Мария Вестер

"Bad Sex in Fiction Award" Премия за нелепые описания постельных сцен

+7

Среди сомнительных премий, которыми награждают деятелей науки и искусства (например, «Шнобелевская премия» или «Серебряная калоша»), есть специальная награда для писателей — за самые нелепые и безвкусные описания постельных сцен, которые выходят из-под пера современных кудесников слова.

Только для лиц, старше 18-ти)))

 

Премию «Bad Sex in Fiction Award» («Самый плохой секс в беллетристике») учредил английский журнал «The Literary Review» в 1992 году. Каждый год редакция журнала отыскивает несколько десятков претендентов на победу и воздает самому выдающемуся из них по заслугам. Победитель получает статуэтку, пародирующую киношный Оскар, и бутылку шампанского.

 

В первые два года существования премии псевдо-Оскары вручали сразу целой группе горе-литераторов, и только в 1994 году определился единоличный и безоговорочный победитель. Им оказался молодой талант Филип Хук со своим произведением «Разрушители камней», в котором содержалось следующее изящное описание поцелуя: «Их челюсти слились в лихорадочном взаимном перетирании. Слюна и пот. Пот и слюна…».

 

В следующем, 1995 году награда нашла своего героя в лице писателя и известного телеведущего Филиппа Керра с его романом «Решетка для гриля». Фраза: «Его прибор астрономической длины выглядел напрягшимся и очень обеспокоенным, ведь ему предстояло выполнить очень изящную и одновременно таинственную и темную задачу» — не оставила критиков равнодушными.

 

В 1996 году победителем стал Дэвид Хуггинс с романом «Большой поцелуй: загадка галереи». Жюри особенно позабавило предложение: «Лиз пищала, как влажный каучук».

 

В 1998-м пальму первенства перехватил Себастьян Фолкс, автор произведения «Шарлотта Грей», за такой абзац: «Ее уши забил звук мягкого, но бешеного дыхания, и прошло некоторое время, прежде чем она поняла, что эти звуки издает она сама».

 

А на следующей церемонии премию получил некий А.-А. Джил, в чьем разыгравшемся воображении женское влагалище оказалось похожим на «экзотический гриб в развилине дерева». Сексописатель был очень горд полученной премией и даже распорядился, чтобы изображение статуэтки помещали теперь на обложку каждой его книги.

 

В 2001 году жюри отыскало самое плохое описание секса в романе Кристофера Харта «Спаси меня», который скорее следовало бы назвать «Страшный сон полярника»: «Ее рука двигается вверх от моего колена, чтобы покорить мой член, холодный и безжизненный, как Северный полюс… И когда ее рука достигает и цепко обхватывает мой Северный полюс, я в ужасе думаю: „Теперь она, конечно, захочет, накрыть его своей палаткой”».

 

Замыкать первую десятку лауреатов премии «Bad Sex in Fiction Award» в 2002 году выпало романистке Венди Перриам, в голове которой родилось странное описание обнаженного мужчины. Оно немедленно заняло почетное место в ее романе «Шагаем мягко»: «Она представила, что под одеждой он весь покрыт тонкими полосками. Полоски выглядели очень эротично, и даже член г. Хьюса имел соблазнительную крайнюю плоть в тонкую полоску. Жаргон, которым он пользовался во время консультации, превратился в завораживающий любовный лексикон: дорсальный подвывих, деформация перегиба первой предплюсны…».

 

2003 год был отмечен, пожалуй, самым звездным составом претендентов на премию. Среди кандидатов засветились популярный американский писатель Джон Апдайк, известный детективщик Алан Паркер и даже культовый беллетрист Пауло Коэльо, выпустивший в тот год роман «Одиннадцать минут» о трудовых буднях жрицы любви. Были и авторы таких перлов: «Она кончила с веселым гиканьем стаи страдающих одышкой мартышек-резус» (Род Лидлс) и «Он ласкал ее так, как будто искал потерянные ключи от машины»(Тама Янович). Но всех оставил позади индийский журналист Анируда Бахал, который в произведении «13-й бункер» поведал миру, что женщина в момент оргазма «издает звуки мотора разгоняющегося автомобиля «Bugatti».

 

В прошлом году британец Надим Аслам, автор книги «Карты забытых любовников», удостоился внимания экспертов за меткое наблюдение: «Ее плечи пропахли его подмышками, словно головка птицы колибри цветочной пыльцой», но победителем так и не стал.

 

Лавры славы достались американскому литератору Тому Вольфу за роман «Я Шарлот Симмонс», рассказывающий о жизни престижного американского университета. Вот одна из любовных сцен: «Она попыталась сконцентрироваться на руке, которая могла исследовать весь ландшафт ее туловища, включая не только оториноларингологические впадины — о боже, не только ту границу, где плоть грудей соединяется с грудной клеткой, — нет, рука будто ставила банки по всему телу». Том Вольф в свое оправдание говорил, что хотел сделать секс «клинически честным».

 

Самое бездарное описание секса принадлежит перу ресторанного критика газеты «The Times» Джайлса Корена, решившего попробовать свои силы на писательском поприще. В его дебютном романе «Winkler» весьма необычно описывается пенис главного героя, который «дергался как душ, брошенный в пустую ванну». Ничего не скажешь — удачный дебют!

 

© D-Awards.ru, 2006

© Bad Sex in Fiction Award, 1992-2006

 

Подборка, предлагаемая вашему вниманию ниже, взята из женских романов. Здесь уже разгулялось воображение переводчика

 

От его мужского запаха у Линды поджались пальцы на ногах.

 

Хэлли мелко задышала на его волосатую курчавую грудь.

 

Их удовольствие было довольно взаимным.

 

— Я люблю тебя, — прошептала Хэлли. Бен издал низкий, протяжный стон и медленно вошел в нее. И замер от избытка нахлынувших чувств. Наслаждение. Тепло. Хэлли. Наконец-то он дома!

 

Теперь она уже не будет его лучшим другом. Он будет мужем Лизы.

 

— Ты, должно быть, устал с дороги, Трэвис. Почему бы тебе не прогуляться?

 

Близнецы, вернувшись из школы, фактически взяли Эми на себя. Они потащили ее купаться в бассейн, где Эми всех поразила: выяснилось, что девочка плавает как рыба. За восемнадцать месяцев жизни в пустыне она, очевидно, успела приобрести кое-какие навыки выживания.

 

Бен хотел ее. Всеми известными ему способами. И еще несколько способов они придумают сами.

 

Эми могла бы поклясться, что он видел сквозь тонкую ткань ее купальника твердеющие кончики ее грудей и, больше того, чувствовал спазмы глубоко внутри у нее, в горячих и темных местах, о существовании которых сама она едва знала.

 

Приложив ее голову к своей груди, Коул обнял ее. От него пахло мужчиной. Он принялся ее целовать. А целовать было много — она вся!

 

В его поцелуях не было никакой неуверенности. Он точно знал, как найти ее губы.

 

Только дура могла поверить в то, что он целовал ее благодаря ее губам!

 

Мужские пальцы гладили ее голую кожу. Схватив его за запястье, Эми оторвала его руку.

 

— Для меня не было бы большего наслаждения, чем быть в вас первым, — прошелестел он ей в ухо, и мурашки затанцевали у Эми по всему телу.

 

Она тихо вскрикнула, когда их тела сошлись настолько близко, что соприкоснулись.

 

Коул всем своим телом вытянулся на ней, закрывая ее полностью и даже больше.

 

Он сжал ее грудь ладонью — испытал высшее мужское наслаждение.

 

Он положил руку ей на живот, ощущая толчки и рябь.

 

Ее плоть растворилась в его теле. Он упрямо скользил своим языком по ее губам, повторяя их форму.

 

Эми перешла к обследованию пульсирующего сгустка мускулов между его ногами.

 

Улыбка на ее устах становилась все шире с каждой секундой приближения оргазма.

 

Я больше не дура, я быстро учусь… — промолвила она, приняв сидячую позу.

 

И ее улыбка показала, что она покинула сей мир и отправилась на небеса от счастья.

 

Его язык, ворвавшийся в ее рот, неистово делал то, к чему стремилась другая часть его тела.

 

Нервные мурашки ползли вверх по позвоночнику. Она превратилась в одну огромную мурашку и сказала: «Да!»

 

Селина стенала, больше не напрягая мозг.

 

Ей хотелось умереть, но вместо этого она уснула.

 

Грейс почувствовала, что ее соски набухли. Это был новый шаг в их отношениях.

 

В его блестящем мозгу всегда что-то вскипало.

 

«Чего она хочет? Просто секса, или чего-то более глубокого?»

 

Не поворачиваясь, он оглянулся.

 

Желание сотрясло его до самых пяток.

 

Чейз схватил ее за руку. Что-то теплое заструилось между ними.

 

Внутри у нее проснулась до того спящая женщина и открыла глаза.

 

«А эта его загорелая кожа! А это тело в гладких пластинах бицепсов, трицепсов и других мужских мышц!»

 

Сексуальная улыбка оттянула его щеки к ушам.

 

Он взял ее лицо в свои руки и, целуя, опустил на ковер перед камином.

 

Слезы струились у нее по щекам, а глаза пылали гневом. Лаура решительно стряхнула их с лица.

 

Джейк встал на колени, стягивая с нее джинсы и открыв ей вид на залив.

 

Он стал подниматься по лестнице, прижавшись к ней губами.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль