Стиходром-74. Второй тур.

8 апреля 2014, 14:28 /
+22

 

Жители Мастерской, на ваш суд представлены 12 замечательных конкурсный стихотворений и 5 окопавшихся в сторонке.

Пожалуйста, поддержите участников — проголосуйте за 3 стихотворения, которые, на ваш взгляд, самые лучшие. Проголосовать нужно до вторника 15.00.

ПАМЯТКА УЧАСТНИКАМ: Вам обязательно нужно проголосовать. За себя голосовать нельзя.

___________________________________________________________________________________

 

 

№1

 

***

 

Однажды весенней и теплой порой

Мы в поезде ехали, но не домой.

Мы ехали в Вильнюс и спать не могли.

Казюкас манил нас, надежды нас жгли!

 

Но злая рука камень бросила в нас,

У Ржева окно разлетелось на раз!

Кирпич на столе оказался простой,

И ветер ворвался за ним весь шальной.

 

Дрожали мы страшно всю ночь напролет,

Подушкой пытались заткнуть мы пролет,

Но были подушки малы и тонки,

Матрас же не влез, как печалились мы!

 

Однако доехали мы и тогда,

Веселье и праздник тот помню года…

Казюкас бессмертен, вина мне налей!

Билет тогда стоил лишь 8 рублей…

 

№2

 

***

 

Здесь хорошо, ты слышишь?

Вкусно и можно жить.

Не поднимайся выше.

Не заостряй ножи.

 

Не посягай на рамки.

Правила бьются в такт.

Страх ошибиться — главный.

Цели — дурной пустяк.

 

Так безопасно небо —

Красками на холсте:

Не ослепит нелепо

Вспышкой любви в судьбе.

 

Не перепортит пряжу,

Не перечертит план.

Привкус бессилья свяжет

Сердце напополам.

 

Ну, же! Отдерни шторы.

В кровь о стекло кулак.

К черту все разговоры!

Сам себе сделай знак.

 

Сам отыграй завязку.

Сам поднимись с колен.

Фальшь пробивает краску —

Солнце вдохни взамен!

 

№3

 

***

 

Когда твоя жизнь

Распалась осколками,

Не опускай взор:

За разбитой надеждой

Ждёт тебя новая жизнь.

 

Примечание

Танка (яп. 短歌 танка, «короткая песня») — 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма.

 

№4

 

***

 

Усталые глаза глядели в оба.

Давным-давно он дом не покидал.

Измучила его уже дорога,

Чужим просторам словно родным стал.

 

Он брел не год- не два, пешим по свету.

Он многое в пути своем постиг.

Но длились дни, и уходя к рассвету,

Забрел все ж в неминуемый тупик.

 

В погоне за неистовой мечтою,

Он главное на веки потерял.

Звезда в миг обернулась пустотою,

А сердце зачерствело как метал.

 

Так холодно под южным солнцем стало,

Споткнувшись, он направился назад.

-Она наверно ждать совсем устала,

Я в этом несомненно виноват!

 

Менялись дни, и длинные недели,

И месяца сменились, и года.

Раскрыты оказались дома двери,

Ну а внутри немая пустота.

 

В окно светило солнце, как и прежде,

Но изменились здешние луга.

Смотрел в окно разбитое- в надежде:

-Я подожду, как и она ждала…

 

Усталые глаза глядели в оба,

Давным-давно он дом не покидал.

Будь проклято окно, и та дорога,

Которой свою жизнь он проиграл.

 

№5

 

***

 

Так на свободу просится душа.

Осколки чьих-то мыслей, сладких вздохов,

Пустынных улиц, нечужих потоков,

Шептаний на карнизе до утра.

Так на свободу просится душа…

 

А мне того и надо, чёрт возьми!

Воюю с призраком полночных отражений,

В пылу стремительных, бессмысленных сражений

Я забываю до себя пути.

Но мне того и надо, чёрт возьми.

 

Бунтует дом — не открывает двери,

Скрипит нестройным хором половиц

Я ниц склоняю гордые колени,

Скрывая тьму за полноцветьем риз.

 

И кажется, прощён. Дом стихнет.

Ворвётся камнем свет в ослепшее окно

Но некого любить, я сам собой посеян

И выполот вчера. Как яростный осот.

 

№6

 

Ты ушел.

 

Пустота. Никого. Блещут острые грани.

От удара окно – словно хищная пасть.

Ты ушел так спокойно, убил, а не ранил.

И уже не вернешься осколки собрать.

 

Не болит, не горит. Тишина и молчанье

Погасили огонь, затопили мой дом.

Мир поблек и увял. Пропитался печалью.

И дышать не дает удушающий ком.

 

Моя рана саднит под твердеющей коркой.

Ты — живешь без меня. Ты живешь – ты-то смог.

Мысли режут порой, побольней, чем осколки.

Закрываю глаза. Ты разбил, не сберег.

 

Ядовитый туман скоро время развеет,

Склеп души освятит ароматом лугов.

Соберу я осколки. Восполню потерю.

И окно застеклю. Витражом.Из кусков.

 

№7

***

 

Своей любви тройным стеклопакетом

Ты оградил меня от всяческих невзгод,

От холода – зимой, от зноя – летом.

Тепло, светло и сухо круглый год.

 

Жила я, как в раю, беспечной птицей,

Не зная ветра, солнца и дождя…

Но ты позволил вдруг стеклу разбиться

И громко хлопнул дверью уходя.

 

Я в панике металась по квартире,

О стены билась в страхе и тоске:

Как выжить мне одной в опасном мире,

На этом невозможном сквозняке?..

 

Но почему-то вместо лютой стужи

Сквозь вдребезги разбитое стекло

Свободой вдруг повеяло снаружи,

И небо прямо в комнату вошло.

 

А с ним – зелёный луг, ручей звенящий,

Ковёр травы, сплетение ветвей…

И я шагнула прямо в настоящий

Прекрасный мир.

Мир без любви твоей.

 

№8

 

Элегия

 

Я устала делить одиночество с холодом стен.

В тишине друг на друга уставившись по вечерам.

Утешая свое самолюбие женское тем,

Что любые невзгоды, похоже, уже по плечам.

 

Мне наскучило однообразие матовых дней,

Машинально взяла карандаш, начертила окно:

Перекрестие рамы, деревья и небо за ней —

С виду, роща дубовая, впрочем, не все ли равно?..

 

Я поверила в собственный фейк. Понавешала штор.

Перед сном закрывала их плотно под пенье цикад,

А с утра любовалась чуть видимым контуром гор,

Как оттенками вишни снега заливает закат.

 

И однажды, когда в сотый раз «ничего не срослось» —

Прекратила реветь, от обиды кусая губу,

Я разбила стекло, вымещая на прошлое злость,

И оставила клетку искать благосклонней судьбу…

 

№9

 

Вдрызг

 

Вдрызг. И снова над бездной полет.

Сердце рвется, не терпит покой.

И в душе моей ветер живет,

Окрыленный когда-то мечтой.

 

Рассыпаются искорки дня.

Я кричу, я горю, я живой.

И просторы, безбрежьем маня,

Стали песней моей роковой.

 

Пью узоры шальных облаков

И хрустальные воды ручьев.

Под дождем золотых лепестков

Я танцую. И жизнь – до краев.

 

Вихрем летним. Я – мир. Я – гроза.

Я смеюсь, я пою, но один.

И застыла, замерзла слеза.

Доползла до запретных глубин.

 

Пики снежные горных вершин

Недвижимы, тихи и скучны.

Так и я, доживу до седин.

И увижу забытые сны.

 

№10

 

***

 

Я открыл миру душу,

И поймал сердцем камень,

И пускай слезы душат,

но картинка на память,

Стоит жизни и смерти,

Я-то знаю, поверьте…

 

№11

 

***

 

Ну, подумаешь, стекло. Ну, подумаешь, разбилось.

Это ветер перемен налетел вдруг с новой силой.

Это значит, что в шкафах все проветрятся скелеты.

Сквозняки не для простуд, а для крутости сюжета.

 

А осколки – не беда. Не трагическая сцена.

Их убрал – и все дела. Вот начало перемены.

Ветер с мыслей сдул тоску, иллюстрацию печали.

И квартирные углы растворились в тихой дали.

 

И набор усталых лет посвежеет, полегчает.

Так бывает лишь в грозу ту, что есть в начале мая.

Это значит, жизнь идет. Есть в ней место для движенья.

Ты ж сама мечтала чтоб… в новый день да без сомнений.

 

№12

 

***

 

Из разбитого окна

Выбралась наружу

Искорка всего одна,

Превращаясь в стужу.

 

Искра улетела прочь,

Назад не озираясь,

Что случилось в эту ночь

Позабыть стараясь.

 

Пришла ночью к огоньку

Бедная сиротка,

Увидала заподню

И присела кротко.

 

По утру ушли солдаты

От того огня.

Труп сиротки лежит в хате.

Там она одна.

 

Что поделать раз приказ

Не щадить врага?

Выпускай боеприпас

Прям у очага.

 

Пуля выбила стекло.

Вылетела искра,

Улетела далеко

Быстро, очень быстро.

 

Внеконкурс:

 

№1

***

 

Мир непонятен и колюч.

И между ним и мной – межа.

И далеко заброшен ключ

От двери – заперта душа.

Но то не плен и не тюрьма-

Её спасения гарант.

Она закрыла дверь сама,

Когда на мир был брошен взгляд.

Когда искала, чуть дыша

С надеждой в нём свои мечты.

Ах, глупая моя душа-

Ведь взгляд твой – это тоже ты.

А если сделать снова шаг?

А, вдруг, родится новый взгляд?

А, вдруг, всё видел я не так?

И что тогда? В душе разлад?

И дверь закрыта, всё равно…

И ключ потерян… но… рискнуть?

Ведь, кроме двери, есть окно!

И я разбил его… и в путь!

Мечтая новое найти,

Я обновил свой старый взгляд,

Но понял – то, что впереди,

Всего лишь новый путь… назад.

 

№2

 

***

 

На дивный луг,

в зеленые холмы,

где пряный дух,

где повстречались мы,

я не дыша,

сквозь старенький пейзаж,

к тебе, душа

Шагнул, поймав кураж.

И жизнь моя,

как звонкое стекло,

вдрызг, без вранья,

И стало вдруг тепло.

 

№3

 

***

 

Ты мой маленький ангелочек,

Мирно спишь у себя в кроватке,

Но как только проснешься, сыночек,

Мчишься в поле, без оглядки!

Домик наш стоит на пригорке,

Пахнет розой в нем и левкоем,

Открываешь окно – и сразу,

Пред тобою раскинулось поле.

Летом, здесь хулиганят мальчишки,

Разбивают, паршивцы, стёкла,

Лучше бы почитали книжки,

Я устрою, вам, «меч домоклов».

На деревьях щебечут птицы,

Хочется их коснуться рукою,

Сыну, я расскажу небылицы,

В мир прекрасный позвав за собою.

 

№4

 

***

 

Вы же помните, друзья, сказ про дальние края?

Про прекрасную царицу и лихого короля?

Про трехгорье у реки, где живут богатыри,

И капризные принцессы, и, я верю, моряки?

Если помните, тот час, я опять начну рассказ.

В этой сказке, как и в жизни, обойдемся без прикрас.

Пусть волшебная страна, но часы идут всегда,

И минуты неуклонно собираются в года.

Был и солод, был и хмель, а теперь поёт апрель,

И готовятся уж птицы поутру играть свирель.

Воздух лёгок и игрив, а король вновь терпелив,

Смотрит с доброю улыбкой на дела любимых нимф.

Всё бы было хорошо, только в дребезги окно

Разлетелось вдруг на части, стало сыро и темно.

По светлице ветер бродит, царь уже прощенья просит…

 

И стекла-то он не бил, но жене вдруг стал не мил,

А пока осколки прятал, глядь, она уже без сил.

«Что случилось, не пойму», — вопрошает он луну,

Та лишь смотрит с укоризной, подтверждающей вину.

Долго думать, как и встарь, не хотел наш смелый царь.

Он жену свою, отраду, знал не хуже, чем букварь.

Ей отвар целебных трав и сказать, что был не прав.

После будем разбираться, проявлять суровый нрав.

Но красавица-жена, всё лежит, едва жива,

Тут уж впору испугаться, не случилась бы беда.

Царь едва не поседел, несмотря на то что смел,

Но советников родимых звать в свой замок не посмел.

А отправился в поход, может, знает что народ,

Может нечисть притаилась прям у городских ворот.

Может вирус заграничный, может лекарь есть приличный…

 

Может статься, наконец, что принцессу под венец

Принц позвал какой негодный, ведь жена по принцам спец.

Стал тут царь вдруг горделив, вспомнил он, что им побит

Целый полк негодных принцев, на жену имевших вид.

Но не будем отвлекаться, с хворью нам ещё сражаться…

 

Царь отправился в поход, а царица дома ждет,

Чистоту наводит в замке, плачет сутки напролёт.

Что за горькая судьба в заточенье завела,

И на завтрак, и на ужин преподносит мне дела.

Голос хриплый, нос соплив, кости ломит от обид,

Может у меня простуда, а быть может даже грипп.

Этот ж усвистал с утра, я без помощи, одна.

После снова будет клясться: «Государствены дела!»

Тут разбитое стекло подвернулось, как назло,

В тех осколках жизнь по кадрам уместилась в полотно.

Тут и слёзы, тут и смех, тут и счастье без помех,

А вот здесь медовый месяц, это первый страшный грех.

Так сидела, да скучала, жизнь листая всю сначала…

 

Возвратился царь домой, тишина кругом, покой.

А принцесса с королевой разговор ведут с плитой.

Увидали: «Ты наш царь! Будем дальше жить, как встарь,

Только ты уж постарайся, обнови-ка свой букварь.

Жить меняется, течет, ну и мы за ней вперед,

Поспеваем, как умеем, пусть и задом наперёд.

Вот пельмени, вот и борщ, чтоб не стал ты, милый, тощ,

А вот это кушай суши, в них, глаголют, тоже мощь».

Хоть был царь наш и устал, шевелюру почесал,

А потом, моргнув два раза, он совсем ручным уж стал.

Вставил новое окно, в доме сухо и тепло,

Да волшебными огнями жизнь раскрасило оно.

Так бывает, коли сердце вдруг своё находит место…

 

В королевстве у реки, где живут богатыри,

Непослушные принцессы и, конечно, моряки

Мы закончим свой рассказ, как хотели, без прикрас,

Бить на счастье лучше блюдца, жизнь оставив про запас.

 

№5

 

***

 

Он мне верит или не верит —

Да это и все равно…

Открыты окна, закрыты двери…

Ах, да! Разбито стекло!

Забыты смыслы, убиты цели,

На стол разлито вино,

Корабль наш осел на мели —

Заклеим скотчем окно.

И будем помнить, и будем верить,

Осколками пальцы — в кровь,

И будем клетку шагами мерить,

Ища сплетения слов.

Зажжем костер и поставим свечи,

Притащим пушистый плед,

Согреем душу, потом — залечим

В преддверии новых бед.

И будем вместе наивно верить,

И ждать на утро рассвет,

И вместе клетку шагами мерить,

И вместе варить обед.

Потом вздохнем, потом забудем,

Потом починим стекло.

Чего с нас взять? Мы просто люди!

И жаль — разлилось вино…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль