Правильный документ / Гаммельнский крысолов и другие истории / Васильев Ярослав
 

Правильный документ

0.00
 
Правильный документ
История девятая - бюрократическая

Трофим Никитич умер. А что в этом такого? Все умирают рано или поздно, вот и его срок пришел. Душа воспарила к потолку и на какое-то время замерла от удивления. Вот ведь оно как. Никогда не верил во всякие поповские бредни, газету «Правда» читал — и на тебе, жизнь загробная. Еще раз с грустью осмотрел он кабинет, в котором проработал последние десятилетия, потом взглянул на своё тело, бессильно уснувшее за столом… жалко, год всего до пенсии не дотянул. И, мысленно вздохнув, начал пробираться к небу через бетонные перекрытия небоскрёба, в котором ютились большие и малые организации и ведомства. Облака становились все ближе и ближе, послышались сладостные звуки, показались врата Рая… как вдруг непонятный вихрь закрутил почти достигнувшую неземного блаженства душу и понёс её куда-то в сторону.

Несколько мгновений спустя Трофим Никитич оказался на бескрайней серой равнине перед входом в исполинское здание, напомнившее родной небоскрёб. Разве что число этажей в Этом не поддавалось определению. «Чистилище, — вспомнил он. — Читал где-то. Место между Раем и Адом, куда отправляют всех свежеумерших. В принципе — логично. В поликлинике регистратура, у нас тётка-вахтёрша. Значит и здесь что-то подобное должно быть обязательно». Поправив пиджак (хорошо хоть как в момент смерти одет, показаться не стыдно), поднялся на крыльцо, открыл тяжёлую створку, вошёл в просторный холл… и упёрся в очередь. Кого в ней только не было: любого возраста и пола, негры вперемешку с эскимосами, китайцы вслед за австралийцами … Деликатно спросив, кто крайний, он встал в самый конец. Продвигалась очередь к нужной двери медленно, постоянно замирала, когда на табло сверху загоралась надпись «Технический перерыв 15 мин» или «Обед». Но даже в загробном мире не бывает бесконечного, и очередь донесла Трофима Никитича до кабинета, где за большим письменным столом расположилась ангел. Как положено, с белыми крыльями за спиной, милым личиком, золотыми кудряшками… и почему-то манерами до боли напоминавшая старую грымзу из отдела кадров, которая постоянно скандалила из-за составленных не по форме графиков отпусков.

— Та-а-а-к. Ну и зачем вы здесь?

— Как зачем? — удивился. — Помер я.

— Все вы умерли. Вы почему пришли на взвешивание грехов без анкеты, личного дела и остальных положенных бумаг?

— Так это. Не сказал же никто.

— Ничего не знаю. Вам на этаж сто тридцать семь, комната «семь-бэ», забрать личное дело. Без него не принимаю.

Чтобы добраться до заветного этажа, пришлось пройти сначала бюро пропусков, потом получить и заполнить разрешение на получение анкеты — три экземпляра по шестьдесят страниц, допустимых помарок не больше двух на экземпляр. Опытный в таких делах Трофим Никитич заполнил бумаги всего с четвёртой попытки и был собой крайне доволен: соседние души жаловались, что писали разрешение раз по десять-пятнадцать. С анкетой пришлось повозиться чуть дольше — всё-таки листов в ней было больше пяти сотен. Но вот и этот барьер преодолён! Дальше заветная дверь «семь-бэ»… за которой ждёт катастрофа: личного дела в комнате нет.

— Что же вы, голубчик, вместе с анкетой заявление сразу не подали? — с участием спросила очередная девушка-ангел. — Дело, наверное, в архив уже ушло.

На робкие протесты «не предупредили» девушка сочувственно вздохнула: «Бывает. Вы уж извините, сами видите сколько работы. Вы, голубчик, в архив сами сходите, заберите. Тут недалеко — всего минус сороковой этаж». После чего немедленно выгнала в коридор, заявив, что остальные тоже торопятся. И пришлось тащиться (потому что лифты оказались на «вечном» ремонте) сначала вниз, потом за разрешающими документами наверх, потом опять вниз… Пока ещё одна ангел наконец-то не поставила нужных печатей в личном деле, и Трофим Никитич снова не оказался в очереди на взвешивание грехов.

«Грымза» встретила его равнодушно, быстро пролистала бумаги и так же быстро вынесла вердикт:

— Просрочен срок анкеты. Следующий.

— Но позвольте! Я и так бегаю с вашими бумажками столько времени. И просрочено всего, — Трофим Никитич взглянул на верхний лист, — всего на один час!

— Порядок есть порядок. Не нам его нарушать. И тем более не вам, — сделала она ударение на последнем слове. — Следующий!

Возня с новой анкетой, а также непонятно откуда взявшимися сопроводительными бумагами заняла, по ощущениям, ещё одну «вечность». Но вот Трофим Никитич перед тем же столом, в том же кабинете и полон решимости отстоять своё право узнать грехи. Ангел пролистала бумаги, заверила каждый лист, сложила в коробку, вручила обрадованному Трофиму Никитичу и уже было приготовилась отпереть возникшую за спиной дверь… как мелодично что-то тренькнуло. На столе появился листок. «Грымза» отложила ключ, углубилась в чтение — после чего сурово посмотрела на стоящую перед ней душу и произнесла:

— На вас пришла бумага. Отдел путей судьбы выяснил, что вы к нам рановато. Вернётесь лет через десять или как там решат. А пока — на третий этаж, оформитесь на возвращение.

— Обратно… — Трофим Никитич ошарашенно выронил коробку на пол. Вдруг в нём взыграло негодование. — А раньше не могли сообразить?! Теперь ещё заполнять кучу бумаг, а потом снова к вам бегать?!

— А что вы хотели? — спокойно парировала ангел. — Небесная канцелярия. Что внизу — то и наверху, принцип «по образу и подобию», знаете ли, в обе стороны работает. Следующий!

Оказавшись в родном теле и в родном кабинете, несколько мгновений Трофим Никитич сидел за столом, не в силах пошевелиться. Правда? Или приснилось? А руки не слушаются, ноги не гнуться — затекло? Или, это самое, трупное окоченение проходит? Да и сердечко как-то неровно стучит. То ли нервы, то ли никак разогнаться не может. И в зеркале на стене цвет лица не очень. Бледноватый какой-то. Наконец, справившись с собой, взглянул на часы — и поторопился вернуться к работе: обед давно закончился, документы ждать не будут… как неожиданно вспомнились слова ангела: «По образу и подобию в обе стороны работает». Это что же, когда он по всяким мелочам откладывает заявления в папку перед собой — на небесах то же самое делают? По образу и подобию… «Нет уж! Будет вам подобие!» — и, полный решимости, он открыл папку с жирной наклейкой «На возврат» и быстро начал подписывать одну бумагу за другой.

  • "При попытке бегства..." / Реконструкция зримого / Argentum Agata
  • Многоточье / Лонгмобы "Смех продлевает жизнь" / Армант, Илинар
  • Рога и копыта / Пасечные байки / Горохов Анатолий Фёдорович
  • Конфабуляция Веры / Каннингем Лэйн
  • *** / Невинность / Дикий меланхолик
  • Жили у бабуси... / Теремок / Армант, Илинар
  • Голосование / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Морок / Прошлое / Тебелева Наталия
  • Ты (Аривенн) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Нет оправданья / Свинцовая тетрадь / Лешуков Александр
  • Глава 2 / Волчье логово / Рэйнбоу Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль