"Салфетки — 23". Итоги

28 апреля 2012, 20:33 /
+11

Поздравляем победителя: Алешина Ольга!!!

__________________________________________________________________________

 

Итоги 23-го тура мини-конкурса «САЛФЕТКИ»:

 

№ 1 Штраус Леви 1 = 1

№ 2 Алешина Ольга 1+1+3+3+2+3+3+2+3+3+3+3+3 = 33

№ 3 Никонович Сергей 1+3+1 = 5

№ 4 Фиал 2+2+3 = 7

№ 5 Эсти 1+3+2+1+2+1+3+2+2+1+2 = 20

№ 6 Ефремов «Зависть» Владислав 2+1+1 = 4

№ 7 Малышева Алёна 2+1+1+3+3+2+2+1+1+2+2+1+1+1+2+1+2+2 = 30

 

Отдельная благодарность авторам внеконкурсных работ:

 

Внеконкурс 1 Таннэк Пламя

Внеконкурс 2 Ула Сенкович

 

__________________________________________________________________________

№ 1.

***

Сидя у костра, я не переставал думать о грядущем сражении. Меня готовили к этому. Пятнадцать замечательных лет, в королевской академии рыцарства. Лучшие войны королевства – были нашими наставниками. И вот он последний рывок, пройти испытание чести и преданности своему королю. Я не хотел уничтожать нечисть, но отец решил за меня. Так, по его договоренности с королем и был основан факультет истребления легендарных существ.

Вот я тут, у пещеры, в которой обитает одно из последних легендарных существ – Ракши. Огненный лис, выжигающий соседние деревни и наводящий ужас на все королевство. На него я вытянул жребий, он был моим заключительным испытанием.

Последний привал перед боем.

Последняя ночь.

Утром все решиться.

Легенда – погибнет.

Мне было спокойно. Я знал, что меня ждет, и я был готов к этому. Казалось самое жуткое – это войти в пещеру, но я сумел перебороть свои страхи. Я шел по темным коридорам пещеры, и увидел свет в расщелине, и, обнажив меч, пролез в нее.

Передо мной был огромный зал, посреди которого парил Ракши. Он был огромен. Он неистово дергался, и казалось что его собственное пламя, обжигает его. От него исходил сильный жар. Присмотревшись, я понял, что заставляло его так дергаться. Его лапы, они были связанны тонкой цепью, которая крепилась у основания пещеры.

Он заметил меня. Перестав дергаться, Ракши повернул свою лисью морду ко мне.

— Человек, ты пришел убить меня?

— Согласно указу короля, вся нечисть должна быть уничтожена!

— Тогда знай человек. Я последнее, что у вас осталось.

— О чем это ты?

— Мы ваше наследие. Истории, фантазии, сказки и легенды – это мы. Уничтожая нас, вы уничтожаете свое наследие. Посмотри на мой огонь. – Пламя Ракши, разгорелось сильнее. – Этот огонь горит, благодаря тому, что в меня все еще верят. Убей меня человек.

Я как завороженный смотрел на огонь. Мысли путались. Мы ошиблись. Мир не стал спокойнее. В людях царила пустота. Не во что было верить.

— Легенда – должна жить.

Я шагнул в огонь.

 

№ 2.

***

Люди говорят, что быстрее меня ничего нет. Они правы, хозяин. Я появилась в твоей голове, и ты уже не можешь сосредоточиться на работе. Кручусь, верчусь, мешаю. И не пытайся от меня отмахнуться, бесполезно. Работа не волк, подождёт. Думай.

Таня тебе нравится, да? Сразу очаровала, а ты не решался подойти. Вон, сидит, стажёрочка, ресницы опустила, документы, видите ли, изучает! На твои знаки внимания не реагирует, тебя в отделе словно и нет, а стоило твоему другу наклониться и шепнуть ей что-то на ушко – расцвела. Глазки заблестели, на щёчках румянец вспыхнул — спящая красавица очнулась. Вечером у них свидание, верно?

Я хитрая мысль, потому что ты умный. Много мыслей-лис к тебе приходило, разве мы тебя подводили? Думай, думай…

О, да ты злишься! Даже ненавидишь! Огнём меня опалил, и я уже огненная лисица.

Друг-то хорош, догадывался же, что она тебе нравится, наверняка знал. Но перебежал дорогу. Ну, тогда… о, у меня крылья выросли! Xозяин – ты гений! Подсядешь к ней во время обеда, вздохнёшь и тихо спросишь:

— Как же она могла?..

Стажёрка обязательно поинтересуется, о ком ты говоришь. Пусть я подлая, но ты ответишь:

— Моя бывшая вчера с Андрюхой… у меня дома… Когда ему ключи давал, я не знал, кого он приведёт. Мало ли у него пассий? Но она! Вот оно, женское коварство!

Вроде и не друга закладываешь, а по бывшей страдаешь.

Всё. Девочка в шоке, в глазах боль, да ещё и тебя бросится утешать. Добренькая. Не упускай момент, позволь ей тебя успокоить. Она твоя. Только не переиграй. Немного печали в голосе и не забудь улыбку с каплей вселенской грусти: «ничего мне не надо, я во всём разочаровался!». Добренькие, они сами в постель прыгают, лишь бы унять такую грусть.

Отлично, хозяин, действуй.

Да, а впрочем, какой же ты мне хозяин?

 

№ 3.

***

Я бегу зигзагами, мой хвост закручивается в спираль, дыбится шерсть на загривке. Кто я? Еще недавно мне не было до этого дела. Это и называется бремя разума? Откуда я всё это знаю?

Короткая память подсказывает, что ещё недавно я был обычным пламенем. Рыжим огнём, бесформенным пятном в пустоте, единственной заботой которого было разгонять тьму. Недавно ли? Возможно, это было вечность назад.

Времени обдумать нет, я бегу сквозь темноту. Я не знаю куда, не знаю от чего. Но чувствую своим хвостом, что стоит мне остановиться, как меня не станет. Что-то ужасное нагоняет. Его невозможно услышать, нельзя даже увидеть, только почувствовать. Что-то невидимое тянется ко мне. Я чувствую, как оно обжигает мои бока. Раны на ногах и спине застывают кровавыми завитками.

Я стараюсь сбежать, чувствуя, как невидимые щупальца обжигают меня всё чаще. Клацая зубами, я взмахиваю крыльями и взмываю вверх. На мгновение мне даже кажется, что сбежать удалось.

Оно догоняет. Тугие верёвки стягивают мои лапы. Я выгибаюсь, стараясь разорвать путы зубами, и повисаю в воздухе. С ужасом приходит осознание того, что больше не способен двигаться. Тело не слушается, спина окаменела, я не чувствую ни лап ни крыльев. С обречённостью я понимаю, что не могу даже закрыть устремлённых в темноту глаз…

***

– Закончила?

– Да.

– Ой, а зачем ты связала так? Бедная лисичка.

– Мам, это не лиса, а лис. Упрямый попался, норовил сбежать.

– Странные у тебя всё-таки рисунки. Лис связанный, да ещё и с крыльями. И чего ты пейзажи не пишешь? Знаешь, как они продаются? Я сегодня на рынке была…

– Мам, мы же уже говорили…

– И что? Хоть бы копеечку так в дом приносила, а то бездельничаешь. Тебе замуж уже пора, а ты…

– Мам, ну при чём здесь это?

 

№ 4.

***

— У меня больше нет сил…

— Ну-ка, вскинула голову, резко выдохнула и быстро поднялась. К самому небу!

— Ты опять забываешься, что я — не ты. У меня нет крыльев. Я могу лишь бестолково царапать пальцами линолеум и рыдать над несчастой судьбой.

— Забываешься всегда ты! Я не могу расправить крылья! Я связана в твоей душе, и ты не устаешь мне напоминать о моем бессилии. Ну, уж нет! Если тебе наплевать на свою жизнь, я тебе не позволю погубить еще и меня!

— Интересно, как?

— Я расскажу тебе о тебе. О силе, которую вижу вокруг себя. О несгибаемой воле, граничащей с глупым упрямством. И о детских страхах, нелепой неуверенности в себе, которые не позволяют тебе этим воспользоваться.

— А зачем мне этим пользоваться? Я ничего не хочу, пойми ты это!

— Я слышу все твои мысли! Как можешь ты думать, что уже сломалась? Я знаю, что это не так! Я вижу тебя, понимаешь? Ну, поверь мне!

— Могучий дракон меня умоляет? Я ослышалась? Или я подловила сама себя в жутком споре с собственной шизофренией?

— Ты куда нормальней других людей! Ты можешь слышать свою истиную сущность. Осталось немного — принять меня! Понять, что я — это ты. И мы обе заключены в жалком человеческом теле!

— Но если я буду умницей и исполню свое предназначение, то мы сможем расправить крылья в следующей жизни! Я помню!

— Так в чем же дело? Тебе не надоели бессмыссленные споры? Соберись и иди вперед!

— Кажется, я знаю в чем дело, мое огненное проклятие. Просто ты веришь в свое предназначение. А я — нет.

— Я к тому же еще верю в тебя. И на самом деле не так уж важно, что я для тебя — бред воспаленного воображения, духовный наставник или память прошлых жизней. И даже не так уж важно, сколь правильную цель выбрала ты в жизни. Главное — не сомневайся в себе. Сама выбирай жизнь. Не слушай никого, если это подрывает твою веру. Даже меня. Обрети себя. И ты поймешь, что я есть на самом деле.

— А если я хочу уволиться и идти рисовать море? Босиком?

— Умница ты моя! Подними глаза. Расправь крылья! И однажды мы с тобой полетим…

 

№ 5.

***

— Вдохни в себя Жизнь, почувствуй себя частью мира, обернись легким ветерком и обжигающим пламенем, найди собственное обличие в лепестках азалий. А теперь открой глаза, что ты видишь?

— Поле, бескрайное поле и небесную лазурь.

— Закрой глаза, выдохни из себя Смерть. Она приторно-горькая, целует тебе ноги, но не смотри ей в глаза – они полны ненависти и однажды госпожа отомстит тебе. Вот она, рядом с тобой, на расстоянии вытянутой руки и сопит над ухом. Беги пока можешь. А теперь открой глаза, что ты видишь?

— Женщину, поле и небо.

— Закрой глаза, вдохни в себя Память, она прозрачна, пуста, ты придаешь ей определенный вкус. Сладкий, соленый, горький, кислый? Не оборачивайся, память протянет тебе руки, а затем уничтожит… Отвернись от нее. А теперь открой глаза, что ты видишь?

— Женщину.

— Закрой глаза, выдохни Болезнь… Сладковатая на вкус, но уродлива, невероятно уродлива. Она прекрасно поет, но не обманывайся, это только пустые глаза и ласковый голос. А теперь открой глаза, что ты видишь?

— Лисицу. Огненная лисица.

— Поднимись и подойди к ней. Ну же, не бойся. Куда ты бежишь, человек? Остановись! Вот… теперь подойди. Правильно, погладь лисицу… отойди от нее, я знаю, ты можешь это сделать. Закрой глаза…

 

— Сын мой, ты жив! Чудо, это чудо! Спасибо! – женщина упала на колени перед образами.

— Лучше помолись лисице, — тихо, едва оттягивая голос, промолвил ее сын.

— Лисице?

 

Прошло много времени, и мужчина искал то поле, но не нашел его. Двое детей умерло от той самой болезни, а некогда спасенный проклял ту, что подарила ему новую жизнь.

В день их смерти лил ливень. Говорят, дождь – слезы богов…

 

№ 6.

***

«Огнекрылая кицунэ ждала, когда её найдут. Та, что звалась Судьбой, иногда заглядывала к ней, в темноту потерянного света. Смеясь, нашептывала будущее и робко рассказывала о настоящем. О людях и их бессмысленных войнах, о любви и других загадках мира, о ней и о том, кто её найдет.

Тот герой только начинал делать первые шаги на великом пути. В бесконечной эпопеи сражений и всеобщего миролюбия… Он найдёт её и освободит. И тогда, свобода расправит крылья.

Кицунэ в порыве эмоций попробовала взмахнуть и полететь, но вместо этого послышалось лишь ненавистное бренчание оков...»

— Ну и что это ты смотришь? — не выдержал я.

— Тебе какое дело? — быстро ответила сестрёнка.

Вполне ожидаемый ответ. И не только из-за того, что нас связывают нерушимые узы любви близких родственников. Дело даже не в разности возрастов, хотя я родился на десять лет раньше. Всё потому, что никто не любит, когда некто любопытный подкрадывается со спины и в наглую смотрит, чем ты там занят.

— Что за мультфильм такой? Лиса странная… Мутант?

— Сам ты… — обиделась мелкая.

— Вот в моё время… — смеясь, начал я.

— А что твоё время? Союзмультфильм и компания? Там и похлещи чудаки были.

— Да ну?

— Чебурашка, капитошка, колобки…

— Ладно-ладно, — смутился я и побрёл к себе в комнату. — Не буду мешать.

— Время идёт, а дети никогда не перестанут смотреть странные мультфильмы, — с серьёзной миной на лице сказала сестра. — Иди и родителям ещё объясни! А то они никогда это не поймут. Они ж… Родители!

«Огнекрылая кицуэ ждала...»

 

№ 7.

***

Круг из горящих свечей разгонял сумрак в пещере. В центре круга в воздухе парила лиса. На веревке, связывающей ей лапы, покачивался светящийся шар. За границей круга читал заклинание старый колдун.

Из коридора появился рыцарь.

— Эй, колдун, отпусти деву! Не то мой меч пронзит твое сердце! — воскликнул он, обнажая клинок.

Колдун замолк, бросил недоуменный взгляд на рыцаря, приказал:

— Убрать его! — и вернулся к заклинанию.

Из темноты выступили воины в черных доспехах. Не успел рыцарь поднять меч, как от удара по затылку провалился в беспамятство.

Вокруг лисы появилось сияние, за спиной возникли крылья. На пол полетела разорванная веревка, осколки от шара разлетелись по комнате. Колдун испуганно отшатнулся и намеревался сбежать. Струя пламени, которую создала лисица, догнала его у самого выхода. Черные воины, после смерти хозяина, растворились в воздухе.

На пол, вместо лисы, опустилась девушка. Встала на колени рядом с рыцарем, прикосновением руки вылечила рану.

— Ну, как он тебе? — спросила сгорбленная старушка, выходя из тени.

— Красивый. Значит, это он предназначен мне судьбой?

— Да! Превращайся, он сейчас очнется.

Рыцарь открыл глаза и недоуменно огляделся. Кроме старушки, попросившей у него помощи для спасения дочери, и рыжей лисицы, сидящей у ее ног, никого не было. Вопросительно посмотрел на старушку.

— Ты смог победить злодея и его людей, — объяснила та.

— А дева?

Женщина показала на лису и вздохнула:

— Заколдовал колдун мою дочку. Только поцелуй рыцаря сможет снять проклятие.

Рыцарь чмокнул лисицу в нос. Вспышка света и перед ним предстала прекрасная девушка.

Старушка оглядела ошеломленного парня, не сводившего с ее дочери взгляда, довольно кивнула и направилась к выходу.

Из подземелья вышла старушкой, по поляне пробежала рыжей лисицей, с холма взвилась огненным драконом.

«Ну вот, одну из дочерей пристроила, — подумала высший полиморф, паря в синих небесах. — Осталось пятерым еще женихов найти. Вот молодежь пошла, подавай им необычные знакомства! Где столько колдунов-то взять?»

 

Внеконкурс-1

Внеконкурс-1

***

В сфере уже кто-то был. Около висящего над полом – просвечивающим и невидимым так, что, кажется, паришь над бездной, хотя внизу всего лишь Изнанка – спящего Отца стояла знакомая фигура.

Она приходит, когда сама считает нужным. Иногда — через вечность, иногда — через три дня. Иногда он уже не ждет, иногда готов высказать ей всё, как только появится. Однажды она пришла, когда он попросил. Бывает и такое, что он не хочет её видеть. В такие моменты он вообще не хочет кого- нибудь видеть – особенно того, за кого умрет без раздумий — и уходит со своего поста.

Лес шуршит, горы недовольны, хоть снисходительны к его слабости. Но она приходит всегда.

Он подходит ближе. Сейчас именно тот момент, когда он снова готов услышать старые ответы и уже не желает одиночества. Отец снова Отец, и вид Крылатого Лиса не вызывает желания кричать.

Желания, которое он не выполняет вот уже тысячу лет.

Он знает, что она ответит.

Она знает, что он скажет.

Слова бессмысленны, если их повторять, не думая.

Крылатый Лис, творец и страж их мира. Он пришел, когда ничего не было. Когда между Изнанкой внизу и за горами, где грань тонка и открыта, не было никаких границ, и породил их мир. Тогда еще, наверное, маленький. Не было этой сферы, по небу только раскинулись первые планеты и реки путей к Изнанке. Был ли Лес, в котором он только что бежал, сбивая ноги? Или горы, что так снисходительны к слабому Стражу того, кто охраняет весь мир?

Кто знает. Мало кто может ответить и будут говорить.

— Ты пришла не за мной.

— Я тоскую по твоему отцу. Он слишком надолго оставил свой мир.

— Ты говоришь это мне? – приглушенно зарычал он.

Надолго. Это не надолго. Ровно одна тысяча семьсот семь лет. Именно тогда Лис-Отец и защитник появился на его пороге. Его самого еще не было даже, но за тысячу лет много вспомнится. Запахи, звуки, слова Отца… Ответы матери. Многое. Очень многое. Он помнит, как впервые увидел этот мир. Помнит каждую черту Лиса. Помнит так много. Столько разных вещей… Кроме её лица.

Кто моя мать? – вопрос, на который он не получил ответа. Не успел задать. Как она выглядела тогда –молодая, красивая, с глубоким как бездна взглядом или не такая, как он представляет её? И что чувствует сейчас, когда Лис спит?

И чувствует ли?

— Слишком много времени его не было. И, одновременно, ни секунды не прошло. Меня не может быть, если он не со мной.

Он пришел и сказал, что ему нужна помощь. Чтобы заманить Приносящую в ловушку, чтобы в мире была вечная жизнь и счастье.

Когда он понял, что это значило, было уже поздно. Его отец засыпал, не успев очень многое. Не объяснив сотни вещей. Не рассказав сотни историй. Не ответив на сотни вопросов. Но защитив свой мир.

— Он был грустным. Тогда, когда последний раз его глаза были открытыми. Грустным и злым, — смотрит она на спящего Лиса. Своего вечного противника.

В сфере проходят тысячелетия, в то время как за ней не прошло и секунды. Никто не знает, что Лис спит. Никто не знает, что Приносящая заперта рядом с ним, так же, как и Сын-Страж. Никто не заметит мгновения, когда в мире нет смерти, боли и горя. Потому что этого мгновения нет. Оно длится целую вечность. Слишком длинную, чтобы осознать.

Зачем ты сковал себя, Летающий Лис? Зачем ты поймал её, если собираешь отпустить? Почему ты пришел к ней, Лис? Любил ли ты её, Отец? Зачем ты родил меня, Летающий Лис?

Она уходит. Шаги её не слышны, но он знает. Он всегда знает. Она скроется из глаз, чтобы вернуться, когда придет время. Он никогда не смотрит ей вслед.

— Скучаешь по жизни, Приносящая Смерть?

Она долго молчит. В сфере каждая секунда слишком длинна, чтобы так её тратить.

— Безумно скучаю, сын мой.

 

Внеконкурс-2

Внеконкурс-2

***

Лаборатория генной инженерии выглядела стерильно и безлико. А странные существа, запертые в прозрачных клетках, вызывали не только любопытство, но и страх. Некоторые даже жалость. Как раз такого заморыша я и рассматривала. В углу на подстилке из сухой травы лежал рыжий комочек, пушистый хвост прикрывал острую мордочку, а спину защищали два крыла.

– Это Фелис – дракон, – пояснил Андрей, старший инженер лаборатории, включил на стекле бокса информационное табло и показал трёхмерное изображение зверька.

– Лисица с крыльями?

– Научная ошибка. Птица Феникс скрещенная с европейской лисой, или Фелис, дракон домашний.

– Птицы Феникс не существует.

– Мы скрестили сокола с млекопитающим, и получили существо, которое отказывается есть и пить, зато кусается и царапается.

– Наверное он хочет летать. Его бы выпустить на волю.

Пушистый хвост шевельнулся и я увидела два черных глаза.

– Фелиса сегодня усыпляют. Чтобы не мучился. На контакт он не идет, к тому же агрессивен. Нам приказали экономить средства.

– Так жаль…

– Встретимся вечером?

– Прости, я занята.

Буду я с убийцами несчастных зверюшек встречаться!

Я едва успела вернуться к себе, как раздался сигнал тревоги.

– Внимание! Из экспериментальной лаборатории сбежал мутант лисы. Зверь очень опасен. Сохраняйте спокойствие.

Я развернула упаковку и осмотрела свой обед – кусочек хлеба и тонкий ломтик ветчины. Над головой раздалось тихое цок-цок-цок. Мне понадобилось полминуты, чтобы забраться на стол и сдвинуть панель вентиляции. Вблизи Фелис смотрелся намного крупнее. Лис попятился, глухо рыча, а я отпрянула и почти свалилась на пол. Охнула «мамочки!» и резко распахнула окно.

– Кыш, бестолочь. Спасайся!

В коридоре послышались голоса. Фелис пронесся мимо, задев хвостом по щеке. Я захлопнула окно, как на крыльях, взлетела к потолку, закрыла люк и соскочила на пол. В комнату вошел Андрей.

– Я уже освободился.

Восстановить дыхание я не успела, поэтому поспешно отвернулась.

– Это весь твой обед?

На столе лежал сиротливый ломтик хлеба. Ветчина исчезла. А лис не промах!

– Я худею.

– Фелис сбежал, – Андрей внимательно на меня смотрел.

– Он красивый. Что если его предназначение приносить радость?

– Может быть, – Андрей улыбнулся, снял с моих волос запутавшуюся в них пушинку и положил мне на ладонь. – Тебе идет. До вечера.

Развернулся и ушёл. Странный какой-то. Эти научные сотрудники все с приветом. Я посмотрела на руку и замерла, почти перестав дышать. На моей ладони отливало красным перышко, поблескивая в лучах солнца. Мягкое, чуть растрепавшееся и невероятно золотое. Фелис – летающий огненный лис!

Даже если ты и ошибка природы, одного человека ты уже сделал счастливым.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль