Салфетка-валентинка № 116. Голосуем!

+24

С ПРАЗДНИЧКОМ! ПОЦЕЛУИ ВАМ — В АССОРТИМЕНТЕ И НА ВЫБОР!*IN LOVE* Предлагаются 16 КВАчественных миниатюр и 5 на внеконкурс. Пожалуйста, поддержите участников — проголосуйте за 3 лучшие миниатюры. Голосуют все желающие. Голосование участников строго обязательно!.

Голосование до воскресенья (16 февраля) до 12:00 по Москве.

______________________________________________________________________________________

 

№ 1

 

Ну и семейка!

Про это семейство у нас только ленивый не сплетничал! Все у них было не как у нормальных, уважающих себя добропорядочных граждан! Сначала старшая дочка из дома сбежала и поселилась в заброшенном доме на пару с какой-то тихоней, типичной серой мышью. Но, как оказалось, «в тихом омуте черти водятся», потому что эти две девчонки потом пригласили к себе еще одну дамочку – хитрющую интриганку. И трех парней: один тоже на вид тихоня, а двое – сущие бандиты, таким палец в рот сунешь – всю руку откусят! Все вместе они устроили в своем бомжатнике настоящий притон, о нем ходят такие слухи, что и повторить страшно! Один раз они там так буянили, что вообще развалили его – но потом отстроили заново и развлекаются там до сих пор.

Средняя дочка оказалась под стать старшей. Даже еще хуже. С детства мечтала о далеких путешествиях и при первой возможности уехала куда-то автостопом! И пропала. Домой уже не вернулась. Говорят, видели ее потом в какой-то дыре, одну и без средств к существованию…

Младшая вроде всегда была приличной девушкой, в отличие от сестер, рукоделием занималась, пироги пекла вкусные, родители на нее нарадоваться не могли. И что вы думаете – выскочила замуж за жестокого тирана! Во время первой встречи он ее едва не застрелил случайно! Казалось бы – бежать от такого прочь, а она втрескалась в него по уши и уехала с ним в столицу! Он оказался родственником правителя, и она там теперь считается первой красавицей, одевается по последней моде, но живет при этом в «золотой клетке», из которой ей не вырваться. Один раз, правда, попыталась сбежать домой, но муж ее вернул.

Их брат, после того, как все три сбежали, остался у матери единственной радостью. Но тоже начал чудить! Сначала нашел себе такую подружку, что смотреть страшно! Маленькая, тощая, кожа да кости, голосок писклявый – ужас! Но сынок уперся: хочу, говорит, жениться только на ней. Мать сдалась, приготовила все к свадьбе, а невеста-шмокодявка сбежала!

Сынка потом долго никуда из дома родные не выпускали, утешали, боялись, что тоже куда-нибудь сбежит или, чего доброго, утопится. И все-таки не углядели! Пошел он как-то погулять и встретил другую девицу! Да какую – сразу, как увидела его, полезла к нему целоваться, бесстыжая! Он и растаял от чувств. А она тоже оказалась столичной штучкой и тоже из правительственной семьи. Уехал он с ней, скоро у них свадьба будет…

Такие вот детки в этой семейке! Ужасные! Хуже всех на нашем болоте!!!

Ква-ква!

 

№ 2

 

Принц

День святого Валентина. Настя шла по парку домой и улыбалась, радуясь выглянувшему солнышку и почти весеннему теплу. Она тоже влюблена и счастлива. Скоро, та самая счастливая скамейка, где они встретились и где её ждут сейчас.

«Боже мой. Надо привести себя в порядок».

Она достала из сумочки косметичку и посмотрелась в зеркальце.

«Чудно! Я прелесть!»

На дорожку выпрыгнула лягушка и протяжно квакнула.

«Это к счастью» – решила Настя. Она подхватила лягушку и, озорно рассмеявшись, чмокнула её прямо в «губы». – «На счастье!»

Лягушка сморщилась и попыталась вырваться. Настя рассмеялась ещё громче.

– Не бойся. Беги дуреха. С днем Святого Валентина!

 

Лягушка долго смотрела вслед Насте и тяжело вздохнув, прыгнула в кусты…

 

№ 3

 

Я помню все свои жизни. В четырнадцатом веке меня заколол вилами кузнец Зигфрид. Мы с его женой так увлеклись, что не услышали, как заскрипели ворота. Со спины, сволочь, заколол. Быстро так. Я и не понял сразу. Зато в следующий раз настрадался. Лорд приказал мне содрать кожу живьем, а потом четвертовать, за то, что я соблазнил его дочь. Это был его подарок жениху. Правда, тот все-равно ее не взял. На суде у Высших сил, после этого, было решено на следующую жизнь вселить меня в женщину. Причем не очень красивую. Вернее, уродливую. И что же произошло, спросите вы? Меня взяли в цирк. И уж, поверьте, кавалеров у меня оказалось предостаточно! «Странные мужчины! — думала в ту жизнь я. — Променять меня на девочек из салунов?» Но я знала толк в извращениях. Эта жизнь тоже закончилась раньше срока: мадам Аддингтон, застав на мне своего мужа, тридцать восемь раз пронзила мое тщедушненькое тельце кухонным ножом. В конце восемнадцатого века меня пронзили шпагой на дуэли. Я защищал честь одной молоденькой парижанки. К слову, весьма ветреной особы. Не стоило из-за нее лишаться жизни. В девятнадцатом веке умирал аж три раза: в девятнадцать, двадцать четыре и тридцать один год. И все из-за женщин. Все из-за любви… Именно поэтому Высшие силы приняли решение оставить меня в карантине до 1984 года. Думали, поостыну, одумаюсь… Как бы не так! Моя разгульная жизнь в нулевых раз за разом приводила меня на больничную койку. Сифилис, гонорея, гепатит… И самый страшный диагноз – СПИД. Терпение Высших сил лопнуло и в этот раз они вселили меня в икринку. «Ладно, — размышлял я головастиком. – Протяну спокойно пяток лет в своем болоте, до встречи с аистом. Зато никаких женщин!» Наааииивняк! Карму пальцем не раздавишь! Кто этой дуре книжку сказок в руки дал?! Не принц я! Не принц! Еще пару поцелуев и Всевышние рискуют увидеть меня в зале суда досрочно! А жмет-то как, жмет! Косточки мои трещат! Прощай, любимое болото…

 

№ 4

 

Лягух

Лягух я, лягух!

Эй! Эй, ты чё! А ну-ка, полож! Полож, кому говорю! Я буду жаловаться! К трактористу Кольке пойду за справедливостью! Он земноводных любит, не зря на огороде болото оставил, пусть мамань за это ему всю плешь проела! Экосистему родного края бережет!

Ну в самом деле, Мань, ты чего! Мы совсем разные, несовместимые! Я – лягух, а ты — … ну эта… та самая… баба, в общем! Да и юн я! Совсем юн! В сыновья тебе гожусь! А это уже мезальянс, сама понимаешь! Ты меня положи, и я пойду по-тихому, так сказать, разойдемся, как в море корабли, и никто ничего не узнает, чеснслово! Мамой клянусь!

И кто ж тебя надоумил, дурынду? Неужели мать Кольки подшутила? И ты поверила? Да, злюка она, змея подколодная! Не зря народ кличет ведьмой! Вон от Кольки всех невест отвадила! А ты взаправду решила, что она колдунья? Дык, не в сказке обитаем! Мань, а Мань, ты вроде взрослая женщина, сколько уже на свете живешь? Лет тридцать? А в россказни веришь! Нехорошо! И век-то на дворе какой? Принцев осталось раз, два и обчелся, и те заграничные, а своих всех под ноль вывели. Подумай, кого из-за бугра в наше болото могло занести?

Ну что же ты тянешься? В трубочку губы сворачиваешь?

Нет! Нет! Фу! Я сказал: фу! Фу, кому говорю! Это насилие над личностью! Посягательство на свободу волеизъявления! Инсинуация! Ну что за…

Фу-ты, обслюнявила всего!

Что ж вылупилась так? Самой-то не противно?

А-а-а-а, принца ждешь?

Выкуси!

Лягух я, ля-я-я-гух!

А я предупреждал! Взывал к разуму, так сказать! Хотя, какой разум на безмужичьи?

Эх, Маня, Маня, растоптала ты мои детские мечты. Убила веру в добро и справедливость. Что смотришь так неласково? Вроде уже и не чужие! Еще раз поцеловать хочешь? Нет? Слава Богу! А ну не реветь! Не реветь, кому говорю!

Чё это ты меня на травку положила? И назад пятишься?! А помаду с моей головы кто будет смывать?! Мы в ответе за тех, кого совратили… тьфу… приручили! Теперь куда ты, туда и я! Мне теперь в болото ни-ни! Засмеют! Я и так не особо был у них в почете! А ну-ка, стой, дурында! Все равно не отвертишься! Что ж ты падаешь на ровном месте? Хотя, так проще на тебя запрыгнуть. Да, не ори ты, после всего, что у нас было, поздно уже орать! Я позабочусь о тебе! Мужик я или где? Не бойся! Я все уже придумал! Мы с тобой у Кольки поселимся, у него и болото и дом подходящий есть. А то, что у него мать – ведьма, так есть на нее управа: боится лягушек до одури! Фобия у нее, ага. Поняла? По глазам вижу – поняла. Умница! Вставай и вперед, навстречу нашему счастью!

 

№ 5

 

Погода была слезливая. Снова зарядили бесконечные осенние дожди. Истинно под ее отвратительное настроение. В такую погоду хорошо сидеть в уютном кресле-качалке у камина, завернувшись в теплый плед и слушать старенькую няню, читающую вслух сказки. Но когда это было… Много-много лет назад. В другой жизни. В той, где она, плача по ночам, ждала обещанного прекрасного принца, который поцелуем истинной и бескорыстной любви освободит ее от заклятия. И она дождалась. Но совсем не принца. Ее прямо из ее спальни, снеся крышу и половину башни, похитил дракон. Принц спасти ее не успел или просто он благоразумно поменялся принцессами с этим драконом? Она так никогда и не узнала правды. Хитрый дракон спрятал ее в маленьком замке посреди мокрого и болотистого сада в самом сердце неприступных гор. Дракон был так добр, что в течение года похищал для нее юношей и девушек, музыкантов и сказителей, швей и поваров. Целый год она могла пировать с новыми друзьями, танцевать и даже любить кого угодно и сколько угодно.

Принцесса вздохнула и подошла к первому из своих гостей. Тот крепко спал, как и все остальные. Последняя трапеза в этом году была щедро пропитана снотворным. Да, дракон обещал не трогать ее семью, но есть ли у нее семья? И где ее принц? Принцесса приподняла голову юноши и равнодушно поцеловала его. И вот, в ее руке безвольно повисла спящая жаба.

В это время года над горами пролетали птицы и останавливались на краткий отдых в заповедном оазисе Великого Дракона. Дракон просто обожал аистов. А аисты любили лягушек…

 

№ 6

 

Лежу, никого не трогаю. Наслаждаюсь жизнью. Солнышко припекает, водичка плещется, комарики пищат. Стайками вьются. Ближе летите, мне лень язык высовывать.

Я утром надорвался, стрекозу склеил. Вкусная, сочная, как та чехонька. Ой, о чем это я?

Мотыль в этом году удался. Под камыш подныриваешь, рот открываешь, он сам заплывает.

Друзей у меня пока мало. Колян и Валька, я их так зову. На бывших соседей по этажу похожи. Николай в два раза толще меня, все под лопухом прячется. Мы с ним перемигиваемся и переквакиваемся.

— Что, брат, жизнь не сахар?

— А то! Запилила меня жена. Все ей плохо. Мухи суховаты, червяки коротковаты.

Бедолага с трудом перепрыгнул на мою кочку, жалиться начал. Мол, была в его жизни сказка — Дюймовочкой звали. Пила пол росинки, кушала пол рисинки. Разбежались, то ли характерами не сошлись, то ли физиономиями не вышли.

Успокаиваю его:

— Я тоже со своей не сжился. Похлеще твоей жаба была, и мать ее сущая ведьма! Зато сейчас…

Квакнул я от удовольствия, растянулся на изумрудной травке, глазки в пленочку спрятал, пузырики от удовольствия надул. Пускай завидует!

— Знаешь, друг, случаются порой чудеса.

Все, что помню, славно погуляли мы с соседом, его тоже Колей звали, на той неделе, в ночь с понедельника на пятницу. И глаза тещи помню, зеленые, злющие. К стенке меня приперла, змеюгой зашипела.

— Чтоб тебе жабой сдохнуть, ирод!

Ага, напугала. Вот оно счастье! Глаза наутро разлепил — не сразу понял, куда попал. Решил, горячка бьет. Все вокруг зеленое, вкусное, сверкает, булькает, плещется, жужжит, в рот само просится. Далеко ходить не надо, язык высунул, щеки набил и дальше отдыхаешь.

Глянул я на нового Коляна, тот буркалки вылупил, хлоп-хлоп ими, ничего не понимает. Как вдруг в воду плюхнулся и след простыл. А за ним Валюшка пузатая прыг-скок, круги от ее бексайда на полпруда пошли.

Оглянулся я. Вижу, небо потемнело, солнце спряталось. Да не за тучу, а за гору с экскаваторной клешней.

— Mon cher! Voir ce que Galiaf. ( Дорогой, смотри какой Голиаф!)

— Juste le jeter dans le filet, mon amour ( Кидай его в сачок, любимая)

Вот это да! Красавица, сил нет. Утонул я в ее изумрудных глазах – озерах. Только на Дюймовочку не тянет. А как вкусно пахнет, совсем по заграничному.

— Pierre, regardez! Il sourit. Un baiser à la fin ( Пьер, смотри! Он улыбается. Поцелую его напоследок)

Ой-ой, целует меня, глупенькая. Я не принц! Меня Вася зовут! Василий Петрович!

Вот уж свезло — так свезло. Расскажу — никто не поверит.

 

№ 7

 

1. Первый поцелуй после медового месяца превращает принца в жабу.

2. Душит жаба – поцелуйте ее, и она, в ответ, будет душить Вас в объятиях.

3. Посмотрев диснеевский мультфильм «принц лягушка» Мария приложила к губам сбитую мужем жабу… и теперь вынуждена свою сторону супружеского ложа делить с нигде не прописанной, не работающей Премудрой Василисой.

4. Кощей был первым, кто занимался генетическими экспериментами над людьми.

5. Возможно французский поцелуй был заимствован из процедуры поедания лягушки.

6. Хочешь быть ассом поцелуя – тренируйся постоянно. Прежнев.

7. Удел русской красавицы – сидеть в болоте, в неприглядном виде и ждать когда Ивану Царевичу стрельнет.

8. Почему в Америке – волшебные жабы — мужчины, в России – женщины, а лучшие повара – французы?

9. Теорию о водном происхождении людей подтверждают сказки – всесильные золотые рыбки, щучки и царевны лягушки — это Вам не просто болтливые колобки и медведи.

 

№ 8

 

— Где же вы, милый принц? – ласковый напев разостлался по зимнему саду, проникая в каждый потайной закуток.

Эби крадучись подошла к небольшому фонтанчику в виде наклоненного кувшина и резко заглянула за кувшин. С растерянным «квак» на пол соскочила большая жаба и попыталась удрать в ближайшие заросли, но Эби была проворнее.

— Вот и попались, — счастливо сказала она жабе.

Жаба нисколько не разделяла радости девушки, а только болтала в воздухе лапами и пучила желтые глаза. Ей было невдомек, с чего королевской прислуге вздумалось развлекаться подобным образом. «А вдруг в суп?», — подумалось жабе, по и без того холодной коже побежали мурашки. – «Да, ну. Суп из лягушек. Хотя, кто же этих королевских особ разберет».

Бедняга и не подозревала, что стала случайной жертвой охоты на принца. Пока в зимнем саду, кутаясь в волшебные ароматы цветов и наслаждаясь перезвоном струй фонтанов, распевали песни ее собратья, в замке царил переполох. Принц пропал! Всезнающие сплетни утверждали – не обошлось без колдовства. Как было дело, они не уточняли. Толи принц поссорился с какой-то феей, толи кто из злопыхателей зелья подлил, да только превратился он в жабу. «Какое горе», — вскричали вельможи, отправили на обыск замка солдат и немедленно начали сбор заявок на конкурс среди принцесс «Спасительный поцелуй». Главный приз – возможность расколдовать принца, свадьба и полцарства, как водится. «Вот это удача!», — подумали служанки и придворные дамы, массированной атакой смели солдат и принялись наперегонки выискивать его высочество.

Эби – девушка бойкая, смышленая. Поговорила с одними, другими, так по крупице дозналась, где принц прячется. Тот еще хитрец, как понял, что дело к Мендельсону близится, ускакал в сад и затаился. Решил пару деньков отсидеться, пока чары не развеются. Не тут-то было! Теперь ему, голубчику, не уйти.

Девушка осторожно поднесла жабу к губам. Жаба уже давно смирилась с долей и беспомощно свесила лапки. Эби передернулась: «Фу. Мерзость». Однако собралась и поцеловала гадкое создание. Вид жабы стал еще более обескураженным и несчастным.

— Не та, — вздохнула Эби. – Будем искать.

Жаба плюхнулась на пол и с невиданной доселе ловкостью прошмыгнула между больших цветочных горшков. Ничего, если понадобится, Эби всех жаб в саду перецелует. Она уже представляла себя в прекрасном платье с сверкающими радугой каменьями и изящным венцом на златокудрой головке. Счастье где-то рядом, прячется под глянцевым изумрудным листом.

— Милый при-инц, — позвала она снова. – Я все равно вас найду.

 

№ 9

 

– Хочу в сказку! Хочу принца! – ныла Наташа, переставая делать домашнюю работу.

«Ну вот, опять за свое взялась» — подумала с раздражением Лена, пытаясь, хоть чуть-чуть, сосредоточится на книге. Наташа уже который день достает Лену своим нытьем.

У каждого случаются такие моменты, когда повседневная обычная жизнь надоедает и хочется чего-то волшебного и необычного. Вот и с Наташей случилось такое.

– Зачем? – спросила Лена. Она была хорошенькой и вдобавок умной. Темные волосы и ореховые глаза. Наташа же была почти ее противоположностью, блондинкой с голубыми глазами. Красавица!

– Что зачем? – опешила светловолосая.

– Зачем тебе принц? У тебя в поклонниках половина мужского населения в училище. И ты живешь почти, как в сказке.

Наташа скептически посмотрела на Лену, которая лежала на кровати и читала книгу, или делала вид, что читает.

– Издеваешься?

– Нет, хотя есть немного. Но если серьезно, то я знаю один старинный способ, как попасть в сказку и влюбить в себя любого принца, — с серьезным видом отвечал Лена, а в глазах плясали бесенята.

– Ну, не молчи! – торопила ее Наташа.

– Надо просто поцеловать лягушку.

– И все? – недоверчиво спросила блондинка.

– И все.

Наташа, поблагодарив подругу, окрыленная счастьем, помчалась изменять свою жизнь.

 

Спустя некоторое время.

– Целуй!

– А ты уверен? — скептически и недоверчиво спросила Наташа, смотря на него.

– Да, ты же хочешь в сказку? Или уже передумала? – лягушонок уставился на нее своими маленькими глазками.

– Хочу, очень хочу! – закивала девушка и взяла его в руки. Лягушонок был холодным и не приятным на ощупь. А ведь его еще придется и целовать. Фу…

Девушка медленно подносила его к своему лицу. И зажмурилась, дабы не видеть это земноводное существо, которое говорит, что после поцелуя прекрасной незнакомки, он станет настоящим принцем и отвезет ее к себе во дворец, в волшебную страну.

Девушка поцеловала лягушонка, но ничего не произошло, тогда она еще раз десять попыталась. Но все было напрасно.

– Почему не выходит? – хныкая, спросила девушка.

– Н-н-не з-з-знаю, — ответил, еле дыша, он, пошатываясь. Эта неугомонная девчушка зацеловала его до синюшного цвета, да ещё и розовой помадой по всему телу.

Но неожиданно тельце лягушонка начало сводить судорога и через мгновение его не стало.

– Вот верь после этого всяким говорящим животным, — обиженно проворчала девушка, поднимаясь с земли, — Сначала заставят их целовать, а потом сами неизвестно куда исчезают…

 

№ 10

 

Чудо

— Девачки, есть идея, как Лизке помочь? А то она все одна и одна. Три года после выпускного прошло — ни одного бойфренда. Так и до пенсии недалеко.

— Можно подумать, у нее в школе отбоя от ребят не было!

— Не язви, Марго. Нет бы поделиться с подругой. Каждую неделю – новый чел.

— Ага, самой слабо? Кто вчера свеженьким упакованным перцем хвастался, говорил — куда теперь папика девать? Лизе отдай!

— Самой пригодится! У него бизнес свой и мерин белый, почти нулёвый. Подъезжаешь к клубу с бо-ольшим респектом. А новенький мой, по ходу лузер. И гардеробчик у него фейковый. Я его недельку поюзаю и гудбай.

Девушки понимающе перемигнулись. Недельку — можно. А потом точно в утиль.

Повернулись к третьей подруге, медалистке и студентке медфака.

— Крис, ты среди нас самая продвинутая. Что посоветуешь?

Кристина сморщила носик, поправила модную оправу. Многозначительно завела к потолку глаза. Мол, какие вы глупые — все элементарно!

— Чем интересовалась наша Лизавета, помните? Глупостями разными! Заговоры, привороты, отвороты, талисманы, обереги. Атлантида, Шамбала, Шангри Ла…

— Не ругайся, мы воспитанные!

— Не перебивай! Все просто — девочка до сих пор в сказки верит. Надо ей на Валентинов день заговоренную жабу подарить.

— Точно! Наплетем ерунды, мол, лягушка особенная, с болот Амазонки привезенная. Поймана на новолуние, потому силу особую хранит. Надо в полночь на 14 февраля гадину прямо в мосю чмокнуть и желание прошептать.

— Именно так. А еще скажем, что с большим трудом заказали ее по Интернету. Волшебных жаб на всех не хватает. Торговались с поставщиками, даже участвовали в аукционе на И-бей.

— Не ругайся!

— Не тупи! Известный аукцион так называется.

— Ты голова, Крис! Лизка точно поведется.… Ну а потом что делать?

— А ничего! Главное, чтобы поверила в чудо!

— Чудо чудом, а запасной вариант не помешает…

Красотки смущенно замолчали. Нет, Лизке придется надеяться только на жабу. С ее то данными. С ее то прикидом.

Через минуту Марго всхлипнула.

— Я вот что подумала. А если не поможет? Она же лягушку до смерти зацелует. Мне ее та-ак жалко!

— Кого именно?

— Жабеныша конечно. Он же маленький, одинокий. Как представлю Лизкину рожу, самой противно.

— Ага! И мне. Но мы же подруги! Нам друг другу помогать надо.

Через год Лиза Канарейкина вышла замуж за депутата госдумы, чем значительно повысила продажу земноводных в магазине на Беговой улице.

 

№ 11

 

В некотором городе жили: Арсений, его сестра Жанна и ещё неназываемое число молодых девушек, женщин, называющих себя девушками, пожилых гражданок, именно гражданок, и старух. В условиях тотального противостояния и напряжённости волею судеб или желанием автора знаменитостью стала Жанна. Занималась она составлением гороскопов в местном журнале, то есть пользовалась большим авторитетом.

Арсений, её младший брат, страдал от недостатка женского внимания, так как занятый борьбой друг с другом и чтением гороскопов прекрасный пол отлично существовал без него. Очень недовольный таким положением дел, Сеня начал осваивать все настольные игры (прочитал, что это развивает мозг) и придумывать план мести.

 

Предложив любимой сестре сыграть в шахматы на желание, он одержал победу и предложил днём выловить лягушку в центральном парке, чтобы совершить наказуемое в некоторых непрогрессивных странах действие прилюдно.

 

Сделав это, несчастная, зато честная Жанна опечалились, но быстро нашла выход, спасший её репутацию. На следующий день в гороскопе абсолютно всем знакам зодиака рекомендовалось или, будем честными, приказывалось, целовать лягушку для благополучия в доме.

 

Лягушки, не выдержав и пары часов, эмигрировали в соседний город, где жили одни мужчины. Вскоре бедные земноводные были уничтожены, потому что настоящий самец должен охотиться на зверя.

 

№ 12

 

Минимемуар

Посмотрел я на эту жабу. Как-то мне она не понравилась. Зелёная какая-то и больно банальная. Подумал я, подумал, и пишу Синатре… А что пишу — не скажу.

Подумал я, пофлудил и оставил на пока что. Уже на следующий день начал я пристальней в картинку вглядываться. замечать пафосно протянутую лапку… Да и помада у меня в памяти приобрела кровавый оттенок. Думаю: «Точно! Это будет эпос.» И взбрело мне в голову, что это обязательно будет японский эпос про самураев. Ещё немного подождал и решился.

Беда в том, что у меня писательный ноутбук оказался… вне зоны доступа, короче. и пришлось на интернетном аппарате писать. А как сохранить, что бы не потерялось? Ну, решил я написать через топик, а потом в черновиках сохранить.

Открыл Новый топик, нарыл японский словарь онлайн и начал ваять. ГГ звали самурай Ямагаэру, что естественно означало «Травяная лягушка» Правил он провинцией «болото» и так далее. Словом, напичкал миньку непонятными словами и необъяснённой мифологией. И ещё решил когда отсылать буду спросить Синатру — не многовато ли. Отправился самурай на войну, поймал предательскую стрелу, из последних сил приполз, подобрала его какая-то Женщина-сан, он на её руках и умер… Дописал только до предательской стрелы, устал, решил потом доделать, благо был ещё только вторник. Нажал «сохранить в черновиках», ушёл довольный почить. На следующий день вырвал минутку дописать. Открываю «мои черновики», а оно пишет, мол никто ещё не успел сюда написать. Я в растерянности. Тут как раз пробегают мимо Армант и Илнар. Я к ним, а они говорят, никогда черновиками не пользовались…

Вот и решил поплакаться на конкурсе и поведать мастеровчанам, чтобы на черновики не надеялись.

 

№ 13

 

Виолетта проснулась, как и положено романтической натуре, с первыми лучами позднего зимнего солнца. Вставать сразу, однако, не стала – у неё сегодня отгул, можно и помечтать. Виолеттино тридцатишестилетие, – или, как говорила она, «вторые восемнадцать», – накануне отмечали всем дружным коллективом бухгалтерии. Все желали здоровья, счастья, достатка, стройной фигуры (Леночка мгновенно исправилась, добавив: «Всегда такой, как сейчас», но Виолетта отлично знала, что эта вертихвостка на самом деле имела в виду), но больше всего – любви и счастья в личной жизни.

 

Нельзя сказать, чтобы с личной жизнью у Виолетты было всё так уж плохо. После ухода второго мужа («К этой курице, которая даже Э.Л.Джеймс не читала!») у неё, как и у всякой интересной женщины, было несколько скоротечных романов, но душа жаждала чего-то большего. Виолетта была уверена – счастье где-то рядом. И начало дня наполняло её радостными предчувствиями…

 

Трель звонка прервала Виолеттины мечты. «Сантехник? Так рано? – удивилась она, хотя ради его визита и брала отгул. – А я ненакрашенная, как последняя уродина – ужас!». Звонок повторился. Накинув халатик, длиной до середины бедра, она пошла в прихожую. На пороге стоял молодой парнишка с небесно-голубыми глазами. Услышав его застенчивое: «Я из ЖЭСа, сантехник, по заявке...», – Виолетта улыбнулась и нежно-покровительственным тоном пригласила парня войти. Пока он священнодействовал в ванной, она спешно наносила макияж, а в голове роились невесть откуда взявшиеся мысли. «Он такой молодой и такой… наивный, наверное». И тут её душу пронзило, словно кинжалом: вот оно, долгожданное. Настоящее.

 

Сантехник ещё возился с краном, когда ощутил прикосновение чего-то мягкого и тёплого. Умело изобразив смущение, Виолетта протараторила: «Ой, извините, я такая любопытная. А почему я раньше вас не видела? Вы недавно в ЖЭСе работаете? Наверное, и учитесь где-то, у вас такое интеллигентное лицо. А как вас зовут?» Ошарашенный парень только и смог сказать: «Алексей». И добавил: «Всё, готово. Больше течь не будет».

 

«Алексей, а вы верите в судьбу? В любовь с первого взгляда?» – не дожидаясь ответа, Виолетта жарко поцеловала его в губы. Парень с трудом вырвался из её уверенных объятий и, как был, с перепачканным помадой лицом, пулей вылетел из квартиры, позабыв чемоданчик с инструментами.

 

«Ну вот, как всегда: с виду принц, а как до дела дойдёт – жаба-жабой, – печально вздохнула Виолетта. – Хорошо хоть кран починил. Ну и ладно. В конце концов, день только начался...»

 

№ 14

 

– Веткина, я тебя люблю!

Света вздохнула и недоверчиво посмотрела на приятеля. Грусть сквозила в её взгляде в перемежку с надеждой.

«А вдруг? Что, если это и правда — он? Тот единственный, судьбою предназначеный?»

Борис, ошалев от своей смелости, чувствовал, что может горы свернуть. Не обманул друг, когда советовал стихи читать, да глупости слюнявые заучивать: «Девчонке голову вскружить – раз плюнуть. Ей только пару слов красивых скажи, и, точно тебе говорю, любую получишь».

– Что хочешь для тебя сделаю! – Борис запнулся на минуту, оценивая, как много может обещать, но тут же отбросил сомнения. Чего бояться-то? Потом разберемся. Главное, цели достигнуть. А цель того стоила — грудастая, длинногоная, с глазищами на поллица. Борис отбросил сомнения и с жаром продолжил:

– Только попроси. Могу луну с неба достать. Клад откопать или на край света тебя отвезти.

Светлана порозовела от смущения, отвела взгляд в сторону, задумалась, потом посмотрела твёрдо в глаза и потребовала:

– Тогда поцелуй меня, – зачем-то тихо добавив. – Если не боишься.

Борис ушам не поверил. Полгода за этой недотрогой ухлестывал и вдруг сдалась. Что ж он раньше-то волшебных слов произнести не догадался! Спасибо Вадику, надоумил…

Сказано – сделано. Страстный поцелуй, рук-ног сплетенье, треск, вспышка… и в руке Светланы попискивает придушеный лягушонок.

– Тьфу ты, гадость какая! Опять! Да что ж за невезение такое! – Светлана готова была разрыдаться. – Ну бабуля! Ну удружила. А если я любовь так и встречу! Мне, что, еще одно столетие в девках куковать? Знала бы, чем колдовство обернется, не просила бы заговор на принца делать.

То-то бабушка на вопрос «А как я узнаю, что принц настоящий?» загадочно так улыбнулась и ответила: «Поверь мне, не ошибешься. Сразу увидишь — это он!»

 

№ 15

 

Лягушка в банке

Блуждающие огоньки земляники приводили Лялю в восторг, паутина, натянутая меж ветвей, смешила, а мелкая живность очаровывала.

Непролазный кустарник назвала она «экзотическим», жалящую крапиву — «бодрящей», а грязное вонючее болотце — «миленьким» и «атмосферным».

Я почти насильно оттащил ее от трясины.

Лоснящееся зеленое нечто выпрыгнуло прямо перед нами.

— Лешка, глянь какой красавчик! Сколько энергии! Какой умный взгляд…

— Ляль, это просто жаба.

— Он – великолепен!

— Да почему «он»? Может – «она»…

— От него исходит мужество! И сила, и…

Жаба надулась от гордости, впившись в Лялю мутным взглядом, будто под гипнозом. Без всяких приготовлений, одним скачком запрыгнула в на треть заполненную банку и, ничтоже сумняшеся, устроилась на землянике.

— Ух ты! Какой… прыгучий!

Еще одна лягушка в банке.

— Выбрось, — кисло предложил я Ляле.

— Такого красавца?! Ни за что!

Она ворковала с лягушкой, сияя своими ямочками, веснушками, и синевой из-под пушистых ресниц. Земноводное, как зомби тянулось из банки навстречу…

— Так, Лялька, пошли уже!

Она весело зашагала впереди, а я то и дело оглядывался. Казалось, из болота сейчас выскочит с десяток лягух и устремится за нами гуськом…

…Ляля торжественно водрузила банку на стол и… забыла о ней через пару минут. Лягушка съежилась от тоски и разочарования.

— Думал, в сказку попал? – я перевернул банку, но жаба вылезать не собиралась. Пришлось вытряхнуть ее на клумбу. Она еще долго сидела там, глазея по сторонам.

Лялька мостилась загорать в саду, обкладываясь кремами, книжками и яблоками. Затренькал ее телефон.

— Леш! Возьми, пожалуйста, а то руки в креме.

На правах лучшего друга я пользовался безграничным Лялькиным доверием.

— Да. Привет, Серега. Не может взять. Руки в креме. Я — почему? По кочану. Ага.

Трубка заныла короткими гудками…

Кроме университетских заданий на Лялину почту в тот день пришли и иные послания. Не читая, я удалял оды и дифирамбы в ее честь.

Я выпускал их. Всех. Зацепившихся за нечаянно выбившийся локон. Идущих ко дну в безбрежной синеве этих глаз. Тех, кому ямочки ее стали капканами. Уползайте, пока можете…

Лялька уснула под деревом, свернувшись клубочком, прикрыв книжкой плечо. Волосы ее растрепались, не видны были ямочки, ресницы надежно прикрывали синеву. Кто есть живой, можете выйти вдохнуть воздуха — сейчас она не опасна…

Прислонившись к дереву, я охранял ее сны, разглядывал свои кеды и думал: а сможет ли кто-нибудь… когда-нибудь… выпустить меня?..

 

№ 16

 

Буфотин.

Странным образом судьба закинула меня в Нижегородскую сельскохозяйственную академию. Там я познакомился с профессором Орловым и уже более года мы работаем бок об бок. Наша группа занимается биосинтезом буфотина, вещества на основе яда лягушки. С помощью этого препарата можно будет лечить болезни сердца.

Своё беспечное прошлое не вспоминаю. Да и что в нем было? Родителей и детства не помню. В остальном — обычная жизнь: друзья — враги, труд — отдых. Правда, тогда я петь любил. По вечерам. А сейчас – не до этого. Появилась интересная работа.

Профессор Орлов — замечательный человек. Тактичен, к сотрудникам уважителен. Когда у меня не получается выделить исходный материал, подбадривает. Другие сотрудники нашей группы пренебрежительны и высокомерны. Поначалу это задевало, а потом я привык. «Всем мил не будешь» — успокаиваю себя. Мы с Орловым делаем нужное дело, а остальное — неважно.

Наши ожидания оправдались, все получилось, результат у нас в кармане.

Пролетела неделя после окончания работы. Всю группу, занимающуюся синтезом буфотина, пригласили на медицинскую кардиологическую конференцию. Профессор Орлов успешно выступил с докладом перед врачами.

Кардиолог, ведущая конференции, приятная и веселая женщина, поблагодарила нас за проделанную работу и познавательный доклад. Энергично пожала Орлову руку, и как теперь принято, чмокнула в щеку. Так она поздравляла каждого сотрудника группы. Поравнявшись со мной, ведущая улыбнулась и… прошла мимо.

Ярость захлестнула меня: « Я принимал участие в этом проекте! Разве я не достоин благодарности?!»

В зале возник непонятный гул. Сила звука с возрастающей мощью больно давила на барабанные перепонки. Неожиданно ведущая, улыбаясь, взяла меня в руки и поцеловала. Чувство удовлетворения накрыло меня. Зал взорвался аплодисментами, и продолжал скандировать: «Жа — бу! Жа — бу!»

 

ВНЕКОНКУРСЫ

 

№ 1

 

Королевство лягушек

Стоило только Ливии переступить порог оранжереи, как лягушки тут же запрыгали ей навстречу. Знают – кормить их пришла. Сам дядя Кристофер не приходит. Он вообще ничего по дому не делает, но тщательно следит, чтобы жена и племянница-сиротка не сидели сложа руки. За неповиновение бьёт.

Сегодня он опять побил тётю Жозефину за то, что недосолила суп. А вчера бил за то, что чуть пересолила.

Всё это девушка рассказывала лягушкам, рассыпая перед ними засушенных комаров. Ливия давно перестала их бояться – гладила, брала на руки. Когда она рассказывала об этом дяде, он отчего-то хмурился.

— Только не смей их целовать, — предупредил он.

И Ливия не смела. Но сегодня ей было так обидно за добрую тётю, что хотелось дяде как-то досадить.

«Поцелую-ка я лягушку», — подумала девушка.

Взяв на руки первую попавшуюся, она коснулась губами скользкой кожи. Тотчас же лягушка стала расти, пока не сравнялась с Ливией. Лягушачья кожа спала, и перед ошеломлённой девушкой предстал красивый юноша в бархатном камзоле.

— Кто Вы, прекрасный незнакомец? – только и смогла произнести Ливия.

— Я принц Валентин, — ответил тот. – Ваш дядя навёл на меня злые чары, но Вы поцеловали меня и освободили.

— Но зачем он так сделал?

— Ваш дядя нагадал, что погибнет из-за юноши королевской крови. И теперь он знатных юношей превращает в лягушек. Все эти лягушки заколдованные принцы. Кроме Карла…

Не успела Ливия поинтересоваться, кто такой Карл, как в оранжерею вихрем влетел разгневанный дядя.

— Ах ты, негодная! – заорал он, бросаясь к Ливии. – Ты посмела меня ослушаться!

Но Валентин прикрыл девушку собой:

— Не смейте её трогать!

— Я убью тебя, паршивец! – вскричал дядя Кристофер и выхватил нож.

Принц едва успел увернуться и вынуть шпагу.

Ни жива, ни мертва, Ливия смотрела, как они борются. Наконец, Валентин выбил из рук противника нож. Тот наклонился, чтобы поднять оружие. Одно неловкое движение – и он оцарапал палец и лезвие. И тут же упал мёртвым.

— Яд краснобрюхого пучеглаза, — произнёс принц. – Он убивает мгновенно.

Тут же остальные лягушки стали расти, сбрасывая кожухи. Все они оказались молодыми богато одетыми людьми. Только один из них одет был просто и выглядел старше.

— Что здесь происходит? – робко осведомилась, заходя в оранжерею, тётя Жозефина,… – Карл! Любимый!

Старший тут же бросился к ней в объятия:

— Жозефина! Любовь моя!..

 

— Мы любили друг друга больше жизни. Но Кристофер захотел обладать мной. Он опоил Карла зельем, превратил в лягушку, а мне пригрозил, что если я не буду его слушаться, то Карлу конец… Но теперь мы вместе, и нашему счастью ничто не помешает.

— И нашему тоже, — ответил принц Валентин, держа в своей руке руку Ливии.

 

№ 2

 

Когда-то Кеша был маленьким мальчиком. И детство его было озарено пламенем пионерских костров, накормлено сводками о центнерах с гектара, напоено вкусной газировкой за три копейки из автоматов. Кеша кушал эскимо на палочке, гонял на велике, смотрел кино про Электроника. Он был счастлив.

Странность заключалась в том, что Кеша осозновал свое счастье, несмотря на бытующее мнение, что дети понимают это лишь когда перестают быть детьми. Удивительно, но уже тогда Кеша знал: жизнь его — Сказка, и нужно пронести ее как можно дольше в своей душе.

Время шло и вдруг поднялся ветер перемен. Этим сквозняком половине населения надуло здоровенных ячменей на глаза, пионерские костры затухли, автоматы с газировкой поломали, а на голубых экранах вместо Электроника начали айлбибэкать Терминаторы. Но Кеша хотел продолжения Сказки и пошел учиться на сценариста.

Правда, в те времена сценарий был один — работы по специальности не было. Сценаристы писали зазывные тексты на гофрокартонках, типа «Подходите, выбирайте, не торгуйтесь, покупайте»; сталевары заваривали чай на митингах; учителя заучивали фразы типа «Хочешь похудеть, спроси меня — как!»

Следуя общему тренду, Кеша торговал на рынке. И это было весело. Девочки пили «Амаретто», мальчики пили спирт «Рояль», народ мёл все подряд, от пуховиков до жвачки.

Да, это было весело, но совершенно не дотягивало до Сказки, и под гремящего Цоя Кеша ждал «Перемен!»

И вот, в один из бойких базарных дней, мутный поток жаждущих турецкой одежды выбросил на Кешин берег человека, безмятежно жующего «Сникерс». Человек поглядел на Кешу поверх итальянских очков, небрежно поправил рыжие котлы на запястье, и вытер руку об штаны-бананы.

— Кеша… Ты что ли? — изрек он.

— Морковский! Сколько лет и зим! — обрадовался Кеша, — Да ты, я вижу, неплохо упакован! Трясешь ларьки, или бомбишь фуры на Можайке?

— Хуже! — снисходительно ухмыльнулся Морковский, — Я снимаю порно…

С этого момента жизнь Кешина заколосилась. Вместо спирта «Рояль» на обедах начал преобладать «Смирнов», на поясе приятно вибрировал пэйджер, а внутренние поверхности карманов и шуфлядок начали покрываться денежными купюрами высокого достоинства. В быту появились умелые блондинки, уроженки малых городов постсоветского пространства, готовые на любые трудовые подвиги — что картошки нажарить, что полы подмести, но главным образом, конечно, сняться в каком-нибудь Кешином сценарии.

Пару лет Кеша прожил с вернувшимся ощущением Сказки. Сценарии его были затейливы и неоднозначны, и пусть, технически, развязки всюду были одинаковы, Кеша умело превносил Сказку в каждый созданный сюжет.

Однако не зря царь Соломон прочел когда-то на своем кольце гениальную фразу «Все пройдет». У Кеши из золотых изделий была только цепь с «гимнастом», но все ж он был наслышан о соломоновом колечке. Морковский долгое время был мрачен. Ругал космические достижения венгерской порноиндустрии, конкуренцию, ментов и братву. А потом просветлел, ходил насвистывая, загадочно улыбался, и однажды ворвался к Кеше с очень быстрой, импульсивной речью:

— Все, старичок! Меняем тему! Кардинально! Мультики будем снимать! Заказчики — японцы. Сумасшедшие на всю голову! На «пилотник» бабки уже получены. Я пол Союзмультфильма на уши поднял, они там полумертвые все. Те, кто остался, за мизер рисовать будут. Пиши, Кеша, сценарий по мотивам Царевны-лягушки… Кто бы подумал, что эти самураи шизеют от наших Сказок… и от Чебурашки с Геной… Дурдом, короче.

Сказал так и пропал на неделю.

Кеша в растерянности мерил квадратные метры, выискивая в памяти инфу про земноводную наследницу престола. Выгнал всех жарщиц картошки и зашторил наглухо окна. В голове было стерильно.

Следующие два дня пялился на омерзительно девственный лист бумаги. Бросался в него авторучкой, сломал два карандаша и одну вазу. Кеша не мог написать ни слова, будто кто-то отрубил ему оба запястья.

Когда явился Морковский, чуть под шофе и в галстуке, Кеша висел в воздухе, держась обрубками рук за турник, закрепленный в дверном проеме.

— Че? Кризисуешь? — ухмыльнулся Морковский, — На вот, первые эскизы. Может помогут… Завтра заеду, должно быть готово хоть что-то.

Кеша вяло подтянул к себе ворох рисунков, но через двадцать минут уже был в тонусе. А когда рассмотрел последний эскиз с лягушенком в наманикюреной руке — тихонько присвистнул:

— Ну, друзья мои, это ж другое дело… А вы говорите, Сказки не хватает… И хрен с ними, с японцами.

Он привычным движением выхватил из-за уха карандашик и аккуратно вывел сверху чистого листа:

 

Сказочный минет. Обратное превращение.

Сцена первая…

 

№ 3

 

Квак. Квак. Прыг. Хвать!

Ик! Ох! А-ах и чмок!

Чмок-чмок, чмок-чмок!

Да… АЙ! и ой. ОЙ-ёй-ё-ёй!!!

Квик! Шмяк. И хрясь!

Ну, что с тобой?

Тсс… Кто? Я… Что?

А где… Ну вот ЗАЧЕМ?

Нет-нет, не ем!

Нельзя обратно, ни за что!

Теперь со мной ты будешь, во!

И пофиг, что была жабой,

гулять ты будешь лишь со мной!

И что, что словно трансвестит!

Подружкой будешь на века,

Никто под юбку не глядит!

И тяжела моя рука!

Пойдем мы вдаль, в руке рука.

Судьба жестокая, ага!

 

№ 4

 

Эх, не доведет меня до добра моё сумасбродство. Я в задумчивости посмотрела на лягушонка, все ещё зажатого в руке. На губах отчетливо ощущалась слизь, которой было покрыто маленькое тельце.

Да кто вообще придумал сказку про превращения? Настолько крошечное существо не сможет вырасти до размеров взрослого мужика. Как и наоборот. А принц размером с лягушку годится разве что для кукольного домика. Но я таки подарила лягушонку поцелуй. Даже помадой руку испачкала. Сделала пару снимков «поларойдом». Все-таки моей цифровой мыльницей фотографировать удобнее.

Жаль, что на фотоконкурс принимаются только мгновенные снимки, присланные обычной почтой. Изверги, одним словом. Мои размышления прервали громкие голоса – это наша не слишком трезвая компания распределяла обязанности. Я осторожно выпустила лягушонка в траву. Тщательно вытерла салфеткой губы. Главное чтобы никто из друзей не пронюхал, чем я тут занималась. Засмеют.

И как только я дошла до жизни такой?

Нет, против лягушек я ничего не имела. Но чтобы их целовать? А тут этот фото — конкурс. Я когда прочитала – долго смеялась. Ну к Дню Смеха или Валентина – вполне, но летом? Вероятно, организаторы на солнышке перегрелись. Ещё это условие с мгновенными снимками. Какая вообще в них художественная ценность? Бред. Так я и рассуждала, оформляя письмо заявку на участие. И ведь отправила. Идиотка! С трудом отыскала у знакомых «поларойд» и расходники. Влетело мне это в копеечку. А на конкурсе даже приза толкового нет.

Я зачарованно наблюдала, как проявляется на квадратах фотоснимков моё искаженное в брезгливой гримасе лицо. Доверить кому-то из друзей съемку «поцелуя» я не рискнула, а самой снять не получилось — фотка оказалась бракованной – вместо поцелуя – белый квадрат. От повторного дубля я мысленно отказалась – ещё одного прикосновения губ к покрытому слизью тельцу я не выдержу. Ладно, пары фоток хватит – я ведь не мухлевала.

Пришедшая в себя жертва эксперимента проворно скрылась в траве. Я вернулась в лагерь и поспешно спрятала снимки в свою сумочку. Залезла в машину и врубила радио. Мне отчего-то стало очень-очень грустно. Приехала я с компанией, но фактически одна. Уже больше месяца я находилась в «свободном полете». Мой друг уехал на ПМЖ за границу. Мы с ним продолжали время от времени общаться по сети, но оба понимали – общего будущего у нас нет.

На мгновение в машину сунулась Светка в поисках пледа. Сзади ей старательно мешал сохранять равновесие Сашка. Я подала плед, со смесью грусти и брезгливости подумав о том, что нет большой разницы, кого целовать – пьяного Сашку или лягушонка. От последнего хоть перегаром не разило.

По радио крутили кантри. Я достала из сотовый и набрала смс. Помедлила с отправкой, зачарованно смотря на мигающий курсор. Мобильник был забит старыми контактами. Жертвой сегодняшнего «привета» стал Костик. Я отправила смс и задремала в ожидании ответа. Мысли текли лениво.

Незаметно для себя уснула. Снился мне все тот – же лягушонок, зажатый в моей руке и конечно поцелуй. Во сне он не казался таким уж противным. Странная штука сон – там все казалось возможным. И да – человек из лягушонка получился весьма симпатичный…

ЗЫ:

Конкурс я проиграла. Но пару лет спустя, на выставке фотографов — анималистов я встретила его – того, кого подсунуло мне воображение в том странном летнем сне.

 

№ 5

 

Преследуют нелепости… повторю для Вас снова.

На подъездной лавочке увидела жабу… утром… пол восьмого.

 

Шальной мыслью стукнуло – жабы есть со слизью бодрящей!

Попробовала губами коснуться – и тут …возник – принц настоящий

 

Плюхнулась на колени. А как вести себя с высшим сословием?

Ну ка память не подведи! воскресни, история…

 

Говорю: — Сэр вельможный принц, где бы Вам апартаментиться.?

У меня нельзя — дома муж спит, коль не выспится – он сердится…

 

А принц похоже совсем не рус… и даже не притворяется.

Крутит на палец черный ус…… взглядом приценяется.

 

Вдруг в охапку меня схватил, да так поцеловал, что из глаз слеза.

На седьмое небо унеслась. Минут пять не размыкались глаза.

 

Но когда шесть минут минуло, и открылись женские очи…

Мир вокруг увидела …квакнула, что есть мочи.

 

Оказалась зеленой жабою на лавке… вместо красавца.

Принц ушел. Сделала выводы, как не грустно в том признаваться.

 

Вывод первый – не ищи утех в слизи незаконной.

Вывод второй — не давай целовать себя, если не влюбленный

 

Вывод третий – спасибо «Скорой», токсикологу — письмо благодарственное вышлешь.

Вывод четвертый – не пиши стихов… коли в поэзии ничего не смыслишь.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль