже почти десять.

— Погодите, он же еще маленький, достаточно времени все обдумать...

— Неправильно считаешь, — покачала головой дама. — Он уже чересчур большой, и если даже сейчас начинать учить его всему, что требуется, и то может оказаться поздно. Да и мое время уходит.

— Но… чего же вы тогда ждете?

— Березка, ты видела, — кивает в мою сторону, — как охотились за Михаилом. А уж за наследником действительно крупного состояния… На него сразу наденут четыре — пять браслетов, пока не выжмут досуха. И ничего, кроме переломанной с детства судьбы, мальчик не получит. Единственный выход, казалось мне, — найти ту, которая будет жить с ним вместе, и передавать наследство, когда у них уже будет хотя бы трое детей. Но живущих вместе в вашем поколении нет.

— Я, кажется, поняла, — Бри, и так сидевшая очень прямо в кресле, выпрямляется еще больше, вздергивает подбородок и раздувает ноздри. — Вы поставили эксперимент, сможет ли совместное проживание и бизнес сложить пару. И выбрали нас в качестве подопытных кроликов. — И вцепилась ногтями в подлокотники, а я явственно ощущаю ее боль. Как свою.

— Ты недовольна тем, что получилось? — Лавиния не отвечает на вызов, в этот момент более чем когда-либо прежде становясь похожей на "добрую бабушку".

— Довольна, — признает Бри. Выдыхает, не сводя глаз с Лавинии. — Более чем довольна. Остается непонятным только одно: зачем вы все это нам рассказали.

Однако я вроде бы сообразил, для чего наша хозяйка это сделала. При наличии денег ограничиваться одной попыткой нелогично. Нарушаю возникшее молчание:

— Сколько еще пар участвовало?

— Четыре, — отвечает, глядя перед собой, и поясняет: — Еще у одной тоже был маленький отель, у двух — бары, и массажный салон.

— И результат… везде одинаковый? — спрашиваю наугад, но Лавиния кивает:

— Все разбежались через несколько дней после браслета. Удержались только вы и я не могу понять, почему.

— Почему?.. — эхом повторяет Бри и смотрит на меня — что рассказывать? Я тоже не знаю. Единственное, что приходит на ум — спросить Рафу.

— Раф, ты меня слышишь? Или тебе сейчас не до того на Тоше?

— Слышу. Более того, я уже давно ваш разговор слушаю.

— И что скажешь? Слияние? Но что ответить Лавинии?

— Не торопись. Не только слияние, есть и еще причины. Вообще идея создать условия для устойчивой пары — реальная, наши аналитики их для людей определяли. Но это большой кусок информации. Не знаю, стоит ли отдавать ее так просто.

— А кто может решить?

— Спроси Бага. Тем более, он с Лавинией уже ведет дела.

— Понял. Организую.

Встаю и подхожу к Березкиному креслу:

— Принципиальное отличие нас очевидно — мы работаем с кошами. Как именно оно влияет — не знаю. Ну кроме примера совместно живущих пар.

— Нет, — Лавиния медленно качает головой. — Еще в двух экспериментальных парах родители были из "совместно живущих". Как и у Березки. А в одной паре даже с обеих сторон. Не помогло.

— Мне тоже кажется, дело не только в примере. Предположу, если спросить Багира: может быть, ему со стороны виднее, а может, кошраты просто знают ответ.

— Может, и знают. У них-то пары стабильные… — Она помолчала. — Благодарю вас, и очень прошу рассказать, если вдруг что-то придет в голову. Счастливо...

Лавиния медленно поднимается из кресла, опираясь на стол, и направляется к двери. Наш разговор явно не прибавил ей ни радости, ни сил. Переглядываемся с Березкой. И сдается мне, кошраты готового решения тоже не имеют.

  • Армант, Илинар для svetulja2010 / Подарок под елочку / Black Melody
  • Лоскутки жизни / Лоскутья миров / Армант, Илинар
  • Зан и Ари Розелани / Анти-Зан / Плакса Миртл
  • Rainer Rilke, души белы - крылья серебристы / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • "Кошки-мышки." / Малышева Юлия
  • Зима (Армант) / Стихи-1 ( стиходромы) / Армант, Илинар
  • Сказка о ледяном человеке и юной принцессе. / Ула Сенкович
  • В никуда / Wargoshi
  • Ох, зря... / Салфеточные изыски / Хоба Чебураховна
  • Русалкина заводь / Быкова Ксения
  • PR / Миры / Beloshevich Avraam

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль