Hellsing OVA, или Bakemonogatari по-Алукардовски

+8

 

«Hellsing» я не хотела смотреть долго. Кто такой Алукард, я прекрасно знала и без просмотра, а друг, которому я доверяю, сказал про сериал, что вещичка «так себе». О том, что в ОВах рассказывается совсем другая история, я узнала не так давно. Собственно, когда узнала — от другого человека — тогда и согласилась всё-таки посмотреть. Вместе с ним, чтоб не так скучно было.

Собственно, если вы смотрели сериал, то вспомните, о чём шла речь в первых пяти сериях. Вспомнили? Отлично. Так вот это — первые две ОВы из десяти. А дальше идёт совсееем другая история. И, как меня уверили, она куда более интересная, кровавая и бескомпромиссная, чем в сериале. Я не смотрела и сравнивать не могу; но могу только сказать, что девять вышедших пока ОВ мне понравились. Очень. Более того — как говорится, от слова «совсем».

 

Думаю, всем известна суть приключений вампира Алукарда, бедняшечки с тяжёлым детством. Есть организация Хеллсинг, возглавляемая Интегрой Хеллсинг, правнучкой того самого Ван Хеллсинга. Ещё девочкой Интегра (спасаясь от безумца-дяди, намеренного пристрелить любимую племянницу) очутилась в подземелье собственного особняка, где томился Алукард, и пробудила его к жизни. Кровью. С тех самых пор и обзавелось это милое светловолосое создание блеском стали в льдисто-голубых глазах — и слугой, который при желании размазал бы её по стенке одним пальцем. Но не хочет. Потому что уважает: как память её предка — единственного, кто когда-то сумел его победить — так и её саму. Таким образом светловолосая железная Красавица обзавелась собственным Чудовищем, а Алукард оказался на службе у Королевского Ордена Протестантских Рыцарей. А служится там весело: вампиры и гули в последнее время стали частенько пошаливать, католики давно точат на Англию зуб, к тому же появляются какие-то тревожные признаки присутствия в мире фашистов… В общем, служба их и опасна, и трудна. Для всех, кроме Алукарда, разумеется. Для того на службе одно задание: повеселиться как следует. И даже если на экране валяются горы трупов рядовых Орденцев, вырезанных под корень, можете не сомневаться — Алукард в это время хорошенько развлекается где-то в другом месте. Ненавязчиво и со вкусом. В конце концов, иные его противники на этот самый вкус очень даже неплохи. Единственное, чего он не допустит — это смерти Интегры; на остальных ему абсолютно с высокой колокольни.

А ещё Алукарда сопровождает милое создание по имени Виктория Серас, которое он со скуки обратил в вампира. Сия светловолосая няшечка (у Алукарда явная слабость к блондинкам) тоже хлебнула в детстве много чего хорошего, вследствие чего пошла служить закону на полицейском поприще. Она легко и непринуждённо решетит противников из оружия самого различного калибра (ну, куда же в анимешном боевике без маленькой девочки с большооой пушкой?), но с трудом может смириться с необходимостью спать в гробу и пить кровь. А ещё компанию этой сладкой парочке в защите Интегры составляет каноничный английский дворецкий в каноничной английской жилетке, с каноничной английской учтивостью и каноничным английским именем Уолтер. И мало кто из встречавших его мог подумать, что этого милого пожилого человека в своё время прозвали Шинигами. И мало кто из встречавших его мог подумать, что этот милый пожилой человек может вытворять ТАКОЕ с нитками. Ну, а после этой встречи мало кто из встречавших его мог что-либо подумать вообще. Ведь он вытворяет с нитками ТАКОЕ…

Собственно, в такой компании, как вы понимаете, Интегра совсем не успевает соскучиться. А в компании фашистов и крестоносцев, которые со временем благонадёжно объявляются — тем более. А ещё есть Искариоты, Тринадцатый Отдел Ватикана, играющие по своим правилам, выступающие некоей Третьей Силой — не за добро и не за зло; возглавляемые отцом Александром Андерсеном, у которого своя правда и заветная мечта — убить одного вампира в красном плаще и с раздражающе-постоянной улыбкой на тонких губах… А ещё объявляются какие-то странные искусственные вампиры, раз за разом атакующие штаб-квартиру… А ещё в Хеллсинге явно завёлся предатель…

Ну, а вот на этом месте можно и на паузу поставить. И перейти от пересказа к рассуждениям.

 

Трудно сказать, что мне не понравилось. Сюжет? Удивил не раз и не два, дыр не вижу; интриговал и тянул за собой. Рисовка? Поначалу казалась странноватой, особенно рты — и особенно кровь, которая хлещет в немереных количествах и вопреки всем законом физики; но с этим быстро свыкаешься. Сочетание мрачного боевика и безудержного стёба в снах Виктории или Алукарда? Так в этом особая прелесть — на контрасте мрачняк смотрится ещё мрачнее. Музыка? О, воистину прекрасна — теперь я нежно и трепетно люблю Suilen, а трек Magnolia поселился в моём проигрывателе как на компе, так и на плеере и пока не собирается сдавать позиций. Персонажи? Шикарны — каждый со своим характером, не архетипичны и очень живые. Сочувствие вызывают все: на любой из противодействующих сторон вы найдёте кого-то, кто станет вам симпатичен или хотя бы не безразличен, и эта игра «за всех» придаёт происходящему особый шарм. Особенно радуют, как ни странно, фашисты: Шрёдингер покорил моё сердце, ну, а о Рип Ван Винкль так и вовсе говорить не стоит.

«Рип Ван Винкль! Я… тебя… поймал!»

Мм… Да, это стоит видеть.

А ещё очень хороша здешняя романтика: её чрезвычайно мало (в связке Алукард-Интегра и вовсе одни намёки), а таки присутствующая романтика сурова и мрачна, как и всё происходящее — но тем не менее она есть, она есть там, где надо, и эти редкие моменты врезаются в память и в чувства куда сильнее, чем любые страстные признания и прогулки под луной. Чего стоит один только финальный эпизод с Викторией Серас и капитаном Бернадотто… Эх…

Но самое прекрасное в этом зрелище, наверное, то, что за несколько часов передо мной развернулся блестящий, поражающий воображение, яркий и манящий бал. Бал чудовищ — всех мастей.

Да, аниме следовало назвать вовсе не «Hellsing», а «Bakemonogatari». Здесь все — чудовища. В той или иной степени, в большей или меньшей. Ну, или почти все. И в первую очередь хотелось бы вознести хвалу мудрым создателям, которые никогда не дают нам забыть, что Алукард — действительно чудовище. О сверкающих пародиях на вампиров и вспоминать не хочется, но он — не рафинированные и благородные вампиры Райс, и даже не Гэри Олдмен в «Дракуле Брэма Стокера», прекрасный и галантный в своём человеческом облике. Алукард — чудовище; и это подчёркивается рисовкой, словами, поступками. И более чем красноречива сцена, когда крестоносцы, фашисты и Искариоты, столкнувшись лицом к лицу с Алукардом, забывают о собственной войне и, не сговариваясь, начинают палить только в одном направлении, потому что понимают: если не стереть навсегда эту раздражающе-постоянную улыбочку с тонких вампирских губ, то очень скоро им всем станет не до смеха. И тоже — навсегда.

А надо сказать, что у Чудовища была мечта. Нет, не обрести Красавицу, ведь его Красавица когда-то уже пробудила его ото сна, пусть и не поцелуем. У Чудовища была мечта — умереть. От руки Человека. «Чудовищ должны убивать люди», — твердит он на протяжении всех ОВ. Так, казалось бы, чего проще? Подними руки да позволь себя убить: вон сколько желающих. И больше половины среди них — люди. Вот только… люди? Точно?..

Крестоносцы-католики хотят уничтожить еретиков-протестантов. Фашисты-вампиры хотят уничтожить протестантов, католиков и весь привычный человеческий мир. Искариоты под руководством отца Андерсена хотят уничтожить Алукарда — любой ценой. Каждый из них прикрывается, как щитом, своей моралью, принципами, местью, годами и веками ожидания…

И только Интегра не хочет уничтожать: она хочет защитить. Интегра хранит то, что хотят уничтожить все вокруг; а чтобы сохранить это, приходится очень многим жертвовать. Людьми, которые отдают свои жизни ради неё. Бывшими друзьями и соратниками, которые обращаются во врагов. Собственной чистотой. Собственными мечтами. Хотела ли она такой жизни? Просила ли о ней? Вряд ли. Но мы никогда не увидим минуты её слабости. Такой слуга, с которым связала свою жизнь она, накладывает на госпожу огромную ответственность. И эта железная воля, эта сталь в льдисто-голубых глазах девушки, которой всего-то двадцать два года — это заставляет зрителей понять, почему Интегру называют «Сэр Хеллсинг». Почему Алукард служит ей. А ещё заставляет болеть — только за неё. И за Алукарда, который всегда на её стороне.

Да, Интегра — единственный Человек из всех действующих лиц. И, странная вещь — Алукард, которому уже надоело, должно быть, постоянно слышать от окружающих сакраментальное «Bakemono!!!», в конечном счёте оказывается самым человечным чудовищем из всех. В противостоянии фашистов, крестоносцев, Искариотов и Хеллсингов — Алукард, против которого безоговорочно сплотились все стороны, забыв о собственной вражде, смотрится выше них. На порядок. А почему? Да потому, что он прекрасно осознаёт свою чудовищность. Он не носит масок, он не прикрывается высокими целями и лживой моралью. Он чудовище, которое по воле случая убивает других чудовищ — и он знает это, и никогда не пытается оправдать своих действий. Да, он знает; знает о своих грехах и готов быть казнённым за них — но рукой, направляемой человеческим сердцем, а не сердцем такого же убийцы, как он сам. А ещё он чудовищно предан своей госпоже. Своей возлюбленной госпоже, как сам он говорит в финале девятой ОВы. Своей графине.

«Always by your side»...

Алукард никогда не снимает белых перчаток. Как и отец Андерсон, глава Искариотов; как и Максвелл, глава крестоносцев; как и Майор, глава фашистов. Но белые перчатки на его руках — не попытка «умыть руки», а скорее отражение белых перчаток Интегры. Да, Алукард неустанно напоминает ей, что пролитая им кровь — в первую очередь на её пальцах, и Интегра прекрасно это осознаёт; но она с честью несёт это бремя. Ведь она — Интегра Фарбрук Уингейтс Хеллсинг. И этим-то признанием и принятием своей вины, своего креста она смывает всю кровь со своих рук.

Да, Алукард — чудовище, которое правит этим балом. Но, чёрт возьми, откуда в глазах чудовища могла взяться эта печаль в финальной схватке с отцом Андерсеном? Откуда взялась «all the sadness of the world» на этом рисованном лице? Как чудовище может почти молить «остановись, человек… Не становись чудовищем… Не становись таким, как я»?..

У Чудовища была мечта — умереть от руки Человека. Простая и незамысловатая мечта. Но этой мечты его вот уже век за веком лишают люди, которые порой становятся страшнее всех чудовищ. Потому что в борьбе с Чудовищем они вглядываются в бездну, забывая, что смотрит на них в ответ; и, по-моему, здесь как нельзя лучше раскрыты эти избитые слова Ницше — «сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище».

Ну, и на этом, пожалуй, я наконец удовлетворяю свою жажду выражения восхищения и замолкаю.

 

Дамы и господа, вы хотите попасть на бал чудовищ?

Тогда…

«Добро пожаловать в Хеллсинг», — как сказала в одном из моих любимых моментов леди Интегра Фарбрук Уингейтс Хеллсинг, взводя курок своего револьвера.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль