Разбор по-мастерски №20 (мой. Вика.)

9 апреля 2014, 21:26 /
+15

В конкурсе победил Аллард Евгений как самый злой и отзывчивый критик на сайте.

 

**********************************************************

 

РАЗБОР ПО-МАСТЕРСКИ (смена задания)

Цель — создание площадки для развития и совершенствования мастерства критиков.

К участию приглашаются все!

Дорогие мастеровчане! Смена задания. Не проходите мимо! Кто-то был разочарован из-за отсутствия секса. Теперь его элементы присутствуют. Загляните к нам на огонёк! Разбейте в хлам отрывок из рассказа про юное шахматное дарование.

 

Правила

Правила

 

1. Победитель предыдущего тура — Ведущий — выбирает произвольный текст объемом 5-25 тысяч знаков с пробелами (согласие автора обязательно) и создает новую тему с заголовком «Разбор по-мастерски — <порядковый номер>»

2. Любой желающий новым комментарием пишет критический разбор на предложенный текст. Форма произвольная, но от нее зависит результат голосования.

3. Участники, зрители и критикуемый автор вправе вступать в вежливую и доброжелательную дискуссию с критиком в комментариях к критическому разбору.

4. Участники, зрители и критикуемый автор голосуют плюсами и минусами за критические разборы.

5. Через неделю Ведущий объявляет Победителя — автора критического разбора с наибольшим количеством голосов.

 

Правила оформления критических разборов

1) критический разбор просим публиковать с новой ветки, тогда он точно не потеряется среди других комментариев;

2) просим не прятать разбор в оффтоп, чтобы он выделялся среди других веток;

3) с той же целью убедительно просим помечать каждый разбор вот таким заголовком:

КРИТИКА НА КОНКУРС

 

сюжет из рассказа

ВИКА

(эпизод из каверверсии романа о шахматистах)

Вика и ее университетская подружка Аня сидели в тесной комнатке общежития, сплетничали о сокурсниках и играли в карты на исполнение желания. А желанием Ани всегда было одно и то же — измотать Вику до потери пульса. Но это ей не удавалось. Вика в третий раз подряд прыгала на скакалке по пятьсот прыжков, а как только возвращалась играть, даже не запыхавшись, продолжала делиться своими жизненными трудностями и проблемами.

— …хорошо Феликс не видит, как я прыгаю на скакалке. Если он узнает, что я занимаюсь детскими играми, не будет со мной разговаривать лет десять. Этот позор я бы не пережила. Он такой солидный, — произнесла Вика с задумчивым видом. Имя Феликс Аню немного насторожило.

— Что за Феликс? — заинтересовалась она и Вика, не задумываясь, поделилась с ней своими переживаниями и планами на ближайшее будущее, как-то обратить на себя внимание этого Феликса.

Услышав ее желание уехать из города к черту на рога, Аня выпала в осадок.

— С ума сошла? Учеба только что началась, а ты уже сачковать взялась. Но ладно бы еще это, а то ведь к черту на рога. Зачем так далеко? Это же абсурд. Полный причем. Ты понимаешь, что такое абсурд?

Вика уныло кивнула и выпалила.

— Автоматическая бортовая система управления ракетным двигателем.

Аня некоторое время переваривала услышанное, но так и не восприняла.

— Да. Подобное уже не лечится, — заключила она. — И кто он?

— Шахматист, — с нескрываемым вздохом восхищения прошептала Вика и мечтательно уставилась в потолок.

Аня помахала рукой перед лицом подруги, но реакции не последовало.

— Н-да. — покачала она головой. — А сокурсники тебя не волнуют?

— Конечно волнуют! — Оживилась Вика, — но Феликс такой… он такой… он весь такой — Вика снова ушла в себя и уже, будучи в своих мыслях, добавила — …черный.

— Ты что с ума сошла? Он негр? — всполошилась Аня, но Вика ее не слышала, продолжая оставаться на своей волне.

— …и лоснится весь. Блестит на солнце… — увлеклась она воспоминанием его зачесанных назад черных волосах, покрытых лаком, ярко синий костюм…

— У него джипп?

— …в черных одеждах…

— Человек в черном?

— …весь синий…

— Синий? О боже. Ты влюбилась в пьяного негра на джиппе? Воистину неисповедимы понты женские. Она сопоставила все услышанное о Феликсе, и почувствовала, как на голове зашевелились волосы.

Но это ей не мешало заниматься мухлежом, благодаря которому Аня всегда выигрывала.

Во время сдачи карт, она собрала нужные снизу колоды, затем переместила их в определенном порядке наверх. Через одну. Когда прием «подлог» удался, протянула колоду Вике, что бы та сняла половину. Вика сдвинула верхнюю часть колоды и Аня тут же сунула ее вниз. Но при этом оставила микроскопический зазор, слегка выдвинув край из колоды. Затем ловко просунула мизинец и мгновенным движением вернула половинки на свои места. «Вольт» удался и Аня сдала карты, заграбастав себе большую часть козырей.

Поскольку шахматное мышление в картах не помогало, Вика проиграла и Аня задала задание прыгать на скакалке полторы тысячи прыжков не останавливаясь и не сбиваясь, чтобы ни произошло. Карточный долг – святое.

— Всего-то? — Удивилась Вика. С её-то спортивной подготовкой это не было проблемой. Она положила на стол свой телефон, чтобы не выпал случайно, взяла скакалку и принялась скакать.

Раз, два, три, четыре, пять, шеть….

В это время зазвонил телефон, высветив имя Феликса.

— Сорок два, сорок три… — считала Вика, глядя то на телефон, то на Аню. Ни раньше ни позже.

— Я отключу, не могу терпеть такую мелодию. — Скривилась Аня, нажав на кнопку. Как оказалось – ответ. Телефон перешел в режим передачи, переключившись на громкую связь

— Ч-ч-черт! — в такт прыжкам произнесла побелевшая Вика.

— Ну почему же? – послышался мужской голос. – Из вас, Вика, может получиться только ангел, но никак не черт.

Аня была в шоке, но она всегда находила выход из любого положения. Приходилось импровизировать. Жестом указав Вике, продолжать прыгать, шепнула.

— Выкрутимся.

Вика согласилась, да и деваться было некуда.

— С-па-си-бо! — как погла, в такт прыжкам, ответила Вика.

— Что с тобой? — поинтересовался Феликс.

— Ни-ч-че-го. — Ответила Вика.

— Ничего? — Повторил гроссмейстер с особенной своей интонацией. — А почему заикаешься?

Вика глянула в сторону Ани. Та, пожав плечами, развела руками и шепнула первое, что пришло на ум. Вика повторила, как могла.

— Я с-с с-со-кур-сни-к-ком…

— Вот как? Интересно. И что ты с ним делаешь? – не унимался Феликс

Сердце гулко застучало и ухнуло к пяткам. Что сказать? Аня быстро что-то накидала на листке и показала Вике. Та прочла в такт прыжкам.

— Пи-и-и-шу ре-фе-е-рат.

— Да? — с нескрываемой иронией воскликнул Феликс. — А на какую тему?

Аня мельком закатила глаза, — какой он настырный, этот Феликс, и шепнула Вике пару слов, которые та повторила не вникая в суть. Времени не было.

— Ре-ше-ни-е де-мо-гра-фи-и-чес-ко-кой про-бле-е-мы… — Тут до Вики дошло, а Аня закрыла рот ладонями. Что ляпнула?!

— Понятно. — прервал ее старания Феликс. — И как много написала?

Вика молча прыгала, глядя на подругу испепеляющим взглядом. Чтобы не затягивать паузу, Аня начала счет.

— Двести три, двести четыре, двести пять…

— Силен сокурсник. — Раздался голос Феликса. — И это накануне областных соревнований заниматься таким рефератом?

В двух словах он сумел выразить, а Виктория услышать целую симфонию эмоций: недоверие, легкую усмешку, заинтересованность и радость. Да. Радость она тоже услышала.

— Хочу тебя обрадовать. — Продолжил Феликс. — Завтра эстетическая тренировка. Приезжай в клуб к пяти утра, не пожалеешь. Привет сокурснику.

Не дожидаясь ответа, Феликс положил трубку.

Все еще будучи во власти разговора, не осознав что произошло, Виктория глянула на Аню свирепым взглядом, отсчитала тысячу триста прыжков и ушла. Перспектива провести целый день с Феликсом привлекала ее куда больше, нежели глупая игра в карты с подругой, которой все время проигрывала.

 

В четыре утра Вика была в шахматном клубе на месте сбора. Чуть позже туда подошла Алина – ее соперница, и друг Феликса Анатолий, с еще четырьмя шахматистами. Феликс был любителем аскетических тренировок перед ответственными шахматными турнирами. Он уезжал далеко в лес и бродил там пару дней, ночуя в избушке лесника. Как правило, он тренировался один, но на этот раз почему-то решил взять с собой всю группу учеников.

С места разбивки лагеря, куда приехали на машинах, до избушки лесника еле дошли. Устали как собаки, но Феликсу этого было мало и он предложил идти дальше. Все повернули назад, кроме Вики. С Феликсом она готова была идти хоть на край света, в надежде, что оставшись на едине, он ее поцелует. В результате шли еще четыре часа по бездорожью, а на обратном пути Феликс перешел на бег по пересеченной местности. Рюкзак со своей мускулистой спины он джентльменским жестом доверил нести Виктории.

— Надень на себя, он не тяжелый. Килограмм пять-восемь не больше. И не отставай, а то уснешь. — Дал совет и припустил как беговой лось по трущобам. Виктория с видимым усилием шевелила задеревеневшими ногами.

«Утомил гросс. Ему что, налегке бежит. Один его рюкзак больше меня весит. Кажется там металлические чушки гремят. И бросить его нельзя. Ну ничего. Доберусь до сторожки, глаза закрою и в него этим рюкзаком, чтобы потом на задних лапках передо мной ходил. А то еще может и поцелует, если по башке попаду.» — размышляла она.

— Осталось совсем немного, — как сквозь вату доносится до нее голос Феликса, — километров десять, двенадцать.

Вскоре за грядой сосен показался лагерь.

— Завтра меня с собой понесете, — заявила Виктория, чувствуя, что падает. — А вообще, утром разберемся, что там в вашем рюкзаке брякает.

— Ты даже не представляешь цену этому рюкзаку. – Улыбнулся Феликс, но забирать его не стал.

Естественно он исчез из лагеря задолго до завтрака, попросив Алину добить фурию, уведя ее куда-нибудь в самую глушь.

Виктория с трудом удерживалась от слез, увидев четыре четырех килограммовых гантели и три шести килограммовых блина от штанги в рюкзаке Феликса.

Как она только со всем этим добежала столько километров — ее не интересовало. А вот что она сделает с этим растреклятым аскетом, стоило подумать. Во время раздумий к ней подошла Алина и объявила тоном, нетерпящим возражений.

— Значит так. Направляемся к черту на куличики по бездорожью. Мы на машине, ты сзади бегом. Все в салон не влезут. Тут недалеко, часа два езды. Скоростной режим не нарушать, машину не обгонять, кусты не цеплять, деревья не ломать.

Виктория сглотнула подступивший к горлу комок. Целый день в обществе Алины и Анатолия. Скукотища!

— Рюкзак с этими железяками с собой брать? — безразлично спросила она, и не удивилась ответу.

— Конечно! Не оставлять же эти ценности без присмотра. Феликс просил за ними приглядеть. По лесу бродят сборщики чермета.

Путь был весьма долгим. Виктория бежала следом за машиной с рюкзаком, полным железяк Феликса, уныло наблюдая как мимо мелькали кусты и деревья. Узкая дорога петляла как заячья тропа. Джип Анатолия подлетал на кочках, приземлялся в глубокие лужи, разбрызгивая их в разные стороны, и устремлялся вперед. Вылетающая из-под задних колес грязная жижа перелетала через Викторию, которая старалась не отставать и соблюдать дистанцию. В противном случае грязь влетела бы прямо ей в лицо. Наконец машина остановилась.

— Приехали, — сообщил Анатолий. — Дальше непроходимая дорога. Давай толкай. — заявил он Виктории и после этого она, не снижая темпа, толкала машину последние километра четыре.

— Все, привал — заявил Анатолий, вылезая из кабины. Следом за ним вылезла Алина и остальные четыре члена компании.

— Понравилось? — Набросилась на Викторию Алина. — Анатолий последний километр уже не то что на ручник поставил, а вообще задним ходом отрабатывал всеми двумя мостами, что бы остановиться. Ты куда нас занесла?!

— А я думаю, что это последний километр так тяжело дался? Посигналить лень было? — обиженно воскликнула Вика. — Или я еще должна была за задними фонарями следить.

— А как же! — орала Алина. — Теперь останешься тут машину сторожить. Помой ее, колеса подкачай и разверни на обратный путь. Смотрела «Операция Ы» как там инвалид свою машину развернул. Вот инвалид справился, а ты тем более. Так же за задний мост приподнимешь и развернешь. Только аккуратно, не сломай.

— Зачем? — не понял Анатолий. — Я тут сам развернусь.

— Будет как я сказала! — рявкнула Алина стальным голосом и улыбнулась милой улыбкой.

— Козлы, — пробурчала Вика, когда вся компания скрылась из виду за деревьями.

Спрячу ка я эту машину в медвежьей берлоге возле пригорка и медведя в нее засуну. Интересно как Анатолий будет орать на Алину, что по ее вине весь салон обделан. Медведи со страху на такое способны, что просто ух! Отличная сценка! Великолепная идея.

 

Оставшись одна, Вика не теряла время зря. Поиск медвежьей берлоги не увенчался успехом, зато она наткнулась на густые заросли высокой крапивы. Девушка вспомнила поверье о том, что если в этих зарослях уснуть, будет круто. Недолго думая, она скинула с себя всю одежду и с головой нырнула в густую зелень. Ей повезло особенно сильно. Плюхнувшись на землю, она буквально воткнулась носом в осиное гнездо, а с цветков крапивы на голову посыпался целый шмелиный рой.

Вот так сюрприз. – Промелькнула в голове озорная мыслишка. Она обожала укусы пчел, а шмелиные и осиные просто мечтала получить в огромном количестве. Но Феликс не ловил для нее пчел и шмелей. Он говорил, что они ядовиты. Довольно запретов! Такое чудо природы не может быть опасным.

Буквально окутанная роем разозленных насекомых девушка стала засыпать под их мерное жужжание.

— Ну наконец-то сбылось! – слышит она голос Феликса где-то совсем рядом. Он наклонился к ней, провел рукой по волосам, слегка тронул грудь и принялся теребить соски своими нежными пальцами. Спустя некоторое время пригнулся к девушке, слегка обнял за плечи и жадно приник губами к груди. Виктория оставалась неподвижно лежать, ощущая, как язык Феликса скользит по ее соскам. По телу разливался жар и легкая истома. Вот сильная мужская рука скользнула вдоль ее тела вниз, погладила бедра, коснулась лобка и прошлась по внутренней стороне бедер. При этом Феликс не прекращал втягивать в себя соски ее груди, чем жутко возбуждал.

— Не хочет вставать. Просто не знаю как разбудить, – доносится до слуха недовольное ворчание.

Виктория вспоминает недуг Феликса и ей ужасно смешно, но она сдерживается от соблазна открыть глаза. Ей интересно, разделся ее избранник или еще нет. Тем временем Феликс поглаживал ее плоский животик, с каждым разом спускаясь все ниже и ниже. Вот он дошел до самого сокровенного, его рука нырнула в промежность и, он легонько принялся раздвигать ей ноги. Виктория поддалась не сразу, обнажая всю себя, и сладостно потянулась. Феликс видит ее голой во весь рост, его движения неуловимо меняются. Вот он уже не щекочет ее промежность, а… чем он там занимается? – озадачилась Вика.

В это время Феликс ловил шмеля. Ухватив его за крылышки, он осторожно посадил насекомое на лобок девушки и стал подталкивать к заветной щелке.

Вика ощущала ритмичные прикосновения сильных рук. Это длилось всего лишь несколько секунд, но возбудило еще больше. Шмель цеплялся лапками за ее кожу и недовольно жужжал.

Чего это он так царапается? – недоумевала девушка. – Ногти что ли не стриг?

Когда шмель оказался в намокшей ложбинке, Вика сильно сжала бедра. От неожиданности Феликс резко отпрянул в сторону.

— Что это было? Щекотка или ласка? – прислушалась Вика к новым ощущениям. Она ждала еще с минуту, пока шмель мучительно долго впрыскивал в нее свой яд. Небывалое блаженство мгновенно окутало ее сознание.

— Кайф! — простонала она с очаровательной улыбкой. Девушка требовала продолжения процесса и Феликс не заставил себя долго ждать. Он поймал еще одного шмеля и принялся снова раздвигать ее ноги аристократической рукой. На сей раз все прошло гораздо быстрее. Вика сама раскрыла свое лоно, откуда в панике вылетел возмущенный пленник, а на его место был водружен следующий. Гроссмейстер не останавливался. Ловкими движениями он ловил шмелей и менял их властными, требовательными прикосновениями.

«Продолжай, продолжай, Феликс»! – думала Вика в ожидании новых упоительных ощущений. Она оставалась лежать так же с закрытыми глазами и лишь слегка улыбалась. Как только шмель попадал в нее, она сжимала ноги и замирала от полученного удовольствия сладкой пытки. Едва истома проходила, девушка снова раздвигала ноги, выпускала шмеля и была готова принять свежего.

— Пожалуйста, Феликс, еще, – шепчет она и тот не заставляет себя долго ждать. Чуткие руки касаются внутренней поверхности бедер, гладят нежную кожу, осторожно пробираются выше, водружают в интимное место жужжащее насекомое, ненадолго задерживаются там, где начинается обжигающее наслаждение, впихивают поглубже и быстро исчезают. Дальше Вика сама разбиралась, что надо было делать.

И вот пауза затянулась.

— Ну что там? – недовольно произнесла Вика.

— Шмели кончились. – Растерянно произнес Феликс каким-то не своим голосом. Девушка открыла глаза и с ужасом увидела, что вместо Феликса возле нее находился какой-то совершенно незнакомый мужик с ружьем.

— А где Феликс? – спросила она.

— Не знаю. – Развел он руками. – Зато я знаю, кто у меня все ульи извел. И каким местом извел тоже знаю. Вот стерва!

Он набросился на Вику, но та ловко увернулась, вскочила и голая побежала по крапиве.

Охотник спокойно вскинул ружье, целясь ей в спину.

— Врешь, не уйдешь. – Процедил он сквозь зубы, нажимая на курок. Грянул выстрел.

Заряд соли попал точно в зад. Виктория закричала и проснулась. Зад горел огнем. Она повернулась и увидела сидящего на нем шмеля.

— Ну надо же из сна материализовался. Ты какое место должен был кусать, урод? – вскрикнула она и смахнула гадкое насекомое. Зад краснел и распухал на глазах. Надо было одеваться, но трусики не налазили на попу, уменьшив свой размер в несколько раз.

Возвращение к джипу становилось проблемным…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль